Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

К аналогичным выводам о природе социального познания пришел и Н. К. Михайловский.




 

Социальное познание принципиально предвзято - находят только то, что ищут. Предвзятость исследователя в отборе и анализе фактов задана как запасом его предшествующего житейского и научного опыта, так и высотой его нравственного уровня.

 

Любое научное знание проистекает из опыта и подвер­гается давлению со стороны опыта предшествующего; следовательно, оно относительно и выражает определенное понимание должного.

 

Столь же относительно любое представление о справедливости.

 

Истина, по Н. К. Михайловскому, только отражение справедливости в области теории, справедливость есть только отражение истины в мире практическом.

 

Есть двуединая Правда как предмет познания социологии: правда-истина и правда-справедливость. Это общечеловеческое, т. е. при­знанное большинством людей, понятие, а следовательно, оно и общенауч­ное.

 

Правда-истина может быть познана в значительной своей части методом объективным, организующим отбор и описание фактов, поиск при­чинных зависимостей.

 

Правда-справедливость познается только субъек­тивно. Без применения субъективного метода мы не можем иметь знания о человеке, семье, государстве, социальных институтах, социальных груп­пах и сословиях, национальных общностях, т. е. о любых индивидуально­стях, как называет их Н. К. Михайловский.

 

Таким образом, объявляя общество и его подсистемы объектом приложения субъективного метода, Н. К. Михайловский допускает в качестве вспомогательного и объективный метод в социологии, единственное тре­бование - его подконтрольность субъективному методу.

 

Близки были позиции лидеров школы по вопросу о предмете социологии.

 

Н. К. Михайловский делает акценты на исследовании социологами процессов борьбы за индивидуальности, т. е. целостность человека прежде всего в его взаимодействии с социальными структурами.

 

П. Л. Лавров же определял социологию как «науку о солидарности», т. е. о взаимодействии тех же человеческих индивидуальностей.

 

Субъект познания (социолог) обязан, согласно Н. К. Михайловскому, дополнить свой личный опыт сочувственным опытом, т. е. переживанием чужой жизни как своей, должен стремиться к слиянию с объектом своего познания (другой личностью), ставить себя на место другого - встать на место страждущих и нуждающихся, а не занимать место беспристрастного наблюдателя, как указывал П. Л. Лавров.

Основой синтеза обществознания, а в конечном итоге и всех наук, выступал для этико-субъективной школы антропологический (антропоцентрический) принцип как исходный взгляд на природу, общество и лич­ность.

 

Единственной исторической реальностью, доступной познанию, согласно этому принципу, является человек в его общественных связях, в его солидарности (П. Л. Лавров) или кооперировании (Н. К. Михайловский) с другими людьми. Вне индивидов общества нет. Оно существует для лю­дей и посредством их деятельности.

 

Личности рассматриваются этико-субъективными социологами как общественные «атомы».

По Н. К. Михайловскому, личность никогда не должна быть принесена в жертву, она свята и непри­косновенна. Любое событие и явление, любая социальная структура могут быть поняты и познаны через оценку их полезности и желательности с точки зрения этических ценностей, нравственного идеала, выработанного индивидами.

 

Общественные цели, подчеркивал П. Л. Лавров, могут быть достигну­ты исключительно в личностях. Истинная общественная теория, по его мнению, требует не подчинения общественного элемента личному и не поглощения личности обществом, а слияния общественных и частных инте­ресов.

 

Цель истории - развитие человеческой индивидуальности, движущая сила истории - носители критического мышления (небольшое, элитарное меньшинство). Большинство людей неспособно подняться до критического осмысления действительности, оно живет обычаями и привычками, подавленное ежедневными заботами.

 

Социология как наука (как, впрочем, и любая деятельность в обществе) оказывается подчинена необходимости реализации идеала, который П. Л. Лавров и Н. К. Михайловский трактовали прежде всего как идеал социалистический.

 

Наука сомкнулась у них с политической идеоло­гией. В этом слабость субъективной социологии. Ее слабость и в абстрактно­сти подхода к личности.

 

Рассмотрение развития человеческой индивидуальности как цели истории выводило субъективных социологов на анализ потребностей как ос­нову общественных дифференциаций и как основу структурирования лич­ности.

 

П. Л. Лавров исходил из тезиса о существовании первичных человеческих потребностей, которые в своем историческом развитии порождают сложное взаимодействие различных общественных факторов. Задача со­циологии во многом и заключается в критическом исследовании личных (первичных) и общественных (вторичных) потребностей.

 

Личные потреб­ности в зависимости от их происхождения разбиваются на три группы: 1) инстинктивные; 2) возникающие на основе традиций, обычаев и при­вычек, 3) сознательные потребности, в том числе и потребность в созна­тельном изменении мира на основе своего общественного идеала - как высшая потребность человека (критической личности). Третья группа по­требностей может быть разделена на идеальные и природные (питания, возбуждений нервов и безопасности).

 

Что же касается учения о потребностях как основе структурации личности, то его полнее других разработал Н. К. Михайловский. Так, он одним из первых в мировой социологии предложил рассматривать понятие личности на трех уровнях, стремясь в социологической теории личности к их синтезу.

 

Первый из них биогенный, на котором идет борьба человека за индивидуальность, т. е. приспособление среды к удовлетворению потреб­ностей человека.

 

Второй- психогенный, на котором осуществляется взаи­модействие индивида и толпы.

Третий- социогенный, на котором лич­ность характеризуется через ее участие в экономическом разделении тру­да, в организации сотрудничества и кооперации индивидов.

 

В центре поздних работ Н. К; Михайловского находятся проблемы: 1) поведения личности в группе и толпе-массе, 2), психологического механизма воздействия индивида на массу-толпу, 3) роль социальной среды в формировании психологии индивида и толпы - массы.

 

Толпа трак­товалась русским социологом как масса народа, способная увлечься при­мером и конституируемая сходными психологическими реакциями (сильной эмоциональной связью при «снятии» действия этических и пра­вовых норм), а также одинаковым поведением под воздействием «ге­роя».

 

В работе «Герои и толпа» он выделяет два условия образования толпы:

- сильный внешний стимул, подавляющий все мотивы, кроме одного или нескольких близких,

- хроническую скудность впечатле­ний (их однообразность) у людей, способных составить толпу.

 

«Герой» понимался Н. К. Михайловским как индивид, способный увлечь массу людей на любое общее дело, хорошее и дурное. В качестве механизмов воздействия «героя» на толпу выделены: 1) механизмы подражания, 2) го­товность к подчинению и повиновению, 3) массовый гипноз (внушение), 4) массовый психоз.

 

Без примера (без «героя») толпа мертва. Возмож­ность ее возникновения характеризует общественное развитие как низ­ший, органический его тип, основанный на подавлении личности.

 

Форма­ми стихийного протеста народа против этого подавления в русской исто­рии выступали вольница - бунт и подвижничество - уход от мира (статья «Вольница и подвижники»).

 

Способ же радикального преодоления, орга­нического развития - борьба за индивидуальность: 1) за свою личностную целостность и разносторонность, 2) за рост разнообразия своей личной жизни, 3) за выработку способности сопротивления подражательным ин­стинктам, 4) за критическую мысль как средство противостояния давле­нию общества и других людей.

 

В работе «Научные письма» были специально проанализированы различия понятий «герой» и «великая личность».

 

В фундаменте теории прогресса этико-субъективной школы лежали два тезиса:

-признание многофакторности общественного развития,

- про­возглашение развития человеческой индивидуальности целью и критерием общественных изменений.

 

Проблему прогресса П. Л. Лавров определял как окончательный вопрос социологии (без решения которого не может быть цельной и единой концепции) и основной вопрос истории (как выяв­ление ее смысла).

 

Специ­ально эту тему исследовал в ряде своих работ Н. К Михайловский. Ис­ходным общественным состоянием в первобытном обществе является, по его мнению, не борьба, а сотрудничество индивидов. Общественное раз­деление труда исказило естественное состояние, разделив общество на противоборствующие группы.

 

Исторический процесс не есть нечто фатально предопределенное, так как его законы реализуются в деятельности людей, обладающих сознани­ем. Понятие прогресса применимо только по отношению к обществу, характеризуя приближение человека к выбранной цели.

 

Важным для понимания сути прогресса в обществе является у него понятие кооперации, определяющей и пронизывающей все сферы общест­венной жизни. Кооперация бывает простой и сложной.

 

Разделяя основные тезисы концепции Н. К. Михайловского, П. Л. Лавров подверг его критике за недостаточно последовательное применение субъективного метода, отмечая, что он пришел, в конце концов, к доста­точно объективной формуле прогресса, к тому же еще и не являющейся универсальной.

 







Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 889. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2021 год . (0.005 сек.) русская версия | украинская версия