Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ИНТЕГРАЛЬНОЕ ВОСПИТАНИЕ – ЗАЛОГ ПРОЦВЕТАНИЯ.. 149 6 страница




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Поскольку проблема действительно существует, рассмотрим каждый аспект по отдельности, а затем выясним, как соединить их вместе, ведь это самое трудное. Прежде всего, занимаясь развитием ребенка или даже взрослого человека, запрещено «стирать» что-либо в его природе. Нужно его склонности использовать оптимальным образом. Под «оптимальным» понимается отсутствие противоречий между личной и общественной пользой.

Если такое столкновение есть, значит, ты как организатор процесса обучения, социолог и исследователь, подходишь к делу неправильно. А мы должны знать, как привести общество и человека к хорошему, гармоничному между ними, состоянию.

– Но у зависти есть своя роль, как и у почестей. Они существуют не зря.

– А как бы мы без них развивались? Но пусть зависть, страсть к почестям и славе толкают меня в моем индивидуальном развитии к тому, чтобы я стал активной полезной частью общества и мог продвинуть его к равенству, к гармонии, к единению. Вместе с тем, пусть каждый выделяется чем-то свойственным лишь ему, ведь только он может дать это обществу, и никто более.

– Вопрос, как этого достичь? Ведь то, что зависть может быть положительной, я понимаю.

– Необходимо соединение разных вещей. Совершенство образуется от соединения противоположных элементов. Как в нашем теле, одни части работают на усвоение, другие – на выделение, сжатие или расслабление. Системы различны и противоположны, но между ними действует закон гармонии, в соответствии с которым они действуют ради одной цели – жизни. Так и мы должны возвыситься над личным интересом. Я захочу быть самым лучшим, самым сильным, но, чтобы отдавать обществу, чтобы оно преуспело, ведь иначе меня просто нет.

– Из сказанного Вами можно извлечь методику работы с детьми: постоянно показывать им такие примеры, когда несколько частей образуют целое, лучшее, чем составляющие его отдельные элементы. А что делать с желанием быть самым лучшим? Оно есть в нас от природы.

– И пусть будет! Но я использую его на благо всего общества. Я не подавляю других, а стараюсь найти такую связь, чтобы я мог радоваться от пребывания с ними вместе. И тогда общее счастье станет для меня наслаждением. Большое достижение для ребенка или для взрослого человека – понять, что иначе он разрушает общество, и вместе с этим пропадает сам.

– Как реализовать это в обществе?

– С детьми это сделать просто, потому что их можно воспитывать в этом направлении. Привычка станет второй натурой, и ты увидишь, что потом они не смогут вести себя иначе.

Наука воспитания говорит, что в человеке ничего нельзя разрушать. Различным склонностям, проявлениям зависти, ненависти, страсти, желания почета и власти нужно позволить развиваться – только в правильном направлении. Если властвовать, то над собой, если ненавидеть – что именно ты хочешь ненавидеть в себе? Как тобой управляет страсть, насколько ты остаешься человеком? Что плохого в почестях? Если я не буду уважать себя и не захочу, чтобы меня уважали, то у меня не будет связи с обществом.

– Но как повернуть это в правильном направлении?

– Все зависит от того, какого уважения ищет человек, за что его уважают и кто именно. Если ты используешь все человеческие склонности, то буквально управляешь ребенком, делаешь из него все, что хочешь. Ты можешь подготовить его ко всему.

– Скажем, награждать призом того, кто в школе или дома делает добрые дела. Таким образом использовать его стремление к уважению, но вместо того, чтобы быть первым, пусть будет самым хорошим или больше всех помогает другим.

– Я все-таки считаю, что ничего не должно происходить «за кулисами», когда воспитатель действует «исподтишка» и производит с детьми какие-то манипуляции. Напротив, он должен поставить вопрос для выяснения.

– Откровенный разговор?

– Да. Откровенный разговор с детьми, с целью показать им, насколько они подвластны своим склонностям, способны направить их использование от зла к добру и наоборот. Продемонстрировать ребенку, что он может, с одной стороны, подчинить себе свои свойства, а с другой стороны, насколько эти свойства правят им.

– По сути, предлагается некое разделение, которое в психологии называется «работой с частями» и «выходом за пределы себя». Мы говорим ребенку: твоя злость – это не весь ты. В тебе есть и другие компоненты. Если ты посмотришь на свою злость со стороны, если поймешь, к чему она тебя побуждает, ты сможешь контролировать ее. Пользуйся ею, но только правильно.

– «Правильно» означает на пользу обществу?

– В конечном счете, да, ведь благополучие общества гарантирует мне успех. Мы должны показать это ребенку, и это зависит от того, как мы строим ему окружение, ведь это делаем мы. Хочет или нет, но он находится в нем. Если мы строим среду для ребенка таким образом, что она демонстрирует ему принятые в ней стандарты и, в соответствии с ними, оценивает ребенка, то у ребенка нет выбора. Он захочет соответствовать этим стандартам и заслужить признание общества.

– Получается, что общество должно базироваться на принципе «не за счет другого»? Ничего не делать за счет другого, иначе мы все разрушаем.

– Да, и тогда любая критика или вопрос, который дети выясняют между собой, чтобы принять решение – разумеется, с помощью воспитателя, – будут подчинены этому правилу.

– А что делать, если так не получается? Если ребенок проявляет силу, дерется? Сегодня в рядовой школе насилие – одна из самых тяжелых проблем. Дети идут в школу со средствами самозащиты. Они боятся, что, не имея возможности защитить себя, они рискуют своей физической безопасностью. Или наоборот, ребенок стремится продемонстрировать свою власть над остальными, запугивает других детей. Сегодня мы сталкиваемся с настоящей преступностью. Вопрос в том, как помочь? Предположим, произошел случай насилия: кто-то с кем-то подрался, причинил боль. Что мы делаем в такой ситуации? Организуем обсуждение на месте или ждем несколько дней?

– Мы должны решать проблему в комплексе. Воспитание не имеет права давать временных решений, оно не делает «местных уколов». Или мы исправляем, или нет – нельзя это делать наполовину. Невозможно остаться в своем эгоизме и надеется на лучшие времена. Поэтому необходимо составить программу и в соответствии с ней действовать: вместе с родителями, детьми и всем школьным коллективом. Прежде всего, мы должны подготовить учителей и родителей к новому интегральному воспитанию. И в классе, и дома ребенок должен воспитываться согласно тем же принципам и ценностям. Он не должен от учителя слышать одно, а дома другое. Все должно быть едино: не две различных среды, а одна гомогенная среда, о которой мы должны заботиться.

– Реализуя этот процесс, мы движемся постепенно. Даже когда ребенок работает над своей природой, иногда она прорывается наружу.

– И очень хорошо, что прорывается, ведь ребенок на этом учится. Будет замечательно, если мы каждую секунду будем обнаруживать помехи в пути. Мы можем обсуждать их, учиться на этом материале, делать выводы, работать в классе. Каждый записывает, что он видел, почему случилось так, а не иначе. Каждый должен стать себе психологом.

– Это самый настоящий эмоциональный труд.

– Конечно! Он же должен вырасти человеком, личностью. А как иначе он станет правильным, полезным элементом общества?

– Значит, мы говорим детям: хорошо, что вы поссорились, теперь поговорим об этом, проанализируем? Вы вдруг упали на уровень животных и зверей, давайте посмотрим, как это происходит в природе. И задать наводящий вопрос: похожи ли они на нас? Такое обсуждение лучше проводить в тот же момент, когда произошло событие, или позже?

– Позже можно говорить о событии только в том случае, если дети помнят, что произошло, и способны осознать это по прошествии времени. И только в определенном возрасте, когда ребенок способен понять связь между событиями.

– Значит, как только произошел инцидент, тут же показываем какой-нибудь фильм о природе и начинаем обсуждать, почему так произошло, даже если ребенок не готов к восприятию? Ведь обычно он в буре эмоций: ударил кого-то или его ударили.

– Как раз после больших выплесков эмоций ребенок быстро успокаивается. Но он меньше всего хочет обсуждать это. Ему очень хотелось бы забыть о случившемся. Он готов принять и понести наказание и идти дальше. А говорить о том, что с ним произошло, и как это исправить, он не желает. И я полагаю, что один из аспектов Вашего предложения – превратить происшествие в материал для обсуждения.

– Пусть полдня в школе они занимаются разборкой случившегося.

– Ребенок не будет проказничать уже потому, что не захочет потом полдня с этим разбираться!

– Это и называется воспитанием. Так мы строим человека.

– Часто насилие среди детей вызвано примерами, которые они получают через телевидение или Интернет.

– Я уже сказал, что ребенка должна окружать гомогенная среда. Недопустимо, чтобы дома он смотрел телевизионные программы, которые несут информацию, отклоняющуюся от выбранного нами направления. И я наблюдаю очень тревожную картину: насилие, проституция, наркотики, ужасные образцы поведения. Все это уже потеряло остроту – мы не обращаем на это внимания. Тем не менее, это продолжают транслировать, и, естественно, человек воспитывается в соответствии с тем, что видит.

– Сказанное Вами совпадает с психологическими подходами, утверждающими, что чем больше насилия в фильмах, тем хуже для нас. Но есть и противоположный взгляд: а почему бы не показывать детям все? Пусть учатся, как нельзя себя вести.

– Так не бывает.

– Есть мнение, что если мы прячем детей в «парнике» и не даем им узнать, что такое настоящая жизнь, то, столкнувшись с ней, их ждет удар.

– Если мы однажды все это прекратим и начнем через телеканалы, в школе и дома воспитывать детей по-другому, что в этом плохого? А мы что делаем? Показываем человеческое общество, которое докатилось до зверств и их демонстрирует. Даже в жизни не бывает того, что нам показывают в фильмах. Получается, что мы хотим еще больше увеличить насилие, сделать его нормой жизни.

Вы думаете, что эти дети потом не будут успешными в жизни?

– Они не будут уметь воевать.

– Им и не нужно воевать. Почему Вы полагаете, что умеющий воевать достигает успеха? Покажите такие примеры!

– Я не знаю, насколько ребенок будет успешен, но он, как минимум, сможет ответить войной на войну.

– Ответить? Никто от этого не выигрывает! Никому от этого не лучше.

– Само собой, что обе стороны при этом несут потери.

– Никто не выигрывает! Когда мы готовим ребенка к выходу в жизнь, мы учим его, чтобы он не становился хулиганом и бандитом. Тебя атакуют – уходи, беги. Будь добрым к людям, мягким, отзывчивым. Почему мы не говорим ему: возьми нож, палку, вооружайся? Потому что подсознательно понимаем, что настоящая безопасность возможна в том случае, когда человек хорошо себя ведет. Это всегда гарантирует большую безопасность. Таким путем мы не вызываем на себя огонь. Поэтому нельзя учить ребенка агрессии.

– Подведем итог. Мы говорили о том, как правильно использовать наши склонности: не бороться с ними, а направлять в верное русло – на пользу общества, а не самого себя. Эта маленькая поправка изменит общество. Мы говорили о насилии. Если происходит случай насилия, необходимо остановить его на месте и обсудить, что с ними произошло. Каждый увидит, что сидящий в нем «зверь» вырвался наружу. Не забудем, что правильное отношение к обществу – с любовью к нему – способно дать ребенку недостающую ему уверенность.

Выбор партнера и профессии

–М

ы остановились на периоде завершения полового созревания, когда будущие партнеры знакомятся друг с другом. В завершение этой темы мы подготовили вопросы, которые нам хочется обсудить, чтобы помочь родителям справиться с типичными проблемами детей данного возраста.

– В каком возрасте интегральное воспитание рекомендует молодым людям вступать в брак или строить постоянные отношения? Считается, что мужчина и женщина должны сначала попробовать себя. Есть понятие «мораторий», когда люди специально откладывают брак до 30-35 лет и только тогда чувствуют, что готовы создать семью.

– А почему вдруг становится «можно»? Что меняется?

– Они чувствуют, что созрели. Это происходит от желания ничего не упустить в этой жизни, от стремления получить как можно больше впечатлений и жизненного опыта. Вместе с тем, очень сложно понять, чего же я хочу? На это уходит много времени. По моему мнению, вместо внутреннего поиска ответов на вопросы «кто я?», «что я?» и «что мне подходит?», пытаются идти методом проб и ошибок. Это очень долгий и изнурительный путь, и он имеет свою социальную цену. Ведь люди создают большое количество связей, много раз расстаются. Если мужчина и женщина несколько лет живут вместе, то их расставание – настоящий развод. Даже экономически они уже связаны друг с другом, так что развод обходится им очень дорого. При этом количество разводов не уменьшается, а только растет. Что можно посоветовать сегодняшней молодежи вместо многочисленного и длительного поиска?

– Дело в том, что таким образом мы не найдем спокойствия, цели и смысла существования в нашем эгоизме. Он не предназначен природой для того, чтобы мы в нем наслаждались, преуспевали и довольствовались тем, что только здесь происходит. Он существует, и мы существуем в нем, только для того, чтобы побудить нас к объединению и раскрытию в объединении новой формы существования. Ведь существование в эгоизме – самое суженное и ущербное из всех возможных. Как говорят поэты, мы живем «в худшем из миров».

– Этот мир – самое дно?

– Да, это дно, хуже не будет. Мы просто не представляем, что значит «лучше». Если уж мы способны довольствоваться тем, что здесь есть, то представьте, насколько может быть лучше! Поэтому мы должны объяснить молодежи, используя примеры из науки и психологии, – включая все дисциплины и научное объяснение происходящего, – что целью нашего существования является развитие, но развитие не в плоскости этого мира: быть умнее, сильнее, богаче – вплоть до полетов к звездам. Мы чувствуем, что исчерпали себя, и нас ничто не привлекает. Нам хотелось бы закрыть глаза и не видеть этого мира – таков переходный период, в котором мы находимся. Поэтому мы разочарованы и, за неимением выбора, занимаем себя, придумывая разные глупости, лишь бы что-то делать и не размышлять о жизни серьезно.

– Это обнаруживается все явственнее, но к чему это ведет?

– На самом деле мы стоим в преддверии замечательного подъема. Он увлечет нас как ничто другое ранее, ведь мы поднимемся на иной уровень существования, в иное измерение, в новую эру. Это будет мир, который мы раскроем в нашем объединении. Дело в том, что в ощущении человека мир – это «материя, данная нам в ощущении». И если мы воспринимаем мир в себе, в эгоизме, или же в общем чувстве единения как одно целое – мы воспринимаем разные миры. Мы должны готовить детей к новому восприятию мира, к интегральному. Все равно природа нас к этому приведет кризисами. Так уж лучше мы сами заранее к этому состоянию себя приведем!

– В каком возрасте нужно сделать выбор?

– Все будущее человека закладывается в нем с шести до девяти лет. Далее он только развивает свои впечатления о мире, максимум, дополняет их.

– Но в 15-летнем возрасте у человека только начинает появляться ощущение целостности личности. Это касается его предпочтений и способностей, становится ясно, к чему он больше предрасположен.

– Мы определяем общую тенденцию, к каким наукам или виду творчества ребенок предрасположен: рисованию, музыке, медицине, технике или спорту. Мы определяем общую направленность ребенка. Мы выбираем ему не конкретную профессию, а только определяем сферу приложения его способностей. В соответствии с выбранной областью знаний, мы распределяем детей по разным группам обучения. Но воспитание они проходят вместе. В сегодняшних школах так и делают, верно?

– Как выбор партнера, так и выбор профессии можно начать уже в возрасте 17 лет?

– Мне кажется, что это уже поздно. Ребенок должен различать в себе склонности уже к 10 годам. А мы должны ориентировать людей на совершение выбора и тем самым избежим большого количества проблем. Ребенок делает выбор в сопровождении взрослых, на фоне полученного воспитания. В общем-то, он уже не ребенок, это мы его так называем. Но если дом, семья, профессия, окружающее общество, которое дает ребенку все, находятся в движении к интеграции, то мы не обнаружим нашего ребенка в тридцатилетнем возрасте неженатым, сменившим несколько профессий, десятки женщин, без малейшего понятия, что с ним происходит и ради чего он живет.

– Могу сказать, что среди знакомых мне подростков я наблюдаю, что становление чувственного мира и окончательное развитие происходят у них в 16-18 лет.

– Это происходит потому, что они не получают должного воспитания ранее. С шести лет и далее ребенок познает окружающий мир и себя самого. Если он получает правильное воспитание (беседы, обсуждения, посещение предприятий, ему показывают устройство мира), он начинает ощущать окружение и себя, познает основные законы природы, основы общества, которые раскрывают ему управление природы, – он в 15 лет достаточно развит и готов к взрослой жизни.

– А Вы помните себя в 15 лет? Вы тогда уже выбрали себе жену?

– Я не думаю, что выбор супруги – это что-то очень сложное. Я ориентировался на то, что мне близко, понятно, хорошо знакомо, без неожиданностей.

– Иными словами, соответствие. В каком возрасте человек должен создавать семью?

– Я женился в двадцать пять лет. Но почему нельзя было этого сделать на 6-7 лет раньше? Дело не в возрасте, а в развитии.

– Верно. Однако развитие включает и физиологические аспекты. Скажем, мышление развивается и меняется до пятнадцати лет.

– Я повторяю: все зависит от того, насколько мы дадим детям быстро и правильно развиться.

– Вы хотите сказать, что развитие можно опередить?

– По детям моих учеников, которые получают даже не в полном объеме воспитание, о котором я говорю, я вижу, что парни и девушки к 17 годам уже абсолютно готовы к нормальной здоровой семейной жизни. Скажите, чем отличается сегодняшний человек, который развивается и растет гораздо более интенсивно, от человека, который жил 100-200 лет назад, когда брак заключали в раннем возрасте? Я думаю, что таким образом мы позволим нашим детям избежать всевозможных ненужных связей и проблем. В любом случае, они вступают друг с другом в связи… Зачем же давать всему проявляться бесконтрольно? Самое лучшее – дать детям хорошее воспитание и организовать их жизнь так, чтобы они знали, что для них действительно важно. Я вижу, что дети, которых мы воспитываем в методике интегрального воспитания, никуда от нас не «сбегают». Они готовы к браку, готовы быть среди нас.

– В них действительно видна зрелость, я наблюдаю это сама. Без сомнения, они понимают то, о чем мы с вами говорим. Их телесные желания не являются для них главной проблемой и смыслом жизни, как для обычных детей. В подростковом возрасте обычные дети слабо развиты в сфере отношений между полами. А наши дети обладают внутренней зрелостью. Он подготовлен к здравому восприятию половых отношений. Он знает, что им движет, чего именно он хочет и почему. Он, конечно же, ищет половые связи, но понимает, что не это наполнит смыслом его жизнь. Он пойдет, попробует и вернется. Не за этим он должен гоняться все свою жизнь.

– По сути, вечный поиск чего-то вне себя можно заменить духовным поиском. А у тела есть потребность в семье и женщине (для женщины – в мужчине), и этим его необходимо обеспечить.

– А в каком возрасте можно создавать семью?

– Я не вижу проблемы, если мы поможем нашим детям создать семью в 17-18 лет. Все устроится. Я не вижу необходимости тянуть дальше. Наоборот, отсрочки приводят к таким последствиям, что лучше бы они женились еще раньше – только бы не потеряли ориентиры. Не забывайте, что дети остаются в своем окружении. Человечество всегда заботилось о детях в рамках общины. Подрастающее поколение всегда ощущало, что кроме родителей есть еще некая среда, большое количество людей, похожих на них и родственных им. Окружение помогает молодым создать семью.

– В наши дни это совершенно утрачено.

– Это ясно, ведь мир стал интегральным.

– Он просто разваливается на части…

– Нет, все происходит ради того, чтобы мы начали строить его заново, над эгоизмом, в единении, как вся природа. Иначе нам не выжить. Мы не понимаем этого, не чувствуем, поскольку совершенно не ощущаем природу как единую силу, не знаем, как она действует. Мы также не чувствуем, каковы потребности человека, какая среда ему необходима, из скольких сфер она должна складываться: человек, его семья, близкие, дальние. В нашей жизни мы это утратили. Мы не знаем, что такое поддержка и забота окружающих, большой общины.

– Вы указываете на различные уровни социальной поддержки.

– Понятия деревни, местечка, рода не такие уж простые. Они лежат в основе нашей природы. Если мы от них отдаляемся, то что нас тогда защитит? Невозможно просто отключиться от природы и заявить, что я все ломаю. Чем все это восполнить? И получается, что сегодня человек стоит один в пустом пространстве, не зная, что с ним происходит.

– Вы как-то говорили, что если учить ребенка правильно относиться к его окружению, группе, большой семье, то это дает ему правильный подход к миру.

– Он не может правильно относиться к миру, если не знает, откуда он, кто он, не видит своего окружения, которое всегда на него воздействует. Современному человеку этого очень не хватает. Причем я не имею в виду только родственников. Речь идет об обществе, к которому ты принадлежишь, – именно это мы стараемся дать нашим детям. Поэтому они не хотят от нас уходить. Принимая участие в совместных действиях и собраниях, они чувствуют общую силу и заключенную в ней общность – это их привлекает. Кроме того, они видят пример товарищей, отцов и матерей. Мы их не держим, ведь в этих вопросах невозможно принудить человека. Их держит именно окружение.

– То есть влияние оказывает не столько семья, сколько люди, которых я чувствую близкими?

– Люди, с которыми у тебя одна цель.

– В мире сейчас ищут именно это, причем в виртуальном пространстве.

– Это заложено в природе, нам этого не хватает, мы разрушили этот слой.

– Как разрушается семья, так разрушаются и более широкие семейные связи. Человек остается совершенно один. А как почувствовать такую склонность в ребенке, чтобы помочь ему?

– Для этого есть инструкторы и воспитатели. Надеюсь, что вместе с воспитателями и родителями мы выявим их склонности и обеспечим то, в чем они нуждаются.

– Вы считаете, что это нужно делать в раннем возрасте, не дожидаясь окончания школы?

– Несомненно.

– Но этот процесс должен направляться взрослыми: не ждать, что ребенок будет искать сам.

– Если мы обнаруживаем в нем определенную склонность, то должны ее развивать, проверяя, действительно ли она важна. И тогда поддержать. Мы всегда так действуем.

– В начале беседы Вы сказали, что обществу нужны все профессии. То есть не обязательно быть врачом, юристом или психологом, чтобы получить признание общества. На самом деле профессий намного больше, чем тот спектр, который пропагандируется сегодня.

– Если мы освобождаем ребенка от расчетов относительно престижности профессии и показываем, что в жизни есть нечто кроме денег, то тем самым ограждаем от многих проблем. Он следует за велением сердца. Вполне возможно, что он будет простым человеком, и это его удовлетворит.

– На этом мы сегодня закончим. Говоря о двух важных выборах – партнера и профессии, мы отметили необходимость правильного воспитания. Если уже с 7-8 лет ребенок будет понимать свою природу и природу мира, то к 15-16 годам сможет выбрать профессию. Воспитатели помогут раскрыть его способности и склонности, развить их и проверить. Это даст ему возможность правильно выбрать специальность и спутника жизни. Кроме того, мы говорили о важности окружения, в котором находится ребенок. Важный совет – ввести ребенка в общество, в котором он будет развиваться. Сегодня этого нет, а потому человек чувствует себя в пустоте. Чтобы не упустить ребенка, ему нужно создать поддерживающее окружение. Если он почувствует, что находится в хорошем окружении, он не захочет из него уходить.

 

Проблемы молодежного периода

–О

тносительно этого возраста у родителей возникает вопрос: как вести себя с молодежью, не теряя своего авторитета? Подростки хотят большей свободы и самостоятельности, и если их правильно научить и направить, они способны взять на себя определенные функции и отлично их выполнять. С другой стороны, в предыдущих беседах Вы говорили, что для сохранения с ними связи необходимо быть для них воспитателем-другом и родителем-другом.

– Этого недостаточно. У отца относительно сына не будет авторитета, если над ними нет высшего авторитета. Ведь отец должен дать ребенку пример отношения к авторитету. Ребенок учится на примерах. Показываю ли я ему, что сам признаю чей-то авторитет? Если я ему этого не покажу, он не будет слушаться меня. Он видит меня свободным, ни с кем не считающимся, и тоже будет таким: никакие увещевания и давления не помогут. Я должен показать, что тоже склоняюсь перед высшим авторитетом и учу его такому же отношению ко мне, потому что мы оба подчиняемся высшему авторитету.

– Вы не имеете в виду дедушку ребенка?

– Не важно, кто это: дедушка, глава, народный мудрец, к которому обращаются за советом. Но пример авторитета – если я хочу научить этому ребенка – должен быть.

– Что это за авторитет?

– Находящаяся надо мной сила: она все определяет, а я выполняю.

– Это может быть отец, мудрый человек или высшая сила?

– Высшая сила – надежнее всего, потому что она все в себя включает.

– Но она труднее воспринимается ребенком.

– Взрослыми она тоже воспринимается нелегко. Есть понятие, относительно которого все склоняются, и такой пример должен быть у ребенка.

– Родители обычно пытаются ограничить детей, но это у них не получается, и начинается борьба.

– А что можно сделать силой? – Ничего! Ребенок говорит: «Что ты мне сделаешь? Я уйду из дома».

– Так они говорят и родителям, и учителям.

– В нашем поколении это происходит повсеместно. На мой взгляд, это хорошо: мы избавляемся от представления об авторитете, существовавшем раньше: отец, дедушка, соседи, родственники и прочее. Сегодня мы понимаем, что нуждаемся в некоем высшем авторитете. Мы будем вынуждены и ради себя, и ради детей принять за абсолют некую высшую власть природы. Она вынуждает нас к единению. Мы должны показать ребенку, насколько логично и важно в жизни соединиться с другими людьми, чтобы достичь гармонии со всей природой. Это соответствует выводам науки и психологии. Мы говорим о методике приведения себя к соответствию с общей природой, частью которой являемся.

– Хотя мы – часть природы, но не чувствуем этого, не привыкли так себя видеть.

– Мы не поклоняемся, а исследуем и раскрываем высшую силу. Мы передаем детям знание, из которого они получают методику жизни. Более того, мы как товарищи, вместе с ними действуем в достижении высшей силы.

– А разница в возрасте между нами и детьми не является признаком авторитета?

– Нет. Находясь рядом со мной, ребенок становится товарищем и чувствует, что для самореализации должен быть также и сыном. Если мы стремимся к равенству свойств с общей природой, то это наше стремление воздействует на нас на всех уровнях. Ребенок не знает, как расти. Он просто принимает примеры и развивается. От него исходит лишь потребность развиваться, а все остальное дополняет природа. Вдруг в нем проявляется разум, чувствительность, понимание. Нам остается лишь удивляться: откуда это приходит? То же самое здесь. Если мы взаимодействуем с природой, желая достичь с ней связи и понимания, то это влияет на взрослых так же, как на детей.

– Потому что указывает направление?

– Да. А чтобы расти самим, у нас нет разума. Мы же наблюдаем, что происходит с человечеством на протяжении истории.

– Но как это реализовать, если у человечества нет склонности к раскрытию высшей силы природы?

– Понятие «Высшая сила» путает. Лучше сказать, что мы постепенно познаем общую природу, раскрываем, что она управляется одной силой. Ее так стремился раскрыть Альберт Эйнштейн! В принципе, сегодня физики приближаются к ее раскрытию. Но для нашего благоустройства и правильного воспитания детей и их адаптации к новой реальности быть соединенными в интегральной природе, нам главное понять эту, раскрывающуюся нам природу, исследуя и понимая ее разумом, без фанатизма, мистицизма и молитв. Нам известны четыре силы природы: электромагнетизм, гравитация, сильное и слабое ядерные взаимодействия. Сегодня мы находимся на пороге открытия пятой обобщающей фундаментальной силы. Она проявляется в нашем мире как «материнская». Именно ее свойство проявляется сейчас в природе – свойство общего мироздания, управляемого силой отдачи, полного взаимодействия. Поэтому мы вдруг раскрываем в человечестве взаимосвязь, глобальность и интегральность. Это сила, которая реализует общую программу природы: привести человека в его развитии к подобию себе.

– Рядовой человек не исследует силу притяжения – она его не интересует…

– Но исследовать общую силу природы нам необходимо, от этого зависит наше существование. Сегодня, не зная программы природы, мы не можем устранить никакой из наших кризисов. А уж когда речь идет о наших детях, то проблема становиться просто невыносимой. Мы же тем временем достигнем успеха с нашими детьми и юношеством, чтобы на наших примерах суметь убедить сомневающихся.







Дата добавления: 2015-09-04; просмотров: 236. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.054 сек.) русская версия | украинская версия