Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 3 Cидни




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой


Идиотские колесики чемодана налетели на дешевый коричневый коврик у порога дома Кайлера, выбивая меня из равновесия. Волосы упали на глаза, когда я пошатнулась. Пришлось вскинуть руку в попытке выровняться, и в последний момент вещи, которые я держала, начали выскальзывать.
Мне придется сделать ужаснейший выбор, причем быстро. Позволить упасть либо электронной книжке, либо капучино.
Обе вещи были жизненно необходимы, но книжка для меня словно драгоценный ребенок, слишком хрупкий и важный.
Покрепче сжав ее, я позволила кофе упасть на землю. Темная жидкость растеклась по коврику, и теперь это напоминало место преступления.
Я вздохнула.
Да уж, занятия по йоге, которые я посещала 2 раза в неделю после психологии и права, явно пошли на пользу моим рефлексам. Я подняла стаканчик и выкинула его в мусорный бак.
Сделав глубокий вздох, я постучала в дверь и начала нетерпеливо постукивать ногой. Прошло пару секунд, но я вообще ничего не услышала, даже звука шагов.
Я снова постучала, и когда ответа опять не последовало, я развернулась и прислонилась спиной к двери. Кайлер был тем еще соней. Бессмысленно звонить ему на мобильник. Ничто, кроме ядерной бомбы, не в силах разбудить его.
Мой взгляд переместился на электронную книжку. Черт, я потеряла страницу. А ведь становилось интересно. Аид появился в круглосуточном магазине. Ох. Проведя рукой по экрану, я прокрутила несколько...
Внезапно дверь открылась, и я начала падать назад. Я резко развернулась, и моя ладонь коснулась горячей голой кожи. Сильная рука обхватила талию, предотвращая от падения лицом прямо на ровный, коричневый мужской сосок.
О Боже милостивый...
Вырываясь, я отскочила назад. Воздух покинул мои легкие, а глаза расширились. Я стояла лицом к идеальной груди — к той самой груди, которую каждый захотел бы потрогать. Мои глаза проводили осмотр без моего разрешения, перед взором было столько загорелой кожи, что вспомнилась сцена из «Супер Майка». Самое смешное, что сколько бы раз я ни видела Кайлера полуголым, это не переставало поражать меня.
Кайлер был бегуном и лыжником, в зависимости от времени года, и это сказалось на его теле. Гладкая кожа обтягивала невероятно рельефный пресс. Слева от пупка располагалось маленькое родимое пятно. По какой-то причине оно всегда мне нравилось.
На нем были надеты боксеры с красными шапками Санты и разноцветными подарками на них. Ну, думаю, такой Рождественский комплект многие люди не прочь найти под елкой.
Многие, включая меня.
Мои щеки запылали. Мозг был готов получить строгий выговор.
Полные губы изогнулись в усмешке, как будто Кайлер знал, о чем я думала, а темным волосам требовалась расческа. Выглядело так, словно он провел ночь с кем-то, кто запускал в них руки.
Во мне все упало. Я вернулась в общежитие до того, как он ушел из бара. Он бы не привел Блондинку домой. Стоп. О чем я говорю? Он бы очень даже привел ее домой.
— Ты пахнешь как... ванильное капучино.
Я моргнула. После сна его голос был глубоким и немного хрипловатым.
— А? Ой, я уронила кофе. Извини.
Улыбка появилась на его лице.
— Ты рано.
— Нет, не рано.
— Рано, как обычно, — продолжил он, делая шаг назад, и посмотрел через плечо, когда из ванной послышался звук воды. Он вздохнул. — Ты не обрадуешься.
Кровь отлила от моего лица, что очень глупо. Меня совершенно это не заботило, с большой буквы С.
— Все нормально. Могу подождать в коридоре.
Нахмурившись, Кайлер посмотрел на меня:
— Ты не будешь ждать в коридоре, Сид.
Он прошел в коридор, совершено не заботясь о том, что кто-то мог увидеть его голым. Передо мной открылся отличный вид на мускулистую спину. У него была татуировка — фраза, обхватывавшая всю спину. Какое-то выражение на непонятном языке, которое он наколол в 18. Не знаю, что оно значит. Никто не знает.
Но это не единственное его тату. Мои губы растянулись в улыбке.
Он проиграл спор Таннеру, и теперь красное сердечко красуется на его правой ягодице.
Кайлер был человеком слова.
Неся мой чемодан, он проворчал:
— Что ты там понабрала? Легион толстых и злых детей?
Я бы закатила глаза, вот только они сфокусировались на мышцах на его руках. Боооже. Сделайте мне промывание мозгов.
— Он не настолько и тяжелый.
— Ты перестаралась. — Он внес чемодан в квартиру и закрыл дверь. — Мы едем на 5 дней, Сид, не на месяц.
— Какая разница, — пробормотала я, взглянув на узкий коридор. Кто-то выключил воду. — Итак...
— Устраивайся. — Проходя мимо, он дернул меня за нос. Я ударила его, но он с легкостью увернулся и рассмеялся. — Что читаешь?
— Не твое дело.
Я проследовала за ним в комнату. Он любил держать все в чистоте, что очень странно для 21-летнего парня, у которого дома есть уборщица. Но так было не всегда.
— Милое название.
Я остановилась около зеленовато-оливкового дивана.
— Милые боксеры. Твоя мама подарила?
— Нет, твоя.
— Очень остроумно.
Взглянув через плечо, он подмигнул, запуская пальцы под резинку боксеров и стягивая их так, что теперь показывалась задница.
— Господи, — я наклонилась к дивану, схватила подушку и кинула в него. Он поймал и отправил ее обратно. Подушка отскочила от моей груди и упала на пол.
— Тебе понравилось.
Хотя у него и потрясная задница, но я начала говорить, что это не совсем то, что мне хотелось бы увидеть, как вдруг дверь ванной распахнулась с громким стуком.
Я затаила дыхание.
Кто бы это мог быть? Когда я уходила из бара, Кайлер был окружен целым отрядом из девушек. Длинноногая блондинка со средним именем «ДжеллО»? Или та сексуальная брюнетка с гортанным смехом, который мне так не понравился? Если я пыталась быть сексуальной, то звучала как гиена. Была ли это рыжая, которая не могла решить, кого выбрать — Кайлера или Таннера? Вариантов была масса.
Длинные, загорелые ноги — первое, что увидела, а затем — джинсовую юбку, которая слегка перевернулась. Ноги я узнала сразу, как и юбку.
Это была Блондинка — королева кубиков льда.
За окном где-то минус 15 и лежит снег, а эта штучка вырядилась так, будто находится в Майами.
Я почувствовала себя неуютно в поношенных джинсах и безразмерном свитере. Не говоря еще про спортивный лифчик.
Она взглянула на меня и нахмурилась. Под ее глазами размазалась черная тушь.
— Кто это, малыш?
— Вы встречались в Сухом Доке. — Кайлер подошел ко мне и поднял подушку. — Не припоминаешь?
Недоумение проскользнуло на ее лице, и чувствую, это надолго.
Кайлер приподнял уголок рта.
— Ты пролила напиток на ее колени.
— Оу! — рассмеялась Блондинка. — Прости.
— Ага, — выдавила я, совершенно забыв об инциденте.
— Ничего страшного. Запах Пепси-колы очень привлекает парней.
Посмотрев на меня, Кайлер нахмурился.
— Она была здесь всю ночь? — спросила Блондинка, наклонив голову в сторону.
— Нет, она только что пришла. Мы едем на Сноушу, — ровно ответил он, потерев рукой подбородок. — Так что…
Блондинка качнула бедрами в его сторону и положила руку на грудь знакомым, интимным образом. Волна раздражения захлестнула меня. Касаться его было для нее так просто. Я знаю Кайлера вечность и задушилась бы, если бы начала трогать его также.
— Вы едете туда вдвоем? Звучит романтично. — В ее голосе слышался яд.
— Нет, — произнес Кайлер, выскальзывая из ее объятий. — Мы встретимся с кучей друзей. Скоро. Поэтому мне пора.
Блондинка не поняла намека, и становилось очень неловко. В этом весь Кайлер. С помощью своего обаяния он сможет раздеть и монашку, вот только на-следующее-утро вещей он не делает.
— Бабник, — прошептала я, проходя мимо него.
Кайлер меня проигнорировал.
— Еще увидимся, Синди.
Блондинка не сдвинулась с места.
— Минди — меня зовут Минди.
Я взглянула на Кайлера, он совершенно не раскаивался. Покачав головой, я направилась на кухню. В раковине стояло несколько кружек, но здесь гораздо чище, чем в любой общажной комнате. Только не в моей. Я была настолько помешана на порядке, что доводила Андреа до белого каления.
Взобравшись на стойку, я скрестила ноги и включила книжку. Насколько я была увлечена сюжетом раньше, что даже читала, останавливаясь на красном свете по пути сюда, настолько же меня захватил разговор в гостиной.
Я заметила бутылку Джека на стойке. Немного рановато, но чем дольше Кайлер там находился, тем больше мне хотелось выпить.
Кого я обманываю? Прошлой ночью я сидела с ромом до тех пор, пока он полностью не разбавился колой и колой. Все наши друзья были навеселе, отмечая начало каникул. Андреа вырвало на заднем дворе Сухого Дока. А Таннер был настолько не в себе, что вместо волос держал ее за пиджак. Кайлер мог контролировать себя, но все-таки напился.
Что же касается меня? Мне претила мысль о том, чтобы напиться и потерять контроль. Не то что бы я скованная или вроде того, но… ладно, может, совсем немного.
Каждую зиму, начиная с первого курса, я задаюсь вопросом, зачем я езжу на Сноушу. У нас есть 2 недели до Рождества. Я могла бы направиться прямиком домой, не умею кататься на лыжах, всегда съезжаю по склону на заднице. С другой стороны, Кайлер — прирожденный профи. Но это своего рода традиция, ее никак нельзя нарушать.
— Ты правда очень, очень рано, Сид.
Я подпрыгнула от звука его голоса.
— Люблю приходить вовремя.
— До одержимости. — Он облокотился о стойку.
Возможно, я и приходила раньше, но опаздывать я ненавидела. Заходить на занятие после его начала было хуже, чем апокалипсис.
И снова мой взгляд переместился на нижнюю часть его живота. Соскользнули ли боксеры?
— Не мог бы ты надеть футболку? И штаны, к примеру?
Кайлер вскинул бровь.
— Уверен, ты уже видела меня голым, Сид.
Меня бросило в жар, что совершенно неуместно, учитывая обстоятельства, при которых я его таким видела.
— Тебе было где-то пять лет, болел ветрянкой. И все продолжал скидывать вещи. Это совершенно другое.
— В чем разница?
Мне правда надо объяснять?
Посмеиваясь, он направился прямо ко мне. Сидя на стойке, я наконец-то была с ним одного роста. Кайлер был невероятно высоким, примерно 1,88 м, я же была невероятно низкой, едва ли больше 1,52 м. Рядом с ним я ощущала себя карликом.
Кайлер потянулся и ухватил прядь моих волос.
— Косички. Сексуально.

Я пожала плечами.
Он взял конец косички и шлепнул меня по щеке.
— У меня есть время для пробежки?
Я убрала от него волосы.
— Без нее ты будешь ныть весь день.
Кайлер выдал свою самую очаровательную улыбку. Ямочка появилась на его левой щеке, и мое сердце пропустило удар.
— Присоединишься?
Он наклонился, кладя руки по обе стороны моих ног, и теперь находился очень, очень близко. Даже если бы я не западала на него, то все равно не смогла бы устоять перед его близостью. Любая бы была под впечатлением. Кайлер источал сексуальность, опасная смесь привлекательности и ума в сочетании с непредсказуемостью.
Я вздохнула — о, вау, он пах невероятно. Не алкоголем и диким многочасовым сексом. Нет. От него пахло мужчиной с примесью хорошего одеколона.
Бог мой, не могу поверить, что нюхаю его как какой-то фрик.
Отстранившись, я отвернулась.
— Будет весело. Ну же. Обещаю. — Он снова потянул меня за косичку.
Я покачала головой.
— Повсюду лед и снег. Я сломаю себе шею. Вообще-то, ты можешь сломать свою. Один день без бега тебя не убьет.
— Нет, убьет.
Задержав взгляд на фотографии на холодильнике, я сжала руки. На ней были изображены мы, в начальной школе, одетые в костюмы для Хэллоуина. Он был оборотнем, а я — красной шапочкой. Идея моей мамы.
— Не могу поверить, что ты хочешь бегать после всего выпитого.
Он рассмеялся, и его теплое дыхание коснулось моей шеи.
— Я справлюсь. Не забывай, ты пьешь с взрослыми ребятами.
Я закатила глаза.
Сокращая между нами расстояние, он поцеловал меня в щеку.
— Сядь куда-нибудь, где более комфортно. Я ненадолго.
Когда я не сдвинулась, он издал недовольный звук, а затем положил руки мне на бедра. Без каких-либо усилий он снял меня со стойки, поставил на пол и шлепнул по заднице, что заставило меня вылететь из кухни.
Я уселась на диван, посмотрев на него.
— Счастлив?
Кайлер склонил голову набок и взглянул так, словно хотел что-то сказать. Но затем просто улыбнулся.
— Я собираюсь научить тебя кататься на сноуборде. Знаешь, да?
Рассмеявшись, я откинулась на подушку.
— Ну, удачи тебе с этим.
— Слишком мало веры в меня. У меня есть опыт.
— Не сомневаюсь, — сухо ответила я, смотря на Рождественскую елку напротив окна.
Кайлер расхохотался, прекрасным, глубоким смехом, и мои мышцы напряглись.
— Не желаешь узнать обо всех моих талантах?
— Ну, это не сложно. Могу опросить 90% девушек на своем этаже.
Бесстыдно усмехаясь, он вышел из комнаты, направляясь в свою спальню.
— Вообще-то, 89%. Не успел переспать с одной из комнаты в конце коридора. Она просто…
— Не хочу даже знать.
— Ревнуешь?
— Точно нет, — ответила я, включая электронную книжку.
— Ага. Убеждай себя, сколько хочешь, дорогая. Когда-нибудь ты признаешь, что бесповоротно и сильно в меня влюблена. Все дело в моем шарме — сложно устоять.
— Если бы не твое неотразимое тело, я бы поверила.
Он снова рассмеялся и развернулся. Я смотрела, как он исчезает в своей комнате с гнетущим, странным чувством в животе. Это была до боли постыдная правда, которую Кайлер никогда не узнает. Он мог шутить, дразнить меня, но он понятия не имеет о моих чувствах к нему, и пусть все останется так, как есть.
Я закинула голову и закрыла глаза, тяжело вздыхая.
Для него девушки словно нектар, меня же он никогда не хотел попробовать. Он ведет себя так со времен старшей школы, и я приняла все таким, как оно есть. И все должно так и оставаться, потому что знала — если Кайлер узнает правду, наша дружба разрушится в мгновении ока.

 







Дата добавления: 2015-09-04; просмотров: 246. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.01 сек.) русская версия | украинская версия