Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Аннотация 11 страница




— Кит просто делает татуировку, — говорит она, разворачивая меня.

— Что за татуировку?

— Маленькую бабочку или что-нибудь такое же милое. Может, одну из диснеевских принцесс. Она ещё не решила. — Фрайди закатывает глаза. Всё её тело украшено татуировками: черепа с перекрещенными под ними костями, черепахи и прочая ненормальная хрень.

— Я хочу ей помочь что-нибудь выбрать, — говорю я, пытаясь обойти Фрайди.

— Стоять, — говорит она. — Кит хочет сделать тебе сюрприз.

Я с досадой провожу рукой по волосам.

— Для каждого человека татуировка имеет своё собственное значение, — говорит Фрайди. — Эта будет многое для неё значить, и она единственная, кто решит, что это будет за рисунок.

Я и так это знаю, но мне хочется тоже принять участие. Проклятье.

— Ты не доверяешь Полу? — спрашивает Фрайди, хмуря брови.

Конечно же, я ему доверяю.

— Но она моя девушка, — говорю я. Я знаю, что веду себя как дитя. Но ведь так и есть.

Фрайди похлопывает меня по руке.

— Смирись с этим, тряпка, — говорит она. Потом, сузив глаза, смотрит на меня. — Подожди-ка! И давно ты начал говорить?

Моё лицо вспыхивает.

— Не привыкай, — ворчу я. — Возможно, я больше не стану с тобой разговаривать.

— О, мне несказанно повезёт, — говорит Фрайди, закатывая глаза. Но потом она встаёт на цыпочки и крепко меня обнимает. — Я так рада за тебя.

До меня не доходит, о чём это она. О Кит? Обо мне? О наших отношениях? О том, что я начал говорить? Я отстраняюсь от неё, когда парень, над тату которого я работаю, начинает махать руками. У меня ещё много работы, так что лучше займусь-ка я делом.

Через час Кит и Пол выходят из-за занавески. Она улыбается и идёт ко мне, её предплечье закрыто широкой повязкой. Я закончил татуировку десять минут назад и ждал, когда они закончат.

— Ты дырку в ковре протрёшь, — дразнится Кит.

Пол идёт следом за ней. Он тоже улыбается, но избегает встречаться со мной взглядом.

— Что ты ей набил? — спрашиваю я.

Он принимает угрожающий вид и говорит:

— Заткнись.

Потом показывает на надпись, украшающую стену, которая гласит: «Татуировки индивидуальны, как и люди, которые их делают». Затем на следующую: «Татуировка одного — цель жизни другого». Затем ещё на одну: «Мы не делаем татуировки пьяным». Доходит и до рулона скотча под надписями:

— Продолжай скулить, и я воспользуюсь этим.

— Не смешно, — отвечаю я.

Кит припадает ко мне и обвивает меня руками.

— Что ты сделала? — спрашиваю я.

Она смотрит мне в глаза.

— То, что не позволит мне забыть о тебе и о том, что ты для меня значишь.

— Так она обо мне? — Моё сердце замирает, и я внезапно теряю способность соображать.

Кит улыбается и кивает.

— О тебе.

— Я могу её увидеть? — Я умираю.

Она качает головой.

— Не сегодня.

— А когда? — Блин, я же умираю!

Она пожимает плечами и внезапно грустнеет.

— Что такое? — спрашиваю я, поднимая её лицо.

Она лезет в карман и вытаскивает оттуда сложенный листок бумаги. Протягивает его мне. Её лицо вспыхивает.

— Это твоя татуировка? — спрашиваю я.

Она качает головой.

— Нет.

Я медленно разворачиваю бумажку.

«МЕНЯ ЗОВУТ ЭМИЛИ».

 

 


 

Эмили

 

Моё сердце колотится так громко, что я его даже слышу. Логан разворачивает клочок бумаги и застывает. Он долго смотрит на него, дольше, чем я ожидала. Я пытаюсь забрать бумажку обратно. Он выдёргивает её. Потом хватает меня за руку и бросается вон из салона, таща меня за собой. Я даже не успеваю попрощаться с Полом и Фрайди. Мои ноги не поспевают, волочась за ним по улице.

— Подожди, — окрикиваю я. Но он меня не слышит. Его взгляд сосредоточен на дороге туда, куда он меня ведёт. Я похлопываю Логана по плечу. Но он не останавливается. Он просто продолжает тащить меня сквозь толпу. Я упираюсь пятками и останавливаюсь. Только тогда Логан поворачивается ко мне и вновь тянется к моей руке. Я начинаю опасаться, не собирается ли он снова перекинуть меня через плечо. Потому что мне очень хочется, чтобы это был мой выбор. Чтобы это был наш общий выбор.

— Подожди, — говорю я ему, обнимая ладонями его лицо. Он смотрит на меня. — К чему такая спешка?

— Просто я чертовски сильно хочу тебя, глупая.

Его слова заставляют меня улыбнуться. Наверняка он больше никогда не назовёт меня дурочкой, хотя теперь я понимаю, что для него это всего лишь выражение привязанности, а не способ унизить.

— Я тоже хочу тебя, — признаюсь я.

Логан смотрит на клочок бумаги, зажатый в руке.

— Ты мне доверяешь.

Я киваю.

— Мы можем вернуться в квартиру и поговорить? — спрашивает он. — Обещаю, что не стану набрасываться на тебя сразу же, как мы переступим порог. Думаю, нам есть что сказать друг другу.

Да, есть. Я киваю.

Логан берёт мою руку в свою, поднимает к губам и целует мои костяшки. Сейчас мы идём уже не так быстро.

— Что ты сделала? — опять спрашивает он, показывая на мою руку.

Я улыбаюсь. Я не собираюсь говорить ему. Она для меня. Чтобы я забрала её с собой, когда уйду. Это кусочек Логана. Хотя, честно говоря, кусочек их всех. И он мой. Я не собираюсь им делиться. Не сейчас.

— Да ладно тебе, — клянчит он.

Я качаю головой.

— Нет.

Мгновение он выглядит несчастным. Но тут мы подходим к дому и взбегаем вверх по лестнице бок о бок. Он почти не запыхался.

Мы заходим в пустую квартиру. Никого нет.

— Ты можешь поверить, что они приняли Мэта в эту программу? — спрашивает Логан, направляясь в спальню.

— Невероятно, да?

— Охрененно невероятно, — отвечает он. Эта новость немыслимо вскружила ему голову, и мне нравится, что он не скрывает своих чувств.

Но я не хочу говорить про Мэта, потому что боюсь, что разрыдаюсь и расскажу ему, что сделала. Расскажу, чем обязала себя, ради того, чтобы Мэт получил шанс, ради того, чтобы мир Логана остался цельным, со всеми его братьями.

— Я рада, что ему представился такой шанс, — говорю я. Слова застревают в горле. Хорошо, что Логан не слышит этого.

Однако, он догадывается о моих чувствах, потому что подходит ко мне и приподнимает моё лицо пальцами.

— Жаль, что ты была здесь, когда ему стало плохо.

А мне нет. Ничуть не жаль. Я очень рада, что оказалась рядом. Рада, что смогла помочь. И не один раз.

— Я рада, что оказалась рядом. Ни на что не променяю те минуты, когда его голова лежала на моих коленях. — Я не могу сдержать улыбку.

— Я чертовски сильно тебя люблю, — говорит Логан. Потом наклоняется и целует меня. Его губы мягкие, но настойчивые.

На глаза наворачиваются слёзы, потому что я знаю — это наш последний день вместе.

— Мне нужно принять душ, — говорю я, отстраняясь.

Мне необходимо время, чтобы собраться с мыслями. К тому же, мы всю ночь провели в больнице. Хочется помыться.

Он кивает и показывает на мою руку. Чёрт. У меня же свежая татуировка, обёрнутая бинтом.

— Ты намочишь её, если снимешь повязку.

Но я не хочу снимать повязку.

— А мы можем её просто замотать?

— Почему ты не хочешь, чтобы я её увидел? — Он пристально смотрит мне в глаза. Я не могу объяснить ему этого.

Логан тяжело вздыхает и вскоре возвращается с рулоном пищевой плёнки и водонепроницаемым скотчем. Он заматывает мою руку.

— Вот так. Теперь она точно не намокнет.

Хотя меньше всего меня беспокоит, что она намокнет. Меня беспокоит, не спадёт ли повязка.

— Спасибо, — говорю я и быстро его целую. — Вернусь через несколько минут.

В ванной я раздеваюсь и встаю под душ. Тёплая вода омывает моё тело, и тут я понимаю, что страх во мне сменился желанием. Раньше я боялась любви к Логану. Теперь я жажду его любить. И я его люблю. И всегда буду. Но я должна покинуть его, чтобы сберечь то, что ему дорого. Знаю, у меня нет другого выхода. Вода струится по моей спине, и я опираюсь руками на стену, стараясь успокоиться. По лицу стекают слёзы, смешиваясь с водой. Занавеска позади меня отодвигается, меня обдувает поток воздуха.

Я подпрыгиваю, когда за моей спиной в ванне появляется Логан. Его голое тело оборачивается вокруг меня.

— Логан! — взвизгиваю я и тут же ощущаю спиной, как двигается его грудь от смешка.

— Не хочу быть вдалеке от тебя, — говорит он, убирая мои мокрые волосы в сторону, чтобы прижаться губами к моему обнажённому плечу.

Я чувствую, как его твёрдый член прижимается к моей попе, дразня меня. Логан забирает у меня мочалку и намыливает её. Потом проводит ею вдоль моего позвоночника. Медленно, очень медленно. У меня перехватывает дыхание, когда он откладывает мочалку и скользит своими мыльными руками по моей попе, нежно обхватывает ладонями ягодицы. Он не пропускает ничего, ни единого миллиметра, проводя руками вниз по моим ногам, под коленками (я даже никогда не догадывалась, что там так щекотно), к ступням. Я просто стою с закрытыми глазами, не в силах посмотреть на него. Логан выпрямляется и вновь намыливает ладони. В этот раз он уже не берёт мочалку. В этот раз по моему телу скользят его пальцы. Лёгкие прикосновения спускаются вниз вдоль моей руки, где его сильные пальцы переплетаются с моими, он легонько сжимает их и поворачивает меня лицом к себе.

Я не открываю глаза. Меня захлёстывают ощущения, которые он пробуждает. Если я взгляну ему в глаза, не знаю, что со мной случится. Я вспыхну пламенем. Разобьюсь на осколки. Сломаюсь. Или меня накроет оргазм от чистейшего наслаждения, вызванного его прикосновением. Я чувствую его улыбку, когда он прикасается губами к моему плечу. Его руки обхватывают мои груди, большие пальцы нежно поглаживают набухшие соски. Я выгибаю спину, вдавливая себя в его ладони, и слышу, как он усмехается. Мои глаза резко распахиваются.

С мокрых волос Логана капает вода. Я наклоняюсь и облизываю его грудь. Он застывает и стонет. Его пальцы щипают мои соски, нежно потягивают их.

— Логан, — выкрикиваю я.

Он смотрит на меня и замирает.

— Ты что-то сказала?

— Я не знаю, — отвечаю я. Из меня вырывается смех. — Я ничего не соображаю. А ты хочешь, чтобы я повторила?

— Я почувствовал, как ты что-то сказала, — говорит он, ухмыляясь. — Просто хотел убедиться, что с тобой всё хорошо.

Я прислоняюсь головой к стене. Со мной уже никогда не будет всё хорошо. Логан поглаживает мой живот мыльными руками, и тут его пальцы проскальзывают между моих ног. Я хватаюсь за его плечи.

Он снова берёт мочалку, намыливает её.

— Раздвинь ноги, — приказывает Логан, постукивая по внутренней стороне моего бедра.

Я даже не решалась мечтать о чём-то более сокровенном, чем это. Он моет меня мочалкой между ног. Раздвигает меня ещё шире, моет там, низко рыча. Мочалка медленно двигается по моему клитору, у меня подгибаются колени. Логан отбрасывает мочалку, и его мыльные руки скользят вдоль моих складочек, туда-сюда, туда-сюда, туда-сюда.

— Логан! — вновь выкрикиваю я. Но в этот раз я хлопаю его по плечу. Он смотрит на меня и ухмыляется.

— Что-то не так?

Он снова проводит по моему клитору, а потом подставляет под струю душа. Его пальцы трут меня до тех пор, пока я не перестаю быть скользкой. По крайней мере, скользкой от мыла.

— Думаю, я уже чистая. — Мне больше не выдержать.

Логан поднимается и целует меня.

— Я очень сильно хочу оказаться внутри тебя, — говорит он. Потом ставит меня под душ, чтобы намочить мне волосы, а затем моет их, нежно намыливая. — У тебя отросли корни. Ты блондинка?

Я киваю.

— Но не платиновая. У меня русые волосы.

— Здорово будет увидеть тебя такой. Однажды, может быть. — Он улыбается и целует меня. Потом отодвигается и начинает быстро мыться сам.

— Позволь мне помочь, — говорю я, протягивая руку, чтобы взять у него мыло.

— Если ты сейчас дотронешься до меня, я кончу, — предупреждает Логан. — А мне очень хочется, чтобы это произошло, когда я буду внутри тебя.

Мой живот сжимается.

— О.

Логан усмехается.

— Просто постой рядом и посмотри, — говорит он.

Пока он моет голову, я не отказываю себе в удовольствии осмотреть его тело. Он говорил мне про свой пирсинг, там, внизу. Но не сказал, что это штанга в основании его пениса.

— Это тот самый пирсинг, про который ты мне рассказывал? — спрашиваю я.

Он кивает, сдувая воду с губ. Его член затвердел. Он как каменный. И он длинный. И массивный. Как он поместится во мне? Я уверена только в одном — сегодня ночью он точно будет во мне. Я сама открыла эту дверь, когда назвала ему своё имя.

— Эмили Мэдисон, — говорю я. — Это моё имя. Эмили Мэдисон.

Логан замирает.

— Откуда ты?

Он выключает воду, не отрывая от меня взгляда.

— Из Калифорнии.

— С другого конца страны, — выдыхает он. — Эмили, — повторяет он, взяв в ладони моё лицо. — Это имя тебе подходит.

Я улыбаюсь:

— Хорошо.

Логан вылезает из ванны и возвращается с двумя полотенцами. Он вытирает меня одним из них и заматывает в него. Вторым вытирается сам, а потом оборачивает его вокруг бёдер.

— Пойдём спать? — спрашивает Логан и притворно зевает. — Я очень устал.

Я смеюсь. Боже, этот парень только и делает, что смешит меня.

— Если ты думаешь, что сегодня я позволю тебе поспать, то, увы, ошибаешься, — предупреждаю я, грозя пальцем.

— Одни обещания, — рычит он, своими сильными руками поднимая меня за талию из ванны.

 


 

Логан

 

Она такая красивая, что у меня перехватывает дыхание.

— Эмили, — говорю я.

Мне хочется повторять её имя снова и снова. Она сказала мне и свою фамилию, но, хоть убей, я помню лишь то, что было написано на том клочке бумажки.

— Да, так меня зовут. Хватит повторять, — дразнится она.

Я поднимаю её, и она обхватывает меня ногами за талию. Мой член касается её, и я скольжу вдоль киски. Но я ещё не готов. Мне хочется насладиться каждой секундой. Я несу Эмили в спальню. Она целует меня, пока я с трудом могу передвигать ноги, так крепко она обвилась вокруг меня.

— Кто-нибудь дома? — Она отодвигается от меня, чтобы задать вопрос.

Боже, надеюсь, что нет.

— Не думаю, — говорю я.

— А если всё-таки есть?

— Тогда тебе придётся быть тише, — смеюсь я. Потому что почти нет шансов, что она будет тихой во время того, что я собираюсь с ней делать.

Эмили утыкается лицом в моё плечо, и я чувствую её дыхание на своей шее. Она нежно целует меня, присасываясь к коже.

— Поставь мне засос, — прошу я.

Вообще-то, это была шутка, но я чувствую, как Эмили царапает зубами мою нежную кожу, и мне очень, очень хочется, чтобы она продолжала делать то, что делает. Потом она осторожно кусает меня, а после высасывает боль.

— Боже, — вырывается из меня стон.

Мой член пульсирует, и я сдерживаюсь от того, чтобы не охнуть. Со стуком захлопнув дверь спальни, я падаю с Эмили на кровать, нависая над ней. Мои чёртовы руки трясутся, и, впервые в своей жизни, я не знаю, что делать дальше.

Чтобы собраться, я останавливаюсь и разворачиваю плёнку на её руке. Когда я пытаюсь развязать бинт, она хватает меня и шлёпает по рукам. Я застываю, уткнувшись носом в её шею. Мне тяжело дышать.

— Что не так? — спрашивает Эмили, обхватывая ладонями моё лицо.

— Такое ощущение, как будто мне лет четырнадцать, а ты моя первая девушка, — признаюсь я. — Не знаю, что делать дальше.

Я поднимаюсь и разворачиваю её полотенце, потом — своё, вытаскивая их из-под нас.

— Ты делал это уже очень много раз, — напоминает она мне, закатывая глаза.

Я замираю.

— Я никогда ещё не делал этого.

Она сощуривает глаза.

— Я никогда не делал этого с кем-то, кто имел бы значение. С кем-то, кого я люблю. Боже, девочка, ты сводишь меня с ума.

— Можно выключить свет? — спрашивает она. Но тут же понимает, что в темноте я не смогу видеть её губы. — Ладно, неважно.

— Тебя так волнует свет?

Я целую Эмили и обхватываю её грудь ладонью. Нежно приподнимаю её, словно взвешивая, и, наблюдая за лицом Эмили, отпускаю её, прикасаясь губами к соску. Я быстро провожу по нему языком, осторожно, но в то же время с силой. Эмили выгибает спину, её глаза закрываются, и она придвигается ближе ко мне.

Её ноги обвивают мои бёдра, и я чувствую членом, какая она гладкая.

— Вот дерьмо, — говорю я.

— Что? — Она застывает.

— Я забыл взять презерватив.

Она считает на пальцах и качает головой.

— Всё в порядке. Мы можем обойтись и без него. — Она останавливается и закусывает губу. — Если, эээ, он не нужен тебе.

Я проходил тестирование несколько недель назад, когда мы все сдавали анализы костного мозга для Мэта. У меня ничего нет.

— Я никогда не делал этого без презерватива. — Я боюсь. Боюсь, как никогда.

Прижимаясь к её мокрой щелочке, я скольжу вверх-вниз, но не вхожу. Останавливаюсь вверху и прижимаюсь к её клитору. Она такая мокренькая, гладкая и очень, очень сладкая.

Не знаю, что делать дальше, я хочу её очень сильно. Я тяжело дышу, руки трясутся под тяжестью моего веса.

— Эмили, ты сможешь меня принять?

Деликатность пока может подождать. У нас впереди целая вечность, чтобы приспособиться друг к другу.

Эмили протягивает руку между нашими телами и берёт мой член в свою ладонь. Она проводит рукой вверх-вниз по всей длине и затем направляет меня к своей щелочке. Потом поднимает бёдра, чтобы я смог проскользнуть внутрь.

Я не тороплюсь. Мне хочется запомнить каждое мгновенье навечно. Но не могу сдержать стон и утыкаюсь в её шею.

— Чёрт, Эмили. В тебе так тесно! Не думаю, что смогу сдержаться.

Она двигает бёдрами, вбирая ещё больше меня. Я полностью погружён в женщину, которую люблю. Посмотрев на её лицо, я вижу в её глазах слёзы.

— Я сделал тебе больно? — Я беру её лицо в свои ладони и вытираю слезинки подушечками больших пальцев.

Она мотает головой и прижимает меня ближе, упираясь ступнями в мою задницу. Я начинаю двигаться.

Эмили целует меня, её язык проскальзывает в мой рот, в то время как мой член скользит в ней туда и обратно. Я даже чувствую сбивчивое дыхание, когда вхожу в неё, а потом выхожу. Она двигает бёдрами, чтобы подстроиться под мои движения.

— Эмили, Эмили, Эмили, — повторяю я.

Я ближе к концу, чем она, но не настолько сильно. Протиснув руку между нашими телами, провожу по её клитору. Она поднимается для меня, её бёдра сильнее вдавливаются в моё тело. Эмили что-то выкрикивает. Я чувствую вибрации в её груди. Смотрю на её лицо. Она повторяет моё имя, снова и снова, и снова.

Её ноги смыкаются за моей спиной, и она напрягается вокруг моего члена.

— Эм, — хриплю я. Горло болит оттого, что я так много говорил. — Эмили, я хочу, чтобы ты кончила, — тихо говорю я. — Давай, Эм, пожалуйста.

Я готов её умолять. Потому что наконец я внутри любимой женщины, но долго мне не продержаться. Внутри неё охренеть как хорошо.

Когда Эмили кончает, она запрокидывает голову, а её киска натягивается вокруг моего члена. Я вхожу в неё как можно глубже. Она втягивает меня изнутри, вдавливает внутрь своими вибрациями, сжимаясь всё теснее и теснее вокруг моего члена. Она рассыпается в моих объятиях, и я наслаждаюсь каждым её сжатием. Смотрю на её лицо, потому что не могу слышать её вскриков. Но я могу чувствовать её, как она омывает меня, кончая сильнее, чем я даже мог себе представить. Впрочем, я тоже. Такое ощущение, словно мои яйца вылетят из моего горла. То, как она вбирает меня, почти причиняет боль. Я медленно вхожу в неё и выхожу, не желая останавливаться, но мой член становится слишком чувствительным, и это вынуждает меня прекратить движения.

Руки Эмили обвиваются вокруг меня, когда я падаю на неё, она сжимает меня, но потом её руки исчезают. Она что-то говорит. Я это чувствую. И поднимаюсь.

— Что такое? — спрашиваю я. — Я ведь не сделал тебе больно, нет?

Страх сжимает моё сердце своими острыми когтями.

— Если бы это причиняло боль, то я хочу, чтобы ты делал это снова и снова, всю ночь. — Она усмехается, её тело трясётся от смеха.

Я перекатываюсь на свою половину кровати, но мне не хочется быть далеко от Эмили, поэтому я поворачиваюсь на бок, к ней лицом. Руками убираю волосы с её лица.

— Я тебя люблю, — говорю я.

Она улыбается мне, а потом смущённо прячет лицо в подушку.

— Я тоже тебя люблю, — говорит она. — Что бы ни случилось, прошу тебя, всегда помни, что мои чувства к тебе настоящие. Что я не знаю, как смогу прожить без тебя.

Я отстраняюсь, внимательно глядя на неё. Почему она так говорит? Но Эмили касается меня и опрокидывает на спину. Мой член в полувозбуждённом состоянии, но я тут же становлюсь твёрдым. Она садится на мой член и вбирает его в себя.

— Господи, женщина, — говорю я.

Она такая сексуальная, и ещё влажная из-за того, что я только что кончил в неё.

Эмили опирается ладонями о мою грудь и начинает двигаться. Она делает это неуверенно, и я кладу руки на её обнажённые бёдра и направляю её движения. Сначала они медленные, но потом она находит свой ритм и закусывает нижнюю губу. Я освобождаю её и притягиваю Эмили к себе, чтобы поцеловать. Пока она лежит на мне, я трахаю её, грудь Эмили прижимается к моей груди. Она подстраивается под меня, её горло вибрирует от звуков каждый раз, когда я вхожу и выхожу.

Эмили выкрикивает моё имя. Я могу прочитать по губам. Она повторяет его, снова и снова, и снова, но невозможно даже представить, что от этого можно устать.

Она сжимается вокруг меня, и я хочу кончить. Потом она садится, снова поднимаясь и опускаясь на меня, а потом разлетается вдребезги. Она кончает на меня, её руки трясутся, пока по ней проходят волны наслаждения.

Эмили протестует, когда я выхожу из неё. Перекатываю её на живот и подкладываю под её бёдра подушку. Она улыбается мне, глядя поверх плеча, такое маленькое ободрение. Оно мне не нужно, но я чувствую гордость от того, что получил её благословение. Я проскальзываю в неё сзади, и отсюда она ещё теснее, и я могу кончить в любой момент. Моя рука находит её клитор. Но она перехватывает её, не давая коснуться. Я борюсь с ней. Мне хочется сделать ей хорошо. Мне очень хочется это сделать.

— Пожалуйста, — шепчу я ей в ухо.

Её рука направляет мою, я тру её клитор до самого конца и кончаю, когда чувствую её оргазм. Я падаю на неё. Она позволяет мне полежать так с минуту, но потом, мне кажется, ей хочется развернуться и что-то мне сказать.

Я переваливаюсь на бок и притягиваю её к себе на грудь. Мои губы касаются её лба и там и задерживаются.

Эмили садится, опираясь локтями на мою грудь, и смотрит на меня.

— Логан, я очень сильно тебя люблю.

Потом она кладёт голову, устраиваясь на мне поудобнее, и засыпает.

 

 


 

Эмили

 

Я просыпаюсь до восхода солнца. Свет по-прежнему включен. Логан спит на спине. Я лежу на его груди, мы вспотели, где соприкасается наша кожа. Мне нужно привести себя в порядок и убраться отсюда до того, как он проснётся. У меня сжимается сердце при мысли о том, что я должна его покинуть, и глаза наполняются слезами. Я смотрю на него сквозь их пелену, пока он не становится большим мутным пятном. Большим, прекрасным мутным пятном. Я так сильно его люблю! Я люблю его настолько сильно, что не могу остаться. Люблю его слишком сильно, чтобы оставить без Мэта навсегда. Я просто не могу. Я должна пожертвовать Логаном, чтобы спасти Мэта. Это неизбежно. Можете резать меня на две половинки — больнее уже не будет.

Я даю волю слезам, даже не утирая их, пока иду в душ. Стараюсь двигаться как можно тише и одеваюсь в ванной. Там же расчёсываю мокрые волосы, но не заморачиваюсь о большем. Что толку в косметике — моё горе её все равно смоет.

Прокравшись обратно в спальню, я смотрю на лежащего Логана. Как же он красив! Он — это всё, что я хочу, всё, что мне нужно. Но я не уверена в том, что нужно ему. Хотя, нет. Ему нужен Мэт. Ему нужно вместо меня смотреть за тем, чтобы у Мэта было всё для выздоровления. Для жизни. И я даю ему это единственным возможным для меня способом.

Волосы Логана спутались на лбу. Я вспоминаю, как смотрела на него, спящего, в ту первую ночь, и спрашивала себя, смотрела ли на него вот так же и его мать. Ей бы следовало. Он такой симпатяга. И внутри, и снаружи. Он так долго заботился обо мне. И я очень сильно ему доверяю. Но мне нужно это сделать.

Вытираю слёзы и распрямляю плечи. Я могу это сделать. Мне необходимо это сделать. Я поднимаю гитару и свою чёрную холщовую сумку. В ней по-прежнему мало вещей. У меня не так уж много пожитков, чтобы я что-то могла оставить, да это не так и важно.

Я смотрю на гитару. Мне хочется оставить ему частичку себя. То, что даст ему знать, как сильно я его люблю. Прислоняю гитару к стене. Он позаботится о ней за меня. В любом случае, мой отец не позволит мне больше играть. Не будет никакого Джульярда. Будет свадьба. И я буду чьим-то украшением. Меня ждёт будущее, которого я не хочу.

Я ухожу лишь с холщовой сумкой, в которой чуть-чуть одежды. Но ещё там его футболка с логотипом «AC/DC», которую он дал мне в ту ночь, когда мы встретились. Да, это глупо, но мне хочется, чтобы она была у меня. Прежде чем спуститься вниз, я вызываю такси. В таком большом городе никогда не помешает быть чрезмерно осторожной.

Я переминаюсь с ноги на ногу. На улице холодно, а я так и не обзавелась пальто. По-прежнему темно. Из-за уличных огней не видно звёзд. Передо мной притормаживает такси, и я выхожу на тротуар. Подняв глаза на его дом, произношу небольшую молитву за Мэта. С Логаном всё будет в порядке. Он это переживёт. За себя я не уверена, а у Логана будет Мэт и остальные братья.

Сделав глубокий вдох, я сажусь в такси. Говорю шофёру, чтобы он отвёз меня в аэропорт, к входу для частных лиц. Он внимательно смотрит на меня в зеркало. Но потом пожимает плечами и везёт туда, куда я сказала. Я обхожу охрану внутри аэропорта, но мне в любом случае предстоит пройти через зону досмотра. Они связываются с самолётом, и пилот подтверждает им, что я полечу частным рейсом и что у них есть мои документы. Я даже не подумала об этом. Но мой отец позаботился обо всём.

Личный охранник моего папы ждёт меня на верхних ступеньках самолёта.

— Мисс Мэдисон, — произносит он.

— Как дела, Уоткинс? — небрежно спрашиваю я.

Он улыбается.

— Мне нравится цвет волос.

— Любуйся ими, пока есть возможность, потому что папочка заставит меня перекраситься, как только я вернусь домой. — Я вздыхаю. Я так устала. Застёгиваю ремень безопасности, потому что это требуется, пока самолёт не взлетит и не стабилизируется. Выходит пилот, чтобы поприветствовать меня. Он тоже мне знаком, но я не помню его имени.

— Мисс Мэдисон, — говорит он с кивком. — Я рад, что сегодня вы летите со мной.

— А я — нет, — бурчу я.

Он не отвечает. Просто уходит и начинает готовиться к взлёту. Ещё по-прежнему рано и по-прежнему темно, поэтому, когда мы взлетаем, я даже не могу наблюдать за проносящимся мимо городом. Мне видны лишь огни, но для меня они не относятся к городу. Потому что этот город намного больше, чем это.

Получив разрешение пилота, я расстёгиваю ремень и ложусь на кровать.

— Эмили, принести тебе что-нибудь? — спрашивает меня Уоткинс.

Я прячу лицо в подушку, чтобы он не увидел моих слёз, и мотаю головой.

— Тогда дай мне знать, если тебе что-то понадобится, Эм, — тихо говорит он. Потом добавляет, уже твёрже: — Что угодно.

Я киваю, по-прежнему пряча лицо в подушке.

Я всхлипываю, пока это окончательно меня не изматывает. И засыпаю до конца полёта. Меня будят, чтобы я опять пристегнулась, пока мы будем садиться. Я иду в ванную и умываюсь, расчесываю волосы, привожу себя в порядок. Папа всё равно будет злой как чёрт. Но я, по крайней мере, буду выглядеть презентабельно.

Как только самолёт приземляется, к нему подъезжает лимузин. Уоткинс открывает дверь, и я проскальзываю внутрь. И тут же застываю. Там моя мама. Она полностью собрана, как всегда. Но не в её карие глаза я хочу сейчас смотреть. Мне хочется, чтобы это были голубые глаза Логана. Мне хочется видеть его глаза. Мама смотрит на меня, потом на Уоткинса, и он закрывает дверь и садится рядом с водителем. Он никогда так не делал. Но моя мама может добиться почти всего одним только взглядом.

— Эмили. — Её голос звучит решительно.

— Мама, — отвечаю я.

— Ты выглядишь ужасно, — говорит она. И, наконец, на её лице появляется улыбка.

— Где папа? — Я накручиваю прядь волос на палец.

— Боюсь, твой папа сейчас в немилости. Он ужасно облажался. Так что теперь он больше не отвечает за эту маленькую проблему.

Моя мама никогда так не поступала. Я даже не думала, что она вообще способна на такое.

— Что?

— Твой отец виноват в том, что ты убежала из дома. Твой отец виноват в том, что ты пропала больше чем на шесть месяцев. Твой отец и его замыслы виноваты в том, что я потеряла свою дочь. — На последнем слове её голос ломается. Моя мама никогда не даёт волю эмоциям. Никогда. Но сейчас она сломалась. По её щекам текут слёзы, и она тянется ко мне. Я падаю в её объятия. У моей мамы есть всё, что мне нужно прямо сейчас.







Дата добавления: 2015-09-04; просмотров: 170. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.024 сек.) русская версия | украинская версия