Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Вход в ритм удовольствия через Одина — древнего бо­га викингов




Ноги на ширине плеч. На выдохе соединяем руки над го­ловой. Соединяем большой палец и мизинец левой рукии ставим в ямочку под носом, точку прапамяти, точку на­шей цели. Делаем вдох, на выдохе поворачиваемся влево и говорим вслух «Один», беря энергию в прошлом и про­ся разрешение на получение удовольствия. Соединяем большой палец и мизинец правой руки и ста­вим также в точку прапамяти. Поворачиваемся вправо и на выдохе произносим «Один», беря энергию в будущем и прося разрешение на получение удовольствия. Ставим пальцы правой и левой рук в точку прапамяти, смотрим вперед, в настоящее, и произносим «Один», бе­ря энергию в настоящем.

На выдохе поднимаем руки и представляем рога, подоб­ные рогам на шлемах древних викингов, и просим раз­решения подняться на священную гору Меру и узнать свою цель, свое предназначение.

— Я никогда не слышала о священной горе Меру, разве на нее можно подняться? — решила я уточнить перед тем, как по­вторять за Харольдом обращение к Одину.

— К сожалению, ты можешь подняться на нее лишь в своем воображении. Когда-то горой Меру называли главную верши­ну Земли. Она возвышалась в центре древнего материка Гипер­борея и считалась сакральным центром мира, но завтра, когда мы поднимемся на вершину, я попрошу группу подождать те­бя. Ты сможешь обратиться с вопросом о своем пути, стоя на вершине. Гренландия — часть Гипербореи, и поэтому это место наделено особой силой, ты можешь получить информацию из другого измерения.

Я повторила за Харольдом призыв к Одину три раза, слу­шая, как эхо разносит мой клич над океаном, и чувствуя, как же мне не терпится завтра оказаться на вершине чтобы услы­шать ответ.

— Сколько нам нужно времени, чтобы подняться до верши­ны? — спросила я Камилля, стоя перед белым известняковым

утесом.

— Это зависит от степени твоей свободы, — загадочно от­ветил Камилль. — Видение глобальной цели, своего предназна­чения окрыляет. Но твоя зависимость от многих вещей мешает взлететь. Поднимаясь, ты будешь освобождаться от всех привя­занностей, поэтому будем идти очень медленно.

— Но мне нравится быть привязанной к чему-то или кому-то, — возразила я.

— Иногда это хорошо, но иногда это не дает тебе свободы выбора. Ты начинаешь зависеть от мнения кого-то, от внешних условностей. Королева не боится потерять то, что она имеет, — отношения, деньги, возможности, статус.

— Разве?

— Она знает, как сделать так, чтобы не потерять, но если она потеряет, то... она тоже знает, что она будет делать. «Рассчиты­вай на лучшее, готовься к худшему». Ее независимость привя­зывает сильнее любых пут.

— И как же мы избавимся от привязанностей?

— Ты делаешь шаг и представляешь, как все твои старые идеи о мире, которые мешают тебе жить, твои верования и ценности, тормозящие тебя, остаются позади. На каждом шаге ты представляешь то, к чему ты привязана, в виде кандалов с тя­желым шаром и на выдохе стряхиваешь ногу, освобождаясь от своих привязанностей, освобождаясь от этого груза.

— Хорошо, я попробую, — пообещала я и медленно пошла, представляя, как скидываю с себя все свои зависимости: от мне­ния окружающих, от чьей-то любви, от каких-то вещей. И с каждым шагом я чувствовала, как становлюсь все более и более свободной.

— Я стояла на вершине и упивалась чувством свободы. Ка­залось, что склон уходил прямо в океан с плавающими айс­бергами. Даже не верилось, что полчаса назад мы были еще в гостинице. Джип довез нас до вертолетной площадки, двадцать минут — и вот я уже в самой северной точке нашего мира. Я вдыхала полной грудью морозный воздух, наслаждаясь яр­костью солнца и свежестью. Огромные белоснежные простран­ства постирались вправо и влево, и от этой бескрайности за­хватывало дух.

— Ты готова к спуску? — спросил Кевин. Харольд подошел к нам и сказал, что я буду готова через пять минут.

— Я обещал научить тебя, как же задать вопрос, в чем твое предназначение, — обратился он ко мне.

Медитация «Предназначение»

Представь себе, что ты на вершине мира, на горе Меру. Вокруг тебя только снежные вершины, стоящие миллионы лет и хранящие все ответы. Ты глубоко вдыхаешь хо­лодный воздух и делаешь выдох, соединяя руки над голо­вой, на вдохе опускаешь их до уровня сердца и на выдо­хе опускаешь руки до земли, касаясь земли, соединяясь с ней, приобретая «укорененность», затем на вдохе подни­маешь руки вновь до уровня сердца ладонями вниз, ме­няешь ладони и поднимаешь руки вверх, разворачивая ладони к небу, и спрашиваешь: «В чем мое предназначе­ние?» или «Зачем я пришла в этот мир?». Ты стоишь и ощущаешь себя частью чего-то большего, чем ты, частью великого вселенского плана. И в реали­зации этого плана есть и твой вклад, твоя миссия. Ты мо­жешь увидеть ответ в рисунке облаков, услышать его в шуме ветра, он может прийти в виде знака, в виде строч­ки в книге, в виде подарка. Задай вопрос и позволь миру ответить на него.

Ты пришла в этот мир для чего-то, и в глубине твоей ду­ши есть ответ на вопрос, чему ты служишь.

— Теперь ты знаешь, чему ты служишь? — обратился Ка-милль ко мне, когда я стояла на вершине утеса, вытянувшись в струнку и подняв к небу руки. Прямо надо мной светила пол­ная луна, заливая серебристым светом все вокруг и превращая Известняк утеса в серебро.

— Да, мое предназначение — собирать и нести знания о жен­ской силе миру. Вернуть миру женскую энергию, позволяя муж­чинам стать мужчинами, мужественными и сильными, а женщинам оставаться женщинами, женственными и мягкими. Я ви­жу, как я это сделаю, и ты прав, видение глобальной цели окры­ляет.

— Тогда позволь себе полететь. Когда ты умеешь летать, твое влияние безгранично. Недаром ты выбрала перо в качестве сим­вола себя. Та женщина, которая умеет управлять ветром, умеет летать, может сделать любое дело. Крылья — это свобода. Про человека, умеющего летать, говорят: «Он высоко взлетел».

Закрой глаза и вдохни полной грудью. Расправь руки на­встречу ветру. Обратись к ветру с просьбой освободить тебя от ненужных заблуждений, от негативных мыслей, от ложных представлений.

Повелитель ветров, властитель бескрайнего неба! Будь мне покровителем. Даруй мне легкость и проникновение, мысль и озарение. Дай мне силу и власть покорить непокоренное и ис­полнить неисполненное.

Ты стоишь на краю и чувствуешь как у тебя за спиной вы­растают крылья. Ты делаешь вдох и на выдохе поднимаешь руки, как будто расправляешь крылья и приподнимаешься на носочках. Ты легко взмываешь вверх и летишь в потоках воз­духа, наслаждаясь пьянящим чувством свободы. Почувствуй, как ветер наполняет тебя и несет тебя. Ты свободна и непред­сказуема. Ты купаешься и играешь в потоках воздуха, обретая ясность.

«Я лечу!» — все ликовало во мне. «Я лечу!» — думала я, скользя по снежному склону, казалось, обрывающемуся прямо

в океан. И хотя мне было безумно страшно и сердце сжима­лось от ужаса, я сделала это. Пот тонкой струйкой катился по спине, но я отважно ехала. «Главное — не упасть, главное — устоять» — все, о чем я могла думать. Вертолет ждал внизу, и мысль о том, что, сделав шаг, уже не повернуть, заставляла собраться и сосредоточиться. И хотя Харольд ехал за мной, каждый отвечал сам за себя на этом белоснежном спуске. Сво­бода и ответственность — две стороны королевской власти. Ты волен делать то, что ты хочешь, но при этом ты несешь за это ответственность, и не только перед собой, но и перед другими, перед миром. Кто-то из великих сказал: «Свобода без ответст­венности — произвол, ответственность без свободы — каторга». Все эти мысли пронеслись в моей голове за одну секунду. Спус­тившись и сняв доску, я стояла, все еще не веря в собствен­ный подвиг.

— Поздравляю, — улыбнулся Харольд. — Второй раз будет легче. Главное — поверить в себя, но не бояться ошибаться. И расслабься, не бойся упасть.

— А разве Королева может упасть?

— Даже Королевы ошибаются и падают. Падать не страш­но, если у тебя есть силы подняться.

— А откуда берутся силы подняться?

— От знания того, что тебе многое дано миром и мир ждет °т тебя результатов. Если ты пытаешься отлежаться или спря­таться, то это еще сильнее разрушает тебя и разрушает мир вокруг тебя.

— И вечный бой — покой нам только снится! — вздохнула я, забираясь в вертолет.— Теперь я готова принять любой бой! — повернувшись к Камиллю, торжественно произнесла я.

Я стояла, вытянувшись в струнку, на вершине утеса и чув­ствовала, что во мне появился стержень, держащий мою струк­туру. Я поняла, откуда пошло выражение «королевская осанка». Мне захотелось как-то расправить свое тело. И Камилль, слов­но угадывая мое желание, сказал:

— А сейчас мы простроим твое тело. Тело должно быть го­тово держать власть и пространство.

— И как мы будем его простраивать?

— Дыханием, дорогая, дыханием. Тело — это строй энергии, и все должно быть в божественных пропорциях. Но мы часто забываем о сакральности своего тела и оседаем. Никакие меха­нические упражнения не помогают добиться гармонии — лишь дыхание помогает телу раскрыться.







Дата добавления: 2015-07-04; просмотров: 180. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.003 сек.) русская версия | украинская версия