Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Снятие ярма проблем




Ты делаешь вдох и соединяешь руки в замок за шеей. На вы­дохе ты разрываешь этот замок и, ведя руки к центру груди, снимаешь со своих плеч половинки ярма. В центре груди эти половинки скреплены колышком. И очень часто чело-| век начинает чувствовать, что у него кол в груди. На вдохе ты достаешь этот колышек из груди, на задержке дыхания смотришь на него и на выдохе выбрасываешь и скидываешь с правого плеча проблемы всех мужчин, висящие на тебе, а с левого — проблемы всех женщин, висящие на тебе. Я повторила и почувствовала непривычную легкость. Мои плечи распрямились.

— Подними свой подбородок и освободи центр приня­тия решений, центр проявления твоей власти. Камилль подошел ко мне и провел указательным пальцем три раза против часовой стрелки и три раза по часовой стрелке по моей яремной ямке.

— Вот теперь ты почти готова к коронации. — Камилль вос­хищенно смотрел на меня.

— Почти? — уже по-королевски, недоуменным и в то же вре­мя требовательным тоном, спросила я.

— Спускаясь со своего пьедестала, спроси саму себя. Когда ты ощущаешь себя частью большего, чем ты, то кто ты ЕЩЕ?

— Ты смогла создать свою миссию? — спросил меня Ха-рольд, когда, уставшие и счастливые после пяти спусков, мы вернулись в гостиницу.

— Почему создать? Мне казалось, что предназначение мож­но найти, узнать. Ты же сам советовал мне обращать внима­ние на знаки.

— Да, я хотел, чтобы ты задумалась о том, что в тебе есть. Предназначение ты можешь только создать, основываясь на том, что в тебе уже есть, понимая, в чем ты талантлива.

— А ты считаешь, что у каждого человека есть таланты?

— Конечно, но человек не всегда понимает, что то, что ему удается легче всего и приносит наибольшее удовольствие, и есть его талант.

— Звучит непривычно. А как же мнение о том, что успех это результат тяжелого труда?

— Успех — это когда все идет легко. То, что идет легко, то точно. Что у тебя получалось проще всего, когда ты училась в школе?

— Писать стихи, — рассмеялась я. — Я могла сесть и легко написать поздравление или просто, когда мне бывало печаль-

но, написать грустное стихотворение. Слова приходили сами со­бой, и все, что мне надо было делать, — это просто записывать то, что приходило.

— Вот видишь, а кому-то приходилось этому учиться, раз­бирать, чем ямб отличается от хорея.

— Какие умные слова, — скорчила я гримасу.

— Так как для человека то, что он делает, кажется таким про­стым, то он и не предполагает, что для других это может представ­лять определенную трудность. Он не видит в этом свой талант.

— И какие же таланты существуют?

— Рон Лейдер выделяет восемь видов талантов.

Лингвистика. Человеку нравятся словесные игры, рифмы, скороговорки. Он правильно использует слова в речи. Если тебя привлекает эта область, тогда язык — чтение, письмо, ораторство — это твой природный дар. Такой че­ловек грамотно пишет и предпочитает устно общаться с окружающими.

Логика. Ты хорошо считаешь, любишь факты, цифры, подсчеты? Если да, то рациональное, критическое мыш­ление и математическое решение задач — твои таланты, и ты придерживаешься логического, рационального под­хода к жизни.

Воображение. Ты мыслишь образами? У тебя развиты во­ображение, восприятие цветов, форм, текстур? Если ты относишься к такому типу людей, то твои таланты — этомыслить образами, видеть мир через формы и цвета. У тебя хорошая фантазия, ты можешь рисовать, зарисо­вывать свои мысли и идеи.

Музыка. Ты любишь слушать и напевать мелодии? Ты це­нишь и понимаешь ритм? Если да, то пение, музыкаль­ный слух, чувство ритма — твой дар. Ты ценишь му­зыкальные композиции и разбираешься в них.

Кинестетика. Тебе нравятся различные упражнения, спорт, танцы, работа руками? Ты красиво двигаешься? Ес­ли да, то твои таланты — атлетика или работа руками. Ты можешь конструировать модели, заниматься лепкой, тан­цевать, любишь любую физическую активность.

Межличностные отношения. Тебя беспокоят чувства дру­гих людей? У тебя хорошие отношения с коллективом? Если да, то твое призвание — это понимание других лю­дей, их нужд, чувств, желаний и работа с людьми. Ты способна видеть мир глазами других и эффективно взаи­модействовать с людьми вокруг себя.

Рефлексия. Ты любишь заниматься самоанализом, обду­мыванием собственных поступков? Ты склонна к рефлек­сии? Тогда направленность в себя, понимание своих внут­ренних потребностей и чувств — это то, к чему у тебя склонность. Ты любишь проводить время наедине с со­бой, ты независимый, дисциплинированный человек.

Моделирование. Тебе нравится классифицировать и ана­лизировать события и явления? Если да, то систематиче­ская классификация, анализ и моделирование — твои склонности. У тебя интуитивное понимание того, как должен быть устроен мир и каково соотношение вещей и явлений3.

— Да, есть из чего выбрать. Мне кажется, у меня несколько талантов — и лингвистика, и моделирование, и общение... Но больше меня привлекает накопление и передача знаний другим. У этого таланта есть какое-нибудь название?

— Я бы назвал тебя хранительницей.

— Я — хранительница обруча как символа знаний о женской энергии, КАК СИМВОЛА ПРОЯВЛЕННОЙ ЖЕНСКОЙ ВЛА­СТИ, — ответила я на вопрос Камилля, чему я служу.

— И когда ты хранительница обруча, то что ЕЩЕ ценно для тебя?

— Ценно передать эти знания другим, обрести смысл своей жизни, получать удовольствие от самого процесса дарить лю­бовь другим и помогать им становиться счастливыми, ценно быть кому-то нужной. — Тут я остановилась, осознав, что, не­зависимо от того, как будут реагировать внешний мир и другие люди, я все равно буду это делать. Как цветок не может не цве­сти и не дарить свою красоту и запах миру, так и я не могу не нести любовь и знания другим. И даже если никто не придет сорвать этот цветок, он будет цвести. Он не умеет по-другому.— И когда ты хранительница обруча, какие ЕЩЕ способно­сти и качества тебе необходимы?

Я задумалась.

— Умение просчитать все шаги к желаемой цели, — осени­ло меня. — А это возможно — просчитать все шаги, ведь жизнь настолько непредсказуема?

— Королева обязана видеть путь и вести за собой. — Ка-милль замолчал, видно, обдумывая пришедшую мысль, затем продолжил: — Сейчас мы будем спускаться вниз. Я пойду за тобой.

— Но я не знаю дороги, и уже темно.

— Ты знаешь, что тебе нужно спуститься вниз. Представь то место, в которое ты хочешь попасть, и затем сделай вдох, вы­дох, закрой глаза и проложи мысленно путь к своей цели в ви­де белого тоннеля. Окажись в конце пути и спроси у самой се­бя: как ты сюда попала, какие шаги ты предприняла, чтобы ока­заться здесь? Ты четко увидишь, что тебе нужно сделать и что тебе необходимо, чтобы оказаться там, где ты хочешь. Ты зна­ешь, что впереди тебя никого нет, кто указал бы тебе путь, но все готовы идти за тобой.

— А если я заблужусь?

— Никогда не поздно вернуться и выбрать другой путь. Те, кто идет за тобой, хотят, чтобы их вели, иначе они шли бы сво­им путем. Но раз они отдали тебе право прокладывать путь, они тебе дали и право ошибаться.

— Что же, тебе удалось убедить меня идти впереди, — отве­тила я Камиллю и храбро ступила в темноту ночи.

Я храбро ступила в темноту ночи, убегая из теплой гости­ницы. Все сидели в теплом баре и обсуждали впечатления пер­вого дня, но мне захотелось побыть одной. Я злилась, что Фа-

биан даже не позвонил, чтобы хотя бы из вежливости поинте­ресоваться, как у меня дела. Или он был слишком увлечен Хельгой, или слишком раздосадован моим внезапным отъез­дом. Мне очень хотелось придумать повод и самой позвонить ему, но внутренний голос удерживал меня. С другой стороны, благодаря этому я познакомилась с Харольдом, а кроме того, навряд ли в прекрасном расположении духа я стала бы заду­мываться о смысле жизни и поиске своего предназначения. Но

' дух мщения все еще не отпускал меня, и я стала придумывать

план своего возвращения.

— Обдумываешь планы мести? — Харольд догнал меня.

— Почему ты так решил?

— У тебя воинственный вид, как у древней валькирии, и ты быстро идешь. Обычно так идет человек, который решает ка­кую-то задачу.

— Слушай, а что сделала бы валькирия, если бы ею пренебрегли? — резко остановившись, спросила я.

— Уничтожила бы и пошла дальше.

— А что уничтожает мужчин?

— Равнодушие и холодность.

— Трудно проявлять равнодушие и холодность, когда сердце рвется от боли...

— Ты сделала все, что могла. Ты любила и готова была многое простить и принять ради своей любви, уже одно это воз-выщает тебя. Но валькирия может помочь тебе показать свое превосходство и сделать тебя неуязвимой в момент вашей встречи.

— Как?

— Это несложно. Ты делаешь вдох и на выдохе входишь в энергетический поток. На вдохе из тонкого пространства ты до­стаешь золотистые доспехи валькирии и на выдохе надеваешь их. Доспехи помогают чувствовать себя защищенной и держать дистанцию. Садишься на крылатого коня — правая рука впере­ди, левая сзади, делаешь вдох, выдох и на вдохе соединяешь ру­ки между ног. Представляешь, как ты увеличиваешься в разме­рах и смотришь на мужчину сверху вниз. Рядом с такой жен­щиной мужчина чувствует всю свою ничтожность.

— Да, такую воительницу любой мужчина испугается, — представив себя валькирией, повеселела я. — Как просто, сила воображения, и ты уже в роскошном наряде!

— Я приготовила для тебя настоящий королевский наряд, — встретив нас на следующее утро после восхождения и возвра­щения во дворец, объявила Ингрид. — Но внутреннее состоя­ние важнее, чем шелка и парча. Даже самый роскошный наряд не спасет, если внутри нет королевского достоинства. Умение не­сти себя и ощущать себя королевой в любом наряде воспиты­валось с детства. Будущую королеву учили, как оставаться за­крытой, даже будучи обнаженной.

— Как же? — Я даже затаила дыхание от возможности при­коснуться к закрытым знаниям.

— Сначала ты надеваешь воображаемую одежду из тонкого пространства. С чего бы ты хотела начать?

— С белья, — включилась я.

— Ты права. Кружева, шелк, бархат — все, что касается тво­ей кожи, должно быть самым дорогим. Белье держит твою структуру. Ты на вдохе берешь из тонкого пространства белье и на выдохе надеваешь его. Потом так же на вдохе берешь чулки, пояс и на выдохе надеваешь их. Выбираешь самые рос­кошные туфли и так же надеваешь их. Не останавливай свое воображение, ты можешь выбрать все, что угодно. Любые твои прихоти тут же исполняются. Потом берешь на вдохе платье и на выдохе надеваешь его. Наконец дошла очередь и до драго­ценностей. Драгоценности усиливают и фокусируют энергию, помогая держать пространство и подданных. И когда наряд за­вершен, ты готова идти в тронный зал.

Только теперь, когда ты энергетически одета, можешь пере­одеться в настоящий наряд, и он лишь подчеркнет твое вели­чие, а не скроет его. Ингрид привела меня в королевскую гар­деробную. Я вошла и обомлела. Две девушки как будто охраня­ли разложенные вещи. Почти все, что я представляла в своих самых смелых мечтах, я увидела наяву. Я закрыла глаза и от­крыла их опять. Разве Ингрид могла предполагать, что я увижу в своих мечтах? Или все девушки грезят об одном?

Одна из девушек протянула мне изысканное белье из неж­нейшего белого шелка, расшитое серебряными снежинками и украшенное серебристыми мерцающими кружевами. Сверху на меня надели молочно белое платье с вытканными на нем сереб­ряными и белыми бутонами роз. Подняв мои рыжие волосы ввысокую прическу, ее также украсили белыми розами и перья­ми.

— Я почти похожа на Снежную Королеву, — заметила я, гля­дя на себя в зеркало. В этот момент вошел Камилль. Он услы­шал мои слова.

— Снежная Королева с любящим сердцем Девочки, с жар­кой страстью Любовницы и мудростью истинной Хозяйки — редкое сочетание. — Если ты готова, то я сопровожу тебя в ко­ронационный зал.

— Я готов сопроводить мою королеву в зал! — Я одновре­менно услышала стук в дверь и голос Харольда. Сегодня был мой последний вечер в Гренландии. Время пролетело незамет­но. Каждый день — новые спуски, а вечерами — долгие беседы с Харольдом о смысле жизни — превратили мой безумный по­ступок в захватывающее приключение в поисках себя. Навер­ное, любое путешествие — это попытка найти себя, узнать о себе что-то новое, открыть какие-то грани. Я улетала домой завтра рано утром. Открыв дверь, я увидела торжественно хитрые глаза Харольда.

— Ты думаешь, что тест на королеву я уже прошла и могу претендовать на корону? — поинтересовалась я, выходя из ком­наты.

— Претендовать можешь, но без испытаний корону не по­лучить, — тем же тоном ответил Харольд, ведя меня в ресторан.

— А у тебя есть корона?

— А ты сомневаешься?

— Пока да. Навряд ли среди белых льдов Гренландии и деревянныx строений завалялась корона. — Ну, мамонтов же находят во льдах, почему же не найти гиперборейскую корону? — Не думаю, чтобы в Гиперборее существовали цари. — Почему же не существовали, я думаю, существуют до сих пор...

Я не могла понять, Харольд дразнит меня или говорит серь­езно. Тем временем мы спустились в ресторан. Чувствовалось, --- Что тут все были чем-то воодушевлены. — Что происходит? — удивилась я. — Хозяин гостиницы иногда проводит среди гостей розы­грыш на звание «Самый умный». Вопросы, конечно, не такие сложные, как в телевизионной игре, но все получают массу поло­жительных эмоций и памятные сувениры. Участвовать может лю­бой; если ты знаешь ответ на вопрос, то просто поднимай руку.

Мы сели за столик и стали наблюдать за происходящим. Об­щий азарт захватил и меня, и я с энтузиазмом включилась в иг­ру. Я, уже ответив на несколько вопросов по истории, искусст­ву и географии, поблагодарила мысленно своих школьных учи­телей. «Все-таки учили меня хорошо». Тут настало время общих вопросов.

— Что на свете быстрее всего? — спросил ведущий.

— «Феррари», — раздался чей-то голос.

— Свет, — включился Харольд.

— «Стелс», — басом заявил какой-то американец.

— Мысль! — выкрикнула я, вспомнив детские сказки. Заинтересованный ведущий подошел к нашему столику.— Что слаще всего на свете? — уже не отходя от нас, про­должил ведущий.

— Сон, — ответы всплывали из подсознания сами.

— Что дороже всего на свете? — уже глядя на меня с уваже­нием, продолжил он.

— Жизнь, — уже уверенно ответила я.

— Что всего жирнее?

— Земля. — Меня было уже не остановить...

За соседними столиками все зааплодировали, и ведущий объявил меня победительницей.

Гордая и смущенная, я, прошествовала на середину зала.

Хозяин гостиницы, рослый светловолосый датчанин, надел на меня серебристую маленькую коронку с синим камнем и мо­нограммой его гостиницы.

— Я провожу этот конкурс уже в течение пяти лет, и никто не смог ответить на эти вопросы, — торжественно объявил он и продолжил: — Я рад, что мисс Лариса выиграла этот приз. Сапфир — символ ледовитой Гипербореи, камень знаний и в то же время камень власти, верности, целомудрия и достоинства, считается, что он олицетворяет высшие духовные ценности.

Мне, конечно, немного жаль, что вы увезете эту корону в свой северный город, но вы заслужили ее!

Все еще не веря в счастливое стечение обстоятельств и в свою победу, я стояла с короной на голове. Хозяин гостиницы, почтительно поддерживая под локоть, повел меня к импрови­зированному трону, высокому резному стулу, задрапирован­ному бархатной тканью.

Тронный зал уже полон подданных, ожидающих твоего прибытия. С левой стороны стоят женщины, с правой — мужчины, — слышала я голос Камилля, ведущего меня к трону. Хотя

музейный коронационный зал был пуст, мне казалось, что я слышу негромкие голоса перешептывающихся людей. Они бы­ли из разных эпох и разных национальностей, но в то же вре­мя я видела среди них своих знакомых, свою тетушку.

— Ты садишься на трон, — продолжал Камилль, помогая мне сесть. — Ты чувствуешь тяжесть короны на голове. — С этими словами Камилль надел на меня корону. Мне очень хотелось открыть глаза и посмотреть. — Ты чувствуешь свою власть, мо­гущество и величие. В твоих руках символы власти — скипетр и держава. Держава — золотой шар, символизирующий власть, которую ты обретаешь над своим миром. Отныне все в этом ми­ре будет происходить так, как хочешь ты. И только тебе решать, что произойдет в твоей жизни, а чего не случится никогда.

Ты смотришь на своих подданных: с левой стороны стоят женщины, с правой — мужчины. Мужчины подходят к тебе по одному и встают на одно колено. Скипетр в твоих руках пре­вращается в меч, который ты возлагаешь на голову каждому, по­свящая его в свои рыцари. Отныне они готовы служить тебе и повиноваться твоим приказам, защищать твою честь и досто­инство. Женщины подходят к тебе и делают реверанс, ты по­свящаешь их во фрейлины. Отныне они тоже готовы служить тебе. Теперь у тебя есть трон, на котором ты можешь восседать, который будет твоим «престолом озарения». Каждый раз, когдатебе необходима какая-то информация, ты можешь садиться на этот трон и запрашивать ее.

— Теперь можешь открыть глаза, — сказал Камилль.

Я тут же сняла с головы небольшую изящную корону и уви­дела на ней сверкающий сапфир. Долго не могла оторвать от камня глаз. В свете свечей казалось, что внутри него сверкает звезда. По размеру камень точно соответствовал отверстию в об­руче.

— Застывший кусочек льда, напоминающего о древней Ги­перборее, — поймав мой восхищенный взгляд, проговорил Ка­милль.

— Теперь у меня есть все четыре камня для священного об­руча... — то ли спрашивая, то ли утверждая, прошептала я.

— Теперь у меня есть все четыре камня для обруча женской силы! — задумчиво сказала я Харольду, возвращаясь к своему столику и глядя на переливающийся сапфир.

— Почему-то ты не выглядишь счастливой, — заметил Ха-рольд.

— Я собрала все камни, я действительно многое про себя узна­ла и многое в себе открыла... Но Фабиан так и не позвонил, навер­ное, у него все сложилось с Хельгой. А я так и не встретила того единственного, ради которого собирала все эти знания.

— Разве ты собирала их не для себя?

— Для себя, — согласилась я, — и мир подарил мне столько встреч, столько открытий, столько друзей!

— Например, меня.

— Да, тебя, — задумчиво повторила я.

— Но только как друга?

— Потрясающего, умного, тонкого друга, — глядя в глаза Ха­рольду рассыпалась я в комплиментах.

— Может, в последнюю ночь наша дружба имеет шанс перерасти в нечто большее?

Я сделала вид, что не расслышала последнего вопроса, и увлеченно занялась десертом. Наслаждаясь великолепным вку­сом лимонного шербета с шампанским, я размышляла о том, стоит ли терять дружбу ради одной-единственной ночи. До сек­са власть на стороне женщины, после — на стороне мужчины. И отдать эту власть я хотела бы самому достойному. Мне бы­ло интересно с Харольдом, но не более. Королева потому и остается королевой, что окружена жаждущими и влюбленны­ми поклонниками. И ее желание перерастает в желание успеха. Они готовы служить своей королеве, лишь мечтая о ней.

— Тебя проводить до номера? — голос Харольда вывел меня из задумчивости.

— Нет, спасибо. Пожалуй, мне нужно время, чтобы собраться и, самое важное, собрать себя, свои мысли, увидеть самое

главное. Неужели мое путешествие подошло к концу?..







Дата добавления: 2015-07-04; просмотров: 186. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.01 сек.) русская версия | украинская версия