Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 8. Дейна даже не представляла, что Вашингтон такой большой город




 

Дейна даже не представляла, что Вашингтон такой большой город. Центр, где сосредоточена мировая власть. Девушка почти физически ощущала разлитую в воздухе энергию. Здесь, и только здесь, ее место!

Прямо из аэропорта она отправилась в отель «Штауффер Ренессанс», оставила вещи в номере, нашла в справочнике адрес «Вашингтон трибюн» и поехала туда. «Трибюн» находилась на Шестой улице и занимала целый квартал. Четыре небоскреба устремлялись ввысь, в бесконечность, подавляя своим мрачным величием все окружающее. Дейна отыскала административное здание, вошла в вестибюль и уверенно шагнула к охраннику, скучавшему за стойкой.

– Чем могу помочь, мисс?

– Я здесь работаю. То есть в «Трибюн». И хотела бы поговорить с Мэттом Бейкером.

– Вам назначено?

– Пока нет, – чуть поколебавшись, призналась Дейна, – но…

– Вернетесь, когда он согласится вас принять, – бросил охранник и переключил внимание на очередных посетителей.

– У нас встреча с начальником отдела сбыта, – пояснил один из мужчин.

– Минуту, пожалуйста.

Охранник потянулся к телефону. В этот момент открылись двери лифта, откуда хлынули люди. Дейна с независимым видом направилась туда, молясь, чтобы охранник ничего не заметил. Вошла еще какая-то женщина, нажала кнопку, и лифт тронулся.

– Простите, – обратилась к ней Дейна. – на каком этаже кабинет Мэтта Бейкера?

– На третьем, – машинально ответила та и с подозрением уставилась на девушку. – Где ваш пропуск?

– Я его потеряла, – соврала Дейна.

Лифт остановился. Дейна вышла и ошеломленно огляделась. Такого ей еще не приходилось видеть. Множество клетушек, разделенных стеклянными перегородками. И в каждой творится нечто невообразимое. На дверях цветные таблички: «Передовицы»… «Искусство»… «Метро»… «Спорт»…

Придя в себя, Дейна справилась у проходившего мужчины:

– Извините, как мне найти кабинет Мэтта Бейкера?

– Мэтта? Вон туда, в конце коридора, последняя дверь справа.

– Спасибо.

Девушка повернулась и тут же налетела на небритого взъерошенного человека с кучей бумаг под мышкой. Они тут же разлетелись по полу.

– О, простите, пожалуйста! Я не…

– Какого черта вы ворон считаете? Нечего разевать рот, лучше смотрите, куда ступаете! – рявкнул незнакомец, нагибаясь.

– Честное слово, я нечаянно! Сейчас помогу.

Дейна принялась собирать бумаги, но в спешке затолкнула несколько листочков еще глубже под стол.

Мужчина замер, пронзив ее негодующим взглядом.

– Сделайте одолжение, – разъяренно прошипел он, – никогда больше не помогайте мне!

– Как угодно, – холодно бросила Дейна. – Надеюсь, не все в Вашингтоне так безобразно грубы.

Надменно задрав нос, девушка поднялась и зашагала в указанном направлении. Перед дверью с табличкой «Мэтт Бейкер» она нерешительно замялась. В кабинете никого не было. Немного постояв, Дейна все же вошла и села, восхищенно наблюдая сквозь стекло за лихорадочной деятельностью, кипевшей в издательстве. Да, это совсем не то, что в «Клермонт игземинер»! Тут работают тысячи людей!

По коридору, не обращая ни на что внимания, почти бежал тот самый растрепанный брюзга, с которым она только сейчас поругалась.

Нет! Только не это! Он идет вовсе не сюда!

Но дверь открылась. Глаза грубияна хищно сощурились.

– Какого черта вы здесь расселись?

Дейна судорожно сглотнула, собираясь с мыслями.

– Вы, должно быть, мистер Бейкер! – жизнерадостно воскликнула она наконец. – Я Дейна Эванс.

– А я, кажется, спросил, что вам здесь нужно?

– Я репортер «Клермонт игземинер».

– И что из того?

– Вы только что купили ее.

– Я?!

– То есть газета купила ее. Газета купила газету. – Господи, что она несет?! – Так или иначе, мне нужна работа. Конечно, я уже служу репортером в «Клермонт игземинер», так что это скорее перевод, но…

Он молча уставился на девушку.

– Я могла бы начать прямо сейчас, – лепетала Дейна. – Никаких проблем.

Мэтт Бейкер угрожающе надвинулся на нее.

– Кто, черт побери, впустил вас сюда?

– Я уже объясняла. Как репортер «Клермонт игземинер»…

– Вот и возвращайтесь в Клермонт, – отрезал Мэтт. – И попытайтесь по пути ничего не расколотить и никого не сбить с ног.

– Огромное вам спасибо, мистер Бейкер, – сухо ответила Дейна, поднимаясь. – Не могу передать, как благодарна вам за учтивость и гостеприимство.

Повернувшись, она устремилась прочь из кабинета. Мэтт Бейкер глядел ей вслед, покачивая головой. В этом городе полно психов!

Дейна побрела по коридору и проскользнула в огромную комнату, где десятки репортеров обрабатывали на компьютерах добытый материал. Именно тут она и будет работать, чего бы это ей ни стоило! «Возвращайтесь в Клермонт!» Да как он посмел?!

Подняв глаза, она заметила входившего в дверь Мэтта. Этот чертов наглец во все сует свой нос!

Она едва успела спрятаться за шкафом, как Мэтт промчался мимо и остановился у одного из столов:

– Удалось получить интервью, Сэм?

– Полный облом! Я два часа осаждал «Джорджтаун Медикл Сентр», но ни одна собака словом не обмолвилась. Все утверждают, что пациентки с таким именем вообще не поступало. Жены Триппа Тейлора в больнице нет и не было.

– Готов голову прозакладывать, они нагло врут! Что-то скрывают, мать их за ногу! Я хочу знать, почему она в больнице.

– Все равно до нее не доберешься, Мэтт.

– А ты пробовал трюк с доставкой цветов?

– Конечно! Не сработало!

Они, озабоченно переговариваясь, вышли из комнаты. Дейна пожала плечами. Что это, спрашивается, за репортер, который не может докопаться до сути и раздобыть интервью?!

 

Полчаса спустя она уже подъезжала к «Джорджтаун Медикл Сентр» и первым делом направилась в цветочную лавку.

– Чем могу помочь? – осведомилась продавщица.

– Мне… цветов на пятьдесят долларов, – чуть запнувшись на слове «пятьдесят», попросила Дейна и как бы между делом поинтересовалась: – Скажите, в больнице можно где-нибудь купить маленькую шапочку или что-то в этом роде?

– Магазин подарков за углом.

Сувенирная лавка представляла собой хаотическое скопление поздравительных открыток, пластмассовых игрушек, флажков, воздушных шаров и кричащей дешевой одежды. Здесь же Дейна отыскала несколько бейсболок и фуражек. Выбрав одну, напоминавшую головной убор водителя, девушка купила ее, надела и вложила в цветы карточку с пожеланием скорейшего выздоровления, на которой нацарапала несколько слов.

Следующим пунктом остановки оказался стол справок.

– У меня цветы для миссис Трипп Тейлор.

– Здесь нет никакой миссис Трипп Тейлор, – покачала головой сотрудница.

– Не может быть! – пробормотала Дейна. – Жаль. Это от вице-президента Соединенных Штатов.

Она развернула открытку и показала женщине. Та, не веря собственным глазам, прочитала: «Поскорее поправляйтесь, дорогая миссис Тейлор. Артур Кэннон».

– Придется тащить все это обратно, – вздохнула девушка, поворачиваясь, чтобы уйти.

Регистратор нерешительно помялась:

– Минутку!

– Да?

– Я могу распорядиться, чтобы цветы доставили по назначению.

– Сожалею, но вице-президент Кэннон просил, чтобы цветы вручили лично миссис Тейлор. Кстати, не могу я узнать ваше имя? Возможно, мистер Тейлор спросит, почему я не выполнила поручение.

Взгляд женщины панически забегал.

– Ну… ну ладно. Так и быть. Мне не нужны лишние проблемы. Палата 615. Оставьте букет и немедленно уходите.

– Будет сделано! – лихо отсалютовала Дейна и уже через несколько минут оказалась у постели жены всемирно известной рок-звезды Триппа Тейлора.

Стейси Тейлор было не больше двадцати пяти, но в настоящий момент представлялось весьма затруднительным определить, хорошенькая она или нет – распухшее лицо бедняги украшали ссадины и огромные багрово-фиолетовые синяки. Один глаз почти закрылся. Когда вошла Дейна, женщина как раз пыталась дотянуться до стакана воды на ночном столике.

– Цветы для…

Увидев гротескно-уродливую маску, Дейна осеклась на полуслове.

– От кого? – невнятно пробормотала женщина разбитыми губами.

Дейна поспешно спрятала карточку.

– От… от друга.

Миссис Тейлор с подозрением уставилась на Дейну:

– Не дадите мне воды?

– Разумеется.

Дейна бросила на стол букет и поднесла женщине стакан.

– Могу я еще чем-то помочь?

– Еще бы! Вытащить меня из этой вонючей помойки. Муж запретил пускать ко мне посетителей. Меня уже тошнит от всех этих докторов и сестер.

Дейна опустилась на стул у кровати.

– А что с вами случилось, миссис Тейлор?

– Разве не видите? – буркнула та. – Попала в автокатастрофу.

– Неужели?

– Вот именно.

– Какой ужас! – скептически бросила Дейна, даже не пытаясь скрыть недоверия. Какая скотина ее муженек! Так избить женщину!

Она не спешила уходить, а миссис Тейлор, по-видимому, доведенная до точки, наконец развязала язык. Дейне без особого труда удалось узнать правду и получить интервью.

 

За время ее отсутствия в вестибюле «Вашингтон трибюн» сменился охранник, и Дейна снова подверглась допросу.

– Я не виновата, честное слово! – задыхаясь, ответила девушка с самым невинным видом. – Это все проклятые пробки! Передайте мистеру Бейкеру, что я уже поднимаюсь. Он убьет меня за опоздание!

Она метнулась к лифту и нажала кнопку. Охранник озабоченно посмотрел ей вслед и принялся набирать номер.

– Алло, передайте мистеру Бейкеру, что здесь молодая женщина, которая…

Слава Богу, лифт прибыл почти мгновенно. Дейна поскорее вошла и нажала кнопку. На третьем этаже царила невероятная суматоха. Репортеры старались сдать материал к крайнему сроку. Дейна немного постояла, решая, как быть, и наконец, увидела то, что искала, – пустой стол в комнатенке с табличкой «Садоводство». Усевшись, девушка включила компьютер, начала печатать и вскоре, целиком поглощенная делом, потеряла всякое представление о времени. Наконец осталось только распечатать интервью. Девушка уже скрепляла листочки, когда над ней нависла чья-то тень.

– Опять вы? Какого дьявола вам здесь надо? – прошипел Мэтт Бейкер.

– Я уже объясняла, мистер Бейкер, ищу работу. Сделала репортаж и подумала…

– Ну уж нет! – взорвался Мэтт. – Не воображайте, что можете явиться сюда и занять чье-то место! Проваливайте к чертям собачьим, пока я не вызвал охрану и не велел вас арестовать!

– Но…

– Вон!

Дейна встала и, собрав все свое достоинство, сунула бумаги в руку Мэтта и зашагала к двери.

Бейкер ошеломленно покачал головой. Иисусе! Куда только катится этот мир!

Он уже хотел швырнуть листочки в корзину для бумаг, но краем глаза увидел первую строчку:

 

«Стейси Тейлор, избитая и изувеченная, утверждает, что попала в больницу, потому что муж, известный рок-музыкант Трипп Тейлор, в очередной раз жестоко ее избил.

– Стоит мне только забеременеть, – сказала она, – как он набрасывается на меня. Он не хочет детей.

 

Мэтт, словно громом пораженный, прирос к месту. Наконец, немного придя в себя, он дочитал до конца, а когда поднял голову, Дейны уже не было в комнате. Он бросился к лифту, надеясь перехватить девушку прежде, чем та исчезнет. Но, завернув за угол, наткнулся на нее. Дейна ждала, прислонившись к стене.

– Как вы умудрились заполучить это? – подступил к ней Бейкер.

– Сколько раз вам объяснять, что я репортер? – удивилась Дейна.

Мэтт несколько раз глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться.

– Пойдем ко мне.

Они вернулись в кабинет Бейкера.

– Хорошая работа, – неохотно проворчал Мэтт.

– Спасибо! Не могу выразить, как я вам благодарна! Поверьте, лучшего репортера у вас не будет! – возбужденно тараторила Дейна. – Вот увидите. Правда, я хочу стать зарубежным корреспондентом, но готова начать с самых низов, даже если на это уйдет целый год. – И, заметив выражение его лица, поспешно добавила: – Ну два.

– В «Трибюн» нет вакансий, зато есть длиннющий список кандидатов на должность.

Дейна открыла рот от удивления.

– Но я предполагала…

– Вот что, мисс Эванс, здешние репортеры не имеют права предполагать или строить планы. Для этого существую я. Понятно?

– Да, сэр.

– Прекрасно. – Он задумчиво помолчал и, очевидно, решив что-то, спросил: – Вы когда-нибудь смотрели канал WTE? Телестудии «Трибюн энтерпрайзис»?

– Нет, сэр, не приходилось.

– Ну а с этого дня придется. Вам повезло. Там есть свободное место. Один из литобработчиков только что уволился. Можете занять его место.

– И что я буду делать?

– Составлять окончательный вариант теленовостей.

– Составлять? – разочарованно протянула Дейна. – Но я ничего в этом не понимаю…

– Все очень просто. Редактор отдела последних известий дает вам необработанный материал, полученный от телеграфных агентств со всего мира. Вы переписываете все это литературным языком, так, чтобы получилось единое целое, и относите на телесуфлер, чтобы ведущий смог прочесть.

Дейна лишилась дара речи.

– Ну как?

– Ничего, но просто я… я репортер.

– У нас здесь пятьсот репортеров, и все годами и собственным горбом заслужили право так называться. Отправляйтесь в четвертый корпус. Спросите мистера Хокинса. Кстати, телевидение – не самое плохое место для начала карьеры.

Мэтт поднял трубку.

– Я позвоню Хокинсу.

– Спасибо, мистер Бейкер, – вздохнула Дейна. – И если вам когда-нибудь понадобится…

– Исчезни.

 

Телестудия WTE занимала весь шестой этаж четвертого корпуса. Том Хокинс, редактор ночных новостей, повел Дейну к себе в кабинет.

– Вы когда-нибудь работали на телевидении?

– Нет, сэр. Только в газетах.

– Динозавры. Они – прошлое. Мы – настоящее. А кто знает, что ждет нас в будущем? Позвольте, я все вам здесь покажу.

За столами с мониторами сидели десятки людей. На экранах то и дело возникали сообщения телеграфных агентств.

– Именно здесь мы и узнаем все, что происходит на свете, – пояснил Хокинс. – А я решаю, какие сюжеты дать в эфир. Отдел распределения посылает съемочные бригады отснять материал. Репортеры с мест отсылают свои репортажи по микроволновым передатчикам. Кроме службы новостей, в нашем распоряжении сто шестьдесят полицейских каналов, десятки репортеров с сотовыми телефонами, сканеры и мониторы. Время каждой информации распределяется с точностью до секунды. Литобработчики работают с режиссерами видеомонтажа, чтобы синхронизировать изображение с речью. Среднее время прохождения репортажа – от полутора минут до минуты сорока пяти секунд.

– Сколько литобработчиков работает здесь?

– Шестеро. Кроме них, есть еще и видеокоординатор, редакторы, режиссеры, репортеры, ведущие… – Том осекся, увидев подходившую пару. – Кстати, о ведущих. Знакомьтесь, Джулия Бринкмен и Майкл Тейт.

Какая красавица! Абсолютно неотразима! Каштановые волосы, зеленые глаза, пылко-чувственный взгляд, заученная обезоруживающая улыбка. И Майкл Тейт – атлетически сложенный молодой человек с обаятельным мальчишеским лицом.

– Наш новый литобработчик, – представил Хокинс. – Донна Эванс.

– Дейна Эванс.

– Не имеет значения. За работу!

Он снова отвел Дейну в свой кабинет и кивнул на информационное табло на стене.

– Это сюжеты, которые я выбрал. На профессиональном жаргоне – пули. Мы выходим в эфир дважды в сутки – с полудня до часу и с десяти до одиннадцати. Эти самые пули вы соединяете в единый выпуск и стараетесь подать их зрителям так увлекательно, чтобы им в голову не пришло переключать каналы. Видеомонтажер показывает вам клипы, а вы подробно излагаете их содержание на бумаге и расписываете очередность.

– Понятно.

– Иногда, если неожиданно вклинивается особенно сенсационная история, мы прерываем передачу, чтобы дать прямой эфир.

– Интересно, – заметила Дейна.

Она не знала, что в один прекрасный день это правило спасет ей жизнь.

Первая рабочая ночь была настоящим несчастьем. Дейна вставила краткое содержание новостей вместо начала в середину. Джулия Бринкмен с ужасом обнаружила, что ей достались сюжеты Майкла Тейта, а тот, запинаясь, сообщал ее долю известий.

Когда выпуск все-таки благополучно завершился, режиссер подошел к Дейне.

– Мистер Хокинс просил вас немедленно зайти в его кабинет.

Хокинс, мрачный как туча, сидел за столом.

– Знаю, – с покаянным видом пробормотала Дейна, – я натворила бог весть что и кругом виновата.

Тот молча смотрел на нее. Дейна попыталась исправить положение.

– Но в этом есть и хорошая сторона, Том! Я постепенно учусь и уже не повторю прежних ошибок. Верно?

Том продолжал безмолвствовать.

– И это больше никогда не случится, потому что… – она наконец заметила плотно сжатые губы, – потому что я уволена.

– Нет, – коротко ответил Хокинс, – так легко вы не отделаетесь. Будете повторять все изо дня в день, пока не усвоите, как это делается. Я имею в виду завтрашние дневные известия. Надеюсь, вы меня поняли?

– Прекрасно.

– Очень рад. Жду вас завтра в восемь утра.

– Хорошо, Том.

– И поскольку мы собираемся работать вместе, можете называть меня «мистер Хокинс».

На этот раз досадных накладок не было. По-видимому, Том Хокинс оказался прав. Самое главное – войти в ритм. Получить список сюжетов… написать сценарий, поработать с видеомонтажером… отнести готовый материал на телесуфлер.

И так день за днем, вечер за вечером…

 

Счастливый случай подвернулся через восемь месяцев после прихода на телевидение. Без четверти десять Дейна как раз закончила работать с телесуфлером и, собираясь уходить, зашла в студию, чтобы попрощаться. Там царил неописуемый хаос. Все говорили одновременно, перебивая друг друга и размахивая руками.

– Куда провалилась эта корова? – орал режиссер Роб Клайн.

– Не знаю.

– Никто ее не видел?

– Нет.

– А на квартиру звонили?

– Там включен автоответчик.

– Только этого нам и не хватало! Эфир… – Он взглянул на часы. –…ровно через двенадцать минут.

– Может, с ней случилось что-то, – робко предположил Майкл. – Попала в катастрофу и погибла.

– Это еще не причина! Могла бы позвонить!

– Простите… – вставила Дейна.

– Ну что еще?! – рявкнул режиссер.

– Если Джулия не придет, я могла бы ее заменить.

– Вздор.

Он нетерпеливо обернулся к ассистенту.

– Позвоните охране и узнайте, не входила ли она в здание.

Ассистент подбежал к телефону.

– Скажите, Джулия Бринкмен не… Ну что ж, если придет, передайте, чтобы немедленно поднималась.

– Пусть держат для нее внизу лифт. Через семь чертовых минут начнется передача.

– Я один прочитаю весь выпуск, – вызвался Майкл Тейт.

– Нет, – прогремел режиссер. – Нам нужны вы оба!

Он в который раз посмотрел на часы.

– Три минуты. Мать их… три минуты! Как она могла?! Еще три минуты, и мы пропали.

– Я знаю все слова наизусть, – не отставала Дейна. – Сама их писала.

Режиссер наспех оглядел девушку.

– Не пойдет. Вы не загримированы. И кто вас выпустит в таком виде?!

Из кабины донесся голос звукооператора:

– Две минуты. Займите места, пожалуйста.

Майкл Тейт, пожав плечами, уселся на возвышении перед камерами.

– На места, пожалуйста.

– Доброй ночи, мистер Клайн, – улыбнулась режиссеру Дейна и направилась к двери.

– Подождите! – взвыл тот, растерянно потирая лоб. – Уверены, что сумеете продержаться до конца?

– Попробую.

– Больше все равно ничего не остается, – простонал Роб. – Ладно, давайте быстрее! Господи! Ну почему я не послушался мамочку и не пошел в доктора?

Дайна в два прыжка оказалась на возвышении и уселась рядом с Майклом.

– Тридцать секунд… двадцать… десять… пять…

Режиссер взмахнул рукой, и на камере замигал красный огонек.

– Добрый вечер, – спокойно начала Дейна. – Начинаем вечерний выпуск новостей WTE. Мы вынуждены отложить остальные сообщения, чтобы передать только что полученное известие о страшной катастрофе в Голландии. В амстердамской школе прогремел сильный взрыв и…

Передача прошла как по маслу.

На следующее утро Роб Клайн явился в кабинет Дейны.

– Дело плохо. Вчера ночью Джулия попала в автокатастрофу. У нее… – он замялся. –…изуродовано лицо.

– Какой ужас! – охнула Дейна. – Сильно?

– Очень.

– Но пластическая хирургия в наше время делает…

– Только не в этом случае, – покачал головой Клайн. – Джулия больше никогда не сможет работать перед камерами.

– Мне бы хотелось навестить ее. В какой она больнице?

– Ее увезли к родителям в Орегон.

– Бедняжка!

– Кто-то теряет, кто-то находит, – вздохнул режиссер и, критически оглядев Дейну, кивнул. – Вчера ночью у вас неплохо получилось. Продолжайте в том же духе, пока мы не подыщем замену.

После его ухода Дейна немедленно отправилась к Мэтту Бейкеру.

– Видели вчерашний выпуск новостей?

– Угу, – пробормотал тот. – Не мешало бы вам поучиться пользоваться косметикой и купить несколько приличных платьев.

– Да, босс, – разочарованно пробормотала Дейна и пошла к двери.

– Все было не так уж и плохо, – проворчал ей вслед Бейкер. В его устах это означало самый изысканный комплимент.

Дейна немного повеселела. Она посоветовалась с гримерами, посетила несколько дорогих бутиков, и на пятый день режиссер объявил ей:

– Большая шишка велел передать, что место за вами.

Дейна долго гадала, кто эта «большая шишка». Уж не Мэтт ли Бейкер?

Через шесть месяцев Дейна полностью освоилась и стала заметной фигурой на телестудии. Молодая, красивая, умная женщина и способная сотрудница недолго оставалась в тени. Уже к концу года ей повысили жалованье и стали давать специальные задания. Одно из ее ток-шоу – «Здесь и сейчас», на которое приглашались самые известные люди страны, – неизменно пользовалось огромной популярностью. В разговоре с приглашенными она никогда не допускала грубости, язвительности или ехидных намеков, неизменно была доброжелательна и приветлива, и даже те знаменитости, кто опасался показываться на других ток-шоу, сами предлагали Дейне взять у них интервью. В журналах и газетах появлялись хвалебные статьи о новой ведущей. Постепенно Дейна сама становилась звездой.

Однако по ночам она продолжала смотреть выпуски новостей. Дейна завидовала зарубежным корреспондентам. Они делали нечто по-настоящему важное, иногда рисковали жизнью, чтобы выполнить свой журналистский долг, а она… она сидит здесь и занимается черт-те чем! Дейна чувствовала, что задыхается.

Двухгодичный контракт с телестудией подходил к концу. Филип Коул, глава корреспондентского бюро, вызвал Дейну.

– Прекрасно работаете, Дейна. Мы все вами гордимся.

– Спасибо, Филип.

– Пора поговорить о новом контракте. Прежде всего…

– Я увольняюсь.

– Простите, не понял…

– После окончания контракта я больше не стану заниматься шоу.

– Но почему? – удивился Филип, кажется, так и не поверив собственным ушам. – Неужели вам здесь не нравится?

– Очень нравится, и мне жаль уходить из WTE, но я хочу стать зарубежным корреспондентом.

– Вы в своем уме?! – взорвался Филип. – Это жалкое существование! Хуже ничего не придумаешь. Зачем вам это?

– Просто устала слушать, что готовят на ужин знаменитости и каким образом очередная кинодива познакомилась со своим пятым мужем. В мире не утихают войны, ежеминутно страдают и умирают люди, и никому нет дела до этого. Я попробую пробудить в сытых и довольных хоть каплю жалости.

Дейна глубоко вздохнула, пытаясь взять себя в руки.

– Простите, но я никак не могу остаться.

– Подождите! Вы… вы серьезно?

– Я всю жизнь мечтала об этом, – тихо, но твердо ответила Дейна.

Немного поразмыслив, Коул пожал плечами.

– Куда бы вы хотели отправиться?

Дейна не сразу поняла, что победила. Наконец смысл его слов дошел до нее. Обретя наконец дар речи, Дейна пробормотала:

– В Сараево.

 







Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 153. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.023 сек.) русская версия | украинская версия