Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Постановка учебной задачи





Я люблю дискутировать, но более не словесным трепом, а построением реальной жизни. Прав или не прав мсье Амилькар, исследовать это лучше не в размышлениях, а практически. Что я группе, естественно (мы же в Синтоне!), и предлагаю. Ставлю учебную задачу: по примеру мсье Амилькара хоть с одним человеком, с кем отношения нормальные, но не близкие, построить близкие, доверительные и управляемые отношения.

С нуля. Взять и построить близкие отношения. И не просто глубокие доверительные, а еще и — управляемые отношения.

· Вот так простенько. Я не знаю профессиональных психологов, которые это умеют, но я знаю, что для синтоновцев эта задача — достойная. По крайней мере, научиться на этом пути возможно многому.

Итак:

инструктаж и задаЧа

Вы можете предложить кому-то стать вашими: Другом или Подругой, Женой или Мужем, Дочкой или Сыном, соответственно Мамой или Папой. Ограничения: не брать по три Жены или два Мужа, а также не заводить при живой жене Подруг и Любовниц.

Игру можно строить на трех разных уровнях глубины. Первый уровень — вы встречаетесь только в Синтоне, и игра происходит только здесь. Второй уровень — вы встречаетесь на неделе вне Синтона, приходите друг к другу или к кому-то еще в гости, так или иначе где-то бываете вместе, вместе проводите свое свободное время и так строите отношения. Третий уровень — вы начинаете вместе жить. Например, снимаете квартиру или кто-то переезжает к другому домой — если кто-то живет один.

· А если вы живете с родителями: "Папа, мам, я хочу представить вам своего любимого человека!" И это будет, естественно, правдой: вы любите его согласно контракту.

Суть игры — строить отношения на основе сценария. Но — чьего сценария? Кто будет — боссом? Это действительно ключевой момент игры, и без его решения не будет ни игры, ни радости.

Дело в том, что мсье Амилькар изобрел семью нового типа. Семья обычная — это организация совместного предприятия: складываются капиталы (и это хорошо), но и руководство — смешанное (вот тут и подзалетите). Величие социального изобретения мсье Амилькара в том, что он свою семью решил организовать как ИЧП: индивидуальное частное предприятие. Чье предприятие? Его. Соответственно, чего хочет сегодня его жена? ...По крайней мере, делать она будет то, что хочет — босс.

· Естественно.

Она сегодня в плохом настроении и хочет, чтобы он посидел рядом с нею и никуда не ходил. А он хочет, чтобы она не разыгрывала несчастную дуру, то есть, простите, жертву, привела себя в порядок, занялась делом и не терроризировала его. Если мсье Амилькар он, ситуация решается на раз: она идет под душ, а потом на кухню. Если босс она, решение еще проще: они сидят на диванчике, и он читает ей стихотворения.

· Если чего не помнит — то по книжке.

Прекрасно решение любое, кроме одного, когда амилькарят — оба.

– Никуда ты сегодня не пойдешь!

– Чего? Ты чего раскомандовалась?!

И так далее обычное безобразие.

Основной вопрос семьи — это вопрос о власти, и именно поэтому мсье Амилькар настаивал на деньгах. Пока он платит, его жена будет его любящей женой, а не делать обиженные глаза и удивляться, почему он ее не понимает. Деньги — это власть, а власть должна быть у одного.

· Или у одной.

Но тогда вопрос и задача: как обойти эту трудность в вашей игре, где денег, очевидно, не будет?

Народ совещается и по крайней мере один разумный ответ звучит:

чередование власти.

Проблему управляемости отношений, по крайней мере в игре (не в реальной семье), можно решить и без денег, просто чередованием власти. Сегодня, эту неделю, руководитель отношений — я, и наша жизнь идет по моему сценарию, а завтра, следующую неделю, — мы живем по сценарию не моему, а другой стороны. Когда и если осваивается эта схема, можно сделать следующий шаг: сценарий разрабатывается вместе, и пара живет по сценарию не своему и не другой стороны, а — совместному.

· Главное, что живет по сценарию, по правилу, по договоренности, а не по "ндравится" и "хочется, очень хочется".

Если хотите, игра "Мсье Амилькар" — это семейный вариант известного тренинга "Хозяин и Раб"[50], только там ставится главной задачей научиться подчиняться, и поэтому используются многочисленные провокации на "унижение", а в этой игре это напрямую никому не нужно. Просто сегодня мы играем в:

Да, милый! Хорошо, милый! Как ты скажешь, так и будет, милый!

завтра:

Да, дорогая! Я тебя люблю, моя прелесть! Сделано, моя хорошая!

и всегда в игру "Наша радость": ищем, как любую ситуацию нашей совместной жизни мы можем сделать нашей общей веселой радостью?

Да?

Да, но:

Народ загрузился, пора делать перерыв.

Перерыв

Пока у нас перерыв, предлагаю ненадолго очутиться в летнем тренинговом лагере "Синтона", босиком пробежаться по плотному горячему песку, бултыхнуться пузом, распугав мальков, в коричневую Пру, потом довольно подставить живот солнцу и послушать отчет Алексея К. о его опыте прохождения тренинга "Хозяин и Раб".

Отчет Алексея К. по тренингам "Рабство", проходившим в летнем тренинговом лагере "Стружаны-98"

Часть перваЯ: "Я — ХозЯин"

Когда я понял, что завтра у меня будет рабыня, главным чувством был страх. Что мне с ней делать? И что, если она не будет меня слушаться? Однако утро наступило, и с началом действий мой страх пропал. Рабыню я занял в первую очередь обслуживанием меня — одеть, раздеть, умыть, кормить с ложечки, помыть ноги и т.п. Другим важным направлением оказалось воспитание культуры речи — моя рабыня, оказывается, все время забывала при появлении передо мной говорить: "Я здесь, Господин", услышав приказание — отвечать: "Да, Господин". Были пробелы и в культуре поведения: глаза вниз, всегда следовать за господином и т.п. Пришлось заняться дрессировкой, слава Богу, что для этого моя рабыня принесла мне длинную и гибкую рябиновую хворостину.

Я знал, что рабыню положено высечь, более того, я этого хотел, но, возможно, именно поэтому решиться на это было страшно. В конце концов, я собрался с духом, и, когда рабыня несколько раз подряд забыла сказать: "Да, Господин", я поставил ее к дереву и отсчитал несколько ударов розгой (по попе). Совершив это, я почувствовал себя аж героем и стал собирать провинности для ее следующего заслуженного наказания.

Однако во второй половине дня, когда моя рабыня уже вполне освоилась со своей ролью, я почувствовал, как я от этой тяжелой работы — быть Хозяином — устал. Я устал настолько, что согласился только на массаж (правда, приятный) и вторую порку отменил.

Чем, оказывается, сильно огорчил мою рабыню. В обратной связи после тренинга я узнал, что она с восторгом ожидала следующего наказания и, увидев мою распластанную слабость, была сильно разочарована.

Совет будущим Господам: рабынь пороть надо обязательно. Пороть лучше сразу после каждой провинности, а не откладывать и копить, это непедагогично. Несколько малых никогда не заменят одну большую порку, и главную порку важно обставить церемониями: розгу должна найти, подготовить (отмочить) и принести сама рабыня и на коленях подать ее с просьбой о наказании. Во время наказания она должна считать удары и благодарить за каждый, а в конце с благодарностью за науку целовать розги и руки Господина. Творчества, господа, больше творчества!

Итоги? Разрешил себе кучу ужасных вещей и от них же — освободился.

Во-первых, я разрешил себе использовать другого человека. В жизни я делал это все равно, но одновременно внутри верил, что "использовать людей — плохо!", и поэтому делал это — "не нарочно". А теперь я почувствовал свое новое состояние — состояние Хозяина, и это чувство пришло ко мне изнутри. Когда я Хозяин, я требую послушания не только от рабыни, но и от всех окружающих (свободных). При этом я делаю это с внутренним ощущением, что они обязаны меня слушаться, и самое интересное то, что они теперь почему-то это делают.

Во-вторых, я научился жить, ориентируясь только на то, что нужно мне. Это была моя обязанность как Хозяина, и поэтому мне пришлось отслеживать и пресекать все моменты, когда я рвался позаботиться о рабыне и облегчить ее жизнь. Мне приходилось все время думать, в чем интересы мои, а в чем — интересы рабыни, а в результате — появилась большая свобода: свобода куда и на какое место в зависимости от ситуации поставить чьи интересы. Как дополнительное следствие — стал более внимательным к Другому человеку, его жизни и интересам.

А самое страшное то, что я разрешил себе получать удовольствие от унижения другого. Если почесать в затылке, то могу признаться, что такие желания у меня возникали всегда, в результате чего были и мстюльки исподтишка, и противное чувство вины. Теперь, когда я запрет снял и разрешил себе не только хотеть унизить другого, но и сделать это аж с прочувствованным удовольствием, это желание куда-то исчезло. Ну и ладно, не очень-то и жалко.

И еще последнее, очень любопытное, наблюдение после тренинга. Столько вложив себя в рабыню, я стал ее воспринимать как часть себя, как свою ногу или руку. Я к ней привязался, и терять ее оказалось — больно. Я почувствовал, что стал этого человечка уважать, любить и принимать гораздо больше, чем раньше. Она стала мне очень близким человеком и, по-моему, я в нее немного влюбился.

Часть втораЯ: "Я — раб"

К этому тренингу я готовился заранее. Долго выбирал Госпожу, настраивая ее на глубокую и интенсивную работу со мной. Как потом я узнал, я добился успеха: она полночи не спала, выдумывая трудные для меня задания и вообще, как мне дать прочувствовать состояние "раба".

Первое, что я сделал (видимо, со страху), став рабом, это сразу включил состояние транса: такое межпланетное ощущение, когда свои желания исчезли все и сразу. Осталась только Госпожа, которая велела звать ее "Барыня" и сразу взялась за меня весьма энергично. Работа со мной велась одновременно в нескольких направлениях.

Во-первых, воспитание культуры поведения: глаза — вниз; звать — "Барыня"; идти — только сзади; сидеть — на коленях смирной мышкой. А вот идти — бодрее, смотреть — веселее и прочая полезная наука. Сначала я как-то забывался, но потом, после напоминаний словом и розгой, дело пошло успешнее.

Во-вторых, я разнообразно обслуживал свою Барыню: одевал, раздевал (глаза — вниз!); мыл ей ноги, носил за ней полотенце и отгонял веточкой комаров. Комаров было всегда много. Моя Барыня, видимо, подготовилась хорошо и имела меня по полной программе: я был сиденьем и подставкой для кружки, я пел ей романсы и стоял статуей с цветочками на голове, а ездить у меня на шее ей просто, по-моему, понравилось. Ради справедливости должен отметить, что все издевательства и унижения от моей Барыни носили вполне функциональный характер.

Когда эмпирическим путем моя Хозяйка поняла, что обычные "унижения" на меня не действуют, она придумала хороший ход: принудительно меня "поднимала" из рабства, чтобы потом опять опустить. В частности, заставляла меня петь и играть на гитаре, потом резко обрывала, заставляла певуче рассказывать сказки, а потом "дурак" и розги. Я душу открываю — и мне туда "плюют". Классный тренинг!

· Особенно полезно это в отношении игры на гитаре. Кто знает меня в жизни, помнит, как я люблю, чтобы меня "поуговаривали", а я долго и противно капризничаю, и только потом, в качестве большого одолжения, начинаю петь. А надо взять розги и…

Моя Барыня была жесткой и требовательной, и за мою лень и нерасторопность наказывала меня регулярно: за завтраком лишила оладий, днем не пустила на часть тренингов, тогда же не дала проститься с отъезжающими из лагеря друзьями, и вообще заставила перестирывать ее белье, чтобы не халтурил. Я вообще-то лентяй, люблю порассуждать, почему я не могу этого сделать, откладываю на потом и на каждый шаг вперед делаю два шага назад и три шага вбок. А тут приходилось ручек не жалеть и не болтать, а делать, причем сразу же и быстро. Чудодейственное воздействие здесь оказывают, опять же, розги.

· Ах, если бы самому, без Хозяйки, научиться так работать!

Чтобы пользы от меня было больше, пару раз Барыня сдавала меня в аренду на общественные работы. Я делал все, что приказывали мне "свободные" люди, но в целом у меня было к ним чувство высокомерия и презрения. Огромное количество народу сочувствовало "моим страданиям" при том, что мне было хорошо. Все беспокоились обо мне, хотя мне было абсолютно все равно, что со мной будет, и вообще пытались относиться ко мне как к человеку, что мне было совершенно не нужно. Жалко и смешно выглядели "аболиционисты", хотевшие меня освободить. Я чувствовал себя просто инструментом, и когда "свободные" люди, не зная, что со мной делать, вместо меня сами выполняли "рабскую" работу, не используя меня по назначению, у меня было к ним чувство презрения, как к неумелым и глупым хозяевам. Мне кажется, что окружающие испытывали гораздо больший дискомфорт, чем я.

Вообще, что касается моего состояния, то после некоторого первоначального дискомфорта, почти сразу, ко мне пришло ощущение невиданной внутренней силы. К концу тренинга оно росло и росло. Я чувствовал, что состояние окружающих гораздо слабее и хуже моего. Я чувствовал, как постепенно сдает группа и Хозяйка, а я ощущал себя сильнее и сильнее. Я думаю, что если сделать рабство более длительным, типа марафона на несколько дней (а это нужно сделать обязательно!), то результаты будут еще сильнее, и в конце это может привести к абсолютному "доминированию снизу". Когда душевные силы у Хозяйки иссякнут, а у раба возрастут, плюс он полностью идентифицирует свои чувства с душой Хозяйки, он начнет "подчиняться с опережением", определяя ей, чего ей от него хотеть. Мне это кажется вполне реальным.

Подвожу итоги этого тренинга: самое главное, что я почувствовал нового в состоянии раба, это чувство полной внутренней свободы и пустоты. Я думаю, тут дело в следующем: в обычной, "свободной" жизни в моей душе идет постоянная борьба различных желаний, заморочек, лени, мне нужно принимать решения, и все это требует сил. А в рабстве существует только одна направляющая сила — воля Госпожи, соответственно, в душе ни протеста, ни сомнений: приказ получен — его надо выполнять.

· Легко!

Так я в рабстве познал радость и восторг свободного труда — труда, свободного от сомнений, колебаний, противоречий.

· Что-то вроде "Советской свободы нового типа" по Бердяеву, когда нет свободы выбора пути, зато полная свобода идти в заданном направлении.

Что меня поразило, так это пришедшая ко мне огромная внутренняя устойчивость и сила: оказалось, что в этом состоянии я неуязвим: меня невозможно ни "обидеть", ни "унизить", или чего-нибудь "лишить". Я получил практическое подтверждение идеи, что "унижаю" и "обижаю" себя я сам, сам решаю быть "униженным и оскорбленным". Все просто: "лишить" можно того, что есть или "положено", а мне, как рабу, не положено ничего. Поэтому любая мелочь, которая приходит, воспринимается как подарок, без обычных "свободных" переживаний: "А чо мне недодали, ведь положено?!!" Только в рабстве я понял, что значит "Принятие реальности" — что есть, то есть.

Так вот, на тему "есть или не есть?" Я как-то отделился от своих переживаний и ощущений, в результате чего гораздо слабее воспринимались болевые ощущения, холод, вода, комары и т.п. Возможно, я убрал оценку этих ощущений и принимал их как данность.

А самое любопытное для меня было то, что тренинг разрушил мой закоренелый эгоизм. Раньше всегда в центре моей души был "Я", мои заботы, боли и проблемы, а тут произошло чудо и меня, как личности, — не стало. Все мое внимание переключилось с "Я" на "Другого", конкретно — на Госпожу, на ее душу, ее тело и ее чувства. Я стал все более и более чувствовать, что ей нужно, жить ее чувствами, стал ощущать ее тело как свое. На обратной связи она потом сказала, что ей казалось, что я начал читать ее мысли. Я впервые понял и почувствовал, что значит "Жить душой любимого".

· Хотя — пути любви неисповедимы: я уловил момент, когда стал воспринимать Хозяйку как свою собственность, как любимую куклу.

Возможно, некоторые усмотрят здесь апологию рабства — может быть, но для меня этот тренинг был находкой. Оказавшись без ответственности вообще, я гораздо лучше почувствовал те моменты в жизни, когда я, внешне беря ответственность, на самом деле сваливаю ее на Других. Именно в состоянии раба, который несвободен по определению, я почувствовал, насколько я несвободен в "свободной" жизни: в жизни я тоже часто раб, но я не хотел этого видеть, а теперь — разглядел. Более глубокое принятие реальности и снятие завышенных требований к Другим и жизни помогает мне сейчас лучше требовать от других и добиваться того, что я хочу. Я стал легче и без внутреннего протеста, без долгих вычислений "А не используют ли меня?" сотрудничать и подчиняться, когда это нужно для дела. Самое главное, появились ориентиры, насколько я могу быть внутренне сильным, свободным, устойчивым, насколько я могу вжиться в другого, насколько я могу действительно заниматься Делом без долгих и пустых колебаний. И сейчас я иду к тому, чтобы в "свободной" жизни достичь тех высот внутренней свободы и силы, которые я почувствовал в состоянии рабства.

· Пожелаем на этом пути Алексею успехов.

А у нас — перерыв закончен, народ чаю попил,

· Надеюсь, вы тоже.

и мы снова приступаем к нашим Играм.







Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 275. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.027 сек.) русская версия | украинская версия