Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Китай и АСЕАН: история и современность




 

Курс на развитие отношений и сближения со своими соседями протянулся красной нитью через всю концепцию государственного строительства современного Китая. Официальный Пекин всеми способами пытается убедить мировое сообщество, что именно он может выступить главным гарантом мира и стабильности как минимум в региональном масштабе. Китай перестал вести себя со своими соседями как с «верными подданными» и стал строить отношения конструктивного сотрудничества на основе добрососедства и взаимного уважения.
Смена приоритетов во внешней политике облегчили ему более тесную интеграцию с Ассоциацией государств Юго-Восточной Азии, ссылки на которую стали непременным атрибутом региональных внешнеполитических инициатив КНР.
Еще совсем недавно государства-члены АСЕАН смотрели на пробуждающегося китайского дракона как на основной источник угрозы безопасности в регионе, и на то были причины; частое поигрывание мускулами со стороны Китая и его растущие военные расходы; территориальные претензии на часть Южно-китайского моря и не желание их уступать; периодическое использование военной силы для разрешения тех или иных проблем, как, например, случилось с Южным Вьетнамом в 1974 г. Поведение КНР в те годы бросало тень на ее растущую мощь и истинные намерения китайского руководства в отношении региона. Одновременно, закрытие американских военных баз на Филиппинах в 1991 г., и неопределенное отношение США в контексте обеспечения стабильности и безопасности в Юго-Восточной Азии, лишний раз заставляли страны АСЕАН задуматься об обретении определенного противовеса Китаю, либо вовлечения его в зону своих экономических и политических интересов, и таким образом, нейтрализовать потенциальную опасность, которую последний может представлять.
История отношений Китая со своими соседями с момента образования КНР и до 1990-х гг. чередовалась от отношений теплой дружбы до откровенной воинственности и враждебности. Индонезия и Бирма были среди тех немногих стран, которые первыми признали Китайскую Народную Республику. С начала 1950-х гг. до середины 1960-х гг. прошлого столетия у Пекина были особые отношения с Джакартой, которые особенно проявились во время Бандунгской конференции стран Азии и Африки и продолжались во время правления президента Сукарно. Практически в это же время Китай всеми способами поддерживал коммунистический режим в Северном Вьетнаме и оказывал ему всяческую материальную поддержку в его борьбе с Францией и США, а также направлял туда своих специалистов.
Что касается остальных стран Юго-Восточной Азии, то в отношениях между ними почти до конца XX века присутствовал элемент отчужденности и недоверия. Обеспокоенность опасностью распространения коммунизма в регионе заставила некоторых из них объединиться в военно-политические альянсы, такие как SEATO в 1954-1977, или подписать аккорд о взаимной защите 5 государств FPDA, с участием США для защиты своих интересов. Не удивительно, что для многих из них «красный» Китай казался угрозой и установление с ним дипломатических отношений не являлось приоритетным направлением в их внешней политики вплоть до середины 1970-х гг. (Тайланд, Малайзия и Филиппины), благодаря появлению теплой нотки в отношениях Китая и США. Остальные смогли нормализовать отношения с ним только в 1990-х гг. (Индонезия и Сингапур).
Следует отметить, что американская составляющая не была единственной в контексте сближения Китая с Ассоциацией государств Юго-Восточной Азии. Растущая агрессивность Вьетнама и его амбициозные притязания на Индокитай, а также вторжение в Камбоджу привели к развитию очередного витка конфликта в регионе. Тайланд первым обратился к Китаю с предложением по созданию коллективных мер безопасности с целью политического урегулирования кампучийской проблемы. Китай всеми силами способствовал скорейшему разрешению конфликта в регионе, а также поддержал инициативу, что именно коалиционное правительство принца Сианука должно представлять Камбоджу в ООН как единственное законное правительство.
1980-е гг. привнесли новые веяния в развитие отношений Китай – АСЕАН. Акценты во внешней политике КНР стали сдвигаться, и если прежде Пекин нарочито подчеркивал приоритетность внутренних задач развития, то теперь внутренняя и внешняя составляющие государственного строительства стали выравниваться по значению. Внешняя политика должна была стать одним из краеугольных камней в создании благоприятных внешних условий для китайских реформ, а также обеспечить выход КНР на уровень основных игроков, которые структурируют международную систему, а не просто реагируют на происходящие в ней процессы.
Одновременно, Китай свернул свою идеологическую деятельность в духе «победы коммунизма во всем мире» и соответственно, исчезновение главного раздражителя в отношениях со своими соседями не осталось незамеченным последними, и благотворно отразилось на развитие двусторонних связей между ними, что в свою очередь определило направление сотрудничества в политической, экономической и других областях.
События на площади Тяньаньмэнь в 1989 г. и угроза оказаться в дипломатической изоляции, заставили Пекин заняться конструированием пояса добрососедства более интенсивно, чтобы не стать изгоем и не встать в один ряд с такими государствами как Иран, Ирак или Северная Корея, а также с целью преодоления антикитайских тенденций и решительного углубления сотрудничества со своими соседями.
В 1990 г. Премьер Госсовета Ли Пэн совершил дипломатическое турне в ходе которого он посетил Индонезию, Филиппины, Малайзию и Лаос, и в результате чего был подписан ряд важных двусторонних документов.
В 1991 г. министр иностранных дел КНР Цянь Цичэнь принял участие в 24 встрече министров иностранных дел Ассоциации государств Юго-Восточной Азии. В 1994 г. Китай участвовал на региональном форуме, проводимом в рамках ассоциации. В декабре 1997 г. Председатель КНР и лидеры государств-членов АСЕАН провели свою первую встречу в Малайзии, где был подписан документ о «Добрососедском партнерстве взаимного доверия» ориентированного в XXI век. В 2002 г. китайская дипломатия совершила настоящий дипломатический прорыв в отношениях со странами АСЕАН. Между ними были подписаны следующие документы:
• Декларация о правилах поведения в Южно-Китайском море (Пекин согласился в ней с большинством формулировок своих соседей, фактически отказавшись использовать силу в решении территориальных споров. Некоторые западные аналитики полагают, что для Китая подписанная им декларация всего лишь лист бумаги и вряд ли он будет придерживаться изложенных в ней принципах подхода сторон. Как бы там ни было, данный документ по крайне мере заставит Пекин придерживаться общих принципов решения территориальных диспутов);
• Совместная декларация о сотрудничестве в сфере нетрадиционной безопасности;
• Рамочное соглашение о комплексном экономическом сотрудничестве;
• Меморандум о взаимопонимании в вопросах сельского хозяйства.
На Девятом саммите АСЕАН в октябре 2003 г. КНР присоединилась к Договору АСЕАН о дружбе и сотрудничестве, а также подписала совместную декларацию о стратегическом партнерстве ради мира и процветания. Там же было принято решение о создании к 2020 г. в регионе новой интеграционной группировки «Восточноазиатского сообщества». Она должна включать в себя Сообщество безопасности АСЕАН, Экономическое сообщество АСЕАН и Социально-культурное сообщество АСЕАН. Китай поддержал инициативу и предложил подумать о создании Восточноазиатского сообщества безопасности параллельно с созданием Сообщества безопасности АСЕАН на принципах взаимодополняемости. Была также оглашена мысль о создании Организации безопасности Восточной Азии (EASCO), за основу которой предлагалось взять АРФ. Китай приветствовал участие в EASCO США, но мягко возражал против вступления туда Индии и Пакистана, указывая на целесообразность – ввиду географической близости – вступления их в ШОС.
Помимо своих инициатив в рамках Ассоциации, Китай также усердно старается выработать линию по укреплению доверия с соседями на двустороннем уровне. Так, например, с 1992 по 2000 гг. состоялись 7 раундов переговоров между Пекином и Ханоем в отношении спорных территорий. В декабре 1999 г. стороны подписали соглашение о сухопутной линии границы, которое было ратифицировано парламентами обеих стран в 2000 г. В декабре того же года Китай и Вьетнам подписали соглашение о делимитации территориальных вод, особых экономических зон и континентального шельфа в Тонкинском заливе, которое было ратифицировано в 2004 г.
В марте 2005 г. нефтяные компании Китая, Вьетнама и Филиппин подписали соглашение о совместных геолого-разведочных работах в Южно-китайском море, что с одной стороны рассматривалось как определенный прорыв в разрешении территориального диспута и доминирование идеи совместного использования углеводородных и других ресурсов моря.
Но, несмотря на все аккорды, достигнутые между сторонами, отношения между КНР и АСЕАН нет-нет, да и омрачаются стычками на разных уровнях и особенно часто из-за нерешенности проблемы Южно-китайского моря.
Но, тем не менее, нельзя не признать, что за последние 17 лет отношения между ними претерпели значительные позитивные изменения от откровенной враждебности и недоверия к активному сотрудничеству в области политического диалога, экономических связей и вопросов безопасности. Хотя АСЕАН все еще не чувствует себя уверено перед растущей мощью китайского дракона и иногда сомневается в том, как он эту мощь будет использовать в будущем, по крайней мере, на настоящий момент Китай рассматривается в качестве одного из самых выгодных экономических партнеров в регионе, политическим тяжеловесом, а не военным хулиганом. И скорее всего сотрудничество между сторонами будет развиваться, тем самым сводя вероятность конфликта в регионе к минимуму и приводя его к нулевому выигрышу при любом раскладе.
Политика же современного Китая стала больше ориентирована на региональных партнеров для получения глобальных преимуществ. Пекин не ломает существующий международный порядок, а встраивается в него, попутно пытаясь приспосабливать его под себя. Он уже освоился с ролью ответственной великой державы и спокойно строит отношения с великими державами и малыми региональными партнерами, сравнительно легко уступает последним по второстепенным вопросам. И вряд ли эти отношения будут разрушены неожиданным витком конфликта в регионе, так как Китай становится все более чувствительным к мнению международного сообщества и его интегрированность в региональные политические, экономические и другие процессы сыграет ему плохую службу в случае возникновения очага напряженности в регионе.

 







Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 222. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.002 сек.) русская версия | украинская версия