Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Зак 106





98 Часть II. Лечение психологических расстройств

леннее, постепенно останавливаясь... но продолжая ощущать энергию в сво­ем теле, энергию в не столь кипучей форме, пока не остановишься (пауза). Теперь я начинаю обратный отсчет, считая со второй недели июня, первая неделя; четвертая, третья, вторая, первая неделя мая; четвертая, третья, вто­рая, первая неделя апреля; четвертая, третья, вторая, первая неделя марта; четвертая, третья, вторая, первая неделя февраля; четвертая, третья, вторая, первая неделя января; четвертая, третья, вторая, первая неделя декабря; и обратно в ноябрь. Сейчас снова ноябрь, и ты можешь расслабиться, но по-прежнему чувствовать себя бодрой, энергичной и взволнованной своей по­ездкой.

Когда Джен вышла из транса, она сообщила, что такой бодрости она не испытывала с тех пор, как ее уволили.

Независимо от способа передачи энергии клиенту, страдающему деп­рессией (будь то активный гипноз или временная проекция), такая под­зарядка аналогична поведенческой активации в когнитивной психоте­рапии. Она позволяет сделать первый необходимый шаг. Однако самой по себе ее может быть недостаточно для поддержания прогресса или профилактики рецидива. Здесь также может помочь модификация са­моутверждений (когнитивных содержаний).

Гипнотерапевт Джен помог ей идентифицировать негативные са­моутверждения, которым она давала жизнь в связи с потерей работы, а также те, что начали возникать касательно других сфер ее жизни. Были выявлены и записаны следующие:

• «Я никогда не получу другой работы — по крайней мере, такой хо­
рошей, как эта!»;

• «На самом деле я сама виновата в том, что меня уволили; они про­
сто проявили деликатность, сказав мне про общее сокращение
штатов»;

• «Мне плохо удаются вступительные интервью, поэтому я ничего
не добьюсь»;

• «Дома я не так хороша, как думала; семья поймет, какая я при­
творщица!»

В дальнейшем терапевт помог ей сформулировать более позитивные, или адаптивные, самоутверждения, чтобы противостоять перечислен­ным утверждениям негативного свойства. При выполнении этой зада­чи Джен оказала некоторое сопротивление, заявляя, будто «на самом деле не верит им», то есть позитивным утверждениям. В подобной ре­акции клиентов нет ничего необычного. Все мы чувствуем себя комфор­тнее, когда делаем то, что привыкли делать, и, когда от нас требуют но-


Глава 8. Депрессия 99

вого поведения, частенько отвечаем: «Но это совершенно не для меня!» Однако терапевт настаивал на своем, внушая, что новые утверждения важно было произнести даже в случае, если она не верит в них прямо сейчас, и указал, что она долго упражнялась в негативных утверждени­ях. Следовательно, ей нужно было поупражняться и в позитивных. Те­рапевт «запустил машину», предложив Джен ряд позитивных утверж­дений. Он модифицировал их применительно к ней и записал на бумаге. Поскольку клиентка положительно отнеслась к гипнозу, терапевт вос­пользовался техникой двух колонок (табл. 8.1), применив ее следующим образом.

Таблица 8.1

Негативное и позитивное когнитивное содержание для Джен

 

Негативные самоутверждения Позитивные самоутверждения
1. Я никогда не получу другой 1. Мне давали хорошую работу раньше,
работы, по крайней мере такой   и я могу получить ее снова! Всякий
же хорошей, как эта!   раз, когда я получала новую работу, она
    оказывалась лучше
2. На самом деле я сама винова- 2. Сокращение штатов действительно
та в том, что меня уволили; они   проводилось. Кроме меня уволили еще
просто проявили деликатность,   нескольких моих друзей. И мне изве-
сказав мне про общее сокра-   стно, что у них все в порядке!
щение штатов    
3. Мне плохо удаются вступи- 3. Если бы мне плохо удавались ин-
тельные интервью, поэтому   тервью, то я никогда бы не получала
я ничего не добьюсь   работу! И я могу стать лучше
4. Дома я не так хороша, как 4. Моя семья очень поддерживала меня,
думала; семья поймет, какая   и никто ни разу не назвал меня вино-
я притворщица!   ватой. Нет ничего говорящего о том,
    что я не делаю того, что должна делать

Когда Джен находилась в трансе, гипнотерапевт просил ее произно­сить негативное утверждение, а затем — позитивное. Для каждого нега­тивного утверждения это неоднократно повторялось. Джен начинала с того, что твердо высказывала негативное утверждение и неуверенно — позитивное. Однако после упражнений, занимавших несколько минут, она с большей решительностью высказывала позитивные утверждения. Гипнотерапевт еще раз подчеркнул, что у нее была богатая скрытая практика по части негативных утверждений и она не должна рассчиты­вать на скорое и охотное высказывание позитивных. Нелишним будет еще раз повторить, что в этих гипнотических интервенциях нет никаких


100 Часть II. Лечение психологических расстройств

магических действий и они должны повторяться, пока клиент не добь­ется прогресса. Тогда их можно будет свернуть.

Когнитивные процессы

Бек и коллеги (Beck et al., 1979) идентифицировали главные когнитив­ные ошибки, связанные с депрессией: сверхобобщение (нечто, верное в одном случае, оказывается верным во всех случаях), селективное абст­рагирование (замечаются только неудачи), возложение на себя излиш­ней ответственности за результаты (я отвечаю за все), прогнозирование без достаточных на то оснований (если нечто было истинным в прошлом, то оно будет истинным в будущем), драматизация (постоянное ожида­ние худшего) и дихотомическое мышление (все на свете делится на пло­хое и хорошее; если нечто несовершенно, то оно ужасно). Они аналогич­ны некоторым когнитивным искажениям Эллиса (Ellis and Dryden, 1997), например мышлению по типу «все или ничего», фокусированию на не­гативном, дискредитации позитивного, категоричности типа «всегда и никогда» и преуменьшению. Обратите внимание на сходство этих ког­нитивных ошибок с теми, что встречаются при других расстройствах. Эллис (Ellis and Dryden, 1997) также особо подчеркивает необходимость в помощи клиентам при отделении их внутренних ценностей от поведе­ния. Если они однажды или дважды поступают плохо, то это еще не пре­вращает их в плохих людей. И наоборот, от совершения одного или двух добрых поступков они еще не становятся хорошими людьми.

Вторая задача психотерапевта (установление отношений сотруд­ничества) состоит в том, чтобы помочь клиенту идентифицировать ког­нитивные ошибки, которые он или она допускает. Это может оказаться непростым делом, так как индивидам в состоянии депрессии трудно ис­следовать альтернативные способы восприятия реальности. Первичная поведенческая активация, осуществляющаяся при помощи бихевиори-стических методов или медикаментозно, зачастую оказывается первым обязательным шагом к началу анализа когнитивных ошибок. Возмож­но, что только после этого клиенты захотят или смогут разбираться с психотерапевтом в когнитивных ошибках, которые они могут совер­шать, не отдавая себе в этом отчета.

Чтобы рассмотреть применение гипноза в модификации когнитив­ных процессов на примере, давайте вернемся к случаю Джен. Когда она стала более деятельной и почувствовала себя бодрее, гипнотерапевт начал помогать ей разбираться в когнитивных ошибках, которые она обычно допускала. Сначала клиентка довольно активно сопротивлялась этой процедуре, потому что считала, что вполне правильно оценивает


Глава 8. Депрессия 101

ситуацию. Психотерапевт помог ей нормализовать паттерны мышления тем, что указал на всеобщую склонность людей интерпретировать ситу­ации преимущественно или единственно с какой-то одной точки зре­ния — вопрос лишь в том, в какой степени. К тому времени психотера­певт подозревал, что у Джен была ранняя неадекватная схема дефектно­сти/стыда (Young, 1994). Он предполагал, что нормализующий процесс раскрепостит ее, спровоцирует к изучению других путей видения вещей без скрытой уверенности в собственной дефектности, мешающей этому процессу. В итоге, после совместного изучения фактов, они пришли к выводу, что Джен прибегала к сверхобобщению и селективному абстра­гированию (ментальному фильтру) (Beck J. S., 1995). Кроме того, тера­певт подозревал, что Джен брала на себя излишнюю ответственность за события, находившиеся вне сферы ее контроля, но это предположение Джен встретила с большим сопротивлением. Заметьте, что последняя когнитивная ошибка в чем-то похожа на РНС самопожертвования. Что­бы помочь Джен преодолеть когнитивные ошибки сверхобобщения и селективного абстрагирования, гипнотерапевт применил гипнотиче­скую процедуру, которая представлена ниже. Эти ошибки можно рас­сматривать как зеркальные отражения друг друга в том смысле, что сверхобобщение расширяет перцептивную сферу, а селективное абстра­гирование ее сужает. После индукции была проведена следующая гип­нотическая процедура:

А теперь, когда ты комфортно расслабилась, я хочу, чтобы ты подумала о том, как люди интерпретируют разные вещи. Мы все интерпретируем со­бытия — мы должны это делать, чтобы мыслить [нормализация процесса]. Различие лишь в следующем: похожи ли наши интерпретации на чужие и замечаем ли мы все вокруг так, что можем дать наилучшую интерпретацию? Никто из нас не в силах обращать внимание на все, разве не так? [нормали­зация]. Но разве не важно обращать внимание на важные вещи, и даже боль­ше, — на многообразие способов интерпретировать события? Все мы, если не проявим осмотрительности, склонны рассматривать только одну сторо­ну проблемы, не так ли? Но разве не важно, чтобы мы рассматривали не­сколько сторон? В этом случае мы можем дать лучшие интерпретации... (па­уза). Многие из нас делают две родственные ошибки. Мы либо видим все одинаковым, либо взираем лишь на одну сторону проблемы. Например, мы можем считать, что если делаем ошибку, то сделаем и другую. Но почему обязательно так? Все мы иногда ошибаемся, а в следующий раз поступаем правильно. Согласись, что в том, чтобы считать, будто мы постоянно оши­баемся, не больше смысла, чем в мысли, будто мы не ошибаемся никогда? И ты, конечно, уже знаешь, не правда ли, что тебе не удастся полностью избежать ошибок? Если задуматься, то не больше логики и в том, чтобы счи-


102 Часть II. Лечение психологических расстройств

тать, будто ты постоянно будешь ошибаться! Когда над этим подумаешь, ты сможешь начать понимать смысл сказанного более глубоко. Точно так же ты сможешь понять, что тебе никогда не удастся полностью избежать ошибок, ты можешь их избегать иногда... это как часть одного явления; иногда мы со­вершаем ошибки, иногда — нет. Но одно не означает другого, не правда ли? Теперь я хочу, чтобы ты несколько минут поразмыслила над этой идеей, позволяя ей прокрутиться в твоем сознании... (пауза). Теперь я хочу, чтобы ты подумала о другом: на что тебе следует обращать внимание? Все мы мо­жем одновременно обращать внимание лишь на немногие вещи. Поэтому мы склонны замечать вещи, которые подтверждают то, в чем мы уже уверены. Так поступают большинство людей; наверное, ты тоже. Но важно, не правда ли, целенаправленно рассматривать идеи, отличные от того, в чем мы уже убеждены, целенаправленно искать опровержения? Например, ты можешь замечать, когда ты от случая к случаю поступаешь неправильно, но не ви­деть, когда ты действуешь верно. Это просто свойственно человеку, не так ли? Но я хочу тебе предложить прямо сейчас подумать о каком-нибудь не­давнем деле, которое ты сделала правильно. Подумай какое-то время. Когда это событие четко обозначится в твоем сознании, подними указательный палец правой руки [идеомоторная сигнализация]. Хорошо! Теперь обдумай этот образ, дай ему прокрутиться в твоем сознании и обрати внимание, как хорошо ты себя чувствуешь после этого. И ты сможешь вызвать в себе это приятное чувство всегда, когда пожелаешь, если расслабишься и подумаешь о времени и случае, когда ты хорошо справлялась с каким-нибудь делом.

В приведенном примере обратите внимание на то, как гипнотерапевт воспользовался «серией — "да"» (Erickson and Rossi, 1976), когда повто­рятся вопросы, которые заранее предполагают утвердительный ответ. Это отличный способ помочь клиенту преодолеть негативные сознатель­ные установки и приобрести более позитивную установку на изменение. Кроме того, гипнотерапевт прибегал к «трюизмам» (Erickson and Rossi, 1976), которые являются утверждениями настолько правильными (на­пример, «Никто из нас не может обращать внимание на все»), что у кли­ента не остается другого выбора, кроме как согласиться с ними. Нор­мализующие утверждения были использованы с целью разубеждения Джен в ее непохожести, странности или ненормальности. Все эти тех­ники были предназначены для помощи в создании у клиентки позитив­ных, приводящих к изменению установок, и открытости к новым пере­живаниям.

Когнитивные структуры

Когнитивные темы, лежащие в основе депрессии, вращаются вокруг утраты, фиаско и опустошенности (Leahy, 1996), которые обычно за­кладываются в относительно раннем периоде жизни. В силу этих ран-


Глава 8. Депрессия 103

них переживаний индивиды отличаются своей когнитивной подвержен­ностью депрессии. Несмотря на то что люди, обладающие этими осно­вополагающими депрессивными схемами, могут вполне неплохо функ­ционировать большую часть времени, во время стресса эти схемы могут активизироваться — феномен, известный как когнитивная диатезно-стрессовая модель.

Кроме того, депрессия может застигать людей в различных сферах их жизни. Бек (Beck, 1987) рассмотрел две особо уязвимые области. Лица, отличающиеся социотропнойуязвимостью, склонны впадать в депрес­сию при утрате или угрозе утраты их потребностей и желаний межлич­ностного принятия и близости. Их депрессия вызвана отвержением. Лица, отличающиеся уязвимостью автономности,склонны впадать в депрессию при утрате или угрозе утраты их желания и потребности в не­зависимом функционировании и свершениях. Их депрессия вызвана не­удачей. Указанные области, впрочем, не исключают друг друга; можно быть уязвимым в обеих. Исторически женщины склонялись к большей уязвимости в социотропной области, тогда как мужчины — в области автономности. Однако с постепенным угасанием гендерно-специфич-ных и семейных ролей мужчины и женщины будут все больше и боль­ше делить между собой уязвимость в указанных областях.

К депрессивным последствиям ведут несколько ранних неадекват­ных схем Янга (Young, 1994): эмоциональная депривация, брошенность/ непостоянство, социальная изоляция/отчуждение, дефектность/стыд, зависимость/некомпетентность, фиаско и жертвенность. Большинство из них касается разрыва связей и отвержения. Обратите внимание, что некоторые из них существуют и в тревожных расстройствах, что указы­вает на взаимное наложение депрессии и тревоги.

Для модификации когнитивных структур здесь, как и при работе над тревогой, можно прибегнуть либо к прямым, либо к непрямым гип-нотерапевтическим методам. За примером мы вернемся к случаю Джен. В силу того, что она проявила особое сопротивление при попытке разо­браться в ее ядерных когнитивных структурах, гипнотерапевт выбрал непрямой метод.

Здесь нужно вспомнить, что Джен обладала РНС дефектности/стыда. Помимо этого были также представлены фиаско и жертвенность. Множе­ственные РНС не редкость, и Янг (Young, 1994) констатирует, что клиен­ты обычно располагают двумя, тремя или даже большим количеством. РНС Джен аналогичны некоторым беспомощным ядерным убеждени­ям по Дж. С. Беку Q. S. Beck, 1995) («Я неадекватна/неэффективна, я некомпетентна, я неудачница, я недостаточно хороша [с точки зрения


104 Часть II. Лечение психологических расстройств

достижений]»), а также отдельным ядерным убеждениям в своей нелю-бимости («Я недостаточно хороша [чтобы меня любили окружающие], я ущербна, меня не любят»). Можно предположить, что ее мнимое несо­ответствие стало распространяться с профессиональных успехов на быт посредством ядерных убеждений, которые являются общими для этих областей.

Процедура непрямого гипноза

Благодаря прежнему позитивному опыту гипноза и в надежде на его помощь Джен согласилась участвовать в непрямом гипнотическом ме­тоде. Гипнотерапевт не представил его как интервенцию, призванную модифицировать ее ядерные когнитивные структуры, а просто спросил, хотела бы она принять участие в упражнении, которое могло бы ей по­мочь. Надежду внушали как первоначальный, позитивный опыт и вы­бранная терапевтом структура, так и ожидание пользы от продолжения гипноза. Помните, что с когнитивной точки зрения главным залогом успешности гипноза являются позитивные ожидания. Именно поэтому так важно, чтобы гипнотерапевты структурировали первоначальные гипнотические переживания так, чтобы клиент видел их успешными. После начальной индукции и углубляющих техник для Джен примени­ли следующую процедуру.

Ты уже многое пережила в трансе, не правда ли? И все пережитое было цен­ным и интересным, не так ли? [Установление позитивной и обнадежива­ющей тональности.] Теперь у тебя есть шанс узнать о себе больше — вещи, которые могут не быть очевидными прямо сейчас... но ты можешь усвоить и обдумать их на досуге. Не обязательно даже слушать меня на сознатель­ном уровне — твой бессознательный разум услышит то, что он хочет услы­шать, то, что ему нужно услышать. Поэтому ты можешь оставить свой ра­зум в покое, дай ему расслабиться, думай обо всем, о чем ему захочется, или даже ни о чем [последнее логически невозможно, но под гипнозом крити­ческие функции человека зачастую приостанавливаются, и эта приостанов­ка склонна стимулировать транс]. Но когда ты будешь меня слушать, ты сумеешь узнать о себе многие вещи, а также что ты думаешь о себе и как относишься к другим. Теперь просто позволь своему разуму успокоиться (долгая пауза)... Я хочу поговорить с тобой об учебе... учебе и росте. Когда мы растем, мы узнаем много нового, правда? Мы научаемся новым вещам, научаемся действовать по-новому. Это порой волнует, порой пугает. На­учимся ли мы когда-нибудь поступать правильно? Откуда нам вообще знать, что означает это «правильно»? Но в итоге мы научаемся, разве не так? Мы научаемся, как делать нечто новое... иногда быстро, иногда медленно; пре­успевая иногда быстро, иногда — не сразу, но потом... иногда — не преуспе-


Глава 8 Депрессия 105

вая вообще. Но разве мы не можем воспользоваться этим неуспехом, чтобы лучше узнать, как преуспеть в дальнейшем? Когда мы учимся, мы испыты­ваем разные чувства, не так ли? Иногда мы ощущаем волнение, иногда — стыдимся, иногда мы счастливы, иногда — печальны. Точно так же мы по­рой преуспеваем сразу... иногда — спустя какое-то время... иногда — не пре­успеваем вообще. Но в конце мы узнаем, что мы узнаем то, что нам нужно узнать... и что жизнь не течет по прямой... ее линия очень извилиста, со многими окольными путями и отступлениями [научение из метафоры]. Но окольные пути и отступления важны, ибо они помогают нам учиться и ра­сти дальше... без них мы не узнали бы так много о том, что нам действитель­но нужно узнать. На самом деле нам нужно знать, как учиться учебе... а окольные пути и отступления помогают нам научиться учиться. Ибо в ко­нечном счете научение учебе поистине важнее, чем учеба — поэтому вме­сто того чтобы стыдиться наших окольных путей и отступлений, мы долж­ны ими гордиться [перестраивание]. Они помогают нам лучше научиться учебе — и даже помогают нам научиться лучше учиться тому, как... но ты уловила мысль? ... в твоем бессознательном разуме, там, где действительно можно выявить различие, где на самом деле происходит большая часть лю­бого научения [отсылка к имплицитному научению]. Поэтому подумай над окольными путями и отступлениями в твоей жизни, Джен... и пойми их как научение учебе, росту и продолжению роста... научение тому, как... Джен быть самой собой[встроенная суггестия]. И, пока ты продолжаешь думать об этом, ты можешь начать ощущать себя все более и более сильной и неза­висимой личностью, существующей вместе с другимилюдьми, но не ради других людей.Становясь бодрее и увереннее в себе, более связанной сдру­гими, но не радидругих, видя в жизненных окольных путях и отступлени­ях возможности научиться учебе и возможности к еще большему росту... Теперь, когда ты позволяешь этим идеям проникнуть глубоко в твое созна­ние, я буду считать от десяти до одного; пока я считаю, мне хотелось бы, чтобы ты все больше осознавала окружающую обстановку так, что когда я досчитаю до одного, ты выйдешь из транса, чувствуя себя освеженной и бодрой, понимая, что ты узнала нечто важное даже в случае, если прямо сейчас не знаешь точно, что именно ты узнала...

Обратите внимание, что вэтом примере ни разу не употреблялось слово «неудача», которое заменялось на «преуспевание не сразу или, возможно, никогда». Кроме того, неудача была перестроена как метафо­рические окольные пути или отступления, которые помогают дальней­шему научению. Мы нередко лучше прислушиваемся к метафорам, так как сопротивление при этом может не возбуждаться. Процесс метана-учения (научение учебе) был увязан с неудачей через метафоры околь­ных путей и отступлений. На самом деле, эта процедура была отчасти прямой, поскольку затрагивались ядерные когнитивные темы жизни


106 Часть II. Лечение психологических расстройств

Джен, пусть даже метафорически. Как показали Милтон Эриксон и его последователи, возможно построение такой непрямой процедуры, в ко­торой непосредственно темы вообще не будут упоминаться.

Эта процедура помогла Джен начать процесс изучения ядерных ког­нитивных схем, присутствовавших в ее жизни, чтобы увидеть себя чело­веком, в чьем прошлом встречались и промахи, и достижения и который научился на своих неудачах. Конечно, подобная процедура, проведен­ная всего один раз, не приведет к мгновенному успеху. Она несколько раз повторялась с разными вариациями и перемежалась негипнотиче­скими сессиями, в ходе которых ядерные схемы подвергались совме­стному анализу.

Резюме

Депрессия — многостороннее расстройство, содержащее в себе биохи­мические, психологические и поведенческие компоненты. По той при­чине, что индивиды, страдающие депрессией, часто бывают мотиваци-онно и поведенчески инертны, важно активизировать их прежде, чем перейти к другой работе. Этого часто удается добиться сочетанием со­ответствующего медикаментозного лечения и активного гипноза. Ког­да клиент становится энергичнее, в рассмотрении депрессогенных до­пущений и ядерных когнитивных тем утраты и печали может помочь когнитивная гипнотерапия.


Глава 9

Вредные привычки

Расстройства, инициирует которые сам клиент, поддаются лечению с особым трудом. В отличие от других расстройств, клиенту здесь точно известно, что нужно сделать, чтобы преодолеть проблему; например, не брать в рот сигареты или избыток пищи. Важным аспектом лечения явля­ется сравнительная ценность кратковременных и долговременных при­обретений и потерь, а следовательно, и мотивация к изменению. Любой, кто знаком с основами оперантного обусловливания, знает, что кратко­временное подкрепление сильнее долговременного. Отчасти в силу сла­бой мотивации, люди нередко обращаются к гипнозу как мнимому ма­гическому средству, которое устранит в них тягу к вредным привычкам без всякого усилия с их стороны.

Вредные привычки чреваты получением кратковременного удоволь­ствия и долговременными потерями. Курильщикам, например, сейчас хорошо известно, что сигареты вредят их здоровью (даже если они и та­бачные компании официально отрицают это), но сила кратковремен­ного подкрепления никотином перевешивает осведомленность в долго­временных потерях. Ситуация еще больше осложняется тем, что все предметы, к которым вырабатываются вредные привычки, имеют как физическую, так и социальную природу. Никотин является веществом, создающим выраженную химическую зависимость, а сигареты, как и пища, сильно подкрепляются социально, поскольку ассоциируются с приятной социальной деятельностью.

Дело не только в силе факторов, подкрепляющих текущее поведение, но и в том, что мотивация к изменению часто бывает противоречивой, а в лучшем случае — неоднозначной. Случается, что люди сильно мотиви­рованы к изменению застарелых привычек, однако их желание дикту­ется, как правило, какой-то сиюминутной проблемой, связанной с их поведением. Например, они могли перенести какую-то болезнь, спрово­цированную курением, или супруги приказали им снизить вес или бро-


108 Часть II. Лечение психологических расстройств

сить пить, чтобы спасти брак. Когда непосредственная проблема исче­зает, с ней часто исчезает и мотивация к изменению. Лечения гипнозом порой добиваются исключительно из-за его образа как волшебной тех­ники, не требующей усилий. Людям свойственно искать «чудодействен­ное средство», которое устранит их проблемы и чувство общей разоча­рованности жизнью, желательно без какого-либо усилия с их стороны. Чтобы разобраться с этим вопросом, я, когда беседую с потенциальны­ми клиентами, особенно с теми, кто откровенно требует гипноза, спра­шиваю у них, «хотят ли они измениться или хотят хотеть измениться». Если верно последнее, возможно, что в первую очередь следует обра­титься к мотивации.

Из-за этих проблем модификация укоренившихся вредных привычек оказывается в лучшем случае проблематичной независимо от метода, будь то гипноз или другие лечебные стратегии. Поэтому гипнотерапев-ты должны быть внимательны к мотивации клиентов, побуждающей их стремиться к гипнотерапии для решения этих проблем, и быстро рассе­ивать любые иллюзии, которые могут питаться насчет ее эффективно­сти. Тем не менее гипноз показал свою эффективность в лечении ожире­ния (Bolocofsky et al., 1985; Levitt, 1993) и при отказе от курения (Golden and Friedberg, 1986; Lynn et al., 1993b), хотя число клиентов, которые действительно умерили свои проблемные привычки или отказались от них, широко варьирует. Если первые сообщения (например, Wadden and Anderton, 1982) указывали на отсутствие связи между восприимчиво­стью к гипнозу и лечебными результатами, то в более поздних работах было высказано предположение, что высокогипнабельным клиентам скорее удается и снизить вес (Levitt, 1993), и бросить курить (Lynn et al., 1993b). Линн с коллегами разработали программу отказа от курения, протекающую в две сессии, которая показала хорошие результаты. Од­нако Спанос (Spanos et al., 1995) обнаружили большую эффективность гипнотических лечебных методов для отказа от курения по сравнению с негипнотическим лечением.

Таким образом, можно заключить, что в изменении вредных привы­чек гипноз может быть полезным, по меньшей мере в той же степени, что и другие лечебные стратегии, хотя результаты могут претерпевать зна­чительные колебания. Клиентам следует говорить, что, при всей возмож­ной ценности гипноза, его нельзя применять в качестве единственного лечебного средства. Гипнотические интервенции обычно дополняются просвещением в плане последствий разрушительного поведения и по­веденческими стратегиями саморегуляции в преодолении проблем (Le­vitt, 1993; Lynn et al., 1993b). Кроме того, очевидно, что как минимум


Глава 9. Вредные привычки 109

некоторые колебания результатов лечения могут быть связаны с инди­видуальными различиями в восприимчивости к гипнозу. Перед нача­лом лечения следует также обратиться к вопросу о мотивации клиента. В оставшейся части этой главы описано и проиллюстрировано приме­нение гипноза при лечении курения и злоупотребления токсическими веществами. Хотя существуют и другие вредные привычки, эти две ши­роко признаются распространенными и серьезными недугами.

Отказ от курения

Курение является привычкой, отказ от которой особенно труден, по­скольку никотин приводит как к физической, так и к психологической зависимости. Сиюминутный эффект курения (физическая зависимость) переживается как «прилив» и оказывает мощное подкрепляющее воз­действие. Поэтому курение является подлинной кратковременной сти­муляцией. На этот аспект курения можно повлиять при помощи таких техник, как никотиновый пластырь. На психологическую зависимость можно воздействовать сочетанием поведенческих и когнитивных гип-нотерапевтических стратегий. Поскольку курение обычно ассоциирует­ся с широким кругом приятных социальных занятий, постольку важно, чтобы клиент на протяжении нескольких дней вел журнал, фиксируя в нем время, место, занятие и мысли, связанные с курением. Клиенты могут иметь лишь смутное представление о деталях своего пристрас­тия — таких как количество выкуренных за день сигарет или ситуаци­ях, в которых они курят чаще. Когда они начинают больше фокусиро­ваться на деталях своего поведения как курильщика, всплывает важная информация, которой может воспользоваться терапевт. Таким образом, терапевт приближается к пониманию подкрепляющих факторов окру­жающей среды, которые поддерживают курение, и составить индиви­дуальную программу гипнотической интервенции. Поскольку куриль­щики склонны обзаводиться курящими друзьями, для клиентов может быть оптимальным на первых порах избегать ситуаций, в которых обыч­но выкуриваются и доступны сигареты; например, употребления алко­гольных напитков. К несчастью, это означает, что клиентам лучше бу­дет завязать новые отношения — ситуация, перед которой оказываются и лица, злоупотребляющие токсическими веществами, находящиеся на этапе выздоровления. Трудно удержаться от курения, когда все твои друзья курят, особенно поначалу. Когда будет покончено с окружающими триггерами, которые провоцируют курение, тогда можно приступать к гипнотической интервенции.


110 Часть П. Лечение психологических расстром те

Когнитивное содержание

Стив обратился за помощью, потому что хотел бросить курить. Ему бы­ло 32 года, и он курил с 16 лет. Хотя за прошедшие годы он несколько раз пробовал сам справиться с проблемой, его мотивация к этому была невысока, и периоды воздержания обычно длились от двух до, самое большее, трех недель. Позднее, однако, его жена (некурящая) пожало­валась на отвратительный запах в доме (и от него). Кроме того, у Стива с женой недавно родился первый ребенок, и он беспокоился, что пассив­ное курение повредит его новорожденной дочке. Психотерапевт устано­вил, что у Стива была как внутренняя, так и внешняя мотивация к из­менению.

В самом начале клиент и терапевт работали вместе, выявляя ситуа­ции, которые выступали в качестве триггеров курения, и негативные мысли или самосуггестии, приводившие к этому. Хотя физическая за­висимость привела к выкуриванию около полутора пачек сигарет в день, Стив обнаружил, что потребность в курении особенно усиливалась, ког­да он выпивал с друзьями и сразу после еды. Дальнейшая оценка показа­ла, что он не был пьяницей. Когда тяга к курению становилась особенно сильной, Стива обуревали негативные и безнадежные когниции, касав­шиеся курения.

Стив интересовался гипнозом — отчасти (так представлялось) из-за его эффекта новизны. Но после того как ему объяснили природу гипно­за, Стив охотно согласился работать над ним упорно и систематически вместо того, чтобы видеть в гипнозе магическую интервенцию, которая устранит надобность в его личных усилиях. Стив был деятельным биз­несменом, который усердно трудился надо всем, за что брался, и гипно-терапевт полагал, что он постарается и здесь.

Стив, хотя и несколько неохотно, согласился сократить социальные контакты с друзьями (которые все курили) до одного или двух в неде­лю. Кроме того, он согласился не курить дома. В его беседах с терапев­том вскрылось несколько негативных самоутверждений, и они вместе выработали альтернативные самоутверждения. Стив был достаточно гипнабельным субъектом и мог достигать состояния легкого и среднего транса. После первичной индукции гипнотерапевт применил технику двух колонок, проиллюстрированную в табл. 9.1.

Находясь в трансе, Стив сумел высказывать сначала негативные са­моутверждения, а затем — альтернативные позитивные, в чем неодно­кратно упражнялся на протяжении нескольких сессий. Кроме этого, те­рапевт прибегнул к моделированию, побуждая его высказывать пози-


Глава 9. Вредные привычки

Таблица 9.1

Негативное и позитивное когнитивное содержание для Стива

 

Позитивные самоутверждения Негативные самоутверждения
1. Конечно, разница есть! Я должен за- 1. Какая разница, курю я или нет'
ботиться о здоровье жены и дочери    
2. Из прошлого опыта я отлично знаю, 2. Сейчас я буду курить сколько
что если я буду больше курить сей-   хочу, а потом — реже
час, то буду больше курить и потом!    
3. Конечно, я могу бросить — даже если 3. Мне ни разу не удалось бросит!
это будет трудно. Раньше мне удава-   курить. Это безнадежно
лись многие трудные дела    
4. Курение отчаянно вредит мне; 4. На самом деле курение мне не
я кашляю и постоянно ощущаю   вредит
одышку    

тивные самоутверждения с нарастающей уверенностью. Терапевт запи­сал сессию на магнитофон, чтобы клиент прослушивал ее дома строго по расписанию. Гипнотические сессии сопровождались обсуждением их эффекта. Стив вел журнал, в который записывал количество выкурен­ных за день сигарет. После чего осуществлялись соответствующие из­менения в самоутверждениях или гипнотическом трансе.

После сессионных и домашних упражнений в позитивных самоут­верждениях Стив доложил, что количество сигарет, выкуриваемых за день, уменьшилось и он начал испытывать большую уверенность насчет возможности полного отказа от курения. Он также начал формировать новый круг общения, в который вошли некурящие люди. В основном это были те, кто ходил в церковь, которую посещал и Стив с женой.

Когнитивные процессы

Анализ когнитивных искажений Стива наводил на мысль, что они в пер­вую очередь касались рецидивов. Как многие курильщики, он, исходя из прошлого опыта и испытывая физическую тягу к курению, не верил, что сможет избавиться от вредной привычки. Более того, он втайне определял себя как курильщика (мы подробнее рассмотрим этот вопрос ниже). Терапевт обсудил со Стивом искаженный характер его когнитив­ных процессов. В итоге Стив согласился с тем, что предавался драмати­зации и мышлению в понятиях безнадежности (считая, что никогда не сможет остановиться), дихотомическому мышлению (усматривая фиас­ко в неумении полностью отказаться от привычки) и утверждениям в


112 Часть II Лечение психологических расстройств

духе «долженствования» (считая, что не сумеет остановиться мгновен­но, а если это так, то он «нехороший»). Хотя никотин обладает дозирую­щим эффектом (чем меньше куришь, тем лучше), Стив не умел принять умеренное курение в качестве желаемой или даже возможной, цели. При жесткой установке «я могу» (неплохо помогавшая ему в прошлом) ему было трудно смириться с неизбежными срывами и фрустрацией, ко­торыми сопровождаются старания изменить закоренелые привычки. Несмотря на свой возможно временный характер, подобные неудачи приводили его к пессимистическому взгляду на себя и свою способность измениться.

После первоначальной индукции гипнотерапевт выстроил следу­ющую процедуру гипноза (темы медленного и устойчивого прогресса, движения по восходящей и возрастающего самоуважения).

Оглянувшись назад и посмотрев на свою жизнь, ты видишь, что сделал мно­го хорошего, не правда ли, Стив? Много хороших вещей, какие-то были крупными, какие-то мельче... но все это свершения, которыми можно гор­диться. Ты можешь вспомнить, например, как впервые научился кататься на велосипеде [опыт, почти универсальный для всех детей]. Ты мог бы при­помнить, как тебе казалось, что никогда не научишься направлять эти два колеса в одном направлении... и делать так, чтобы машина держалась пря­мо. Наверное, ты думал, что никогда не сможешь этому научиться. Но те­перь тебе известно, что ты все-таки научился, не так ли? И, по мере того как ты постепенно обучалсяезде, ты воспринимал себя все лучше и лучше,разве не так? Сам акт постепенного наученияприводил к лучшим и луч­шим ощущениям,не так ли? Наверное, ты можешь сфокусироваться на этой картине прямо сейчас, видя себя едущим и падающим... едущим и па­дающим... но неизменно становящимся лучше и лучше... видишь себя не только терпящим неудачи, но становящимся лучше и лучше, учащимся на своих ошибках [доведение образа до завершения]. Видишь, как ты учишь­ся ездить... по ходу дела у тебя получается лучше и лучше, и ты чувствуешь себя лучше и лучше.Одно идет бок о бок с другим, не правда ли? ...делать лучше и чувствовать себя лучше; чувствовать себя лучше и делать лучше... [суггестия адаптивной спирали]. И чем лучше ты делаешь, тем лучше ты себя чувствуешь... чем лучше ты себя чувствуешь, тем лучше ты делаешь. Но все это требует времени, не так ли? И для хорошего самочувствия тебе, наверное, даже не нужно делать это в совершенстве — достаточно сделать лучше сегодня, чем делал вчера... зная, что завтра ты сделаешь еще лучше, хотя, возможно, еще и не идеально, но так и должно быть, не правда ли? (Пауза.) Теперь я хочу, чтобы ты сфокусировал свое сознание на твоей пер­вой рабочей задаче [предшествующее обсуждение показало, что Стиву бы­ло особенно трудно научиться вещам, которых требовала эта работа]. Увидь себя приступающим к этой работе. Когда эта картина прочно утвердится в


Глава 9. Вредные привычки 113

твоем сознании, подними указательный палец правой руки... хорошо! [Идео-моторное сигнализирование.] Теперь я хочу, чтобы ты увидел себя выпол­няющим работу... испытывая фрустрацию, которую переживал, не умея сна­чала сделать все в точности так, как нужно... видя себя в напряженной борь­бе, предпринимающим усилия... как это было на деле; не вполне идеально, но хорошо; не видящим ничего страшного в несовершенстве [преодоление в образе]. Увидь себя справляющимся лучше и лучше; чем больше стара­ешься и делаешь... по-новому познающим связь между делом и чувством. Итак, чем больше ты делаешь, тем лучше ты себя чувствуешь... и чем лучше ты себя чувствуешь, тем больше ты делаешь... но видишь в этом постепен­ность, вроде той, что свойственна обучению езде на велосипеде, игре на пиа­нино [нечто, что клиент более или менее успешно делал ребенком], обу­чению многим вещам, научению постепенному, постепенному научению видеть в себе хорошее, постепенному научению связи между хорошей ра­ботой... и хорошим самочувствием, хорошим самочувствием... и хорошей ра­ботой. Постепенно учась постепенно учиться... постепенно...

Обратите внимание на заключительную часть этого примера, где со­держатся встроенные суггестии «постепенной учебы», а также те, что подчеркивают связь между «хорошей работой и хорошим самочувстви­ем». Эти повторы и встроенные суггестии важны для модификации ког­нитивных процессов. Кроме того, в качестве сценических образов для будущей работы полезно использовать распространенные занятия, пре­даваться которым было некогда свойственно почти всем людям, вроде обучению езде на велосипеде.

Когнитивные структуры

Когнитивные структуры, которые непосредственно связаны с вредны­ми привычками, обнаружить труднее, чем те, что присущи депрессии, тревоге или другим психологическим расстройствам внутреннего харак­тера. Отчасти это связано с тем, что вредные привычки имеют тенден­цию поддерживаться внешними подкрепляющими факторами либо ве­ществами типа никотина, которые вызывают физическую зависимость, либо приятным действием: например, приемом пищи. Имеются и неко­торые данные, свидетельствующие о том, что определенные пристра­стия, такие как злоупотребление токсическими веществами, частично имеют генетическую природу. Результаты ряда исследований показали, что генетические структуры могут быть связаны с индивидуальными различиями в переработке алкоголя, и то же относится к строению тела. Кроме того, вредные привычки можно не считать составной частью «я» так, как считают другие психологические проблемы. Их можно рассмат-


114 Часть II. Лечение психологических расстройств

ривать как «то, что человек делает», нежели как «то, чем он является». Проблемные привычки, в отличие от типов личности, могут развивать­ся в более поздние периоды жизни или постепенно усугубляться с тече­нием времени.

Однако бывает и так, что некоторые привычки воспринимаются как личностные характеристики и идентифицируются с ней. Люди, которые много лет курили или употребляли вещества, вызывающие зависимость, для себя и других могут определяться как «курильщик», «пьяница», «наркоман» или даже «неудачник». Определение себя в таком ключе может породить ощущение безнадежности в связи с возможностью ког­да-либо по-настоящему измениться; на самом деле так можно даже от­бить всякое желание к этому. Человек может просто подумать: «Таким уж я родился» и не будет даже думать о том, чтобы изменить что-нибудь.

Кроме того, определенные ядерные когнитивные структуры могут способствовать сохранению вредных привычек и противодействовать усилиям, направленным на изменения (см. главу 5). Например, репрес­сивность (Young, 1994) — тенденция быть остро критичным и нетерпи­мым к тем, кто не удовлетворяет твоих ожиданий, способна препятство­вать изменению, которое часто осуществляется постепенно и является типичным для модификации застарелых привычек. Клиенты, обладаю­щие ранней неадекватной схемой репрессивности, нередко относятся строже к себе, нежели к другим, и, ожидая быстрых перемен, крайне кри­тичны к своему «медленному» прогрессу. Аналогичным образом, кли­енты с РНС жестких стандартов часто рассчитывают добиться выпол­нения недостижимых целей. Другие могут прибегать к наркотическим веществам в поисках удовольствия и успокоения в случаях, когда те или иные события запускают РНС предательства/непостоянства или эмо­циональной депривации. И, разумеется, РНС недостаточного самоконт­роля/самодисциплины напрямую участвует в провале попыток моди­фицировать привычки, поскольку последние могут рассматриваться как результат отсутствия воли.

Терапевту стало ясно, что Стив втайне определял себя как куриль­щика, а в результате не верил искренне в возможность что-то изменить. Мотивация к изменению приобрела хоть сколько-то внутренний харак­тер только недавно, с рождением дочери. До того курение было просто неким делом, которое он видел выражением своей сущности. Если это не нравилось окружающим, то это было их проблемой. Злостные токси­команы нередко думают так же. Поэтому проблемное поведение явля­ется эгосинтоническим (то есть совпадающим с образом «я» у клиента).


Глава 9. Вредные привычки

В результате использования вопросника схем (Young, 1994) и дан­ных, полученных в ходе интервью, гипнотерапевт установил у Стива первичные РНС жестких стандартов и репрессивности с вторичной РНС избыточного контроля. Заметьте, что все три укладываются в сфе­ру сверхбдительности и сдержанности Янга, указывая на чрезмерную актуальность для Стива контроля и жестких требований. У подобных индивидов часто присутствует скрытое чувство тревоги и пессимизма, как, например, дела, если о них не позаботиться, стремительно прихо­дят в упадок. Янг констатирует, что в типичных семьях, из которых про­исходят индивиды с такими схемами, подчеркиваются трудолюбие, долг, перфекционизм, соблюдение жестких правил и уход от ошибок. Все пе­речисленное превосходит по значимости удовольствия, радости и релак­сацию. Необходимо отметить, что подобные корни вполне обычны для целеустремленных людей и зачастую могут приносить немалую пользу, если выдерживаются известные границы. Помимо физической зависи­мости оказалось, что Стив прибегал к сигаретам, чтобы успокоиться и снизить тревогу.

Для обращения к этим РНС гипнотерапевт разработал процедуру, которая представлена ниже. После стандартной индукции она проводи­лась следующим образом.

И сейчас, когда ты находишься в уютном состоянии транса, я хочу погово­рить с тобой, Стив. Ты можешь слушать меня, как тебе угодно: вполне осо­знанно или лишь частью сознания; на самом деле это не имеет значения [закладывается важная суггестия изменения], ибо твой бессознательный разум услышит то, что хочет услышать, и воспользуется этим... Итак, твой сознательный разум, которым ты пользуешься, чтобы чему-то внимать, может взять отпуск, может отступить в сторону и передать бразды правле­ния бессознательному разуму. И ты можешь сделать это спокойно, зная, что твой сознательный разум может вернуться из отпуска в любой момент, ког­да пожелает... но он не желает этого прямо сейчас, ему это не нужно... это действительно не имеет значения (долгая пауза). Все мы, пока живем, учим­ся многим вещам [нормализация последующего процесса]. Иногда мы учим­ся достигать, иногда мы учимся расслабляться... иногда мы учимся выпол­нять наши обязанности, иногда мы учимся лучше относиться к другим... Иногда мы знакомимся с правилами, иногда мы знакомимся с ситуациями, когда эти правила можно или должно нарушить [размещение тем РНС ря­дом с более адаптивными темами]. Так и в твоей жизни, Стив, ты научился многим вещам. Наверное, ты научился следовать правилам, напряженно ра­ботать, всегда стараться сделать как лучше, сохранять контроль, выполнять свой долг. Возможно, ты научился судить себя... возможно, судили тебя и другие, и ты научился судить себя прежде, чем тебя осудят другие. Когда


/16 Часть II Лечение психологических расстройств

мы с детства чему-то обучаемся, то иногда трудно знать, все ли мы знаем, не так ли? Мы не знаем, чего мы не знаем, разве нет? Мы думаем, что то, как мы думаем, есть единственный способ думать, не правда ли? Но суще­ствует много способов думать, разве не так? Больше, чем мы в состоянии представить. И ты можешь начать обучаться новым способам мышления... новым путям познания... новым способам отношения с окружающими [вве­дение новой идеи, альтернативной РНС]... и ты можешь начать позволять этому произойти [альтернатива РНС концепции «действия»], разрешая себе расслабиться, раскрепостить свое сознание и начать допускать новые идеи в свой бессознательный разум. Хорошо... когда ты позволяешь себе дать своему сознанию расслабиться, ты можешь ощутить, как оно само рас­крывается навстречу новым идеям, волнующим идеям... какие-то из них пугают, потому что изменение всегда пугает [признание амбивалентности], но даже пугающая часть может быть волнующей по мере того, как ты от­крываешься новому росту, новым возможностям, новым путям мышления и действия. И наверное, иногда бывает трудно даже определить разницу между пугающим и волнующим, поскольку они ощущаются одинаково... поэтому возможно, что если она кажется пугающей, то на самом деле она — волнующая. Все дело в том, как мы думаем об этом в то или иное время. Сей­час, когда ты начинаешь позволять своему сознанию раскрыться навстречу новым возможностям, новым путям мышления, ты можешь начинать рас­слабляться и в других отношениях. Ты можешь почувствовать, что спосо­бен свободнее задавать себе новые и более гибкие стандарты, чувствуя, что ты свободнее можешь судить о себе, более благосклонно взирая на собствен­ные усилия, все больше понимая, что компетентность не есть совершенство, что совершенство не обязательно и даже невозможно, и ты можешь позво­лить себе освободиться от слишком высоких стандартов и все же оставать­ся компетентным. Ты можешь научиться известному отказу от контроля, зная, что только тот, кто реально обладает контролем, может позволить себе частично от него отказаться; зная, что ты можешь вернуть контроль в лю­бой момент, когда бы ни пожелал. Ты можешь позволить себе расслабиться многими способами. Ты можешь расслабить свое тело, свое сознание, свои чувства... и, когда ты делаешь это, ты можешь и дальше обучаться новому знанию о себе...

Обратите внимание на то, что в конце процедуры гипнотерапевт стро­ил фразы в позитивном ключе (например, «свободнее...»), не прибегая к негативным (например, «ослабь репрессивные чувства к себе»). Такие позитивные фразы ориентируют клиента в направлении будущей цели, а не прошлых чувств. Кроме того, позитивные фразы функционируют как побуждающие, а не как тормозящие факторы. Они вдохновляют клиента продолжить свои усилия измениться и закладывают основы настоящих и будущих оптимистических установок взамен пессимисти­ческих.


Глава 9 Вредные привычки 117


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-06-29; просмотров: 225. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.08 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7