Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

У. Гейлин, Л. Р. Касс,Э. Д. Пеллегрино, М. Сиглер





// Человек. 1993. № 5. С. 58-61.

 

Уиллорд Гейлин -Президент Гастингсского Центра по биоэтике (штат Нью-Йорк); Леон Р. Касс работает в Коми­тете по обществен­ной мысли Чикаг­ского университета; Марк Сиглер работает в Центре медицинской этики Чикагского уни­верситета; Эдмунд Д. Пеллегрино работает в Инсти­туте этики им. Кеннеди, в Джорджтаунском уни­верситете (Вашин­гтон)

См.: Gaylin W., Kass L. R., Pellegrino E. C., Siegler M. Physicians must not kill//Journal of the American Medical Association (JAMA), 1988, April 8. Vol. 259 No. 14.

 

Посреди ночи едва проснувшегося гинеколога, дежурившего при боль­нице, вызывают к совершенно незнакомой ему молодой женщине, умирающей от рака. Придя в ужас от жестоких страданий пациент­ки, он без консультации с кем бы то ни было принимает решение и вводит ей большую дозу морфия, прекрасно понимая, что это приве­дет к смерти, которая вскоре и наступает. Врач представляет «Журна­лу Американской Медицинской Ассоциации» (JAMA) отчет о своем убийстве, написанный от первого лица. Без всякого комментария ре­дактора журнал публикует отчет, скрывая имя автора по его просьбе. Что же происходит в мире?

Прежде чем изощряться в аргументации и тонких дефинициях, способных замутить наше восприятие, необходимо сконцентрировать внимание на голых фактах.

Во-первых, по своему собственному признанию, врач совершил уголовное преступление, а именно: преднамеренное убийство. Соглас­но любому американскому уголовному кодексу, прямое преднамерен­ное уничтожение человека - это уголовное преступление, для которо­го не могут служить оправданием соображения милосердия. Сам факт такой беспардонной публикации подтверждает, что убийство бы­ло совершено преднамеренно.

Во-вторых, отвлекаясь от юридической стороны дела, необходимо отметить, что врач повел себя вопиюще безграмотно с точки зрения и профессиональных, и этических норм. Он не знал пациентки, гак как никогда её не видел раньше, он не изучил историю болезни и да­же "не побеседовал с ней или её родственниками. Он также не погово­рил с лечащим врачом. Он принял как недвусмысленную просьбу те единственные слова, с которыми она обратилась к нему: «Давайте по­кончим со всем этим». Он не позаботился выяснить, что конкретно она имела в виду, и насколько её слова были искренними. Он не на­шел иных способов, чтобы успокоить пациентку и облегчить её стра­дания. Вместо покоя он дал ей смерть. Это - не гуманный и заботли­вый врач, со страхом и трепетом уступающий давлению и хорошо об­думанному желанию прекрасно известного ему пациента, для которо­го, действительно, не осталось иного исхода. Мы же имеем дело, по его собственному признанию, с импульсивным и в то же время хлад­нокровным техником-исполнителем, скрывающимся под маской со­страдания и человеколюбия. (На самом деле столь бесцеремонный до­клад и столь хладнокровное поведение заставляют сомневаться, не вы­думана ли вся эта история?)

В-третьих, отвлекаясь от юридической и профессиональной сторо­ны дела, отметим, что этот врач нарушил один из самых первых и священных канонов медицинской этики: врачи не должны убивать. Поколения медиков и медицинских этиков подчеркивают и строго придерживаются различия между прекращением бесполезного лече­ния (или позволением умереть) и активным преднамеренным лишени­ем жизни. Начиная по меньшей мере с клятвы Гиппократа, западная медицина расценивает убийство пациента, даже по его просьбе, как серьёзнейшее посягательство на самый глубокий смысл призвания врача. Не далее, как в 1986 году, Юридический совет Американской медицинской ассоциации, формулируя свою позицию по вопросу о лечении умирающего пациента, утвердил принцип, что «врач не дол­жен намеренно вызывать смерть». Ни терпимость закона, ни самое лучшее обслуживание больного никогда не смогут сделать убийство этически оправданным в медицине.Поведение врача в данном случае непростительно. Однако дейст­вия редактора JAMA просто непостижимы. Ведь публикуя это сообще­ние, он сознательно рекламирует уголовное преступление и покрыва­ет преступника. Он намеренно рекламирует грубейшее злодеяние на почве медицины и укрывает злоумышленника от профессионального расследования и осуждения, а также позволяет ему в принципе продолжать действовать в том же духе без возможности получить упрек или протест даже со стороны того врача, собственную пациентку ко­торого он частным образом отправил на тот свет. Зачем?

Согласно газетным сообщениям, редактор JAMA опубликовал статью для того, чтобы «вызвать дискуссию» по актуальной и противоречивой теме. Но разве таким должен быть тон престижного органа пашей поч­тенной профессии, когда он высказывается о факте медицинского убий­ства? Разве морально ответственно провозглашать вызов нашим самым главным моральным принципам без всякого замечания и комментария со стороны редактора, просто «ради дискуссии»? Порядочных людей вряд ли привлечет дискуссия о таких возмутительных деяниях как раб­ство, инцест или убийство тех, кто находится под нашей опекой.

Что же следует предпринять? В данном случае порядок действий очевиден. JAMA должен добровольно передать всю информацию, име­ющуюся у него по этому делу, судебным властям соответствующей юрисдикции. Имя врача должно быть сообщено дирекции больницы, медицинским обществам штата и округа для расследования и приня­тия мер. Совет по этическим и юридическим проблемам Американ­ской медицинской ассоциации должен проанализировать случай так же, как и решение о его публикации. Как минимум этих шагов тре­бует справедливость.

Однако на «карту» поставлено больше, чем просто наказание право­нарушителя. Испытанию подвергается сама «душа» медицины. Ведь это не тот периферийный случай, по поводу которого можно терпеть плю­рализм и релятивизм мнений, а свободная от ценностей позиция в от­ношении сути дела может быть скомпенсирована процедурными пре­досторожностями, как это имеет место при получении информативно­го согласия или принятии обоснованного решения. Это также и не какая-нибудь проблема рекламы, распределения гонорара или сотруд­ничества с костоправами, которая затрагивает медицину только как предпринимательство. Нравственное ядро медицины - вот о чем здесь идет речь; если оно исчезает, если врачи станут убийцами или даже просто будут иметь право убивать, вся медицина как профес­сия, а также каждый врач в отдельности окажутся навсегда лишенны­ми доверия и уважения, которые высказывает общество тем, кто лечит, успокаивает страдание и поддерживает жизнь при всей ее хруп­кости. Ибо если власть медицины над жизнью будет равным образом использоваться как для лечения, так и для убийства, то врач скорее будет морально нейтральным техническим исполнителем, а не пред­ставителем моральной профессии.

Наступают опасные времена для нашей профессии. «Общество Хемлок» и его союзники пытаются легализировать в судах и органах законодательства право на убийство врачом пациента по его просьбе.

Высокая стоимость медицинских услуг для пожилых и людей, страдающих неизлечимыми заболеваниями, уже соблазняет некото­рых врачей признать «сброшенными со счетов» пациентов, которые вовсе не выражали желания умереть. В Нидерландах, где барьеры, мешающие докторам убивать, уже разрушены, появилось множество хорошо документированных случаев загадочных и «непрошенных» убийств, совершенных врачами .

Теперь не время для того, чтобы развертывать нейтральное обсуж­дение. Напротив, сейчас необходимо объединиться от имени самой медицинской профессии, чтобы защитить свои фундаментальные мо­ральные принципы и предупредить любые попытки прямого и пред­намеренного убийства со стороны врачей или их посредников. Мы призываем медицинских профессионалов и их руководство подумать и решить, теоретически и практически, как защитить нравственное ядро медицины и противостоять все более возрастающему давлению как изнутри, так и извне. Мы призываем врачей заявить о том, что мы никогда не согласимся заниматься убийством. Мы должны также сказать своим коллегам-врачам, что не потерпим убийства пациен­тов и будем принимать дисциплинарные меры против докторов, кото­рые убивают. И мы должны заявить широкой общественности, что если она будет настаивать на допустимости или легализации актив­ной эвтаназии, ей придется искать не врачей, а кого-то другого для осуществления убийств.

Перевод с английского Н. П. ТИЩЕНКО.

 

 

Преступления

против человечности как преступления против провидения

 

Понятие «преступление против человечности» сегодня вызывает споры среди юристов. Какие преступления можно (или нельзя) под­водить под эту рубрику? Вопрос отнюдь не теоретический. Особен­но оживленно спорят об этом во Франции: там в судах слуша­лись подряд несколько дел по обвинению в таких преступлениях (самое известное из них - дело шефа лионского гестапо Клауса Барбье), а в Национальном собрании обсуждается проект нового уголовного кодекса.

Французский суд сегодня признает преступлениями против чело­вечности всякие жестокие действия, совершаемые против мирного населения и вообще гражданских лиц, а также жестокости и пре­следования в отношении любых лиц, предпринимаемые по полити­ческим, расовым или религиозным мотивам.

С преступлениями против гражданского населения все в общем более или менее ясно. Тягчайшее из таких преступлений - геноцид - даже четко определено в международной конвенции 1948 г. Когда людей убивают, либо намеренно помещают в условия, угрожаю­щие их физическому или психическому здоровью или достоинству, не за то, что они сделали, а за то, чем или кем они являются - за национальность, расу, принадлежность к религиозным группам, - мы твердо можем говорить о геноциде или, по крайней мере, о преступлении против гражданского населения. Но вот с «жестоко­стью и преследованиями других лиц», к «гражданскому населению» не относящихся, вопрос сложнее. И адвокаты Клауса Барбье, изве­стного как «палач Лиона», доказывали, что действия их подзащитно­го против борцов сопротивления в Лионе вообще не могут рассмат­риваться как преступления против человечности, и, значит, не нака­зуемы за давностью лет.

Но апелляционный суд взглянул на дело несколько иначе, и ро­дилось весьма впечатляющее определение с далеко идущими по­следствиями. К числу преступлений против человечности отнесены, в частности, «бесчеловечные действия и преследования, систематиче­ски совершаемые от имени государства, практикующего политику идеологической гегемонии, как против лиц, принадлежащих к опре­деленным расовым, национальным и религиозным общностям, так и против всех противников этой политики». В проекте Уголовного кодекса Французской Республики к таким преступлениям относится и «преследование политической оппозиции в собственном государст­ве». Недавно на собрании Академии политических и моральных на­ук - одного из наиболее авторитетных объединений французских юристов и политологов - понятие преступлений против человечности предложили еще расширить. Из статута Нюрнбергского трибунала, где оно впервые было введено в юридическую практику, следует, что к подобным преступлениям можно причислять действия не толь­ко «законных властей», но и разного рода повстанческих «прави­тельств», оккупационных режимов или режимов стран-сателлитов. Юристы оценили формулировку апелляционного суда по делу Бар­бье - «политика идеологического доминирования» - как исключитель­но удачную. «Это - политика не просто тоталитарная. Ее авторы и исполнители претендуют на то, чтобы изменить мир, человека, жизнь, подчинив их своей идеологии... Виновные в этом не просто отрицают за своей жертвой достоинство и права человека, низво­дят ее до простого объекта - они претендуют на то, чтобы изме­нить по своей прихоти весь порядок творения. Преступления про­тив человечности превращаются здесь в пароксизм гордыни, вызов Провидению».

MORIAR STANDO







Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 297. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.021 сек.) русская версия | украинская версия