Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 6. Оливер был занят с утра до позднего вечера и наслаждался каждой минутой своего существования: встречался с политиками




 

Оливер был занят с утра до позднего вечера и наслаждался каждой минутой своего существования: встречался с политиками, обсуждал законопроекты, вносил предложения, одобрял или запрещал те или иные ассигнования, присутствовал на совещаниях, произносил речи, проводил прессконференции и давал интервью. Газеты, такие как франкфортский «Стейтджорнэл», лексингтонский «Геральд лидер» и луисвилльский «Курьер джорнэл», не уставали петь ему дифирамбы. Он постепенно приобретал репутацию энергичного и деятельного губернатора. Теперь Оливер вращался в самых высоких кругах, но в глубине души сознавал, что обязан этим женитьбе на дочери сенатора Дэвиса.

Ему нравилось жить во Франкфорте, красивом старом городке, уютно расположившемся в живописной речной долине среди невысоких кентуккийских холмов, поросших знаменитой «голубой травой» – пыреем. Но, наверное, в Вашингтоне будет не хуже.

Суматошные дни складывались в недели, месяцы… Оливер не успел оглянуться, как настал последний год его пребывания у власти. Он с самого начала назначил Питера Тейгера своим пресс-секретарем и не ошибся. Тейгер всегда был откровенен до прямолинейности, говорил с репортерами без всяких уверток, а неизменно высокие моральные принципы и порядочность, те самые старомодные, но вечные ценности, о которых он так любил рассуждать, обезоруживали даже противников Рассела. С таким пресс-секретарем он был неуязвим. Тейгер и его черная повязка были почти так же известны, как сам губернатор.

Тодд Дэвис взял за правило не реже раза в месяц прилетать во Франкфорт и встречаться с Оливером.

– Когда выводишь на скачки чистокровную лошадь, – говаривал он Питеру, – за ней нужен глаз да глаз, чтобы не сбилась с ноги.

Как-то холодным октябрьским вечером Оливер и сенатор сидели в кабинете. Они и Джан только что вернулись с ужина в «Габриеле», и Оливер незаметно сделал жене знак оставить их вдвоем. Та послушно вышла.

– У Джан такой счастливый вид, Оливер. Я очень доволен.

– Пытаюсь делать все, что могу, Тодд.

Сенатор Дэвис едва заметно усмехнулся, гадая, как часто Оливеру удается ускользать по вечерам в нанятую Питером квартирку.

– Она очень любит тебя, сынок.

– Как и я – ее, – заверил Оливер, казалось, вполне искренне.

– Рад слышать это. Она уже выбирает обстановку для Белого дома.

Сердце Оливера ухнуло куда-то вниз.

– П-простите?

– О, разве я тебе не говорил? Старею, все забывать стал! Твое имя стало притчей во языцех в Вашингтоне. Первого января начинаем развертывать кампанию.

– Вы действительно считаете, что у меня есть шанс, Тодд? – заставил себя спросить Рассел.

– Слово «шанс» скорее связано с азартной игрой, а я по натуре не игрок. И всегда действую наверняка.

Оливер затаил дыхание. Вот оно! Значит, все правда!

– Вы не можете представить, как я благодарен за все, что вы делаете для меня, Тодд.

Дэвис дружески хлопнул его по плечу:

– По-моему, тесть обязан помогать любимому зятю, разве не так?

Чуть заметный нажим на слово «зять» не ускользнул от Оливера.

– Кстати, Оливер, – небрежно заметил сенатор, – меня очень расстроило, что твое законодательное собрание постановило повысить налог на табак.

– Но эти деньги помогут заткнуть дыру в бюджете и…

– Ты, надеюсь, собираешься наложить вето?

– Вето? – ошеломленно переспросил Оливер.

– Пойми же, парень. – чуть усмехнулся сенатор, – я не о себе забочусь. Но у меня полно друзей, вложивших в табачные плантации денежки, заработанные потом и кровью, и я не хотел бы, чтобы они терпели убытки от твоих живодерских налогов!

Наступило неловкое молчание.

– Так как же, Оливер?

– Вы правы, вряд ли это справедливо.

– Ты сделал бы мне огромное одолжение!

– А я слышал, что вы продали свои табачные плантации, Тодд, – пробормотал Оливер.

– Да мне это и в голову не приходило! С чего ты взял? – удивился сенатор.

– Последнее время суды завалены исками к табачным компаниям. Спрос падает и…

– Ты говоришь о Соединенных Штатах, сынок. Но мир и без них достаточно велик! Погоди, пока мы не начнем рекламные кампании в Китае, Африке и Индии! – отмахнулся сенатор и, посмотрев на часы, поднялся. – Мне давно пора быть в Вашингтоне. Нужно успеть на заседание комиссии.

– Счастливо долететь.

– Теперь все будет о'кей, сынок, – улыбнулся сенатор. – Все будет о'кей!

 

– Какого дьявола мне теперь делать, Питер? – расстроенно допрашивал Оливер. – Повышение налога на табак – самая популярная мера из всех, что мы приняли за эти годы! Сами знаете, как люди стали относиться к курению! И какие, спрашивается, основания наложить вето на законопроект? Да меня попросту съедят!

Питер вынул из кармана несколько скрепленных вместе листочков.

– Все ответы здесь, Оливер. Я уже успел поговорить с сенатором. У нас не будет никаких проблем. На четыре часа назначена пресс-конференция.

Внимательно прочтя бумаги, Оливер кивнул:

– Неплохо.

– Это моя работа, Оливер. Я еще нужен вам?

– Нет, спасибо. Увидимся в четыре.

Тейгер шагнул к двери.

– Питер! – неожиданно окликнул Оливер. Тот невозмутимо обернулся.

– Скажите-ка вот что: по-вашему, из меня действительно может получиться президент?

– А что говорит сенатор?

– Уверен, что все выйдет.

Тейгер неспешно направился обратно.

– Мы с сенатором знакомы много лет, Оливер. И за все это время он ни разу не ошибся. Ни разу. У этого человека невероятная интуиция. Просто невероятная. И если Тодд Дэвис утверждает, что именно вы станете новым президентом Соединенных Штатов, значит, можете прозакладывать последнюю рубашку, что именно так и будет.

Послышался легкий стук, и на пороге появилась хорошенькая, молодая, модно одетая секретарша с пачкой факсов.

– О, простите, губернатор, не знала, что вы заняты…

– Ничего, Мириам, заходите.

– Привет, Мириам, – улыбнулся Тейгер.

– Здравствуйте, мистер Тейгер.

– Не знаю, что бы я делал без нее, – признался Оливер. – Она просто незаменима.

Мириам смущенно вспыхнула.

– Если больше ничего не нужно…

Положив факсы на стол, она повернулась и почти выбежала из кабинета.

– Очень миленькая, – заметил Тейгер, многозначительно поглядывая на Оливера.

– Весьма.

– Оливер, надеюсь, вам не нужно напоминать об осторожности?

– Естественно. Именно поэтому я и просил найти для меня ту квартирку.

– Речь совсем о другом. Сейчас нужно просчитывать каждый шаг и быть осмотрительным, как никогда. Ставки повысились. В следующий раз, когда вам приспичит, постарайтесь держать штаны застегнутыми и подумайте хорошенько, стоят ли Мириам, Элис или Карен Овального кабинета.

– Я крайне ценю вашу заботу обо мне, Питер, и принимаю сказанное к сведению, так что не стоит волноваться.

– Прекрасно. Ну а теперь мне пора. Я везу Бетси и малышек на обед. Кстати, знаете, что устроила сегодня Ребекка? Не успела проснуться, как попросила поставить кассету с детским шоу. Бетси сказала, что сейчас слишком рано и после обеда она успеет все посмотреть. И что же? Ребекка подумала и сказала: «Мама, тогда давай скорее обедать». Ну не умница ли? Всего пять лет, а какая смышленая!

В его голосе звучала такая неподдельная гордость, что Оливер невольно улыбнулся.

Вечером он вошел в комнату жены, где та читала, уютно устроившись у камина.

– Солнышко, мне придется срочно уехать. Очередное дурацкое совещание.

– В такое время? – удивилась Джан.

– Что поделать, – вздохнул Оливер. – Утром заседание бюджетной комиссии, а перед этим они хотят все обсудить со мной.

– Ты слишком много работаешь. Не слишком задерживайся, Оливер, а то я буду волноваться, – попросила Джан и, чуть запнувшись, добавила: – Последнее время тебя совсем не бывает дома.

Оливер насторожился. Интересно, что это: супружеская забота или… Подойдя к жене, он нежно поцеловал ее.

– Не беспокойся, детка. Я приеду, как только вырвусь.

Он поспешно спустился вниз и сказал водителю:

– Сегодня вы больше не понадобитесь. Я возьму машину поменьше.

– Хорошо, губернатор.

 

Обнаженная Мириам уже ждала в постели.

– Ты опоздал, дорогой.

Он, расплывшись в улыбке, шагнул к любовнице.

– Простишь, кошечка? Я рад, что ты не начинала без меня.

– Иди сюда, – прошептала девушка.

Он обнял ее и прижал к себе теплое душистое тело.

– Да раздевайся же поскорее, твоя противная куртка меня царапает!

После, когда оба, усталые и пресыщенные, отдыхали, он спросил:

– Как ты смотришь на то, чтобы переехать в Вашингтон?

Мириам от неожиданности подскочила.

– Ты это серьезно?

– Абсолютно. Вполне возможно, что следующие несколько лет я проведу там, и хочу, чтобы ты была со мной.

– А если твоя жена узнает?…

– Не узнает.

– Но почему Вашингтон?

– Это пока секрет. Могу сказать только, что ты не пожалеешь.

– Я поеду за тобой когда и куда угодно, лишь бы ты любил меня.

– Ты ведь знаешь, я не могу без тебя жить, – как всегда легко солгал любовник. Сколько раз он говорил то же самое десяткам других таких же легковерных дурочек?

– Я снова хочу тебя, дорогой.

– Подожди чуточку. У меня кое-что есть для тебя.

Он потянулся к брошенной на стул куртке, вынул маленький пузырек и вылил содержимое в стакан. Жидкость на вид была совершенно прозрачной.

– Попробуй-ка.

– Что это? – поинтересовалась Мириам.

– Тебе понравится, вот увидишь.

Он поднес к губам стакан и отпил половину. Мириам осторожно пригубила и проглотила остаток.

– На вкус неплохо, – улыбнулась она.

– Еще минута, и ты станешь изнывать от желания.

– Я и так уже изнываю от желания. Иди скорее в постель.

Он уже вошел в нее и начал двигаться, когда девушка неожиданно вскрикнула:

– Мне… мне плохо! Не могу дышать!

Лицо ее почти мгновенно распухло и посинело. Мириам лихорадочно пыталась втянуть в легкие воздух. Глаза ее были закрыты.

– Мириам!

Девушка молчала. Он тряхнул ее за плечи, но голова Мириам беспомощно болталась, как у куклы.

– Мириам!

Она, по-видимому, потеряла сознание.

Черт бы ее подрал! Что теперь делать?

Мужчина в панике заметался по комнате. Он давал «экстази» всем своим любовницам, но до сих пор погибла лишь одна. Нет, как он мог забыть об осторожности! И если немедленно не придумать что-нибудь – конец. Мечтам, планам, стремлениям. Всему, чего он так долго добивался. Нет, нельзя позволить, чтобы это случилось.

Он в нерешительности постоял у постели, глядя на девушку. Потом попытался нащупать пульс. Слава Богу, сердце еще бьется. Но нельзя допустить, чтобы ее обнаружили в этой квартире. Полиция в два счета докопается, кто здесь бывал. Нужно оставить Мириам в таком месте, где ее быстро найдут и отвезут в больницу. В остальном на девчонку можно положиться – она даже под пыткой не назовет его имя.

Почти полчаса ушло на то, чтобы одеть Мириам и уничтожить все следы, своего пребывания в квартире. Мужчина чуть приоткрыл дверь, желая убедиться, что в коридоре никого нет, взвалил бесчувственную Мириам на плечо, отнес вниз и усадил в машину. В этот поздний час на улицах никого не было, и к тому же начинался дождь. Он добрался до Джунипер-Хилл-парка и, убедившись, что поблизости нет ни души, вытащил Мириам из машины и осторожно уложил на скамейку. Конечно, подло бросать ее здесь, но выхода нет. На карту поставлено его будущее.

Немного поразмыслив, мужчина отыскал телефон-автомат и набрал «911».

 

Когда Оливер вернулся домой, Джан еще не спала.

– Господи, уже далеко за полночь! – выдохнула она. – Где тебя…

– Прости, дорогая. Все эти бесконечно длинные скучные обсуждения бюджета… У каждого, как водится, свое мнение, и никто не желает уступать.

– Ты ужасно бледен, – встревожилась Джан. – Должно быть, окончательно вымотан.

– Немного устал, – признался Оливер.

– Пойдем спать? – зазывно улыбнулась Джан. Но муж поцеловал ее в лоб и покачал головой.

– Мне в самом деле не мешает отдохнуть, дорогая. Я с ног валюсь.

 

* * *

 

Назавтра на первой странице «Стейт джорнэл» появилось сообщение:

 

«СЕКРЕТАРЬ ГУБЕРНАТОРА НАЙДЕНА В ПАРКЕ БЕЗ СОЗНАНИЯ

 

 

В два часа патрульные обнаружили в парке Мириам Фридленд, секретаря губернатора Рассела, лежавшую на скамье в глубоком обмороке, и немедленно вызвали «скорую помощь». Девушку отвезли в Мемориальную больницу, но, по словам врачей, состояние больной остается критическим».

 

Не успел Оливер дочитать до конца, как в кабинет ворвался Питер с газетой в руках:

– Ты уже видел это?

– Да. Какой ужас! Телефоны просто разрываются – репортерам не терпится узнать подробности.

– Что, по-твоему, случилось? – осторожно поинтересовался Тейгер.

– Понятия не имею. Я уже звонил в госпиталь. Мириам в коме. Врачи пытаются понять, в чем причина. Пообещали дать мне знать, как только обнаружат что-то.

– Надеюсь, она поправится, – буркнул Питер, с подозрением поглядывая на Оливера.

 

Лесли Чеймберс в это утро было не до газет. Она была занята приобретением очередной телестудии, на этот раз в Бразилии.

 

Только на следующий день Оливеру позвонили из больницы.

– Губернатор, мы только сейчас получили результаты анализов. В желудке обнаружено вещество под названием метилендиоксиметамфетамин, в просторечии известное как «экстази». Мисс Фридленд приняла его в жидком виде, что куда опаснее.

– Как ее состояние?

– По-прежнему крайне тяжелое. Она в коме, и трудно сказать, то ли очнется, то ли… следует ожидать самого худшего.

– Пожалуйста, держите меня в курсе. Я очень беспокоюсь за нее.

– Разумеется, губернатор. Если что-то изменится, вы первый узнаете.

В самый разгар совещания зажужжало переговорное устройство.

– Простите, губернатор, – сообщила секретарь, – но вам звонят.

– Я же просил ни с кем не соединять, Хизер.

– Сенатор Дэвис на третьей линии.

– Вот как! Джентльмены, давайте ненадолго прервемся. Прошу меня простить, но дело неотложное.

Дождавшись, пока все выйдут, Оливер поплотнее прикрыл дверь и поднял трубку.

– Тодд?

– Оливер, что это за история насчет секретарши, наркотиков и тому подобного?

– Представляете, Тодд, она… все это крайне неприятно…

– Насколько именно? – рявкнул сенатор.

– О чем вы?

– Ты и сам все прекрасно понимаешь!

– Тодд… как вы подумали… клянусь, я совершенно не в курсе, как все вышло…

– От души на это надеюсь, – мрачно буркнул сенатор. – Ты не представляешь, с какой быстротой разлетаются сплетни в Вашингтоне! Это просто большая деревня. Нельзя, чтобы твоего имени коснулась даже тень скандала! Мы готовимся сделать первый ход! И запомни, я буду крайне недоволен, если вздумаешь наделать глупостей!

– Даю слово, я тут ни при чем!

– Возможно, возможно! И смотри, чтобы впредь все было тихо!

– Конечно, Тодд, конечно! Я…

Но сенатор уже бросил трубку.

Оливер долго не двигался с места, тупо глядя в стол. Тесть прав – давно пора стать благоразумнее! Оступиться сейчас – смерти подобно.

Взглянув на часы, он поспешно включил телевизор. На экране возникла улица с полуразрушенными домами, откуда наугад палили снайперы, но все заглушали треск пулеметов и артиллерийская канонада. Привлекательная женщина-репортер в армейском камуфляже и грубых солдатских ботинках говорила в микрофон:

– Новый договор должен вступить в силу сегодня в полночь, но даже если его условия и станут выполняться, ничто уже не возродит оживленных городов и мирных деревушек в этой раздираемой распрями стране, не вернет жизни тысячам невинных людей, ставших жертвами беспощадного царства террора.

Камера крупным планом показала прелестное личико Дейны Эванс. Репортер, с пылающими гневом глазами, продолжала страстно вещать:

– По подвалам и погребам прячутся уцелевшие, голодные и измученные люди, желающие лишь одного – мира. Но наступит ли он когда-нибудь? Время покажет. Дейна Эванс из Сараево, для «Вашингтон трибюн энтерпрайзис».

На экране пошел рекламный ролик.

Дейна Эванс была собственным корреспондентом огромной вещательной корпорации «Вашингтон трибюн энтерпрайзис бродкастинг систем». В каждом выпуске новостей обязательно был ее репортаж, и Оливер старался по возможности не пропускать его, искренне считая Дейну настоящей профессионалкой и одной из лучших тележурналисток.

«Потрясающая женщина, – в который раз подумал он. – Какого дьявола такая красавица суется в самое пекло?»

 







Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 178. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.014 сек.) русская версия | украинская версия