Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

СОЦИАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ.




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой
За триста с лишним миль от Чимборасо, за сто миль от снегов Котопахи, в самой глуши Эквадорских Анд, отрезанная от мира человеческого, лежит таинственная горная долина - Страна Слепых. <…> Поселенцам, что и говорить, жилось привольно. Их скот тучнел и множился. Одно только омрачало их счастье. Но и этого одного было довольно, чтобы отравить горечью их дни. Странная болезнь напала на них, поражая слепотой всех новорожденных, а иногда и детей постарше. Поколение сменялось поколением. Они многое забыли, многое изобрели. Предание о широком мире, откуда они пришли, приобрело для них туманную окраску мифа. …Он был уроженец горной страны по соседству с Квито, человек, ходивший в море и повидавший свет, по-своему начитанный, ловкий, предприимчивый. Группа англичан, приехавшая в Эквадор лазать по горам, взяла его взамен одного из трех своих проводников-швейцарцев, который заболел. Он лазал с ними повсюду, но при попытке взойти на Параскотопетл - Маттергорн Анд - исчез и считался погибшим. Когда рассвело, они увидели следы его падения. А упавший остался жив. От края склона он пролетел вниз тысячу футов и в снежном облаке упал на снежный склон, еще более крутой, чем верхний. Дальше пошли более отлогие склоны, и по ним он скатился до самого конца и лежал, погребенный в мягких белых сугробах, сорвавшихся с ним вместе и спасших его… Его разбудило пение птиц на деревьях далеко внизу. Нуньес осмотрелся и решил пойти вверх по ущелью, так как увидел, что там оно расширяется, переходя в зеленую луговину, посреди которой он теперь ясно различал скопление каменных хибарок необычного вида. <…> Вид у них был странный, да и вся долина, чем дольше он на нее смотрел, тем она ему казалась удивительней. Большую часть ее занимал сочный, зеленый луг, точно звездами, усыпанный красивыми цветами и обводненный с редкой заботливостью; покосы, видимо, производились здесь планомерно по участкам. <…> Дома в деревне не жались в кучу, как в знакомых ему горных деревнях, - они выстроились двумя сплошными рядами по обеим сторонам центральной улицы, на диво чистой; тут и там их пестрые фасады прорезала дверь, но не видно было ни одного окна. Фасады были пестры какой-то беспорядочной пестротой - обмазаны цементом, где серым, где бурым, где аспидно-черным или исчерна-коричневым. Эта нелепая обмазка и вызвала у Нуньеса впервые мысль о слепоте. "Ну и наляпал человек! - подумал он. - Верно, был слеп, как летучая мышь". Он спустился по круче и подошел к стене и каналу, окружавшим долину, к тому месту, где канал каскадом тонких колеблющихся струй выбрасывал избыток воды в глубину ущелья. Теперь Нуньес видел в дальнем конце луговины много мужчин и женщин, которые сидели на стогах скошенной травы, как будто отдыхая; поближе к деревне - ватагу валявшихся на земле детей, а еще ближе, совсем неподалеку, - трех мужчин, несших на коромыслах ведра по дорожке, что тянулась от окружной стены к домам. … Они шли гуськом, медленным шагом и позевывая на ходу, точно не спали всю ночь. Их осанка была так степенна и такой у них был успокоительно-благополучный и благопристойный вид, что Нуньес после минутного колебания выпрямился на своем уступе во весь рост, стал на самом видном месте и крикнул что есть силы. Эхо раскатилось по, долине. Трое остановились и завертели головами, как будто озираясь. Нуньес опять закричал, потом еще раз, вновь замахал руками - все так же безуспешно, и тут вторично слово"слепой" всплыло в его сознании. "Дурачье! Слепые они, что ли?" - подумал он. Когда наконец, накричавшись и позлившись вдосталь, Нуньес пересек по мостику канал, отыскал в стене калитку и подошел к ним, он убедился, что они и в самом деле слепы. - Человек, - сказал один на языке, в котором Нуньес едва узнал испанский. - Это человек - человек или дух, вышедший из скал. А Нуньес подходил уверенным шагом юноши, вступающего в жизнь. Старые сказания о затерянной долине и Стране Слепых всплывали в памяти, и в мысли вплеталась припевом старая пословица: "В Стране Слепых и кривой - король". Очень учтиво он поздоровался со слепцами. Он с ними говорил, а сам глядел в оба. - Откуда он, брат Педро? - спросил один. - Я пришел из-за гор, - сказал Нуньес, - из страны за горами, где люди - зрячие. Из окрестностей Боготы - города, где живут сто тысяч человек и который тянется так далеко, что глазу не видно, докуда. Они напугали его, двинувшись разом навстречу, каждый с вытянутой вперед рукой. Он отпрянул на шаг от этих наведенных на него растопыренных пальцев. - Поди сюда, - сказал третий слепец, подступив к нему так же на шаг, и мягко обхватил его. Слепцы держали Нуньеса. Ни слова не добавив, они принялись его ощупывать. - Осторожно! - крикнул он, когда ему ткнули пальцем в глаз. И убедился, что глаз с трепещущими веками кажется им странным. Они ощупали его глаза вторично. - Странное создание, Корреа, - сказал тот, кого звали Педро. - Какой у него жесткий волос! Как у ламы. - Итак, ты пришел в мир? - спросил Педро. - Пришел из мира. Из-за гор и ледников; прямо из-за тех вершин, что на полдороге к солнцу. Из большого, большого мира, который простерся на двенадцать дней пути, до самого моря. Они как будто и не слушали его. - Отведем-ка его к старейшинам, - предложил Педро. - Сперва покричим, - сказал Корреа, - чтобы нам не напугать детей. Ведь это - чудище. Они стали кричать, а Педро пошел впереди и взял Нуньеса за руку, чтобы повести его к домам. Нуньес отдернул руку. - Я же зрячий, - сказал он. - Зрячий? - переспросил Корреа. - Да, зрячий, - повторил Нуньес, обернувшись к нему, и споткнулся о ведро Педро. - Его чувства еще несовершенны, - сказал третий слепец. - Он спотыкается и говорит бессмысленные слова. Веди его за руку. - Как хотите, - сказал Нуньес и, усмехнувшись, дал себя вести. Как видно, они ничего не знают о зрении. Ладно, придет время, он им покажет, что это за штука! Послышались возгласы, и он увидел толпу, собравшуюся на главной улице. Эта первая встреча с населением Страны Слепых обернулась для него тяжелым испытанием нервов и терпения - куда более тяжелым, чем он ожидал. Деревня была больше, чем казалась ему издалека, а штукатурка домов выглядела еще несуразней. Дети, мужчины и женщины (он с удовольствием отметил, что иные женщины и девушки были хороши собой, хотя глаза и у них были закрыты и вдавлены) обступили его толпой, хватали, ощупывали мягкими ладонями, обнюхивали, вслушивались в каждое слово. Все же многие девушки и дети пугливо сторонились его. Да и в самом деле голос его был резок и груб по сравнению с певучими голосами слепцов. Его совсем затолкали. Три его проводника с видом собственников не отступали от него ни на шаг и беспрестанно повторяли: - Дикий человек со скал. - Богота, - сказал он. - Богота. За горным хребтом. - Дикий человек говорит дикие слова, - пояснил Педро. - Вы когда-нибудь слышали такое слово - "богота"? Его ум еще не сложился. Речь у него только в зачатке. Маленький мальчик ущипнул его за руку. - Богота, - передразнил он. - Его имя - Богота, - решили слепцы. - Он спотыкается, - сказал Корреа. - Когда мы шли сюда, он два раза споткнулся. - Отведем его к старейшинам. Его вдруг втолкнули через дверь в комнату, где было темным-темно и только в дальнем углу слабо тлел огонь. Толпа ввалилась за ним, закрыв последний доступ дневному свету, и Нуньес с разлету грохнулся прямо на вытянутые ноги сидящего человека. Еще кого-то его вскинутая рука, когда он падал, задела по лицу. Он ощутил под ладонью что-то мягкое, услышал сердитый окрик и с минуту отбивался от множества схвативших его рук. Он понял свое положение и затих. - Я упал, - сказал он. - У вас тут не видно ни зги. Наступило молчание, как будто невидимые люди вокруг старались понять его слова. Потом послышался голос Корреа: - Он лишь недавно сотворен, он спотыкается при ходьбе и пересыпает свою речь бессмысленными словами. Чей-то старческий голос стал допрашивать его, и Нуньес попробовал рассказать о большом мире, откуда он упал к ним, о небе, о горах, о зрении и других подобных чудесах - рассказать о них этим старейшинам, сидевшим во мраке в Стране Слепых. Но что он им ни говорил, они ничему не верили и ничего не понимали. На веку четырнадцати поколений эти люди были слепы и отрезаны от зрячего мира. Нуньес постепенно это понял; ожидание, что слепцы в изумлении склонятся перед его происхождением и дарованиями, не оправдалось; и когда его жалкая попытка объяснить им, что такое зрение, была отвергнута, сочтена за бессвязный бред вновь сотворенного человека, старающегося описать свои неясные ощущения, он сдался и, подавленный, слушал их назидания. И вот старейший среди слепых стал раскрывать ему тайны жизни, философии и веры. Он поведал Нуньесу, как время разделилось на жаркое и холодное (у слепых это значило день и ночь), и объяснил, что в жаркое время положено спать, а работать надо, пока холодно. И что сейчас весь город слепых не спит только по случаю его, Нуньеса, появления. Он сказал, что Нуньес, несомненно, для того и создан, чтобы учиться приобретенной ими мудрости и служить ей, и что, несмотря на недоразвитость своего ума и неловкость движений, он должен мужаться и упорствовать в учении, - и эти слова все столпившиеся у входа встретили одобрительным ропотом. Потом он сказал, что ночь (слепые день называли ночью) давно наступила и всем надлежит вернуться ко сну. <…> - Го-го! Сюда, Богота, сюда! - услышал он голос из деревни. Он встал ухмыляясь. Сейчас он раз навсегда покажет этим людям, что значит для человека зрение. Они его станут искать и не найдут. - Что же ты не идешь, Богота! - сказал голос. Он беззвучно засмеялся и, крадучись, сделал два шага вбок от дорожки. - Не топчи траву, Богота: этого делать нельзя. Нуньес сам еле слышал шорох своих шагов. Он остановился в изумлении. Человек, чей голос его кликал, бежал по черно-пегой мощеной дорожке прямо на него. Нуньес опять вступил на дорожку. - Вот я, - сказал он. - Почему ты не шел на зов? - спросил слепец. - Что, тебя надо водить, как младенца? Ты разве не слышишь дороги, когда идешь? Нуньес засмеялся. - Я вижу ее, - сказал он. - Нет такого слова "вижу", - сказал слепой, помолчав. - Брось свой вздор и ступай за мной на звук шагов. Нуньес, досадуя, пошел за ним. - Придет и мое время, - сказал он. - Ты научишься, - ответил слепой. - В мире многому надо учиться. - А ты слыхал поговорку: "В Стране Слепых и кривой - король"? - Что значит слепой? - небрежно бросил через плечо слепец. Прошло четыре дня, и пятый застал короля слепых все еще скрывающимся среди своих подданных в обличье неуклюжего, никчемного чужака. Удивительно, как уверенно и точно двигались они в своем упорядоченном мире. Все было здесь приспособлено к их нуждам, каждая из дорожек, расходившихся лучами по долине, шла под определенным углом к остальным и распознавалась по особой нарезке на закраине. Все препятствия, все неровности на дорожках и лугах были давно удалены, все навыки и весь уклад слепых, естественно, возникали из тех или иных потребностей. <…> Их обоняние было чрезвычайно тонко; они по-собачьи, чутьем распознавали индивидуальные различия; уверенно и ловко справлялись с уходом за ламами, которые жили в скалах наверху и доверчиво подходили к ограде, чтобы получить корм или укрыться под кровом. … Ему пришло на ум схватить лопату, повалить двух-трех из них на землю и в честной борьбе доказать им превосходство зрячего. Следуя своему решению, он уже схватил лопату, и тут он узнал о себе нечто для него самого неожиданное: что он просто не может хладнокровно ударить слепого. <…> - Вы не понимаете! - крикнул он громким голосом, который должен был звучать сильно и властно, а прозвучал надорванно. - Вы слепые, а я зрячий. Оставьте меня! - Богота! Положи лопату! И не ходи по траве. Последний приказ, чудовищный в своей вежливой снисходительности, его взорвал. - Я вас изувечу! - взревел он, захлебываясь от бешенства. - Видит бог, я изувечу вас! Оставьте меня! Ужас охватил его. В исступлении он кидался туда и сюда, увертывался, когда в том не было нужды, и, торопясь смотреть сразу во все стороны, спотыкался. Была секунда, когда он, споткнувшись, растянулся на земле, и они слышали его падение. Далеко впереди в окружной стене виднелась открытая калитка; это было как просвет в небо. Он кинулся к ней стремглав. Он даже не оглянулся ни разу на преследователей, пока не достиг той калитки. Шатаясь, он прошел по мосту, вскарабкался вверх по скалам, к изумлению и ужасу молодой ламы, которая тотчас ускакала от него, и лег, задыхаясь, наземь. Два дня и две ночи он провел за стеной Долины Слепых, без пищи и крова и размышляя о полученном им неожиданном уроке. В конце концов он приполз к стене Страны Слепых с намерением заключить мир. Он полз вдоль канала и звал, пока к воротам не вышли двое слепых. Он вступил с ними в переговоры. - Я был безумен, - сказал он, - но я только недавно создан. Это им понравилось. Он сказал, что стал теперь умнее и раскаивается в своих проступках. И тут неожиданно для себя он расплакался, потому что был слаб и болен, но они это сочли за добрый знак. Его спросили, считает ли он по-прежнему, что умеет "видеть". - Нет, - сказал он. - То было безумие. Это слово ничего не значит, меньше чем ничего. <…> Он опять истерически разрыдался. - Не спрашивайте больше ни о чем, дайте мне сперва поесть, или я умру. Он ожидал жестокого наказания, но слепые умели проявить терпимость. Они усмотрели в его мятеже лишь новое доказательство того, что он слабоумный и стоит на низшей ступени развития. Его просто выпороли и велели ему исполнять самую тяжелую черную работу, какая только нашлась, и он, не видя, как иначе заработать свой хлеб, покорно делал, что ему приказывали. Но его заставляли лежать в темноте, что было для него большим лишением. <…> Так Нуньес сделался гражданином Страны Слепых. Жители ее уже не сливались для него в однородную массу, а приобрели в его глазах свои индивидуальные особенности, между тем как мир за горами становился все более далеким, нереальным. Здесь, в новой жизни, был его хозяин Якоб - добродушный человек, если его не раздражать. Был племянник Якоба - Педро; и была Медина-Саротэ, младшая дочь Якоба. Ее не слишком ценили в мире слепых, потому что у нее были точеные черты лица, и ей недоставало той приятной шелковистой гладкости, которая составляет для слепого идеал женской красоты. Но Нуньес с самого начала находил ее красивой, а теперь считал красивейшим созданием на земле. Голос ее, густой и звучный, не удовлетворял взыскательному слуху жителей долины. Вот почему у нее не было жениха. Наступила пора, когда Нуньес стал думать, что, получи он ее в жены, он безропотно остался бы в долине до конца своих дней. Мысль о женитьбе Нуньеса на Медине-Саротэ вызвала сначала сильные возражения: не потому чтобы девушку очень ценили, а просто потому, что Нуньеса считали существом особого рода - кретином, недоразвитым человеком, стоящим ниже допустимого уровня. Сестры злобно воспротивились, говорили, что девушка навлекает позор на всю семью. А старый Якоб, хотя и был по-своему расположен к неуклюжему, послушному рабу, только покачивал головой и твердил, что это невозможно. Всю молодежь приводила в ярость мысль о порче расы… Потом некоторое время спустя одного премудрого старейшину осенила мысль. Среди своего народа он слыл большим ученым, врачевателем и обладал философским, изобретательным умом. И вот у него явилась соблазнительная мысль излечить Нуньеса от его странностей. Однажды в присутствии Якоба он опять перевел разговор на Нуньеса. - Я обследовал Боготу, - сказал он, - и теперь дело стало для меня ясней. Я думаю, он излечим. - Я всегда на это надеялся, - ответил старый Якоб. - У него поврежден мозг, - изрек слепой врач. Среди старейшин пронесся ропот одобрения. - Но спрашивается: чем поврежден? Старый Якоб тяжело вздохнул. - А вот чем, - продолжал врач, отвечая на собственный вопрос. - Те странные придатки, которые называются глазами и предназначены создавать на лице приятную легкую впадину, у Боготы поражены болезнью, что и вызывает осложнение в мозгу. Они у него сильно увеличены, обросли густыми ресницами, веки на них дергаются, и от этого мозг у него постоянно раздражен, и мысли неспособны сосредоточиться. - Вот что? - удивился старый Якоб. - Вот оно как... - Думается, я с полным основанием могу утверждать, что для его полного излечения требуется произвести совсем простую хирургическую операцию, а именно удалить эти раздражающие тельца. - И тогда он выздоровеет? - Тогда он совершенно выздоровеет и станет примерным гражданином. - Да будет благословенна наука! - воскликнул старый Якоб и тотчас же пошел поделиться с Нуньесом своей счастливой надеждой. <…>

 

 

СОЦИАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ

... И вот общественное мненье!

Пружина чести, наш кумир! И вот на чем вертится мир!

Пушкин А. С. «Евгений Онегин»

 

Социальный контроль: экспектации, нормы и санкции. Со­циальные нормы. Виды санкций. Формы социального контроля.

 

Люди не свободны поступать так, как им хочется. Человек свя­зан с обществом, в котором он проживает и огромным количеством нормативных систем.

Общество значительно определяет жизнедеятельность человека. Так, воспитываясь в опре­деленной социальной среде и усваивая с детства те или иные шаб­лоны поведения, формируя собственные цели и ценности, инди­вид ориентируется на окружающий социум. Даже в том случае, когда человек отрицает социальные нормы окружения, он все равно ориентируется на них.

Социальный контроль - это влияние общества на установки, представления, ценности, идеалы и поведе­ние человека. В широком социально-психологическом смысле со­циальный контроль охватывает все возможные сферы влияния.

Нормы выполняют регулятивную функцию как по отношению к конкретному человеку, так и по отношению к группе. Чем дольше существует группа, тем более стабильными и жест­кими являются нормы.

Например, группа абитуриентов почти не имеет устойчивых групповых норм в отличие от группы студентов­-старшекурсников. Когда нормы закрепляются, они начинают ре­гулировать внутригрупповые отношения. Поэтому в группе аби­туриентов социальный контроль значительно слабее, чем в группе студентов-старшекурсников. Старшекурсники уже хорошо знают друг друга и знают, что от кого можно ожидать. Студенту стар­шего курса невозможно изменить свое поведение или манеры, не вызывая удивления окружающих, в то время как абитуриент мо­жет делать это совершенно свободно.

 

Социальные нормы имеют вполне определенные особенности и признаки.

Наиболее значимыми признаками социальных норм являются:

Общезначимостьнормы не могут распространяться только на одного или нескольких членов группы или общества, не затрагивая поведение большинства.

Даже если по социальному статусу человек может проигнорировать нормы, вряд ли он спо­собен сделать это, не вызывая негативного общественного

мне­ния.

Если нормы являются общественными, то они общезначимы в рамках всего общества;

Если нормы являются групповыми, то их общезначи­мость ограничивается рамками данной группы.

Явное нарушение норм воспринимается на уровне общественного или группового сознания как вызов.

Есть нормы, которые являются эталонами поведения только в малых группах и связаны с определенными традициями.

Посто­ронний человек, попав в группу и не зная ее норм, может почувст­вовать неловкость.

Поэтому, когда субъект первый раз принимает участие в каком-то собрании или приходит на праздник в незна­комую компанию, он прежде всего старается понять нормы груп­пы, т. е. уяснить, что принято и чего не принято здесь делать.

Индивид не может прий­ти в незнакомую группу и диктовать там правила (за редким ис­ключением). Такое поведение будет расценено по меньшей мере как оскорбительное.

 

Вторым признаком норм является возможность применения группой или обществом санкций - наград или наказаний, одобре­ния или порицания.

 

Третий признак нормы ­наличие субъективной стороны, проявляется в двух аспектах:

во­первых, человек вправе решать сам, принимает или не принимает он нормы группы или общества, будет или не будет их выполнять, и если будет, то какие именно;

во-вторых, индивид сам ожидает от других людей определенного поведения, соответствующего тем или иным нормам.

 

Стремление человека к психологическому комфорту будет на­правлять его к установлению баланса между внешним и внутрен­ним миром.

Если субъект патологически нарушает социальные нормы, это называется феноменом социопатии или антисоциальное по­ведение и рассматривается как одна из наиболее сложных форм социальной дезадаптации человека.

 

Четвертый признак социальных норм - взаимозависимость.

В обществе нормы взаимосвязаны и взаимообусловлены, они об­разуют сложные системы, регулирующие действия людей.

Норма­тивные системы могут быть различными, и это различие иногда содержит в себе возможность конфликта, как социального, так и внутриличностного.

Некоторые социальные нормы противоречат друг другу, ставя человека в ситуацию необходимости выбора. Такое противоречие - естественное явление, поскольку нормы определяются группами, а группы могут быть самыми разными.

Например, Поведение группы преступников противоречит нормам общества, однако сами преступники имеют свои собственные социальные нормы, нарушение которых может караться весьма жесткими санкциями. Вполне понятно, что нормы общества и нормы такой группы конфликтны. Но они взаимозависимы, ибо действия пре­ступников осуществляются в конкретном обществе и социальной группе с их вполне определенными правилами. В то же время об­щество стремится усовершенствовать нормы и санкции для пре­дотвращения деятельности антисоциальных групп.

 

Пятым признаком или особенностью норм является масштаб­ность.

Нормы различаются по масштабу на собственно социаль­ные и групповые.

Социальные нормы действуют в рамках всего общества и представляют собой такие формы соци­ального контроля, как обычаи, традиции, законы, этикет и т.д.

Действие групповых норм ограничивается рамками конкретной группы и определяется тем, как здесь принято себя вести (нравы, манеры, групповые и индивидуальные привычки).

Есть нормы, которые являются универсальными по масштабу, и их можно от­нести к социальным и групповым (табу).

Если человек явно нарушает социальные нормы, то группа или общество стремится к тому, чтобы заставить его (в более мягкой или жесткой форме) их соблюдать.

В каждом социуме существуют определенные способы или процедуры, при помощи которых чле­ны группы или общество стремятся привести поведение человека к норме.

В зависимости от того, какие именно нормы нарушены, полагается и наказание:

Оно может быть легким, как, например, прекращение разговора или негативная эмоциональная реакция,

а может быть и более жестким, вплоть до привлечения к суду.

 

Все процедуры, при помощи которых поведение инди­вида приводится к норме социальной группы, называются санкция­ми.

 

Социальная санкция - мера воздействия, важнейшее средство социального контроля.

Выделяют следующие виды санкций:

негативные и позитивные,

формальные и неформальные.

Негативные санкции на­правлены против человека, отступившего от социальных норм.

По­зитивные санкции направлены на поддержку и одобрение человека, который следует данным нормам.

Формальные санкции налагаются официальным, общественным или государственным органом или их представителем.

Неформальные предполагают обычно реакцию членов группы, друзей, сослуживцев, родственников, знакомых и т.д.

Таким образом, можно выделить четыре типа санкций:

фор­мальные негативные,

формальные позитивные,

неформальные не­гативные,

неформальные позитивные.

 

Например, пятерка за ответ студента на занятии - формальная позитивная санкция. Примером отрицательной неформальной санкции может быть осу­ждение человека на уровне общественного мнения.

Позитивные санкции обычно влиятельнее негативных санкций.

Пример, Для студента подкрепление учебных успехов положительными оценками является более стимулирующим, чем негативная оценка за плохо выполненное задание.

 

Санкции эффективны только тогда, когда су­ществует согласие относительноправильности их применения и авторитета тех, кто их применяет.

Например, наказание ребенок может воспринять как должное, если считает его справедливым, и при на­казании, не соответствующем проступку, ребенок будет считать, что с ним поступили несправедливо, и не только не исправит по­ведения, но, напротив, может проявить реакцию негативизма, де­лая «назло родителям».

 

Основные формы соци­ального контроля.

 

Формы социального контроля - это способы регулирования жизнедеятельности человека в обществе, которые обусловлены различными общественными (групповыми) процессами и связаны с психологическими харак­теристиками больших и малых социальных групп.

Формы социаль­ного контроля предопределяют переход внешней социальной регу­ляции во внутриличностную.

 

Наи­более распространенными формами социального контроля являются:

законы,

табу,

обычаи,

тра­диции,

мораль и нравы,

этикет, манеры, привычки и т.д.

 

Закон - совокупность нормативных актов, обладающих юри­дической силой и регулирующих формальные отношения людей в масштабах государства.

Законы непосредственно связаны с конкретной властью в обществе и определяются ею, что, в свою очередь, ведет к установлению определенного образа жиз­ни.

Многие важные события в жизни (вступление в брак, рождение ребенка, окончание университета и т.д.) непосредст­венно связаны с законами.

Пренебрежение правовыми нормами может привести к негативным социально-психологическим последствиям.

Напри­мер, люди, проживающие в гражданском браке, при юридически неоформленных супружеских отношениях, могут столкнуться с не­гативными санкциями неформального характера.

Закон выступает как активная и действенная форма социального контро­ля.

Табу

Одной из наиболее древних форм социального контроля, предшествующих появлению законов, является табу.

 

Табу система запретов на совершение каких-либо действий или мыслей человека.

В первобытном обществе табу регулирова­ли важные стороны жизни. Считалось, что при нарушении запре­тов сверхъестественные силы должны покарать нарушителя. На уровне современного индивидуального сознания табу чаще всего связаны с суевериями - такими предрассудками, в силу которых многое из происходящего представляется проявлением сверхъес­тественных сил или предзнаменованием.

Например, студент, отправ­ляющийся сдавать экзамен, может изменить путь, если дорогу пе­ребегает черная кошка; молодая мать боится, что чужой взгляд причинит вред младенцу, и т.д. Человек боится, что если ритуал не будет им совершен, то обязательно возникнут неблагоприятные для него последствия. Внутренние табу - это (часто на уровне подсознания) социальные в прошлом запреты.

Обычаи

Обычаи - повторяющиеся, привычные для большинства способы поведения людей, распространенные в данном обществе.

Обычаи усваиваются с детства и имеют характер общественной привычки. Главный признак обычая - распространенность. Обычай опреде­ляется условиями общества в данный момент времени и тем отли­чается от традиции.







Дата добавления: 2015-09-18; просмотров: 206. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.065 сек.) русская версия | украинская версия








Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7