Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ИНТЕГРАЛЬНОЕ ВОСПИТАНИЕ – ЗАЛОГ ПРОЦВЕТАНИЯ.. 149 9 страница




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

– Мы говорим о равновесии. Глядя на природу и на свое состояние, мы понимаем, что выбора нет – мы должны быть связаны вместе, а иначе пропадем. Поэтому мы обязаны объяснять детям необходимость объединения. Этим мы соблюдаем законы природы. Но важно воспитание, а не подавление человека, его желаний. Мы хотим приучить его участвовать в жизни общества.

– А как сохранить индивидуальность, чтобы не стерлось «Я» ребенка?

– Его «Я» не пострадает, поскольку мы объясняем ему, как достичь успеха за счет того, что он находится вместе с остальными. Сегодня даже в науке невозможно чего-то добиться без команды, исследовательской группы.

– Совершенно верно. Все происходит в группе, и успех зависит от степени объединения ее членов, их желания быть вместе в мыслях, стремлениях, склонностях. Раскрывающаяся сегодня глобальная природа обязывает нас. Поэтому я не вижу здесь сложности. Главное – извлечь урок из провала кибуцев и коммунизма в российском варианте, где применялась сила подавления.

– Найти способ быть вместе.

– И чем лучше мы подготовим детей в школе, тем легче будет им в жизни.

– Мы отметили, что важнейшим элементом воспитания является окружение, общество, в которое мы постепенно вводим ребенка. Наша цель состоит в том, чтобы ребенок воспринимал себя частью общества, а не как нечто отдельное, и измерял свой успех успехом общества. В результате он начнет воспринимать себя и окружение, как единую семью. Привив детям глобальный подход, мы дадим им правильный подход к новому исследованию природы. Таким образом, из их среды выйдут новые ученые и исследователи, о каких мы даже не мечтали. При этом индивидуальность ребенка не стирается. Наоборот, он получает возможность найти свое место в обществе и обрести понимание, что объединение и группа приводят к большему успеху, чем личное исследование. Успешность такого воспитания заложит в ребенке плодотворную основу, которая в будущем даст максимально высокие и добрые результаты. Дело лишь за реализацией!

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ИНТЕГРАЛЬНОЕ ВОСПИТАНИЕ – ЗАЛОГ ПРОЦВЕТАНИЯ

 

Источник страха

 

 

–Т

ема нашей сегодняшней беседы волнует всех – это страхи и тревоги. Каждый чего-то боится в своей жизни. Взрослея, мы уже знаем, как это скрыть от других, но у маленьких детей это очень раскрыто явно. У них есть множество сомнений, вопросов и совершенно непонятных проблем. Мы будем обсуждать проблему страха, с чем он связан, его корень, источник. Нет человека, который бы ничего не боялся. Примерно у каждого пятого человека развивается не просто страх, а даже какой-то патологический страх. Эти показатели во все годы развития человека и все тысячелетия развития человечества постоянно растут. Страх постоянно растет. Существуют методы, с помощью которых мы помогаем нашим пациентам как-то справиться с этими страхами. Вопрос в том, как можно понять корень этой проблемы? Такое ощущение, что мы не совсем его понимаем, мы все время чего-то боимся. Почему?

– Это оберегает нас. Это не дает нам делать глупости, причинять себе вред, помогает нам сохранять нашу жизнь, наше существование. Мы так и говорим своим детям: «Поберегись, посмотри, будь хорошим мальчиком, не ходи туда, чтобы тебе не навредили, он плохой мальчик, не приближайся к нему, там полицейский» – и так далее. Мы все время учим наших детей бояться.

Мы видим это так же и в природе, у животных. Допустим, какая-то львица берет своих детенышей на прогулку, чтобы научить их мудрости жизни где-то в саванне, и обучает их всем необходимым вещам. Прежде всего, это вещи неприятные и опасные для жизни. А уже затем она обучает их, как добыть пропитание, но пока они маленькие, и она добывает им пропитание, она обучает их только тому, как бояться, бояться реальных вещей и не бояться иллюзорных опасностей.

Страх находится в основе природы человека. Он делится на несколько видов. Страх перед этим миром, то есть что мне или близким может быть плохо – источники данного страха находятся вокруг человека в этом мире. Страх перед загробным миром, судом и наказанием. Страхов и тревог в нашем мире насчитывается более 700 видов.

Поскольку мы эгоисты, состоим из желания наслаждаться, наше желание наслаждаться все время боится, сможет ли оно насладиться, будет ли у меня все, что я хочу, хотя бы частично, хоть как-то, буду ли я страдать. У меня всегда есть страх, буду ли я ощущать себя плохо. То есть данное ощущение основополагающее, и на этом фоне разворачиваются все наши действия, планы, программы, поступки. И люди очень страдают.

– На уровне взрослого понятно, как Вы объяснили, что существуют разные виды страха из-за того, что моему желанию наслаждаться может быть причинен какой-то вред – это самый обычный страх. И это страх самого низкого уровня. И далее есть страхи все более высокие. Но откуда есть страх у ребенка, ведь он не знает, что будет в этом мире или что будет дальше?

– Можно смело говорить о передаче информации из поколения в поколение, вместе с каплей семени и материнским внутриутробным питанием. Ведь видно всем, как последующее поколение более развито и готово к новому миру, доже больше чем его породившее. Таким образом, если мы не исправляем свои страхи и проблемы, то переводим их из поколения в поколение, и они повторяются в наших потомках. И более того, эти проблемы, очевидно, накапливаются из поколения в поколение. Мы находимся во все более неисправленном времени, в восприятии мира и жизни еще худшем, чем прежде. Поэтому мы видим, что молодое поколение убегает от жизни. Оно развивает для себя разные искусственные оболочки, оно не желает быть связанным с пропитанием, детьми, деньгами, промышленностью. Оно убегает в более искусственные области. Не случайно мы изобрели Интернет – не случайно молодое поколение развило для себя такое искусственное окружение, такую среду, в которой можно находиться, убежать не только от страха, а вообще от чего-то неизвестного. А там они ощущают себя так, как будто они там живут. Они не просто подключаются к Интернету, чтобы его использовать, а просто уходят туда, как в другой мир. И это результат страхов и тревог, которые, иначе, овладели бы ими.

– Существует несколько психологических причин страхов. Один из страхов – поведенческий, говорит о том, что человек рождается, как чистый лист, и все, что он проходит, все, что мы пишем на этом листе в течение жизни – это то, что из него получится в конечном итоге.

– Я бы сказал, что существует комбинация двух причин. Когда человек рождается, то в нем, как в капле семени, есть вся информация о будущем человеке, который начинает развиваться. Конечно же, есть вещи, которые находятся в основе, которые мы не можем изменить, они так и будут развиваться. Но многое зависит и от общества, от окружения, насколько и какие вещи разовьются больше, в какой связи между собой, и сможем ли мы выявить эту связь. Имеется жесткое строение, человек выходит в свет, как оттиск от печати. Но как разовьется в нем каждое свойство и связь между этими свойствами, зависит от общества, от окружающей среды. Поэтому если мы сможем организовать для человека правильное окружение, мы не увидим людей с такими проблемами фобий, которые есть сегодня. Я уверен, что правильное воспитание в подходящем окружении поможет нам от них избавиться.

– Что такое правильное воспитание?

– Окружение, которое дает ребенку ощущение уверенности и поручительства. Человек – создание общественное. Он настолько зависит от общества, что нет никакой проблемы в том, чтобы общество восполнило ему все недостатки, которые он ощущает, испытывая страхи. Это касается даже таких страхов, как страх закрытых помещений или страх высоты. Общество может своими примерами дать человеку такие модели, что он получит от окружения его отношение к этим страхам и перестанет бояться.

– А что делать, если речь идет о родителях, которые очень страдают от того, что не могут помочь своему ребенку? Я пришла в поликлинику со своим ребенком, и там отец кричал на своего трехлетнего сына, чтобы он перестал бояться. Я посмотрела на это с профессиональной точки зрения и подумала, что этот отец не понимает корня проблемы, страданий ребенка. Что ему можно сказать, чтобы он проникся этим пониманием?

– Вы, психологи, должны проводить уроки по телевидению, откройте телеканал и транслируйте программы, обучайте родителей, сделайте это хорошо, приятно и привлекательно, обучайте, как воспитывать детей. Я себя спрашиваю, почему мы должны смотреть по телевизору разные ужасы и слушать то, что там говорят? Разве это важнее, чем стать хорошими родителями? И учителя, и психологи, и адвокаты – организуйте свой канал. Ведь тот отец, который страдает от того, что его ребенок испытывает страхи, конечно же, включит канал, где он сможет получить объяснения. На этом канале также должно быть объяснение, что делать с детскими страхами, как жить в обществе.

– Какой правильный подход к страхам мы должны развивать у ребенка, какое объяснение мы должны ему дать?

– Родители не способны на это. Мы должны организовать для детей хорошее окружение, поместить ребенка в группу, спортивную команду, чтобы там, в поддержке своих товарищей он обретал уверенность.

– Есть дети, которые больше подвержены страхам по сравнению с другими. В чем причина?

– Мы сказали, что страхи находятся в основе творения, в нашем желании наслаждаться, которое является материалом творения. У людей чувственных в детстве заметны отклонения, ведь чем больше желания развиты, тем у людей больше восприимчивость, а потому и опасения в остром ощущении окружающей реальности. Известно, что большие люди в детстве страдали от некоторых отклонений. Ощущение реальности всегда приходит вместе с подсознательным или осознанным страхом о том, что я ощущаю: «Хорошо это или плохо? Не принесет ли это вред?»

Нужно уважать этот страх, ведь без него мы бы себя немедленно разрушили. То есть мы должны лишь знать, как с ним работать. Нет плохих страхов. Нет таких страхов, которые мы должны изгнать или усыпить. Мы делаем это от неумения их правильно использовать. Если есть какой-то страх, какая-то проблема, то человек должен подняться над ней.

Я должен подняться над страхами, увидеть что расту, благодаря страхам, проблемам, недостаткам, опустошенности, беспомощности – именно над ними. Я поднимаюсь над ними, потому что важность подняться над своей природой привлекает меня и становится самым главным. И тогда в этих страхах я увижу помощь.

– Это можно объяснить ребенку?

– Нет. Но нам нельзя подавлять страхи напрямую. Мы должны их только компенсировать с помощью общества.

– А что делать с теми детьми, которые ничего не боятся, это действительно, крайность?

– Да, это действительно страшно. Это еще большая проблема, чем страх. Я видел, как такой ребенок бросает сумку на дорогу, и бежит за ней. И пусть будет, что будет. То есть он знает, что его могут задавить, но в этом он желает испытать судьбу. Здесь другая проблема, более глубокая: поиск своей судьбы и ее испытание. Внутри нас есть такое стремление, происходящее от отсутствия контакта с чем-то высшим, и таким поступком ребенок бросает вызов судьбе.

– В психологии существует такая тема, когда говорят о детях, которым сложно принять общественные рамки. То есть это связано с этим явлением.

– Возможно, они не желают принять общее отношение к жизни. Они желают ощутить ее программу управления, отношение жизни к себе.

– В одной из бесед Вы говорили, что страх развивает человека. Меня это очень удивило. Я искала в литературе, но не нашла этому причины.

– Дело не в самом страхе, а как мы к нему относимся. Зависть, ненависть, честолюбие, обман – все, что есть в нас – всеми этими свойствами, склонностями, хорошими или плохими, мы можем управлять правильно и хорошо, потому что ничто не создано в нас напрасно или для того, чтобы причинить нам вред. Это все для того, чтобы мы научились ими правильно управлять.

Поэтому мы должны управлять страхом, не подавляя, а направляя его в нас, мы должны подниматься над страхом. Он будет становиться выше, а мы поднимемся еще выше над ним.

– Вы говорите, что нужно подняться. Я не понимаю, что такое подняться. Как правильно сказать человеку, что значит «подняться»?

– Все свои свойства человек учится правильно реализовывать. Он ими управляет, а не они им. И тогда он понимает, для чего они в нем созданы природой.

– Подведем итоги. Мы говорили о страхе, о том, что надо научиться его правильно использовать. Мы боимся на материальном уровне, когда не умеем правильно пользоваться страхом, но если сможем «играть» с ним, то обнаружим в нем инструмент управления нашим эгоизмом. На практике, детей, которые боятся, надо помещать в группы, спортивные кружки, чтобы они, играя, могли получать уверенность от окружающих. И так же нужно окружать их теплом и любовью дома. А чтобы помочь подняться над страхом, нужно говорить с ребенком о том, насколько страх нас развивает. Не концентрироваться на том, чего я боюсь, а пытаться понять, что у этого ощущения есть ключевая роль в моем развитии, и оно должно поднять меня в лучшее состояние.

 

Виды страха

–С

егодня мы поговорим о разных видах страха, выясним, где они коренятся, в чем их суть. Я бы хотела начать нашу беседу с обсуждения вопроса, который волнует многих родителей. Почему дети боятся темноты?

– А Вы разве не боитесь темноты?

– Ну, не так, как мой сын.

– Такого не может быть. Нет человека, который бы не боялся темноты. Вопрос в том, что это за темнота. В предыдущей беседе мы говорили о том, что страх заложен в основе наших внутренних свойств, и что мы должны не уничтожать его, а приподняться над ним. Страх превращается в трепет: трепет перед этим миром, трепет перед будущим миром. Так вот, боязнь темноты – это основной вид страха, самый первейший.

– Почему именно этот вид страха является основным? Что такого есть в темноте?

– Потому что темнота – это само творение.

– Творение – это тьма?

– Да, творение – это темнота. Сказано: «Я – свет и творю тьму». И именно это нас страшит. То есть на уровне подсознания в нас затаен страх оказаться вне чего-то. Это подобно ребенку, который не может отойти от матери. Чем он становится старше, тем способен более отдалиться от нее. Но поначалу он хочет быть к ней как можно ближе, – ведь вначале он даже находится внутри матери – в материнской утробе.

И то же самое происходит с нами. Поэтому боязнь темноты, в сущности, означает страх перед отсутствием света, неизвестностью. И справиться с этим я смогу только при условии, что изнутри этой темноты, разовью ощущение, понимание, раскрытие тьмы.

Отсюда мы должны понять, что темнота очень важна, что она необходима, что мы не должны ее стирать, потому что иначе не захотим из нее выйти и двигаться к свету – свету наполнения, разума. Ведь темнота является обратной стороной света и тянет нас к свету.

Следовательно, темнотой для меня уже будет не отсутствие вещей, а недостаток чего-то большего, я буду чувствовать темноту не от обычной жизни, от телесного существования, нехватки денег, славы и даже знаний, а от отсутствия духовных приобретений. Ведь темнота – это утрата чего-то. Так если уж мне будет темно, то пускай это ощущение возникнет из-за каких-то высоких вещей!

– Ребенок боится темноты. Как на основе Вашего объяснения можно научить его родителей с этим справляться?

– Из этого мы можем прийти к такому заключению: прежде всего, темнота – это хорошо, и хорошо, что ребенок ее боится. Представьте себе такую картину: маленький ребенок ночью выходит из дома и спокойно себе разгуливает повсюду. Так лучше уж пусть боится. То есть все зависит от того, как это используешь. Если он боится темноты, то это хорошо.

Вопрос в том, как нам относиться к этим его страхам, чтобы он захотел правильно развиваться. Значит, нам нужно его обучить соответственно его возрасту, то есть объяснить, что нет ничего страшного в темноте, – настолько, насколько это может помочь, ведь мы и сами ее боимся. Если я нахожусь в темном и незнакомом месте – это очень страшно! И не может быть, чтобы человек чувствовал себя хорошо в подобной ситуации.

Когда ночью я встаю, а потом возвращаюсь в постель, то, даже не открывая глаз, знаю, как мне нужно идти. И тогда я не боюсь находиться в темноте. Я даже не зажигаю свет. Ведь место мне знакомо! А значит, страх возникает у меня не из-за темноты, а из-за незнакомого места. Именно в этом проблема. И если ребенку незнакомо место, пусть он его узнает!

– Что он должен узнать?

– Он должен знать, что стоит за этой темнотой! Он должен понять, что темнота всего лишь подталкивает его вперед, чтобы он узнал, что это такое. А тогда темнота перестанет быть темнотой. И снова я повторяю: когда я встаю ночью, то знаю, что меня окружает, что находится в моей спальне. И потому у меня нет никаких проблем, я не ощущаю, что это темнота, я даже не включаю свет. Почему? Потому что мне это не мешает. Я знаю! И это знание заполняет мне место темноты. И то же самое должно быть со всем тем, с чем мы сталкиваемся в жизни.

– Так, все-таки, что же должен знать ребенок? Ведь он играет в своей комнате, он ее знает. Но когда наступает ночь и нужно идти спать, бежит к маме с папой и хочет спать с ними.

– Снова и снова включать там свет, снова и снова объяснять. Только путем объяснения.

– Может быть, спать с включенным светом в комнате?

– Можно немного света, это не помешает.

– Но не убирать полностью темноту?

– Нет-нет! Не нужно, чтобы он пытался самостоятельно справиться со своими страхами. Или мы помогаем ему, давая знание, либо помогаем каким-то другим путем. Но оставлять его преодолевать свой страх самому – это плохо. Это означает, что мы не даем ему решения.

– Я хочу поговорить о страхе неудачи. С взрослыми все понятно, но когда трехлетний ребенок боится, что ему что-то не удастся, – это мне не ясно. Как это можно объяснить?

– С трехлетнего возраста ребенок начинает ощущать необходимость в поддержке окружения. До этого дети вообще не чувствуют, что находятся в обществе. С этого возраста ребенок уже знает, кто его друг, а кто нет, с кем он играет, с кем находится вместе, и так далее. В нем уже возникает ощущение окружения.

Поэтому все страхи, возникающие у детей от трех лет и выше можно решить с помощью окружения. Только надо знать, как это сделать. Возьмем, к примеру, ту же боязнь темноты. Пусть его товарищи сначала зайдут в темную комнату, пускай он зайдет вместе с ними. Пусть начнут там бегать, прыгать, «сходить с ума». Это разрушит их страх темноты.

– Я занимаюсь подготовкой игр для детей. Какую методику Вы мне посоветуете, чтобы я смог помочь ребенку преодолеть страх перед неудачей?

– Это другой вид страха. И здесь нужно проверить, отчего он возникает: от заниженной самооценки, от оценки окружения или оценки родителей. А может быть, ребенок боится потерять приз? А тогда это страх не просто потерпеть неудачу. Ведь сама боязнь неудачи – это нечто обобщенное, это причина тому, что он может что-то потерять, не добиться успеха. И тогда этот страх превращается уже в другие виды страха.

Ведь неудача в игре – это причина, а следствие может быть весьма отдаленным. Скажем: «Когда мы летом приедем к бабушке, и она узнает, что где-то, когда-то мне что-то не удалось, я буду этого стесняться». Ребенок способен надумать целую цепочку таких следствий, и это может его сломать.

– Как же все-таки помочь ребенку преодолеть страх сравнения себя с другими? Что скажут мама, папа, друзья, если я окажусь хуже кого-то?

– Это не происходит в таком возрасте, о котором Вы говорите. И уж, конечно, не в три года. Здесь уже идет соперничество, борьба за лидерство.

– Это уже в начальной школе.

– С пяти лет начинается. Дети выясняют, кто сильнее, кто имеет большее влияние среди сверстников. И здесь нужно уже работать в этом окружении. Мы должны понять, что человек – это часть общества, и ты не можешь изъять его оттуда и заниматься им отдельно. Этот принцип – источник удач или неудач в воспитательном процессе. Мы приводим ребенка к психологу, платим деньги, получаем 20 бесед, и на этом все заканчивается. Это не приносит никакой пользы, это скорее помощь родителям, а не детям. Они-то считают, что дали своему ребенку все, что только возможно, что из бесед с психологом поняли, в чем его проблема. Но ведь ребенок остался в том же состоянии.

Мы не понимаем, что для детей окружение – это все. Их страхи, боязнь, успех или, наоборот, демонстративное поведение наперекор всем, когда им ничего не удается, – все это зависит от окружения. Поэтому привести ребенка к психологу одного, без всего класса – это неверно.

– Значит, это должна быть работа в группе?

– Я думаю, что к каждому классу необходимо прикрепить психолога, который понимает детей, знает их, знаком с их родителями, играет с ними, участвует в их ссорах и драках, – становится, как они. Он обязан быть, как они, он ведь профессиональный психолог! Он обязан стать их другом, они не должны ощущать его выше себя. То есть он такой же, как они, равный со всеми. Это должен быть, на самом деле, профессионал. Но без такой работы мы не сможем правильно воспитать следующее поколение.

– Не так давно в прессе появилось сообщение о ребенке, который обставил собственное похищение только потому, что хотел избежать экзамена, которого очень боялся. Как можно ему объяснить, что с ним произошло?

– Возможно, было намного легче сдать этот экзамен, чем выдумывать все эти хитрости, мучиться и страдать, боясь, что все раскроется. Но такие вещи происходят потому, что мы не учим их правильно относиться к различным жизненным ситуациям. Мы совершенно не помогаем им проанализировать и дать правильную оценку всем происходящим с нами событиям. Ну, провалил ты экзамен. А что в этом такого страшного? Ну, не станешь отличником, и о тебе плохо подумают. Или пусть он даже что-то украл, – ну и что? Конечно, за это платят штраф, а кто-то, возможно, сидит в тюрьме, но мир-то на этом не заканчивается!

На кражу способен любой человек. Давайте положим перед кем-то миллиард, перед другим – миллион, а перед третьим – сто рублей. Совершенно очевидно, что у каждого существует свой предел, но если что-то его превысит, – человек обязательно украдет. Нужно объяснять ребенку все эти вещи.

Ведь человеку не рассказывают о его природе, и он думает, что подобное случается только с ним, но не с другими. Он не понимает, что он – один из многих, что у всех все одинаково. Ему не ясно, как ведут себя другие. Он считает, что те, кого он уважает, – небесные ангелы.

И то же происходит в отношениях между мальчиками и девочками в переходном возрасте. Они абсолютно ничего не знают о поведении противоположного пола, и поэтому впоследствии у них возникают огромные трудности общения. Каждый устраивает такие «игры», что это искажает восприятие противоположного пола и вызывает неправильное поведение с его стороны.

Короче говоря, мы не занимаемся психологической работой в классе. А каждому классу необходим свой прикрепленный психолог. Причем это должен быть настоящий профессионал, знающий, что из каждого ребенка нужно построить человека. И пока этого не будет, мы ничего не добьемся. Я думаю, что это гораздо важнее всей их учебы и всех этих экзаменов.

– Итак, Вы дали каждому родителю методику того, как говорить с ребенком. Нужно объяснить, что такова его природа и природа всех остальных, что не страшно, что он так поступил. А что же дальше? Ведь как-то же нужно заниматься этим вопросом! Ведь плохо, что он украл! Или этого достаточно?

– Достаточно. Нет наказания. Главное, чтобы он понял. Ему нужно объяснить: «Ты вел себя так в силу своей природы. Давай вместе разберемся, почему у нас такая природа, почему ты родился с такими качествами, присуще ли это другим, чего требует от нас природа, как нам вести себя с этим».

– И что же она, природа, от нас потребует?

– Очевидно, что раз уж в нас заложены такие свойства, то они должны нас к чему-то привести. В человеке нет ничего плохого. А что касается таких наклонностей, так, может быть, если я их преодолею, то достигну чего-то хорошего. «Давай посмотрим, что я получу, если не буду красть, если не буду драться, если соединюсь с другими. Давай разберемся, почему мои плохие свойства существуют во мне именно так, что мне все время приходится их преодолевать. Что я от этого выигрываю?». Мы должны это объяснять и при этом обеспечивать поддержку окружения.

– То есть что я выигрываю, преодолевая эти свойства?

– Да, разумеется. Ведь мы, взрослые, просто так не деремся друг с другом и не оскорбляем один другого, потому что понимаем, что так нам спокойнее жить. Я ведь не хочу все время бояться, чтобы кто-то сзади ударил меня палкой? Я просто знаю, что все мы более-менее заинтересованы построить для себя комфортное окружение, – насколько мы на это способны. И если мы правильно воспитаем своих детей, они уже построят для себя намного лучшее общество.

– Сейчас во многих семьях существует тенденция вообще не говорить о страхе. Родители полагают, что благодаря этому они смогут изгнать из ребенка его страхи. В этом есть хоть какая-то логика, или же это совершенно неверно?

– Я думаю, что весь этот подход неверен. Мы, прежде всего, должны построить правильную систему. Нужно, чтобы взрослые знали, как правильно работать с детьми, причем не просто с детьми, а с группами детей. Ведь неспроста наш мир – это интегральный, глобальный мир, «маленькая деревня», в которой все мы связаны друг с другом.

Нам нужно работать не с одним ребенком, а со всеми детьми и их родителями, всем тем окружением, в котором он находится. Мы должны заниматься всеми вместе. Зачем «изгонять» какие-то вещи? Дайте в конце каждого дня устроим обсуждение – и каждый раз в роли судей выступает кто-то другой.

Скажем, у нас в классе 30 учеников, которые учатся пять дней в неделю. Так вот, пускай каждый день новая пятерка ребят будет судьями. Они будут отчитываться перед нами о том, что в течение дня происходило в классе. К примеру, последним уроком будет такой суд, и эти пятеро детей будут судить остальных. Давайте посмотрим, что они видели, как они будут говорить, почему произошло то, что произошло, и так далее. Те итоги, которые они подведут за день, услышат все, и все смогу высказать свое мнение: согласны или нет.

– С точки зрения класса?

– Да. И тогда они смогут сами себя рассудить. И так они будут меняться, – каждый день пятеро других.

– Чего мы этим достигнем?

– Прежде всего, мы сможем проанализировать, проверить, выяснить. А психолог, который находится среди них, должен им помочь, сориентировать их, как правильно все это увидеть. А в конце каждого такого суда они смогут написать для себя своего рода книгу законов – свою, для класса.

– Что-то вроде устава?

– Устав, «конституция», согласно которой они теперь себя будут вести. И тогда ребенок начинает видеть, что тем самым он строит себя и свое окружение. И когда они все вырастут, то захотят создать общество, основанное на законах правильного общения. Вопрос лишь в том, как их реализовать. Наука о высших законах природы может много рассказать, но, к сожалению, человечество еще, очевидно, не достаточно настрадалось, чтобы пожелать это осуществить.

– Мы говорили о работе в классе. Можно ли то же самое делать в семье? То есть в конце дня собираться с детьми и подытоживать день?

– Даже в семье это возможно, если в ней несколько детей.

– Завершился день, и назавтра мы устанавливаем какие-то законы.

– Только при этом родители должны опуститься на уровень детей.

– Что это значит? Что я тоже в этом участвую?

– Конечно, ты участвуешь! Точно так же, как маленькая девочка, твоя дочка. И твой муж тоже.

– И оба они могут нарушить закон?

– Да, разумеется. Все мы участвуем в этом, спустившись на уровень детей.

– А разговаривать с ними, как с детьми или как будто с взрослыми?

– Как со всеми.

– Все могут ошибаться, все могут чего-то бояться.

– Скажем, мама рассказывает, что сегодня не смогла удержаться и съела пирожное, нарушила свою диету, и ей до сих пор это неприятно. Так как же ей избавиться от этого ощущения? Может, дети посоветуют ей что-то. Это совсем не игра. Здесь внутри заложена большая глубина: как человеку справиться с какими-то проблемами, должен ли он заниматься самоедством, как ему себя успокоить и завтра стать сильным. Из этого можно сделать большие выводы.

– Итак, сегодня мы коснулись многих тем. Мы говорили о боязни темноты и пришли к выводу, что бояться темноты – это хорошо, что нужно рассказать ребенку о том, что его окружает. Чем больше он будет узнавать реальность, начиная от своей спальни и дальше, – тем меньше будет бояться. Кроме того, нельзя оставлять ребенка с его страхами, вынуждая его самого с ними бороться. Как раз наоборот – нужно прийти ему на помощь. А если хотим найти способ побороть его страхи, то нужно, чтобы он вошел в темную комнату с группой детей, и вместе они смогут совладать с этим страхом.

Мы также говорили о страхе перед неудачей, о том, что примерно с 3-летнего возраста ребенок начинает чувствовать отсутствие или наличие поддержки окружения, ощущает отношение окружения к себе. А до этого он вообще окружения не чувствует. Поэтому, начиная с трех лет и далее, можно начинать объяснять ребенку, что он – часть общества.

Когда ребенок совершает и плохие, и хорошие поступки, все это проявляется как часть его природы. «Ты сделал сейчас что-то плохое, – не страшно, это не плохое, такова твоя природа, с другими это тоже случается. Ты должен это понять, не переживать и не убегать от этого». Мы вместе с ним это обсуждаем и понимаем, что это нормально. И само такое обсуждение заменяет наказание, в наказании уже нет нужды.







Дата добавления: 2015-09-04; просмотров: 235. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.053 сек.) русская версия | украинская версия