Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Психология активных методов обучения




В предыдущей главе мы рассмотрели основные концепции обучения, разрабатываемые в отечественной психологической науке в русле деятельностного подхода к учению, и их значение для методики преподавания.

Если выделить главное в этих концепциях, то оно может быть сформулировано так:

а) учение в его организованных формах есть активная дея­
тельность самого учащегося
— учебная деятельность, где учи­
тель (преподаватель) выступает в роли организатора этой дея­
тельности;

б) предметом и результатом учебной деятельности является
сам субъект деятельности (учащийся), который подвергается
(как предмет) преобразованию благодаря деятельности и кото­
рый в конце обучения предстает в измененном виде (как резуль­
тат учебной деятельности);

в) основным показателем успешной учебной деятельности, ее
результатом является умение обучаемого мыслить, творчески
решать познавательные и практические задачи, свободно и са­
мостоятельно ориентироваться в научных и практических проб­
лемах, а знания при этом служат материалом и средством мыш­
ления;

г) единицей (клеткой) учебной деятельности является учебная
задача,
отличающаяся от всех других возникающих в жизни за­
дач тем, что ее решение направлено не на изменение предмета,
а на изменение самого действующего субъекта — на овладение
им прежде всего способами мыслительных действий;

д) процесс учебной деятельности есть действия учащегося по
решению учебных задач во внешнем предметном плане с посте­
пенным переносом (переходом) этих действий во внутренний,
умственный план (интериоризация), т. е. превращение их в его
собственные знания, умения и навыки;

е) усвоенные знания, умения и навыки — это умственные дей­
ствия,
которые совершаются индивидом во внутреннем плане
сознания (в уме), без опоры на внешние средства (предметные
ориентиры или словесные подсказки), и представляют собой
преобразованные в результате учебной деятельности «бывшие»
внешние предметные действия.

Таким образом, основа психологической теории учения — это активная познавательная деятельность самого обучаемого,


приводящая к формированию умения творчески мыслить, ис­пользуя приобретаемые в процессе деятельности знания, навы­ки и умения.

Это именно теория, которую еще нужно научиться использо­вать в практической методике преподавания, прежде всего в ак­тивных методах обучения. Почему «научиться»? Разве методи­сты не умеют опираться на эти психологические положения? Как ни парадоксально, но даже в обучении психологии эти психоло­гические положения в должной мере не учитываются, не говоря уже об обучении другим предметам. В. Я. Ляудис справедливо критикует «тот большой разрыв, который существует на сего­дняшний день между степенью обоснованности и использования активных методов в преподавании самой психологии и этими ее положениями, которые в полной мере реализуются лишь в науч­ных исследованиях психологов, но не в преподавании. Студенты все еще осваивают психологическое знание в таких учебных си­туациях, принципы организации которых очень далеки от прин­ципов, провозглашаемых самой психологией и составляющих научный фундамент активных методов обучения» [45; 4].

В свете сказанного о психологической теории учения можно сформулировать основные требования к методике обучения, в том числе и к методике преподавания психологии.

Эти требования сводятся к следующим:

1) методы и приемы обучения должны стимулировать актив­
ную познавательную, особенно мыслительную, деятельность
обучаемого;

2) контроль хода обучения и оценка его результатов должны
проводиться не по таким формальным и случайным показате­
лям, как умение обучаемого воспроизводить те или иные заучен­
ные знания, а по более существенным — умению использовать
знания при анализе и оценке реальных явлений, объяснению
которых служат эти знания;

3) обучение не должно сводиться к сообщению научных зна­
ний в готовых («книжных») формулировках для пассивного вос­
приятия и непосредственного запоминания их студентами, а
представлять учебные задачи, которые студенты должны нау­
читься решать, чтобы овладеть не просто частным, а некоторым
общим способом (принципом) решения относительно широкого
круга конкретных задач данного класса, данной совокупности;

4) наиболее действенна та методика обучения, которая объе­
диняет в единое образовательное (учебное) действие процесс ус­
воения знаний и процесс приобретения умения практического
использования этих знаний, благодаря чему при осуществлении


обучаемым учебной деятельности знания оказываются усвоен­ными как итог, как результат их практического применения в этой деятельности;

5) методика обучения должна строиться с учетом того, что знания, умения и навыки, прежде чем стать таковыми, т. е. быть усвоенными, внутренне (психологически) присущими че­ловеку, должны пройти отработку во внешнем, материальном плане (на реальных предметах или их заместителях — учебных задачах как жизненных моделях, на чертежах, макетах, кар­тах, схемах и т. п.) и лишь благодаря такой отработке интерио-ризироваться (перейти «извне — внутрь»), стать внутренним достоянием личности.

Все эти частные выводы подводят нас к одному общему выво­ду: методика обучения (преподавания) может быть действенной тогда, когда она строится на методах и приемах, активизирую­щих деятельность самого обучаемого, прежде всего мыслитель­ную, и служит умственному развитию личности. Именно актив­ные методы обучения и есть ответ дидактики на потребность ес­тественных законов усвоения знаний, открытых психологиче­ской наукой, и именно они обеспечивают утверждение системы развивающего обучения в вузе.

Активных методов в педагогике много. Есть в преподавании каждого учебного предмета свои специфические методы, кото­рые активизируют мышление учащихся при решении учебных задач по профилю данной дисциплины. Есть и более общие'. Од­нако все они классифицированы и расписаны в методической ли­тературе с позиции дидактики, т. е. в педагогическом аспекте.

С точки зрения психологии их можно разделить на «три груп­пы методов, наиболее интересных для использования в целях управления формированием мышления. Это методы: а) програм­мированного обучения, б) проблемного обучения и в) интерактив­ного (коммуникативного) обучения» [45; 12]. Такова классифи­кация, данная В. Я. Ляудис. Однако методы обучений, основан­ные на теории поэтапного формирования умственных действий П. Я. Гальперина и Н. Ф. Талызиной, не вошли в данную класси­фикацию ни на правах отдельной группы методов, ни в составе какой-либо Из названных, хотя сама эта теория обучения рас­сматривается автором как одна из ведущих в психологии учения. Такое решение продиктовано, по-видимому, тем обстоятельст­вом, что вся методика преподавания психологии, чему посвяще­на книга В. Я. Ляудис, написана в русле теории П. Я. Гальпери­на. Поэтому ею пронизаны по существу все методы обучения, во­шедшие в названные три группы.


Тем не менее мы сочли бы более целесообразным выделить ме­тоды, в которых реализуются идеи П. Я. Гальперина и его уче­ников и последователей, но не в особую группу активных мето­дов, а только в методы программированного обучения, т. е. в первую группу.

Итак, с этой оговоркой к активным методам можем причис­лить, как и у В.Я. Ляудис, следующие три группы методов: 1) методы программированного обучения, 2) методы проблемно­го обучения, 3) методы интерактивного (коммуникативного) обучения.

Рассмотрим их кратко в психологическом аспекте, чтобы по­нять, чем объясняется их эффективность в формировании раз­личных видов мышления и тем самым в обеспечении высоких результатов обучения, но сделаем это пока безотносительно к обучению психологии, не проецируя конкретные группы мето­дов на методику преподавания психологии.

2. Методы программированного обучения

Программированное обучение с его специфическими метода­ми зародилось в 50-х годах в США (Б. Ф. Скиннер) и отвечало идее повышения эффективности управления процессом учения при использовании для этого современных достижений экспери­ментальной психологии. Предполагалось перестроить традици­онное обучение за счет уточнения целей, задач, способов реше­ния, форм контроля и поощрения учебных действий учащихся и придания этим действиям характера четких операций, доступ­ных управлению. Короче говоря, программированное обучение уточняло цели и задачи обучения и операционизировало учеб­ную деятельность, ведущую к решению этих задач и достиже­нию поставленных при этом целей.

При программированном обучении становился доступным на­блюдению и реальному воздействию весь ход процесса учения, все движение учащегося от незнания к знанию, а не только его результат, как в традиционном обучении. Психологической ос­новой программированного обучения послужил бихевиоризм.

Однако с самого начала своего возникновения бихевиорист­ский вариант программированного обучения стал объектом серьезной критики в самих США. Критика имела несколько на­правлений. Указывалось, что бихевиористская схема «стимул— реакция—подкрепление» неадекватна человеческому поведе­нию. Поэтому считалось недопустимым распространение выво­дов, полученных в экспериментах с животными, на обучение че-


ловека. Особенно остро критиковались принципы программиро­вания, предложенные Б. Ф. Скиннером, когда учебная инфор­мация, разбитая на мелкие фрагменты (порции), шаг за шагом вводилась (внедрялась, буквально вгонялась) в сознание с не­медленным подкреплением (поощрением) успешного запомина­ния этих мелких порций материала. Такой порядок преподнесе­ния учебного материала, исключающий незапоминание (т. е. не­возможность не запомнить), имел один очень серьезный недос­таток: он не обеспечивал развития мышления.

В нашей стране в начале 60-х годов серьезно увлекались скин-неровским вариантом программированного обучения. Создава­лись программированные учебники и учебные пособия, где текст разбивался на порции, которые сопровождались вопроса­ми для самоконтроля, давались варианты альтернативных отве­тов на них, из которых один был правильный, остальные или не­правильные, или неполные, неточные и т. п. А учащийся дол­жен был читать текст, проверять свое усвоение с помощью кон­трольных вопросов и выбором, по его мнению, нужного ответа из ряда предъявляемых вариантов. Для самообучения и контро­ля усвоения применялись так называемые обучающие машины, которые или предъявляли очередные порции учебного материа­ла в виде текстов или задач по мере того, как учащийся справ­лялся с предыдущим фрагментом учебной информации, или вы­полняли только контрольно-проверочные функции (машины-экзаменаторы и т. д.).

Увлечение программированным обучением многих препода­вателей, особенно технических и точных наук, где легче опера-ционализировать задачи и способы их решения и можно макси­мально формализовать контроль, объяснялось кажущейся воз­можностью жесткого управления ходом усвоения знаний. Ведь начиная от момента подачи информации учащемуся и кончая проверкой того, насколько успешно проходит ее усвоение, все действия обучаемого были, казалось, под контролем. Однако достаточно быстро этот энтузиазм прошел, сменившись разоча­рованием (психологи педагоги с самого начала относились до­вольно скептически к начавшемуся буму программированного, особенно «машинного», обучения). Практики-преподаватели убедились на опыте, что управлять удается лишь формальной стороной учебной деятельности — получением и запоминанием учащимися некоторой совокупности знаний, иногда не совсем удачно отобранных и скомпонованных. А что касается контро­ля усвоения методом выбора одного из альтернативных вариан­тов ответов, то оказалась слишком велика возможность его уга-


 




дывания или просто случайного попадания на верный вариант. Подтвердилась и справедливость критики данного подхода к программированному обучению со стороны психологов США и других стран о принципиальной невозможности с помощью его методов развития творческих способностей учащихся, активи­зации самостоятельного мышления для свободной ориентиров­ки в научной и другой информации.

Методы этого варианта программированного обучения не бы­ли направлены на активизацию мыслительной деятельности обучаемого, и поэтому они не могут быть отнесены к активным методам.

Другое дело, что в самой идее программирования процесса обучения есть рациональное зерно, которое ложится в основу управления формированием именно мышления учащихся, если использовать программы иного рода.

В исследованиях отечественных психологов (Н. Ф. Талызина и др.) было показано, что теория поэтапного формирования ум­ственных действий позволяет программировать не порции запо­минаемого учебного текста, а саму учебную деятельность учаще­гося. Не только позволяет, но и делает необходимым и обяза­тельным программирование именно всей деятельности по усвое­нию, не ограничиваясь формальным моментом запоминания го­тового учебного текста и шаблонных действий по выбору одного из альтернативных готовых ответов.

Программирование должно основываться на такой теории обучения, которая может отвечать следующим требованиям:

а) точно указывать, чем конкретно управлять, т. е. объект
управления, а также каким образом должен проходить процесс
усвоения («присвоения»,.по А. Н. Леонтьеву) учащимся различ­
ных видов деятельности, в первую очередь познавательной;

б) указывать необходимый набор независимых характеристик
(переменных) объекта управления для определения содержания
информации, которую нужно передавать обучаемому и которую
нужно получать по каналу обратной связи для корректировки;

в) указывать основные этапы, т. е. переходные состояния (или
промежуточные результаты) усвоения, чтобы обеспечивалось
управление во время перехода процесса из одного качественно­
го состояния в другое.

Таким образом, «для развития программированного обучения необходима такая теория обучения, которая рассматривает про­цесс учения как формирование познавательной деятельности учащихся, располагает системой независимых характеристик этой деятельности и знанием основных этапов ее становления


как перехода из плана общественного опыта в план опыта инди­видуального. Этим требованиям удовлетворяет только одна тео­рия — теория поэтапного формирования умственных действий, выдвинутая в начале 50-х годов нашего столетия П. Я. Гальпери­ным» [75; 55].

Каким образом эта теория может быть положена в основу про­граммированного обучения?

Рассматривая обучение как деятельность двустороннюю — обучающего (учителя, преподавателя) и обучаемого (ученика, студента), мы уделяем в данном контексте основное внимание деятельности последнего, так как от нее зависит понимание ус­ловий успешности деятельности учителя, преподавателя.

Вот и проанализируем процесс учебной деятельности обучае­мого, когда используются активные методы програмированного обучения, построенные в соответствии с психологической теори­ей поэтапного формирования умственных действий.

Эта теория понимает под учением определенную деятельность, выполнение которой приводит учащегося к новым знаниям и уме­ниям. «Условимся называть учением, — читаем у П. Я. Гальпери­на, — всякую деятельность, поскольку в результате у ее исполни­теля формируются новые знания и умения или прежние знания и умения приобретают новые качества»1. Учебную деятельность как специфическую, организованную форму учения (как разновид­ность «всякой деятельности») составляет система образующих ее действий со своими целями, объединенных общим мотивом.

В массовом обучении сложился такой порядок: чтобы овла­деть новым для себя действием (деятельностью), человек дол­жен сначала получить полное представление о нем (о ней): знать, что и как нужно выполнять и для чего, а затем научить­ся выполнять все это правильно. В этом и состоит суть традици­онного обучения.

. По теории поэтапного формирования процесс обучения стро­ится иначе: получение знаний и представлений о новой деятель­ности и само обучение выполнению этой деятельности происхо­дит одновременно, т. е. в едином процессе. Это существенное от­личие теории обучения по П. Я. Гальперину от других теорий.

Какова особенность программирования обучения в соответст­вии с данной теорией?

Психологическая структура любой деятельности — это ее цель, средства ее достижения и конечный результат, в котором реа-

1 Гальперин П.Я. О психологических основах программированного обу­чения // Новые исследования в пед. науках. — Вып. IV. — М., 1965. — С. 15.


лизуется цель. Программированное обучение деятельности — это необходимость выбрать определенные средства для достиже­ния цели и организовать управляемый процесс выполнения этой деятельности, чтобы обучаемый смог довести ее до получения за­думанного (намеченного в целевой установке) результата.

Каким образом это реализуется?

Если в бихевиористской (скиннеровской) системе програм­мированного обучения управление процессом осуществляется по принципу «черного ящика», то теория поэтапного форми­рования умственных действий — по принципу «белого (про­зрачного) ящика». В первом случае остаются неизвестными умственные действия обучаемого, приводящие к конечному результату (усвоению материала), тогда как во втором случае система познавательных действий программируется и рацио­нально строится от начала и до конца. Если в первом случае не прослеживается, что и как происходит в голове обучаемо­го («черный ящик»), то во втором случае весь процесс умст­венных действий обучаемого виден шаг за шагом («белый ящик») и управляется, начиная от принятия обучаемым учеб­ной задачи и до выхода продукта усвоения — знаний, умений, навыков. При этом цель обучения совпадает с целью дейст­вия.

Под знаниями авторы программированного обучения (по Гальперину) понимают различные образы, формирующиеся у обучаемого: образы восприятия, памяти, мышления и т. д. Эти образы могут быть (в соответствии с предметом и целью обуче­ния) образами предметов и явлений объективного мира или раз­нообразных действий человека. Под умениями понимается сис­тема действий человека (обучаемого), связанных между собой логикой деятельности и направленных на решение поставлен­ных задач (достижение цели учебной деятельности). А навы­ки — это автоматизированное действие или умение действовать в определенной деятельности.

Словом, программируется цель обучения и в соответствии с ней и последовательный ряд действий, контролируемых и уп­равляемых педагогом, которые в конечном счете воплощаются в результат, т. е. в умение рбучаемого.

Каким образом это осуществляется?

Деятельность (любая) состоит из двух частей: ориентировоч­ной и исполнительной. Обучить человека новой деятельности — это значит создать в его сознании ориентировочную основу (зна­ния, представления о деятельности) для правильного выполне­ния ее исполнительной части.


Для обучения безошибочному выполнению исполнительной части незнакомого действия учащемуся вручается схема ориен­тировочной основы действия (ООД) с подробным указанием по­рядка выполнения всех операций в нужной последовательности и с нужным качеством.

Схема ООД и есть жесткая программа обучения выполнению действия. Но этого недостаточно. Кроме этого, обучаемому необ­ходимо дать учебные задачи, решая которые, он будет выпол­нять означенное действие в самых разных вариациях, диктуе­мых разнообразием условий поставленных задач.

Эти задачи составляют вторую часть программирования обу­чения: если по схеме ООД обучаемый ориентируется в общей ло­гике выполнения деятельности, то тщательно подобранная сис­тема задач моделирует разнообразные условия выполнения дан­ной деятельности, т. е. ориентирует его в многообразии этих ус­ловий, ограниченных тем не менее конкретной целью деятель­ности, воплощаемой в ее конечный результат.

Итак, основными методическими средствами программиро­ванного обучения, организуемого в соответствии с теорией по­этапного формирования умственных действий, являются:

1) схема ориентировочной основы действий (ООД), позволяю­
щая обучаемому безошибочно (правильно, по существу и в нуж­
ной последовательности) выполнять осваиваемые действия (и
деятельность в целом);

2) набор учебных задач, моделирующих самые разнообразные
ситуации, складывающиеся в реальной действительности при
выполнении данной деятельности.

Обучаемый решает эти задачи, опираясь на схему ООД.

При такой организации деятельности обучаемому не состав­ляет какой-либо трудности безошибочно проделать все действия и операции в ранее незнакомой деятельности, поскольку все они расписаны и наглядно представлены в программе — схеме ООД и наборе учебных задач, так что и ошибиться в принципе невоз­можно.

В итоге обучаемый будет не просто уметь выполнить какую-либо деятельность, но и иметь полное представление о ней, знать и понимать, что и почему совершается именно так, а не иначе. Так процессы формирования знаний и умений слились в едином процессе, происходят одновременно. Знания усваиваются благо­даря деятельности, т. е. в ходе их применения, а не до того.

Такое жесткое программирование выполняемых действий и операций в конечном счете позволяет очень рационально постро­ить процесс обучения, по завершении которого обучаемый ока-


зывается уже готовым к выполнению деятельности на профес­сиональном уровне.

Каким действиям можно так обучать? Ответ на вопрос одно­значен: любым. Например, математическим (геометрическим, арифметическим и т. д.) действиям; речевой деятельности; дея­тельности по регулировке радио- и телеаппаратуры, по наладке станков-автоматов и станков с ЧПУ, радиолокационному слеже­нию за летающими объектами, деятельности практического психолога по проведению групповой психотерапии и т. п.

Здесь специально приведены отдельные и далекие друг от дру­га примеры с таким расчетом, чтобы продемонстрировать воз­можности реализации данной теории при программированном обучении самым разным видам деятельности, среди которых есть такие, где преобладают мыслительные действия (математи­ка, правописание, юриспруденция и т. д.) и где наряду с ними значительное место занимают физические действия (наладка станков), перцептивные (радиолокация), речевые действия (уст­ный монолог, психотерапевтическое воздействие словом) и т. д.

Каким же образом при столь жестком программировании всех формируемых действий обеспечивается творческое мышление обучаемого, складываются его умения и способности свободно ориентироваться в научной и практической информации, прояв­лять самостоятельность в мыслях и действиях?

В этом случае программируется сама деятельность учения (познавательная), а учение направлено на то, чтобы научиться выполнять практические задачи: работать пилой и топором, как столяр, печатать на машинке или клавиатуре компьютера, управлять автомобилем или пилотировать самолет, сопровож­дать воздушные цели на экране радиолокатора и т. д.

Учебная деятельность преследует цель научить человека уме­нию выполнять виды деятельности, которые имеют свою стро­гую логику (мыслительные и вообще познавательные действия) или столь же строгую технологию (все практические действия). Нарушение строгой логики или строгой технологии в процессе выполнения деятельности приводят или к срыву деятельности, или к неверному результату. Задача как раз и заключается в том, чтобы при обучений учащийся привык действовать без­ошибочно. Программированное обучение обеспечивает такую безошибочность: схема ООД отражает цепочку последователь­ных действий (и операций), которая ведет обучаемого шаг за шагом к нужному результату, не давая ему отклониться от ло­гики (или технологии) деятельности, т. е. исключая всякую ошибку.


Может показаться, что именно эта безошибочность, однознач­ность действий (как того требует «железная» логика деятельно­сти) лишает обучаемого творчества, свободы поиска и выбора ва­риантов действий. Где уж тут до размышлений и рассуждений, когда каждый шаг жестко предопределен схемой ООД, — дума­ют те, кто впервые знакомится с теорией поэтапного формирова­ния умственных действий.

Что тут ответить? Да, схема ООД действительно жестко про­граммирует освоение деятельности, потому что такова сама объ­ективная логика (технология) деятельности, а схема ООД отра­жает ее, так как иначе деятельность не будет выполнена пра­вильно.

Однако творчество и вообще мышление, в том числе репродук­тивное, необходимо при решении задач, моделирующих разно­образные реальные действия и виды деятельности, выполняе­мые в строгом соответствии с представленной в схеме ООД логи­кой. Именно многообразие выполняемых видов деятельности и соответственно многообразие моделирующих их учебных задач, решаемых при их выполнении, требует максимума мыслитель­ных действий и творческих усилий обучаемых.

Разумеется, и сами задачи должны отвечать требованиям творчества, стимулировать мышление, т. е. не быть шаблонны­ми, догматическими, ориентированными лишь на воспроизведе­ние ответа по памяти или по непосредственному восприятию. Поэтому само составление задач или их подбор из реальной дей­ствительности представляют (после составления схемы ООД) вторую часть работы по программированию обучения.

Эта часть работы требует учета психологических законов мышления, о чем речь пойдет при рассмотрении проблемного обучения. А здесь мы ознакомимся с характеристикой учебных задач, решаемых на основе схемы ООД, и моделирующих ситуа­ции, возникающие в осваиваемой деятельности. Основное требо­вание к задачам в интересующем нас аспекте — это моделирова­ние неопределенности, противоречивости ситуации, чтобы нахо­ждение ответа зависело от мыслительных действий обучаемого.

С этой точки зрения все учебные задачи можно разделить ус­ловно на три типа: предметные, логические и психологические, которые в свою очередь могут быть разделены на группы, разли­чающиеся по механизму вызываемых ими мыслительных дей­ствий.

Предметные типы задач. При их решении учащемуся при­ходится ориентироваться в некотором предметном поле, в кото­ром могут «размещаться» не только предметы (вещи), но и лю-


ди, живые организмы, а также их модели в виде фотографий, рисунков, чертежей, схем, макетов, компьютерных изображе­ний и т. д. Ориентирование в предметном поле — это действия мыслительные, когда человек по определенным, известным ему признакам находит в нем объекты, производит их мысленную классификацию, чтобы оперировать только значимыми объек­тами, которые позволяют решить задачу.

Логические типы задач. Это такие задачи, которые требуют для их решения рассуждений по законам логики, т. е. действий в уме, без какой-либо опоры на внешние материальные объекты-ориентиры. Рассуждения направлены на выявление условий за­дачи, т. е. на выяснение того, какие данные действительно нуж­ны для решения задачи, какие надо отсеять как лишние, а какие данные, необходимые для успешного решения задачи, отсутст­вуют в ее формулировке. Их надо востребовать у обучающего (преподавателя) или найти самому обучаемому.

Психологические типы задач. Они отличаются от предыду­щих типов тем, что могут провоцировать ошибочные действия обучаемого, потому что существенные моменты, имеющие пря­мое отношение к решению задачи, могут быть скрыты за несу­щественными. От субъекта требуются ум и воля, чтобы не под­даться соблазну идти по легкому пути, не следовать за ложной подсказкой мнимого ориентира, сбивающего на неверный путь решения. От обучаемого требуется вдумчивость в действиях, спокойная рассудительность при анализе условий задачи.

Для лучшего уяснения психологических особенностей каждо­го из типов задач приведем несколько примеров.

К предметному типу относятся мыслительные задачи, сопро­вождающие перцептивные и физические (двигательные) дейст­вия, выполняемые, например, при работе на технике или меха­нической выборке предметов по известным критериям, сорти­ровке и выбраковке изделий и т. п. Так, при обучении радиоло­кационному сопровождению летающего объекта необходимы за­дачи на опознание цели как своего или чужого, отличение цели от помехи и т. д. Чтобы обучаемые научились безошибочно при­нимать решения и действовать, им в процессе обучения предъ­являются нужные объекты вперемешку с ненужными, а в небе создается сложная обстановка с помехами и т. д.

Для обучения психологии в учебных задачах предметного ти­па могут моделироваться ситуации, встречающиеся в деятель­ности практического психолога, как, например, определение психического состояния людей по их поведению, действиям, ре­пликам и т. д., классификация нарушений психики по типу де-


виантного поведения и т. д. Все задачи, решаемые на основе ри­сунков, чертежей, схем и т. д., тоже относятся к предметным типам задач.

Чтобы предметные задачи стимулировали мышление обучае­мого, они должны быть оригинальными, не набившими оскоми­ну своей обыденностью, относящимися к непривычным обстоя­тельствам, к редким или даже маловероятным ситуациям. Не­смотря на нетривиальность задач, обучаемые почти во всех слу­чаях успешно их решают, так как руководством к их безошибоч­ным мыслительным действиям всегда служит схема ООД. А ес­ли решают и не во всех случаях, то это можно объяснить случай­ными причинами: невнимательностью, спешкой или отсутстви­ем у отдельных индивидов достаточного желания (мотивации).

Логические типы задач можно для начала проиллюстриро­вать на примере такой задачи: «Имеется 20 лошадей и три ко­нюшни, каждая из которых может вместить до 12 голов. Нуж­но разместить лошадей так, чтобы ни в одной из конюшен не бы­ло четного их количества. Как это сделать? »

Всякий, знающий правила арифметики, начинает обычно ма­нипулировать приведенными здесь числами, пробуя разные ва­рианты разделения числа 20 на 3 группы, и довольно скоро при­ходит к выводу, что задачу невозможно решить. Между тем за­дача вполне разрешима с точки зрения жизни. Она неразреши­ма лишь со школярской точки зрения, так как арифметика у/шт оперировать числами, а не решать жизненные проблемы. Поэто­му в школьных задачниках содержатся только такие примеры, в которых каждое число должно быть «задействовано».

А в жизни не всегда так. В частности, имея 3 конюшни с об­щей вместимостью в 36 лошадей, хозяин необязательно должен разместить 20 лошадей во все три, а, соблюдая условие задачи, может разместить в двух конюшнях соответственно 9 и 11 жи­вотных, оставляя третью конюшню свободной.

Почему многие (почти все, кто впервые решает эту задачу) не справляются с ней? Да потому, что привыкли к школьным за­дачникам, где ставятся одни цели (научить считать, вычислять, оперировать числами), а в данной задаче стоит совсем другая цель: рационально (с точки зрения, конечно, условий задачи) разместить в имеющихся конюшнях известное количество ло­шадей. Тут требуется логический анализ условий задачи, а не манипулирование числами для получения какого-то чисто арифметического результата.

По этой простейшей задаче видно, что в ней есть не только не­обходимые и достаточные для ее решения данные, но и лишние.



В частности, третья конюшня лишняя, и она может быть остав­лена пустой. Не нужно и число 12 для чисто арифметического решения задачи. Формирование умения решать логические ти­пы задач наподобие приведенной и является свидетельством творческого характера мышления обучаемого, способного мыс­лить не схоластически, а применительно к реальным жизнен­ным ситуациям.

Какие разновидности задач логического типа можно преду­смотреть в наборе для обучения мыслительным действиям?

Всего их четыре разновидности: 1) задачи, содержащие все не­обходимые данные, но без лишних (условно: А + В, где «А» — это наличие необходимых данных, «В» — лишние, а с минусом «В» — отсутствие лишних); 2) задачи, содержащие как необхо­димые, так и лишние данные (А + В); 3) задачи, в которых нет лишних данных, но нет и некоторых необходимых (А + В), и, на­конец, 4) задачи, в которых при наличии лишних данных есть не все необходимые (А + В).

Допустим, изучается законодательство. Необходимо форми­ровать умение действовать со знанием законом при решении ка­кой-нибудь правовой задачи.

Возьмем пример такой задачи, в решении которой пришлось участвовать психологам. Она была предъявлена студентам соци­ального университета.

Мать солдата по совету школьного психолога и психолога го­родского отдела социальной защиты населения обратились к министру обороны РФ: «В связи с тяжелым семейным положе­нием, — писала она, — прошу досрочно уволить из армии наше­го сына. В семье еще двое младших детей: дочь и сын. Сама я не­здорова. Муж находится на лечении от алкоголизма. Дочь свя­залась с нехорошей компанией, тоже стала пить, школу броси­ла. Младший сын тоже не считается со мной, ждет старшего бра­та, который является для него примером для подражания. Очень боюсь упустить его, но не знаю, как быть. Работаю по пол­торы смены санитаркой в больнице, стараюсь заработать больше денег. Но ничего не получается, нет ни денег, ни времени, что­бы уследить за сыном. Где выход? Только в приезде старшего сы­на. Обратилась в районный военкомат, там сказали, что уволить его не можем, нет, мол, у нас такого права и что это «не наш во­прос». Тогда обратилась в область, чтобы по закону (двое ижди­венцев) решили мой вопрос. Областной военком наложил резо­люцию: «Начальнику ... отдела. Продумайте, как помочь жен­щине в рамках действующего закона». А начальник этого отде­ла направил мне ответ: «Обратитесь непосредственно к команди-


ру части. Возможно, он найдет путь для решения вашей пробле­мы». А командир части обратился с письмом к райвоенкому с просьбой ознакомиться с нашим семейным положением, в част^ ности просил узнать о моем здоровье, установить, действитель­но ли муж находится на лечении, дочь бросила школу, а млад­ший сын на грани этого. Вот и тянется решение моего вопроса вот уже скоро год», — писала женщина и просила оказать воз­действие на военкоматы.

Вот текст, рисующий ситуацию.

Задача для студентов: дать правовую оценку ситуации.

Обучаемым предстояло решить, какие правовые нормы долж­ны быть применены к данному случаю и насколько правильно подошли к просьбе матери солдата упомянутые здесь должност­ные лица.

В процессе решения задачи обучаемые выявили из ее текста, что для правильного правового решения тут есть лишние дан­ные, не проясняющие, а, наоборот, затемняющие ситуацию (отец пьющий и лечится). Эти данные не имеют значения с точ­ки зрения закона о воинской обязанности, в то время как не хва­тает сведений, нужных для правового анализа и касающихся оговоренных в законе условий: сколько лет детям, есть ли меди­цинское заключение о здоровье пишущей, когда был призван в армию ее сын. Может быть, служить-то осталось совсем немно­го, так что не стоит затевать новую переписку. Хотя может быть и наоборот: в момент отправки письма в райвоенкомат, т. е. год назад, сын был только что призван, тогда встанет вопрос о пра­вовой обоснованности призыва. Словом, обучаемые, ориентиру­ясь по схеме ООД, вполне грамотно оценили ситуацию и попро­сили предоставить недостающие сведения.

В реальной правовой практике (а не в учебной обстановке) должностным лицам в данной ситуации следовало бы дополни­тельно запросить необходимые данные или самим прояснить си­туацию, а не переадресовывать друг другу письмо солдатской ма­тери. Такую примерно оценку обучаемые дали районному и обла­стному военкомам, начальнику отдела облвоенкомата, а действие командира части одобрили, хотя и у него могло быть более ради­кальное решение. В частности, он должен был в запросе спросить, подпадает ли положение семьи данного солдата под соответствую­щие статьи Закона (указать номера статей), в которых предусмот­рены льготы по семейным обстоятельствам. Это бы позволило не затягивать переписку и быстрее прийти к решению.

Приведенный пример показывает, как можно с помощью зада­чи логического типа заставить работать мышление. И оно пра-


вильно функционирует при анализе незнакомой ситуации и при­водит к верному с юридической точки зрения выводу, хотя са­мо правовое знание обучаемых только тут и начинает формиро­ваться. Это стало возможным только благодаря тому, что сту­дентам вручили ориентирующую схему действий (ООД), на ко­торую были выложены все законоположения, относящиеся к призыву и увольнения военнослужащих срочной службы (сол­дат и матросов).

Интересный эффект дает решение задач психологического ти­па, которые строятся на противоречиях между понятийными и наглядными характеристиками явлений и предметов. В практи­ческой жизни такие задачи возникают довольно часто, особенно в процессе выполнения недостаточно освоенной деятельности. И если студент не научится отличать кажущееся от сущего, иллю­зорное от подлинного, случайное от необходимого, то будет со­вершать неправильные действия, получать нежелательные ре­зультаты — словом, ошибаться.

Во избежание этого и даются психологические типы задач, ко­торые помогают придать формируемому действию такое качест­во, как способность ориентироваться на существенные характе­ристики действия несмотря ни на какие отвлекающие, внешне похожие признаки, не относящиеся к нему.

Например, на экране радиолокатора высвечивается какая-то новая точка на том месте, где должен был бы быть самолет, под­летающий к аэродрому. И вдруг эта точка при следующем пово­роте антенны раздвоилась: одна часть пошла резко вниз, а дру­гая продолжала движение по маршруту ранее наблюдавшегося самолета.

Что же произошло? Появилась новая цель? Откуда и что именно? Может, что-то оторвалось от самолета? Авария? Или он что-то сбросил с себя специально?

Сразу возникает вопрос, потому что в создавшейся ситуации (т. е. по новой картине на экране радиолокатора) наблюдаемое явление похоже и на новую цель (самолет или вертолет, а может быть, ракета), и на специально созданную помеху (сброшенный металлический предмет), и на случайно оторвавшуюся часть са­молета (аварийный случай).

Этот пример взят из учебной практики курсантов школы ДОСААФ: специально в учебных целях был сброшен и рассыпан с самолета мешок металлических опилок. Хотя в реальной жиз­ни такие запутанные ситуации (столь быстрое раздвоение одной цели) возникают нечасто, но тем не менее оператор РЛС должен научиться быстро и безошибочно ориентироваться в подобной


обстановке. Поэтому и приходится искусственно создавать сложную учебную ситуацию, чтобы придать формируемым дей­ствиям специалиста нужные качества. •

Психологические типы, задач можно различать по таким при­знакам:

а) признаки представленного в задаче явления напоминают
те, которые характеризуют искомое (требуемое, относящееся к
данной деятельности) явление, но на самом деле это нечто дру­
гое (похоже, но не то);

б) наблюдаемые признаки напоминают искомое явление, да и
на самом деле так и есть (и похоже, и то);

в) наблюдаемые признаки вроде бы не относятся явно к иско­
мому явлению, но тем не менее оказывается, что это именно его
признаки (не похоже, а то);

г) по наглядным признакам явления, не совсем напоминаю­
щим искомое, можно заключить, что они принадлежат не ему
(не похоже и не то).

Поскольку в реальной жизни такие ситуации могут встре­чаться, постольку у обучаемого нужно формировать умение ориентироваться безошибочно на существенные признаки иско­мого, не поддаваться иллюзиям зрения или слуха, не прини­мать похожее за то, что нужно для правильного выполнения деятельности, но не пропускать внешне не похожее, но внутрен­не присущее ей. Поэтому в наборе практических учебных задач обязательно должны содержаться такие данные, которые зама­нивают обучаемого в ловушку, провоцируют ошибочное дейст­вие, подают ложные сигналы. Зная об этом, обучаемый должен быть предельно внимателен, не попадаться на хитро замаскиро­ванную уловку, строго следовать принятым критериям оценки ситуаций.

Умение решать задачи психологического типа свидетельству­ет о том, что обучаемый достаточно полно и всесторонне освоил деятельность, все его действия осмысленны, обладают высокой степенью сознательности.

Таковы в общих чертах возможности приложения теории по­этапного формирования умственных действий к программиро­ванному обучению в качестве его научной основы.

Реализация в методике преподавания психологии идей про­граммированного обучения, построенного на любой теоретиче­ской основе, а не только на теории поэтапного формирования ум­ственных действий, требует разработки конкретной методики обучения определенным видам деятельности или отдельным действиям. Например, перцептивным при изучении психиче-


ских познавательных процессов (визуальное наблюдение за по­ведением насекомых, прицеливание при стрельбе из спортивной винтовки, прослушивание шумов в водной среде и т. д.). Каждое из названных действий при подготовке к соответствующему ви­ду деятельности обучаемым необходимо будет отработать прак­тически, а для этого придется разработать для них схемы ориен­тировочной основы действий и составить на осваиваемое дейст­вие набор учебных задач, необходимых для решения.

Преподаватель психологии, конечно, не должен разрабаты­вать методики для подготовки студентов различных специаль­ностей, проходящих обучение в данном вузе. Однако его задача в том, чтобы будущий преподаватель биологии или физики, обу­чаясь в педагогическом вузе и участвуя в практических заняти­ях по психологии, получил достаточно полное представление о возможностях программированного обучения по своему учебно­му предмету на основе теории поэтапного формирования умст­венных действий. Еще лучше, если преподаватель психологии покажет эти возможности на собственном примере, внося эле­менты программированного обучения в методику преподавания своего предмета. Но об этом речь впереди.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-09-18; просмотров: 350. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.067 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7