Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Психологические роли коммуникантов.




Психолингвистическое своеобразие ролевого общения позволяет лучше понять трансакционный анализ, разработанный американским психологом Эриком Бёрном. В книге «Игры, в которые играют люди. Психология человеческих отношений. Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы» он предложил свою модель статусно-ролевого взаимодействия людей.

Каждый человек, утверждает ученый, является как бы носителем трех ипостасей, трех составляющих его личности. Это, условно говоря, Родитель (Р), Взрослый (В), Дитя (Д). В каждый момент своей жизни индивид испытывает одно из этих Я (Эго) - состояний.

Дитя ‑- источник наших желаний, влечений, чувств. Здесь жизнерадостность, любопытство, раскованность, беззащитность, доверчивость, неуверенность, несдержанность, радость, интуиция, творчество, фантазия, любознательность, страхи, капризы. Дитя - источник психической энергии личности. Состояние ребенка проявляется в соответствую­щих рече-поведенческих реакциях: «Превосходно!», «Замечательно!», «Здорово!», «Ой, интересно!», «Надоело!», «Занудство!», «Пропади все пропадом», «Жить не хочется!», «Оставьте меня в покое!», «Иди­те все в черту!», «Ой, как я вас люблю!», «Я тебя ненавижу!» и т. п.

Родитель - другой полюс личности. Это авторитетное, или даже авторитарное, начало, носитель незыблемых моральных правил и этикетных норм, диктующих, как именно нужно поступать в конкретной ситуации. Родитель - это наша совесть, это автопилот, сформировав­шийся в результате воспитания и накопления социального опыта. В поведении языковой личности это начало проявляет себя в виде высказываний: «Чтобы было сделано немедленно!», «Сколько можно повторять!», «С вами опозориться можно!», «Как вам не стыдно!», «Какой дурак это сделал!», «Не лезьте не в свое дело!», «Что вы себе позволяете!», «Нельзя...», «Ни в коем случае...», «Даже странно такое слышать...» и т. д.

Взрослый ‑ носитель рационального начала. Эта ипостась личности отвечает за беспристрастный анализ любой жизненно важной информации. Взрослый контролирует действия Родителя и Дитя, выступая посредником между ними. Речевые реакции этого Эго-состояния несут в себе призывы к здравому смыслу: «Давайте разберемся по существу», «Не будем нервничать, проанализируем ситуацию», «По­смотрим на это дело с разных точек зрения», «Возможно, вы правы но я хотел бы изложить свои соображения», «Отбросим эмоции и рассмотрим проблему хладнокровно» и т. п.

Указанные состояния личности могут сменять друг друга несколько раз в течение одного дня. Вот утром звонит будильник: нужно идти на занятия. «Я хочу спать! Идите все к черту!» - кричит в нас Дитя. Но тут же с укоризной выступает Родитель: «Ты., ведь, студент, а сту­дент не должен пропускать лекции!» «Еще есть время собраться и позавтракать. А если лекцию прогуляешь, все равно переписывать надо, да и экзамен - на носу: завалишь - без стипендии останешься», - увещевает Взрослый. Три составляющие нашего сознания ярче всего проявляют себя в межличностной коммуникации. Общаясь, мы невольно надеваем одну из трех масок. И то, какое Я~состояние возьмет в нас верх, в немалой степени зависит от статуса нашего собеседника и осо­бенностей коммуникативной ситуации. Однако и в рамках принятой роли есть возможность выбора той или иной речевой стратегии.

По Бёрну, процесс речевого взаимодействия можно разложить на элементарные обмены «посылами», в каждом из которых есть коммуникативный стимул и коммуникативная реакция (в виде слов, умолчаний, взглядов, отворачиваний друг от друга и т. п.). Такую минимальную единицу общения ученый назвал трансакцией. Сам процесс общения, с его точки зрения, можно рассматривать как серию трансакций. Цель трансакционного анализа состоит в том, чтобы выяснить, какое Я-состояние послало коммуникативный стимул и какое Я-состояние дало коммуникативную реакцию.

В реальном общении возможны различные комбинации Я-состояний собеседников. Одной из разновидностей трансакций выступает взаимодействие по горизонтали. Приведем примеры.

1. Трансакция по модели Р — Р.

Пожилой преподаватель обращается к коллеге:

- Ну и студенты пошли: ничего их не интересует!

‑ Да, мы в их возрасте были другими: на лекцию шли как на праздник.

2. Трансакция по модели В — В.

На научной конференции идет обсуждение доклада.

- Мне близки идеи, высказанные докладчиком, но хотелось бы выс­казать ряд замечаний.

- Я благодарен коллеге за ценные замечания, однако, в свою оче­редь, хотел бы поделиться своими соображениями.

3. Трансакция по модели Д — Д.

Лето. В аудитории жарко. Разговаривают два студента.

- Я совсем испекся. Может, ну ее к черту, эту лекцию! Пойдем на пляж!

-Давай, только тихо, чтобы преподаватель не заметил.

Изображенные трансакции называются параллельными. Анализ реального общения позволил Берну сформулировать важный закон речевого взаимодействия: пока трансакции параллельны, процесс коммуникации протекает бесконфликтно. Существует иной тип параллельных трансакций - психологического неравноправия (Р — Д и Д — Р). Это взаимодействие опеки, заботы, подавления или восхищения, каприза, беспомощности. Отец опекает сына, научный руководитель консультирует дипломника. Аспирант благоговеет перед любимым педагогом.

Разумеется, межличностное взаимодействие не ограничивается одной трансакцией. Оно может протекать довольно длительное время, при этом характер трансакций может неоднократно изменяться. Длительное социально-коммуникативное взаимодействие языковых личностей носит название интеракции. В реальном общении отражением интеракции выступает дискурс – вербализованная в тексте коммуникативная ситуация. Его можно рассматривать как арену, на которой происходит взаимодействие участников коммуникации.

Дискурс, который можно представить в виде параллельных трансакций, как правило, не является конфликтным. Однако не всегда социально-коммуникативное взаимодействие людей протекает столь безоблачно. В пространстве межличностной коммуникации большое (если не сказать - огромное) место занимают коммуникативные конфликты. Изучением их занимается конфликтология.

 

6. Понятие о гендерных ролях

Во всех культурах существуют различия в вербальном поведении мужчин и женщин. Эти различия изучает такое научное направление в лингвистике, как лингвистическая гендерология. Центральным здесь является понятие «гендер», под которым понимается социокультурный пол и его репрезентация, во-первых, в языковой способности личности, во-вторых, в самом языке (формальное выражение рода, определенные гендерные языковые стереотипы), в-третьих, в речевом взаимодействии женской и мужской языковой личности (гендерные предпочтения, речевые жанры, формы речевой субкультуры и пр.).

Поскольку речевое поведение гендеров строится на базе исторически сложившихся стереотипов, зафиксированных в языке, то можно сказать, что гендерные стереотипы - это система представлений о том, как должны вести себя мужчина и женщина. Было установлено, что у мужчин и женщин различны и стратегии поведения, и стратегии речевой коммуникации. Еще Ф.Ницше заметил, что счастье мужчины зовется «Я хочу!», а счастье женщины - «Он хочет!»

Нейропсихологические исследования позволяют утверждать, что специализация полушарий у мужчин и женщин различна. Существуют половые различия в распределении вербальных и пространственных функций между полушариями (С. Спрингер, Г. Дей). Мужчина воспринимает речь преимущественно левым полушарием, а у женщины речевые функции размещаются в обоих полушариях головного мозга, у женщин головной мозг менее асимметричен. Стратегия левого полушария - логическая, стратегия правого - метафорическая, ассоциативно-эмоциональная (Е.И. Горошко). Это объясняет высокую эмоциональность и метафоричность женской речи.

Исследуя память, интеллект и эмоциональность мужчин и женщин, психологи установили, что зрительная память лучше развита у девочек, чем у мальчиков (А.М. Вейн, Б.И. Каменецкая). У мужчин лучше выходят цифровые и пространственные задачи, женщинам же легче даются словесные задачи и задачи на запоминание Принято считать, что женщины реже мужчин скрывают свои эмоции, чаще выражают] «нежные» чувства и ощущают себя обиженными.

Мужчины и женщины играют в обществе определенную социальную роль, т.е. нормативно одобряемый обществом образец поведения, ожидаемый от каждого. Гендерные роли - это представления о том, каким должно быть поведение представителей разных полов в данной культуре (поведение в виде речи, манер и пр.). Гендерный стереотип задает норму, образец социально-одобряемого и социально-допустимого поведения мужчин и женщин. Поскольку мужчина и женщина принадлежат к различным социальным группам и выполняют различные социальные роли, то общество ждет от них определенных моделей речевого поведения. И действительно, существует гендерная дихотомия в речевом поведении. Мужской тип коммуникации - это менее гибкая, но более динамичная и менее ориентированная на собеседника коммуникация. Наиболее распространенный жанр коммуникации у мужчин - беседа-информация, а у женщин - частная беседа. Женщины чаще используют обратную связь, поддерживая ее словом «да», которое еще не означает согласие. Как раз это «да» сбивает мужчин, которые часто жалуются, что женщина в процессе беседы все время соглашалась и вдруг в конце заявила противоположное. Женский тип коммуникации более ориентирован на собеседника, на диалог, на подчиненную роль в общении, где мужчина выбирает и меняет тему разговора.

Так, по существующим во многих обществах представлениям, понятия «хорошая I девушка», «хорошая женщина», «хорошая мать» ассоциируются с такими качественными характеристиками, как «добрая, воспитанная, скромная, мягкая, спокойная, заботливая» и т.д. Отклонение речевого поведения женщин от нормы всегда вызывает негативную оценку («Тыже девочка!»), в то время как подобное поведение мужчины (например, грубая манера общения) не считается нарушением нормы коммуникации, а внутри сугубо мужского коллектива даже одобряет-1 ся. Согласно гендерным стереотипам женщины преимущественно I заняты собственной внешностью, их активность ограничена, сосредоточена внутри дома, а мужчины более независимы и ориентированы на внешнюю активность.

Одним из основных факторов дифференциации речевого поведения мужчин и женщин является социальный статус. Считается, что женщина способна управляюще воздействовать на социальную группу, находясь на ее периферии, в то время как мужская периферия лишена этой возможности. Например, женщины не склонны к прямому выражению требования, а осторожно пытаются убедить собеседника в необходимости того или иного действия. Женщины легче переключаются, меняют роли, проявляют большую коммуникативную подвижность и гибкость, соответственно, стремятся занимать не приори­тетную позицию в диалоге, а паритетную. Женщина стремится быть вежливой, менее категоричной по сравнению с мужчиной; в ее рече­вом репертуаре преобладают речевые акты объяснения, убеждения, 1 совета, рекомендации, предложения; даже выговор или выражение недовольства имеет смягченный характер. Приведем пример беседы заведующего кафедрой (женщины) с коллегой:

- Вас почему-то сегодня не было на заседании кафедры. Нам Вас очень не хватало. Решался вопрос относительно Вашей нагрузки. Что-то случилось?‑ Я считала, что мне не надо быть на заседании. ‑Ну, как же? Нет-нет! В общем, примите замечание. Давайте все-таки обсудим Вашу нагрузку.

Мужская речь чаще всего воспринимается как сухая, последовательная, лаконичная, конкретная, прямая, сдержанная, грубоватая, категоричная, целеориентированная, а женская речь - как мягкая, гибкая. эмоциональная, оценочная, «завуалированная», образная, с ассоциативными переключениями темы разговора, насыщенная словами-интенсификаторами, вводными конструкциями, междометиями.

Особенности построения женского дискурса могут быть следующими:

- многословие;

- перенос главной фразы в конец повествования, насыщение рас­сказа мелкими, незначащими деталями;

- чуткая реакция женщины на обстановку в момент беседы: Вот // А электричка / опоздала / Димка задерживается /Это было в прошлом году/кстати // Даже по ра... по телевизору показывали в это вот [смотрит на стол] Чё /у меня нож забрали? – Да //- Димка приходит к нему домой...;

- обращение к собственному опыту, чтобы этим примером утвердить какой-либо факт;

- склонность выражать неуверенность и сомнение в своей правоте, достоверности высказывания, что отражается в использовании таких модальных слов, как наверное, по-моему, вероятно и пр.

Женщины более аккуратны в выборе лексики для общения, они склонны к использованию эвфемизмов; меньше, чем мужчины, сквернословят; более вежливы. В отличие от мужской точности в номинации и терминологичности в словоупотреблении, женщины в полтора раза чаще используют в речи приблизительные названия для предмета (железяка, штука), указательные местоимения. В речи мужчин ученые отмечают склонность к использованию стилистически сниженной, грубой, бранной лексики, склонность к сквернословию, стремление к точности наименования предметов, большое количество терминов и профессионализмов; стремление избегать каких-либо проявлений теплоты в общении с другими мужчинами, что проявляется часто в| использовании грубых прозвищ при обращении к собеседнику (А. Пиз, Е.А. Земская, М.В. Китайгородская, Н.Н. Розанова). И.А. Стернин отмечает следующие функции сквернословия в речи мужчин: 1) междометная (нецензурные слова произносятся вставочно, для «связки слов»), 2) корпоративная (для создания корпоративного мужского духа) в группе общения); 3) демонстрация половой принадлежности (мужского начала); 4) эмоционально-оценочная функция: 5) функция «дружеского подбадривания»; 6) функция поношения третьего лица для установления контакта между двумя общающимися.

В женском дискурсе активно используются такие тематические группы слов, как семья, дом, одежда, косметика, диета и др. В мужском тезаурусе (системе понятий) активизируются другие тематические группы: спорт, техника, политика («кто у нас у власти»), рыбалка, армия, выпивка, менты, врачи и больница, деньги, «бабы», «заграница», дача, «был интересный случай» и пр. Стоит отметить, что некоторые тематические группы в мужском и женском тезаурусе различны в своем объеме: словарь цветообозначений у женщин значительно шире. Они употребляют больше специфических названий цветов, многие из которых являются заимствованиями: беж, мезар, перваши (Е. Горошко).

Синтаксические конструкции в речи женщин и мужчин также имеют существенные различия. Существует мнение, что фразы, используемые мужчинами в разговорной речи, в целом на 2-3 словоупотребления короче, чем фразы женщин. Женщины больше задают вопросов, запрашивающих определенную информацию. Они более эмоциональны. Исследования в области морфологии показали, что мужчины в разговорной речи отдают преимущество существительным, местоимениям и глаголам; в речи женщин чаще встречаются прилагательные, наречия, междометия и союзы. Правда, А.Ю. Беляева отмечает, что, возможно, использование частей речи зависит не от пола человека, а от его темперамента или темы разговора.

Итак, мы выяснили, что различные социальные и психологические роли коммуникантов оказывают колоссальное влияние на процесс общения.

Вопросы для самопроверки

 

1. Какую роль в коммуникации играет контекст? Как типы контекста

называют ученые?

2. Что представляет собой речевая (коммуникативная) ситуация?

3. Какие коммуникативные роли могут играть участники общения?

4. Дайте характеристику социальной роли коммуникантов. Каково соотношение социальной роли и статуса?

5. Назовите основные «эго-состояния» участников трансакции (по Э. Берну).

6. Что представляет собой гендерная роль? Охарактеризуйте особенности речевого поведения мужчин и женщин.

 

Литература

Основная

1. Горелов И. Н. Основы психолингвистики : учеб. для студентов вузов, обучающихся по специальности "Психология"/ И.Н. Горелов, К.Ф. Седов. ‑ М. : Academia : Смысл, 2005. – 287 с.

2. Залевская А. А. Введение в психолингвистику: учебное пособи е / А.А. Залевская. — М.: МГУ,1999. – 349 с.

3. Леонтьев А. А. Основы психолингвистики : учеб. для студентов вузов, обучающихся по специальности "Психология" / А.А. Леонтьев. ‑ М. Смысл 2005. – 287 с.

Дополнительная

4. Белянин В. П. Психолингвистика: Учебник. 6-е изд. ‑ М.: Флинта, Московский психолого-социальный институт, 2009. ‑416

5. Залевская А. А. Введение в психолингвистику: учебное пособи е / А.А. Залевская. — М.: МГУ,1999. – 349 с.

6. Сахарный Л. В. Введение в психолингвистику: Курс лекций / Л.В. Сахарный. – Л. : ЛГУ, 1989. – 184 с.

7. Стернин И.А. Основы речевого воздействия. Учебное издание. – Воронеж: «Истоки», 2012.‑ 178 с.







Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 1909. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2021 год . (0.006 сек.) русская версия | украинская версия