Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ОТ АВТОРА 40 страница




Горбачев выполнил самую сложную, самую тяжелую, самую ответственную и, надо

сказать, самую опасную для себя часть задачи, проявив при этом

необыкновенную ловкость, политическую изворотливость, умение

лицедействовать, обманывать и одурачивать людей. С этой точки зрения

Горбачев - политик экстракласса, так сказать, номенклатурный Макиавелли,1

великолепно усвоивший сталинские приемы подковерной борьбы с неугодными в

Политбюро и ЦК КПСС.2 Как замечает Ф.М.Бурлацкий, он показал себя

-- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- --

1 Ср.: Ю с и м М.А. Макиавелли в России: мораль и политика на

протяжении пяти столетий М., 1998. С.205.

2 Б о л д и н В.И. Крушение пьедестала. Штрихи к портрету М.С.Горбачева

М., 1995. С.225-242. - Недаром А.А.Зиновьев сравнивает горбаче-визм со

сталинизмом: ''Горбачевизм, - говорит он, - возник как попытка перейти от

демократического брежневизма к диктаторскому режим) сталинского типа. Эта

суть горбачевизма проявилась в стремлении навязать стране насильственным

путем сверху такой образ жизни и такое направление эволюции, какое хотело

высшее начальство, и создать систему сверхвластия вне партийного аппарата и

над ним'' (Зиновьев А.А. 1) Посткоммунистическая Россия...С.94; см. также:

2) Горбачевизм. New York. 1998. С. 36, 38). В другой раз А.А.Зиновьев

говорит: ''Горбачевизм был попыткой перейти от брежневского типа власти к

сталинистскому. Если вы вспомните действия горбачевского руководства, вы

увидите оба признака сталинского типа. Во-первых, навязать стране

насильственно, сверху, реформы (революция сверху). Во-вторых, создать

аппарат сверхвласти, стоящий над партийным аппаратом'' (там же. С.239-240).

В И.Болдин, наблюдавший рост авторитарной власти Горбачева, рассказывает,

что на заседаниях Политбюро, где верховодил Горбачев, ''установилась

своеобразная диктатура. Я видел, как боязливо переглядывались, но

помалкивали члены Политбюро...'' (Болдин В.И. Крушение пьедестала.. С.218).

О ''нездоровой обстановке'' в Политбюро рассказывал своему сыну А.А.Громыко.

''Я вижу в Политбюро испуганных людей'', - говорил он (Г р о м ы к о А н а

т. А. Андрей Громыко...С. 156). Горбачев встал и над ЦК КПСС. О пленумах

этого высшего органа партии В.И.Болдин свидетельствует: ''Последние полтора

года в зале заседаний пленумов сидели тени-силуэты великого прошлого.

Чувствовали ли эти люди близость краха партии и государства? Думаю,

большинство чувствовало. Но они были уже не способны что-то изменить при

нынешнем генсеке, и многие просто ждали, когда кончится их время Агония

работы Политбюро и членов ЦК началась после XXVIII съезда КПСС. Умирал мозг

некогда могущественной партии, отравляя весь ее организм'' (Б о л д и н В.И.

Крушение пьедестала.. С.250). - Резюмируя вопрос, необходимо, вероятно,

вести речь о возрождении Горбачевым элементов сталинизма

 

''большим мастером византийских игр в рамках микрогруппы, окружавшей

его''.1

М.С.Горбачев указал и проторил дорогу Ельцину. Без подготовительной

работы Горбачева не было бы никаких последующих либерально-демократических

реформ, проводимых Ельциным, не было бы никакой форсированной с 1992 года

перестройки России на капиталистический лад. Следовательно, Горбачев и

Ельцин стоят друг к другу не в оппозиции, а в

-- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -

1 Бурлацкий Ф. Глоток свободы Кн.2. С. 13

 

преемственности. Уход Горбачева из власти и замена его на Ельцина (или

на кого-нибудь другого) были предопределены изначально. Уместно спросить:

почему?

Американский политолог Р.Легволд отвечает так: ''Михаил Горбачев был

необходим как лидер, чья задача заключалась в том, чтобы начать

преобразования в стране, приступить к демонтажу советской системы. Но,

будучи человеком этой системы, он был ограничен определенными пределами. И

когда жизнь стала обгонять его отношение к переменам, возникла необходимость

в новом лидере, сознающем появление новых факторов в общественном сознании.

Главными из них стали пробуждающийся национализм и обреченность Советского

Союза как единого государства''.2

Концепция Легволда, по верному замечанию Г.Х.Шахназарова, ''строится на

ошибочной посылке, будто Горбачев как "человек системы" не смог уйти за

пределы ее притяжения, порвать пуповину, связывающую с прошлым, а Ельцин

смог''.3 Эта концепция, справедливо полагает Шахназаров, была бы близка к

истине ''при одном условии - если бы Горбачев оказался действительно не в

состоянии перешагнуть черту, которая отделяла социализм от капитализма. В

действительности его можно обвинить в чем угодно, только не в догматизме''.4

Сам Горбачев однажды в минуту откровенности сказал своему помощнику: ''Я-то

знаю, вы иногда шушу-

-- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- --

1 Горбачеву, конечно, не хочется быть похожим на Ельцина. И ''пенсионер

всемирного значения'', открещиваясь от ельцинских "реформ", выставляет

своего ''сменщика'' в роли разрушителя, намекая тем самым на свою

созидательную работу. В интервью по телевидению Горбачев недавно говорил,

что Ельцин ''очень способен к разрушению'', что он ''разрушитель, а не

созидатель'' (НТВ, 1999, 25 мая). В тон ему рассуждает З.Бжезинский,

утверждая, будто Ельцин ''был главной фигурой разрушения советской системы''

(Бжезинский 3. Ельцин останется в истории как Борис Непредсказуемый//

Комсомольская правда, 1999, 25 марта).

2 Литературная газета, 1992, 12 августа.

3ШахназаровГ. Цена свободы...С. 170.

4 Там же. С.171.

 

каетесь: вот, мол, Генсек переступить через догму не может. Чепуха это!

Можешь не сомневаться: я пойду так далеко, как потребуется''.1 И Горбачев,

по словам Шахназарова, ''еще будучи на президентском посту, не оставил

сомнений на сей счет''. А уж ''тем более позднее, когда его перестали

связывать соображения политической тактики''. Отсюда вывод: ''Если бы

Горбачев не был выбит из седла, он довел бы начатые реформы до логического

конца. Но, разумеется, по своему графику, поскольку не считал шоковую

терапию хорошим средством для нашей страны, искал более эффективного и

одновременно менее болезненного для людей способа перехода к рынку. Именно

этим, а отнюдь не идеологическим табу объясняется его колебание''.3

Г.Х.Шахназаров прав в том, что Горбачев не был связан идеологией

советской системы и был готов в любой момент перешагнуть через нее. Но его

колебания и осторожность в политике объяснялись не столько заботой о людях,

сколько необходимостью политического маневрирования, чтобы удержаться у

власти и сделать ''перестройку'' необратимой. И выбит он был из седла не в

результате стечения случайных обстоятельств, а потому, что так должно было

случиться предопределенно. ''Перестройка'', встреченная поначалу с

энтузиазмом в обществе, вскоре обнаружила свою негативную суть, породив хаос

и развал в стране, вызвав снижение жизненного уровня народа. Возникли ропот

и недовольство, которые, естественно, концентрировались на личности

зачинателя ''перестройки''. Вера людей в Горбачева иссякла, и он уже не мог

возглавлять процесс, которому дал ход. Ему нужна была замена. Выбор пал на

Ельцина. Свои надежды на улучшение жизни народ и обратил к нему, а на

Горбачева вознегодовал. Ничто

-- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -

1 Там же. С. 172. - В.И.Болдин вспоминает, как Горбачев однажды УДИВИЛ

его, сказав: ''Подожди, то ли еще я сделаю'' (Б о л д и н В.И. Крушение

пьедестала... С.336).

2 Шахназаров Г. Цена свободы... С. 172.

3 Там же.

 

уже не могло отвратить его от нового кумира и вернуть любовь к старому.

На одном из заседаний Политбюро (20 апреля 1990 года) Горбачев, как

рассказывает А.Х.Шахназаров, с недоумением говорил: ''Странные вещи в народе

происходят. Что творит Ельцин - уму непостижимо! За границей, да и дома не

просыхает, говорит косноязычно, несет порой вздор, как заигранная пластинка.

А народ твердит: "Наш человек!"''.1 По свидетельству Шахназарова, ''тогда

никто не смог объяснить эту странность. А она, грубо говоря, заключалась в

"раздвоении" самой России, русского народа''.2 Думается, объяснение данной

''странности'' надо искать в обратном: не в ''раздвоении'' русского народа,

а в его единении, сплочении вокруг новоявленного вождя, которому он

безоглядно поверил. Таков уж доверчивый русский характер.

Это учитывали творцы ''перестройки'', зная, когда надо ввести в игру

очередного лидера или поменять, образно говоря, лошадей, чтобы двигаться

дальше в том же направлении, создавая иллюзию смены курса. Наше

предположение находит подтверждение в нынешней политической ситуации,

переживаемой Россией. Ельцин повторяет судьбу Горбачева, утратив полностью

доверие и поддержку народа, прозревшего относительно подлинного смысла

осуществляемых им либерально-демократических реформ. Ему, как и в случае с

Горбачевым, требуется замена. Кто займет его место? Лужков? Примаков?

Черномырдин? Степашин? . . Осталось ждать недолго. Вскоре планы ''закулисы''

обнаружатся. Но уже сейчас вырисовывается определенная схема. Есть

исторический деятель, который в основном выполняет определенную задачу.

Когда он исчерпывает лимит общественного доверия, то уходит из власти,

передавая эстафету преемнику. Причем средства массовой информации, выполняя

социальный заказ своих хозяев, старательно формируют в обществе ощущение,

что с появлением нового правителя дела пойдут по-новому, начнутся долго-

-- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- --

1 Там же. С. 176.

2 Там же.

 

жданные перемены к лучшему, тяготы людей ослабнут. Новый правитель

приходит, но вектор движения остается прежним, и Россия продолжает

''катиться дальше вниз''. Однако пора вернуться к нашим героям.

Широкое распространение получило мнение о безуспешности горбачевской

''перестройки''. В различных изданиях мы то и дело встречаемся с

утверждениями, будто ''перестройка'' ''забуксовала на месте'',1 ''стала

пробуксовывать, а затем и вовсе затормозилась'', т.е. ''не состоялась'',2

будто она ''зашла в тупик'',3 ''завела в тупик'',4 ''не удалась, началась и

завершилась, или скончалась'',5 ''провалилась'',6 ''выродилась в трагедию

для миллионов людей как в СССР, так и в Восточной Европе'', ''потерпела

фиаско'', ''полный крах''. В чем обычно усматривают причину столь

неутешительного итога ''перестроечной'' деятельности Горбачева?

Одни авторы полагают, что ''перестройка'' не получилась из-за

отсутствия экономических расчетов, общего плана, программы, концепции. Так,

по словам ''твердокаменного плано-

-- -- -- -- -- -- -- -- -- -- --

1 Ельцин Б.Н. Исповедь на заданную тему. Л.,1990. С. 105.

2 Байбаков Н.К. От Сталина до Ельцина. М., 1998. С.244, 286.

3 Обращение к советскому народу// Советская Россия, 1991, 20 августа,

Афанасьев Ю.Н. Непреодоленное прошлое// Советское общество: возникновение,

развитие, исторический финал. Т.2. Апогей и крах сталинизма. М., 1997.

С.635.

4БакатинВ. Избавление от КГБ. С. 198.

5 Рыжков Н.И. Десять лет великих потрясений. М.,1995. С. 10,351.

63иновьев А.А. 1) Русский эксперимент. М., 1995. С.303; 2)

Посткоммунистическая Россия.. С.201; С о г р и н В.В. Политическая история

современной России...С. 107; Зюганов Г.А. Россия и современный мир. М, 1995,

С.36.

7 Громыко А н а т. А. Андрей Громыко. В лабиринтах Кремля .С.149.

8 Там же. С.205.

9 Зиновьев А. А. Русский эксперимент. С.331. - О крахе ''перестройки''

говорят также авторы обобщающего труда по политической истории России

(Политическая история: Россия - СССР - Российская Федерация. В 2 т. М.,

1996.Т.2. С 618.

 

вика'' Н.К.Байбакова, за политикой ''перестройки'' не просматривалось

''никаких серьезных экономических выкладок''. Аналогичным образом рассуждает

А.Ф.Добрынин, отмечая, что ''перестройка началась без всякой предварительной

проработки, без какого-либо изучения или конкретного анализа в Политбюро и

правительстве. Инициатор перестройки действовал "по ситуации", но она вскоре

оказалась крайне конфликтной''.2

Б.Н.Ельцин не мог уразуметь, как Горбачев ''видит перестройку нашего

дома, из какого материала предполагает перестраивать его и по каким

чертежам''. Главная его беда в том, что ''он не имел и не имеет в этом

отношении глубоко теоретически и стратегически продуманных планов. Есть

только лозунги''.3 Выступая на XIX партконференции 1 июля 1988 года, Ельцин

с пафосом возглашал: ''Да, мы гордимся социализмом и гордимся тем, что

сделано, но нельзя кичиться этим. Ведь за 70 лет мы не решили главных

вопросов - накормить и одеть народ, обеспечить сферу услуг, решить

социальные вопросы. На это и направлена перестройка, но идет она с большим

торможением, а значит, каждый из нас недостаточно трудится, недостаточно

борется за нее. Но также одной из главных трудностей перестройки является ее

декларативный характер. Объявили о ней без достаточного анализа причин

возникшего застоя, анализа современной обстановки в обществе, без глубокого

анализа в разрезе истории допущенных партией ошибок и упущений. И как

результат перестройки - за 3 года не решили каких-то ощутимых реальных

проблем для людей, а тем более не добились революционных преобразований''.4

-- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- --

-

1 Байбаков Н.К. От Сталина до Ельцина. С.285.

2Добрынин А,Ф. Сугубо доверительно. Посол в Вашингтоне при шести

президентах США (1962-1986 гг.). М, 1997. С.676.

3 Е л ь ц и н Б.Н. Исповедь на заданную тему. С. 106.

4 XIX Всесоюзная конференция Коммунистической партии Советского Союза,

28 июня - 1 июля 1988 г.: Стенографический отчет. В 2 т. М., 1988. Т.2.

С.59.

 

На отсутствие у Горбачева программы ''перестройки'' обращал внимание

В.В.Бакатин: ''Как-то я вмешался в дискуссию очень больших эрудитов в

компании М.С.Горбачева. Спор шел о том, чем различаются периоды

"перестройки" и "послепутчевый". Я позволил себе сказать, не чем они не

отличаются, а что у них общего. И "перестройка", и то, что настало после

нее, не основываются на четких политических и тем более экономических

программах. Михаил Сергеевич с этим не согласился. Может быть, я и не прав.

Но я как не знал такой программы во время перестройки, так и не знаю ее и

сейчас''.1 И еще: ''Пора признать, что мы - "перестройщи-ки" - не смогли

глубоко продумать, как с нашей социальной и национальной психологией,

отягощенной комплексом своеобразного и тяжелого прошлого, с нашей веками

происходившей межнациональной диффузией вернуться на более эффективный путь

развития цивилизации. Как соединить преимущества интеграции, опыт

социального планирования с созданием эффективной рыночной саморегулирующейся

экономики. Но увы... Вздыхать бесполезно. Очевидно, что мы не смогли

спланировать и осуществить синхронную эволюцию государственной и

политической надстройки и базиса - экономики, отношений собственности''.2

Те же вздохи слышим и со стороны А.С.Черняева, которому казалось, что

''концепции, к чему мы идем, у него (Горбачева. - И. Ф.} нет. Заявления

насчет социалистических ценностей, идеалов Октября, как только он начинает

их перечислять, звучат иронически для понимающих. За этим ничего нет.

Например, социальная защищенность. А что это сейчас такое, когда 22 миллиона

получают пенсию меньше 60 рублей? И т.д.''.3

-- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -

1 Бакатин В. Избавление от КГБ. С.256.

2 Там же. С.252.

3 Ч е р н я е в А.С. 1991 год: Дневник помощника Президента СССР.

I., 1997. С.16.

 

О неспособности Горбачева разработать ''теоретическую концепцию

перестройки'', отразившейся печальным образом на итогах реформации, начатой

им в 1985 году, говорит В.И.Болдин: ''Обстоятельная картина состояния

общества позволяла выработать систему мер по исправлению положения,

составить прогноз развития экономики, создать теоретическую концепцию

перестройки в стране, и прежде всего радикальных экономических реформ.

М.С.Горбачев сделать это не смог, что явилось самой серьезной причиной

шараханий в политике и экономике, печального, в ряде случаев и трагического

исхода намечавшихся реформ... Не обосновав генеральных тенденций перехода

общества на новые рельсы, не обозначив первоочередные и последующие этапы

движения на пути коренных " преобразований генсек оказался не в состоянии

решить даже частные вопросы, выдвигавшиеся жизнью, преодолеть сравнительно

небольшие препятствия''.1 Начиная ''перестройку'', наш ''реформатор''

действовал почти вслепую: ''Мало сказать, что в 1985 году у Горбачева не

было плана глубоких и ком- | плексных планов социально-экономического

реформирования общества. Не было мало-мальски целостного плана перемен

вообще. Существовали, пожалуй, лишь некоторые контуры движения по пути

реформ''.2 В другой раз В.И.Болдин замечает: ''Был ли у него (Горбачева. -

И,Ф.) стратегический план ликвидации партии, развала страны? Полагаю, плана

не было, но была некая идея-фикс, та конечная цель, достичь которую без

уничтожения существовавшей системы было невозможно''. Значит, конечная цель

все-таки была.

Ф.М.Бурлацкий отмечает, что ''перед Горбачевым стояла труднейшая задача

- выработать концепцию исторического перехода от коммунистической идеологии,

которая эксплуатировала многие прежние традиции, нормы, институты, к

современному цивилизованному взгляду на демократическое госу-

-- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- --

1 Болдин ВИ Крушение пьедестала...С.432.

2 Там же. С.299.

3 Там же. 336.

 

дарство и общество. К несчастью, ни Горбачев (в чем его лично, как

политика, упрекать трудно), ни его окружение справиться с этим не смогли.

"Социализм с человеческим лицом" никогда не был разъяснен хотя бы

теоретически. Точно так же, как регулируемый рынок. Точно так же, как

обновленная федерация. Модель переходного периода, рассчитанного, как и в

других странах, на 30-40 лет, так и не была выработана''.1

Представитель молодых демократов Е.Т.Гайдар тщетно пытается понять, в

чем ''состоит стратегическая линия Горбачева''. И у него сложилось ''твердое

убеждение, что такой линии вообще не существует. Горбачев делает мелкие

тактические шажки, сталкивается с новыми проблемами, делает новые шажки и

явно не представляет себе, куда это приведет. Не удивительно, что в 1989-90

годах "горбомания" либеральной интеллигенции довольно быстро идет на спад''.

Согласно В.А.Красилыцикову, ''ни Горбачев, ни кто-либо другой из

руководства страны не имел никакой стратегии перестройки. Был лишь некий

образ того "кита", которого хорошо было бы поймать ("Хорошо бы, хорошо бы

нам кита поймать большого")''.3

Если названные авторы видят неудачу ''перестройки'' в том, что она не

имела под собой соответствующих экономических разработок, а также

программного, планового и концептуального обеспечения, то другие считают,

что в этом вообще не было никакой надобности. Например, в статье Д.Фурмана

''Феномен Горбачева'' читаем: ''Горбачева часто упрекают за то, что у него

не было подробно разработанного "плана перестройки". Но такого плана и быть

не могло, вернее, план-то мог быть, но к действительности он все равно не

имел бы никакого отношения. Нельзя иметь серьезный, подробно разработанный

план, когда имеешь дело с творимой историей, жи-

-- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -

1 Бурлацкий Ф. Глоток свободы. Кн.2. С.39.

2 Гайдар Е. Дни поражений и побед. М, 1997. С 60.

3 Красильщиков В.А. Вдогонку за прошедшим веком: Развитие России в XX

веке с точки зрения мировых модернизаций. М., 1998. С.218.

 

вой жизнью, в которой действуют бесчисленные непонятные и не

поддающиеся никакому учету и контролю факторы. Все великие дела истории были

"импровизациями"''.'

Иной взгляд у Е.М.Примакова. Он не согласен с тем, что ''политика

перестройки не базируется на выношенном и продуманном анализе''. Это,

считает Примаков, ''не соответствует действительности''.2 По мнению

Дж.Сороса, осведомленного, надо полагать, насчет замыслов строителей нового

мирового порядка, если даже у Горбачева ''нет детального плана перестройки,

у него есть концепция''.3 Что представляет собой эта концепция, Сорос

умалчивает. Однако упоминание о ней Соросом, человеком, принадлежащим, по

всему вероятию, к мировой закулисе, выглядит в некотором роде

симптоматичным. М.С.Горбачеву очень не нравилось, когда ему говорили, что он

занялся реформированием без стратегической концепции и программы. Подобные

замечания ''реформатор'' отвергал и называл их ерундой,4 уверяя, что у него

есть и теоретическая концепция ''перестройки'' и ее конкретная программа,

которые ''непрерывно развиваются, уточняются, обогащаются новыми подходами

и идеями''.5 Выступая с докладом на XXVIII съезде

КПСС, он говорил: ''В ходе предсъездовской дискуссии предметом пристального

внимания была теоретическая деятельность партии. Высказываются даже

суждения, будто руководство партии втянуло страну в "глобальный

эксперимент", не имея теоретических проработок, концепции реформ. Причем это

уже настолько часто стало повторяться, что сформировался своего рода

антиперестроечный

стереотип.

-- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -

1 Фурман

Д. Феномен Горбачева// Свободная мысль, 1995, No11. С.65.

2 Примаков

Е.М. Перестройка - взгляд изнутри и извне// Знамя. 1989, No 6. С.

187.

3 Сорос Дж Концепция Горбачева. С. 177.

4 ШахназаровГ. Цена свободы... С.306; БакатинВ. Избавление от КГБ.

С.256.

5 Горбачев М.С. Перестройка и новое мышление для нашей страны и для

всего мира. М., 1988. С.57.

 

Давайте разберемся. Прежде всего должен повторить то, что говорил не

раз: концепция перестройки - это не сиюминутное озарение какой-то группы

людей. Начиная уже с XX съезда КПСС, в партии и обществе развернулись

поиски. К сожалению, они не получили поддержки, в большинстве случаев

подавлялись. В годы застоя, когда предпринимались попытки реабилитировать

сталинскую модель социализма, теории была отведена роль апологетического

обслуживания официальной политики. Мы с полным сознанием говорим, что

перестройка буквально выстрадана нами. И концепция, лежащая в ее основе,

впитала в себя все лучшее, что давно созрело в недрах общества, в партии,

науке, культуре. Апрельский Пленум 1985 года дал мощный импульс

теоретическим поискам, открыл возможность свободного обсуждения больных

проблем жизни общества. Принципиально важно, что партия, ее Центральный

Комитет возглавили эту исключительно нужную для страны творческую работу и

создали для нее благоприятные политические условия. Уже на первом ее этапе

мы пришли к пониманию того, что общество нуждается в коренном обновлении.

Так родился основной замысел перестройки - в рамках социалистического выбора

глубоко демократизировать и гуманизи-ровать общество, сделать его свободным,

создать условия жизни, достойные человека. В ходе реализации этого замысла

разрабатывались идеи радикальной экономической реформы, коренных

преобразований в политической системе, в федерации, формировании правового

государства. Были выработаны основы нового политического мышления,

сердцевину которого составляет приоритет общечеловеческих ценностей. Теория

перестройки была бы невозможна без осмысления всех тех огромных изменений, с

которыми мир подошел к концу XX века. Мы шаг за шагом углубляли свое

понимание целей и методов революционных преобразований. По сути дела, это

потребовало, говоря ленинскими словами, пересмотра всей нашей точки зрения

на социализм. В итоге мы пришли к пониманию перестройки как новой революции,

логического продолжения

 

дела, начало которому положил Великий Октябрь. Я далек от намерения

представить теорию перестройки как нечто завершенное во всех отношениях, как

какую-то законченную систему, истину в последней инстанции. Хватит с нас

подобных претензий и амбиций. Опыт научил нас быть готовыми к самокритичным

оценкам, к внесению необходимых коррективов и в теорию, и в политику,

которые должны реагировать на реальные процессы в стране и в мире. Так что,

когда нам говорят, дайте законченную новую теорию социализма, мы отвечаем:

наполнить новым содержанием понятие "социализм" могут только жизнь, только

свободный труд, самоуправление и благосостояние народа. Если этого не

случится, если это понятие будет всего лишь кочевать по докладам и передовым

статьям, авторы которых упражняются в моделировании категорий,

социалистическая идея девальвируется безнадежно. Скажите сначала, что вы

намерены сделать для своей страны, для своего народа, и тогда будет ясно,

чего вы на самом деле хотите и что вы имеете в виду под социализмом. Мы

говорим: социализм - это реальное движение, живое творчество масс. И я

убежден, что КПСС правильно определила цель движения -гуманный,

демократический социализм''.1

Мы намеренно привели столь пространную выдержку из политического

доклада генсека XXVIII съезду КПСС, чтобы

-- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- --

1 Правда, 1990, 3 июля. - О наличии концепции ''перестройки'' Горбачев

говорил и позже. Посетив летом 1995 года Петербургский государственный

университет, он дал интервью журналу ''Санкт-Петербургский университет'', в

котором заявил: ''Несомненно, у реформаторов была концепция, стратегия

перестройки. На основе этой концепции принимались практические решения и

программы по разным направлениям реформации. Упрекают, что у нас не было

меню перестройки. А я хочу похвалить себя за это. Потому что наша концепция

была открытой, рассчитанной на то, что в ходе перестройки она будет

восполняться, углубляться. Это не было прокрустово ложе, куда мы в очередной

раз загоняли бы страну, как в коллективизацию, коммунистическую модель -

через репрессии, диктатуру и т.д. Не было "расписания поездов"...''

(Санкт-Петербургский университет, сентябрь 1995, No 1. С.21).

 

нагляднее показать умозрительный характер декларируемых им

концептуальных рассуждений относительно ''перестройки'', ограничивающихся

лишь общими словами, шатанием в области теории и демагогией в сфере

политической. Но это, конечно, не означает, будто ему приходилось дело

делать ''наобум'', продвигаться вперед ''методом проб и ошибок'', идти

''наощупь, без руля и ветрил, без сколько-нибудь ясных ориентиров'', как нас

пытаются убедить некоторые исследователи и мемуаристы.1 Напротив, у

Горбачева, как нам кажется, были вполне ясные ориентиры и цели, достаточно

определенная концепция и программа. Он только не мог говорить о них прямо и

откровенно, не рискуя быть изгнанным из власти или, по выражению

Шахназарова, ''выбит из седла''. Поэтому он часто играл.2 И лишь со временем

Горбачев стал открываться, говоря то, что ранее не смел сказать.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-09-04; просмотров: 246. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.118 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7