Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Дафна и я направились вниз по лестнице в гостиную, где уже ждал Карсон.




Он надел классический смокинг, в котором выглядел как высокий, долговязый пингвин. Я ничего не сказала Дафне, потому что его глаза загорелась при взгляде на Валькирию, так же, как ее, когда она увидела его. Розовые искры полетели с ее пальцев, а Карсон еще шире улыбнулся, и казалось, что его челюсть вот-вот упадет вниз.

– Привет, – тихо сказала Дафна, когда остановилась перед ним.

– Привет, – прошептал Карсон. – Ты очень красивая.

Дафна покраснела. Карсон продолжал смотреть на нее. Никто из них не двигался и не сказал ни слова. Наконец, я решила прекратить это и сделать уже что-нибудь.

– О! Это для тебя, – Карсон прошел вперед и передал небольшую коробку с браслетом Дафне, на котором висела одна розовая роза. Здесь он произвел впечатление, как будто практически забыл, что держал ее в руке.

– Спасибо, – Дафна взяла цветок, отдала мне пустую коробку и надела простой браслет на запястье.

Я получила видение от коробки – мелькнула картинка Карсона, как он держал пластик потными руками и, вероятно, задавался вопросом, правильный ли цвет он выбрал. Это было нервное чувство, но я нашла милым, что он так беспокоился о чем-то настолько малом. Я могла почувствовать, как Карсон хотел, чтобы в этот вечер все было идеально, вплоть до цветов.

Они стояли и смотрели на друга, но, наконец, Карсон прочистил горло.

– Ну, я думаю, что нам нужно идти. Мы ведь не хотим опоздать, – Затем он нахмурился. – Или мы хотим этого? Это ведь круто?

Дафна рассмеялась.
– Я объясню тебе это по пути в столовую.

Карсон протянул ей свою руку, и Дафна вложила в нее свою. Затем Валькирия помахала мне, прежде чем они покинули резиденцию. Я смотрела на них и улыбалась. Это действительно была милая пара.

Теперь, когда она ушла, у меня нет оснований оставаться здесь. Но вместо того, чтобы вернуться в свое общежитие, я обернулась и вернулась на второй этаж. Все уже разошлись на бал, и в зале было тихо.

Так, чтобы никто не видел, я снова использовала мои водительские права, чтобы открыть замок, а затем проскользнула в комнату Жасмин.

Она выглядела точно также как последний раз, когда я была здесь несколько дней назад. Кровать. Туалетный столик. Стол. Телевизор. Книжные полки. Я отодвинула стул от стола и села, все еще держа в руке пластиковую коробку. Мой взгляд сновал по всей комнате в надежде, что возникнут какие-то вибрации или на глаза попадется то, что действительно скрывала Жасмин.

Но все было точно так же, как я оставила во время своего вторжения. Фотографии Жасмин все еще висели на зеркале над комодом. На стеклянной панели все еще стояла огромная куча косметики. А книжная полка была заполнена книгами с такими заголовками как "Наиболее частая магия Валькирий", "Узнай свою магию" и "Использование магических иллюзий".

Минуту я пристально рассматривала книги. Что-то в них всколыхнуло в моих воспоминаниях полуготовую мысль. Мой взгляд пропутешествовал к последней книге. Иллюзии, иллюзии... это как-то связано с магией и иллюзиями. Что-то, что я видела или почувствовала или слышала от кого-то.

Но еще, прежде чем я попыталась ухватиться за эту мысль, то поняла, что она ускользнула от меня. Что бы то ни было, это не было воспоминание, мысль или идея, оно было не готово открыться мне. Рано или поздно это случится. Так происходило всегда.

Я не знаю, почему пришла сюда. Что я вообще надеялась найти. Это казалось мне таким... грустным. Что кого-то так быстро смогли забыть, даже если Жасмин не была самым милым человеком в Академии. Никто не хотел бы, чтобы о нем забыли.

Но в этой тихой комнате я не могла найти ответы, поэтому я встала и ушла.

Я вернулась обратно в свое общежитие, поднялась в башенку и закрыла за собой дверь. В моем общежитии все тоже отправились на бал, и в нем было точно так же тихо, как и в Валгалла. Вероятно, я была единственной, кто еще остался здесь. Снова одна. Как всегда.

Я упала на кровать и уставилась в потолок. С этим можно справиться. Я могла бы прочитать последний комикс, принять душ, посмотреть пару отстойных реалити-шоу, съесть остальные печенья с сахаром и миндалем от бабушки.

Также я могла бы написать сочинение по истории мифологии профессора Метис, то, для которого нужно было выбрать Бога или Богиню, чтобы затем написать о нем или о ней. Греческая Богиня Победы, кажется, находилась в самом центре битвы, если речь шла о Локи, Жнецах и Войне Хаоса.

Но вместо того, чтобы схватить учебник по истории мифа, я села и пристально посмотрела на закрытую дверь шкафа. Через несколько секунд я поднялась с кровати, подошла и открыла шкаф. Моя обычная коллекция футболок, пуловеров с капюшонами и спортивная обувь занимали практически все место, вместе с несколькими другими вещами.

Мое тяжелое, фиолетовое зимнее пальто. Несколько шикарных черных брюк. Несколько толстых норвежских свитеров для очень холодных дней. Колючее черное платье, которое я одевала на похороны моей мамы.

В тот момент у меня не было черного платья, и бабушка за день до похорон отвела меня в магазин, чтобы приобрести одно. Я выбрала первое платье моего размера, и совершенно не заметила, как я выглядела в нем. Я ненавидела сам факт того, что должна его одевать, так как это значило, что моя мама никогда не вернулась бы назад.

Моя рука зависла над тканью, но я не прикоснулось к ней. Я хотела, чтобы ничего не напоминало мне тот день, день когда в этом платье я чувствовала себя так плохо.

Какой же несчастной я была от того, что навсегда потеряла маму, только потому что она пыталась помочь одной из моих подруг вместо того, чтобы остаться дома со мной, где ей и надо было быть. Только посмотрела на одежду, а живот судорожно сжался от чувства вины, как будто я была ответственна за смерть своей матери, а не какой-то неизвестный, пьяный шофер...

Я толкнула вешалку в сторону и постаралась, не задеть черный материал. Затем я вытащил предмет одежды, который был спрятан в моем шкафу – бальное платье, моя мама и я купили его вместе в выходные за несколько дней до ее смерти.

Оно было между фиолетовым и серым, фиолетовый, который как всегда утверждала моя мама, подходил к моим глазам. Можно было бы подумать, что платье могло бы принадлежать греческой Богине, крылатые рукава, высоко сидящая талия и длинная, пышная юбка. Серебряные блестки покрывали юбку в районе бедер и на корсете вокруг выреза.

Я сделала глубокий вздох, вытащила платье и погладила ткань пальцами.

Не было никаких намеков на вспышку от прикосновения с платьем. Вместо этого меня заполнили волны картин. Мама и я смеемся в кафе на торговой улице над молочно-шоколадным шейком, который заказали на обед. Мы обе в поисках правильного платья переходим от одного магазина в другой.

Мы ничего не нашли, но отлично провели время друг с другом. Мама, которая решила, что есть шанс если доехать еще до одного маленького бутика на другом конце города, который она знала. И наконец, выражение лица мамы изменилось, когда она нашла это платье и показала мне.

Я закрыла глаза и сосредоточилась, чтобы яснее увидеть изображения. Мои пальцы погладили шелковистую ткань, и я вдохнула, потому что у меня было чувство, что я чувствовала запах сладких, светло-сиреневых духов моей мамы. Мне они нравились, и она подарила мне такой флакон в день моего рождения. Но так как она умерла, я больше не использовала их. Они просто напомнили мне, как много я потеряла.

Медленно чувства и образы исчезли, как они иногда делали это. Если вещи не были использованы или их долго не носили, как в этом случае, чувства и вибрации со временем покидали их, как вода из дырявого кубка, которая утекает до тех пор, пока ничего не останется.

Иногда старые картинки связаны с новыми мыслями и чувствами, если приобретали новый опыт или этот предмет находил нового владельца. Однако, иногда они просто ослабевали и не оставляли ничего кроме неопределенных воспоминаний о том, кто или что случилось с ним раньше.

Я хотела повесить платье в шкаф, но образы, которые я только что видела, чувства, которые я пережила, не позволили мне.

Вероятно, это зависело от того, как я чувствовала себя, когда впервые одела его... Как будто я могла бы стать самой красивой девочкой на балу. Возможно, также потому, как улыбалась моя мама, когда она увидела платье, когда поняла как идеально оно смотрится на мне. Может быть это знание, что маленькая часть ее, которую как я думала, потеряла навсегда, все время весело в моем шкафу.

Но внезапно я захотела пойти на бал и захотела надеть это платье, просто по той причине, что это сделала бы мою маму счастливой. Бабушка Фрост права. Настало время, наконец, снова вернуться к жизни.

Морган сказала то же самое о Жасмин. Что Жасмин хотела бы, чтобы все продолжали жить после ее смерти. Только в случае с моей матерью я знала, что это так, что Грейс Фрост желала бы этого для своей дочери.

Я могла до конца прочувствовать это в материале превосходного платья, которое она купила для меня. И тогда я поняла, что тоже хотела этого.

Поэтому я сняла платье с вешалки и положила его на кровать. Блестки сверкали как глаза, которые смотрели на меня ободряюще.

—Определенно что-нибудь пойдет неправильно, – пробормотала я. Расстегнула кофту и бросила ее на пол.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-09-04; просмотров: 235. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.017 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7