Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Убийства в Ингушетии носят геополитический характер




После того как сетевая операция США против России в Чечне была подморожена ценой колоссальных усилий Кремля и огромных жертв со стороны российского общества, новым объектом пристального внимания Запада стала вторая часть бывшей Чечено-Ингушской ССР, а именно населенная, так же, как и Чечня, вайнахами – по сути кровными братьями нохчи – Ингушетия. И дело здесь совершенно не в этнических пристрастиях западных стратегов, просто Ингушетия, с точки зрения геополитики Кавказа, занимает почти то же самое стратегическое положение, что и Чечня. Разница лишь в различии граничных условий и предпосылках формирования сетевого кода следующей фазы сетевой войны на Северном Кавказе. В принципе, Ингушетия по совокупности параметров имеет все шансы стать «второй» Чечней в плане ведения сетевой войны. Надо лишь грамотно подготовить и разогреть ситуацию.

Открытие подготовки Ингушетии к сетевой войне началось с так называемого «Ингушского рейда» смешанной группы террористов летом 2004 г., с захватом зданий силовых ведомств, на чем мы еще остановимся подробнее чуть позже. А вот к концу лета 2007 года ситуация начала разогреваться более интенсивно, причем теперь уже на уровне разжигания общественного недовольства властями республики. Для начала в станице Орджоникидзевская были убиты трое цыган, затем в Назрани были убиты главврач станции переливания крови и милиционер. Вскоре в Карабулаке расстреляли семью русской учительницы. Чуть ранее в станице Орджоникидзевская было совершено жестокое убийство еще одной учительницы и ее детей, а через два дня после убийства, во время их похорон, на кладбище прогремел взрыв, из-за чего пострадали 11 человек. Казалось бы, совершенно разрозненные эпизоды, вполне свойственные для любого региона – везде убивают. Однако не везде убивают так бессмысленно, «ни за что». Частота и жестокость совершенных деяний вызывают страх, панику и напряженность в обществе. В таком состоянии люди начинают винить кого попало, требовать расправы, изливать агрессию на первых встречных, соседей, друзей, политических оппонентов, что провоцирует новые конфликты.

Начинается цепная реакция ненависти, и, если власти в этой ситуации теряются, общая напряженность и истерия имеют все шансы выплеснуться и за пределы региона, на соседние республики, на другие этносы. В данном случае речь идет о «сетевом» эффекте дестабилизации, когда ненависть и неприязнь «прокачиваются по сети», от родственника к родственнику, от соседа к соседу, от ингуша к осетину, разрастаются в геометрической прогрессии, и далее лавину вражды и неприязни остановить все труднее.

Регион становится проблемным, конфликтным, горячим, а в конечном итоге неуправляемым.

Хорошо, что власти в последнее время стали догадываться о том, что что-то здесь принципиально «не так». Однако о выявлении вражеских сетей пока речь не идет. Все ограничивается предположениями в духе того, что сделал сразу после серии убийств тогдашний полпред Президента в ЮФО Дмитрий Козак, заявив, что «убийства в Ингушетии носят политический характер». Описывая ситуацию в Ингушетии, Козак констатировал, что «мы фактически живем в ситуации контртеррористической операции». По его мнению, «нас пытаются таким образом склонить к определенным решениям». Эти заявления являются, по сути, констатацией успешности втягивания Ингушетии в сетевую войну. Признание этого и есть первый результат успешного начала реализации Операции базовых эффектов. Сетевая операция начата. «Определенным» решением может стать беспорядочный ответный террор властей в отношении кого попало. А может – осмысленная сетевая стратегия. «Что за силы пытаются дестабилизировать обстановку в регионе?» – задаются вопросом власти Ингушетии.

Все более очевидным становится жесткий сценарий, который планирует реализовать Запад в отношении России. Нынешняя российская политическая элита доказала свою способность мобилизоваться и предотвратить любые возможные тенденции, связанные с попытками осуществления «цветной» революции, попытками сменить власть в России путем «оранжевого» переворота. Западным стратегам и нашим геополитическим противникам стало очевидно, что по сценарию Украины, Грузии, Киргизии и других стран СНГ в России сместить власть не получится. Поэтому и пошли в ход все более жесткие методы. И очевидно, что наиболее эффективным из них вслед за «оранжевыми» революциями является разжигание межнациональной розни.

Россия – это не моноэтническое государство. Основной болевой точкой, против которой властью еще не выработан иммунитет, как раз являются межнациональные конфликты. И попытки реализовать эту стратегию налицо. Серия убийств в Ингушетии последовала сразу за провокационным роликом с отрезанием головы, растиражированным в Интернете, взрывом поезда Москва – Петербург, публичными заявлениями известного «яблочника» Митрохина о том, что якобы это осетинские власти провоцируют убийства ингушей. Это все: убийства, провокации, призывы и попытки разжечь межнациональный конфликт представителями «пятой колонны» – есть не что иное, как фазы сетевой войны.

Чем дальше, тем усилия, прилагаемые к тому, чтобы максимально обострить замороженные межнациональные конфликты, разжечь максимальное количество новых межэтнических конфликтов, в первую очередь на территории ЮФО, будут носить более системный характер.

Именно в ситуации дестабилизации воспользоваться рычагами давления на власть, которая, по мнению западных стратегов, должна растеряться, опустить руки и впасть в панику, становится гораздо проще. А затем под этим предлогом, «под шумок», попытаться сместить существующий режим.

Основная цель сетевой операции – это общественное мнение. Западу необходимо сформировать общественное мнение населения России таким образом, чтобы у него начало возникать стойкое ощущение – российская власть не контролирует ситуацию. Не исключено, что в будущем Запад дойдет до прямых ударов по территории России. Нельзя себя тешить иллюзией, что Америка не сделает этот шаг. Однако прямые удары – это стадия завершающая.

Пока что реализуется именно сетевой вариант, формирование нужного сетевого кода. Для выхода из сложившейся ситуации, конечно же, необходимо применять стандартные методы: пресекать откровенно подрывную деятельность различных структур, партий и СМИ, более пристально приглядываться к неправительственным структурам, которые сегодня действуют в ЮФО, к действиям либералов и «правозащитников». Мы все время пытаемся церемониться, заигрывать, как-то их уговаривать, но времени уже нет, надо действовать максимально жестко и быстро. Необходимо разработать принципы российской национальной политики в новых условиях, в обстоятельствах мобилизации, усиления роли государства, усиления власти. Национальной политикой в России уже давно никто не занимается, вследствие чего она пришла в полный упадок. Этнологические, межрелигиозные, межнациональные вопросы надо поставить на государственный уровень контроля. Национальная стратегия должна быть разработана в кратчайшие сроки. Однако главным и ключевым элементом реакции на агрессию Запада в адрес России является выработка ответной сетевой стратегии. Без этого все усилия тщетны.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 240. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.086 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7