Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 4. Дерьмо. Дерьмо. Дерьмо. Мои ноги стучали по очищенной части тротуара, которой было не так уж и много




Кайлер


Дерьмо. Дерьмо. Дерьмо.
Мои ноги стучали по очищенной части тротуара, которой было не так уж и много, дыхание собиралось в маленькие белые облака. Я правда мог пропустить пробежку, но мне необходимо было выбраться и встряхнуться.
Я нуждался в пробежке.
Огонь в моих мышцах и холодный воздух чертовски хорошо прочищали мозги, но кислое дерьмо до сих пор плавало в желудке, и я ничего не мог поделать с выпитым алкоголем.
Я должен был знать.
Сидни всегда приходила рано, до одержимости. Сегодняшний день не стал исключением. Все из-за случая в 4 классе, она опоздала, и ей пришлось шагать на урок одной. Все пялились на нее, когда она споткнулась и уронила свой радужный портфель. Школьный хулиган — Крис Генри — начал смеяться над ней, в итоге засмеялось полкласса.
За это я его ударил. Меня вызвали в кабинет директора, но оно того стоило. Боже, сама мысль об этом пробуждает желание снова ударить Генри.
И я хотел двинуть себе по башке — за сегодняшнее утро.
Последняя вещь, которую я хотел, чтобы видела Сидни — позорный уход. Это, конечно, не впервые, но каждый раз, когда случается, я клянусь, что такого больше не повторится.
Оббежав квартал, я направился к небольшому парку и перешел на траву. Мои мысли уносило в очень странном направлении. Когда я впервые встретил Сид, моя жизнь сильно отличалась от нынешней. Мать и отец едва сводили концы с концами, управляя купленным баром. Нашим пропитанием были талоны на еду, а моя одежда была из местного Гудвилля3. После смерти отца, когда я учился в средней школе, у нас забрали бар.
Гребаная авария унесла его жизнь, а он так и не смог воплотить все свои мечты.
Мама вложила его страховку в реставрационный бизнес. Теперь у нее есть деньги и невероятный успех, я же должен буду управлять всем этим. Но вы можете запихать мою задницу в дизайнерские джинсы, кроссовки и новую машину, и все равно я буду бедным парнем из трейлерного парка, который не мог поверить, что симпатичная маленькая девочка из класса захочет с ним подружиться.
Мысли уносило в еще более странном направлении. Я вспомнил случай, когда взобрался на дерево, чтобы попасть в ее комнату. Она болела мононуклеозом, и наши родители не разрешали нам видеться по понятным причинам, но я волновался за нее. Сид всегда была маленькой, и мне казалось, что я должен заботиться о ней.
Я свалился с долбаного дерева и чуть не сломал ногу.
Больше наши родители не пытались нас разлучить, но в любом случае это было неважно, потому что через неделю меня подкосил мононуклеоз. Она была так счастлива, когда я, наконец-таки, притащил свою задницу в ее спальню. Несмотря на болезнь, в тот момент улыбка озарила ее лицо и голубые глаза засияли.
Всегда сходил с ума по ее глазам.
И так было всегда. Год за годом, встречая меня, она улыбалась, и ее глаза становились невероятно яркими и голубыми. Так что видеть ее разочарованный взгляд, когда какая-то девчонка выползала из моей комнаты, было равносильно убийству.
Бог мой, я облажался. Один из сотни, если даже не тысячи перепихов, и каждый раз я до смерти боюсь, что это в последний раз. Что с нее хватит — девок, вечеринок — она поймет, что ей будет в тысячу раз лучше без меня, и уйдет из моей жизни.
Когда-нибудь это случится. Я знаю.
Делая круг по парку, я ускорился. Сидни совершенство — олицетворение идеальной женщины. Она чиста и свежа. Она неприкасаема.
Она для меня все.
Лучшую часть жизни я провел в попытках не облажаться перед Сид, но в итоге с треском провалился. Я видел ее взгляд, когда Минди выходила из ванной, и она видимо решила, что я переспал с этой крошкой. Вполне логично, но у меня все-таки есть принципы.
Совершенно уверен, что не приглашал Минди, но в итоге вот она, в моей квартире. Я перетащил ее пьяную задницу на диван и закрыл дверь своей спальни, только и всего. Не виню Сид в том, что она сразу подумала самое худшее. И нет никакого смысла переубеждать ее.
Это все равно ничего не изменит.
Сидни Белл всегда была и будет для меня слишком недосягаемой.

Сидни


Примерно час спустя Кайлер был чистым и одетым. Скрывать такое тело — это грех, но каким-то образом ему удавалось выглядеть хорошо в худи с эмблемой университета, джинсах и с влажными волосами, спадающими на лоб.
Он повесил на плечо гитару, и я не могла не восхититься — парень действительно умел играть. А его пальцы? То, как он перебирал ими струны, заставляло мое воображение ликовать.
Нет ничего сексуальнее парня, играющего на гитаре. Ну ладно. Может, еще парня с мотоциклом. Это тоже горячо.
Я вздохнула, выходя за ним на улицу и натягивая перчатки. Мне нужен перепих, потому что мозг заклинило на сексе. Крайне забавно, учитывая, что я вообще не беру во внимание первый — и единственный — раз, когда занималась им. И честно говоря, не понимаю, что тут такого особенного. Знаю, что-то должно быть, раз все говорят об этом, и, судя по бесконечному потоку девушек Кайлера, есть что-то большее кроме толкания, боли и странных звуков. Выкинув эти мысли из головы, я сфокусировалась на менее смущающих вещах.
— Думаешь, буря обойдет нас стороной?
Пока он бегал, я посмотрела новости. Говорили про снежную бурю. Еще вначале недели передавали, что она не затронет Западную Виржинию, но, кажется, теперь движется южнее, чем ожидалось.
Неся наши чемоданы, Кайлер остановился у своего Дюранго4.
— Мы едем на лыжный курорт, Сид, где повсюду снег. Еще немного не повредит.
Я подошла, чтобы взять чемодан, но он отодвинул меня. Вглядываясь в серое небо, я начала грызть ноготь.
— Говорят, это может быть бурей века, или вроде того.
Он рассмеялся, потянувшись и вытащив мою руку изо рта.
— Типа как Снежный Армагеддон?
Я улыбнулась.
— Ага, вроде того. Может, позвонить Андреа и узнать, хотят ли они переждать и спросить, обойдет ли стороной эту часть Западной Виржинии? Она едет с Таннером и остальными. Пол сам по себе.
Улыбка исчезла с его лица, когда он закрыл заднее окно и подошел ко мне. Он открыл дверь.
— Кто пригласил этого придурка?
Я села на пассажирское сидение.
— Пол не придурок.
— Он мудак. — Кайлер захлопнул дверь. Я смотрела, как он обходит машину и, садясь за руль, продолжает разговор. — Кто пригласил его? Андреа?
Мне казалось, что неприязнь Кайлера к Полу распространяется только на одну ночь, слишком много выпитого и все такое.
— В чем проблема? Пол довольно классный, он всегда вежлив с тобой. Что не так?
Кайлер выехал на дорогу. Его челюсть заметно напряглась, и мне показалось, что он сломает себе зубы.
— Он мне не нравится.
Я нахмурилась, качая головой.
— Ладно. В любом случае, я пригласила его, надеюсь, ты не будешь вести себя как кретин.
Ты пригласила? — Он взглянул на меня, перед тем как вновь вернуться к дороге. — Ты пригласила его к моей матери, не спросив меня?
Глядя на него, я пыталась понять, откуда такое отношение. Кайлер иногда бывал не в духе. Вероятно, сейчас один из таких моментов.
— Я говорила несколько недель назад, и у тебя не возникло никаких проблем.
— Должно быть, я был пьян, когда ты спрашивала, — пробормотал он. — Пол? Он тебе нравится или как?
— Что? — Я уставилась на него. — Он милый парень.
Его длинные пальцы выпустили руль.
— Я спрашивал не об этом.
У меня ушло несколько секунд на ответ. Пол был действительно милым и смешным, и вероятно я не скину его с моей постели, если он будет есть в ней крекеры.
— Нет, — наконец ответила я. — Мне он не нравится.
Кайлер не произнес ни слова, пока мы не выехали на кольцевую автодорогу.
— Ты ему нравишься.
Я вскинула бровь, вспоминая, как он обвинил Пола в том, что тот пялится на нас.
— Думаешь?
Он кивнул.
Андреа говорила то же самое бесконечное количество раз, но я всегда думала, что это для того, чтобы отвлечь меня от Кайлера.
— С чего ты взял, вы же не лучшие друзья навеки?
Он взглянул на меня.
— Знаешь, насколько сильно он хочет тебя?
— Что? — Я разочарованно вскинула руки. — Это глупый разговор.
Кайлер сверкнул улыбкой, но его глаза были настолько темными, что казались почти черными.
— Я парень. Я знаю, когда другой парень хочет девчонку. Все дело во взгляде. Говорит сам за себя.
Я грызла ноготь. Может, что-нибудь могло и выйти, потому что изнемогать по Кайлеру слишком глупо, и если Пол в силах…
— Он пялится на тебя каждый раз, когда мы гуляем. — Он замолчал и потянулся, хватая меня за рукав, пока я не опустила руку. — И если хочешь знать, как именно он на тебя пялится, то это больше похоже на траханье глазами.
— Вау, прямо романтика. — Вспышка удовольствия прошла сквозь меня, круто знать, что кто-то считает меня желанной, даже если это не тот самый человек.
Он фыркнул.
— Серьезно. Хотя не знаю, на что он рассчитывает.
Я медленно повернулась к нему.
— И что это значит?
— Пытаясь сблизиться с тобой, — закончил он, сузив глаза, вглядываясь в зеленый знак. — Он не дружит с головой. Ты не…
Гнев наполнил меня, растекаясь по венам, словно кислота. Знаю, что не отношусь к тому типу девушек, с которых парни каждый день скидывают нижнее белье, но я была не настолько плоха, чтобы считать, что парень не в своем уме из-за желания переспать со мной.
Злость закипала во мне, как вода, но под этим всем скрывалась сильная боль, наполнившая мои слова.
— Я не что? Не такая девчонка, которая спит с парнями, случайно встреченными в баре? Кто-то у кого есть вкус и чувство достоинства?
Он вскинул брови.
— Эй. Это…

— Ты связываешься именно с такими, — оборвала я его, сжав кулаки. — И только потому, что я другая, ни один парень не захочет быть со мной? Возможно, у Пола есть вкус, и ему нет дела до девок по имени Минди.
— Ладно, — медленно произнес он. Его челюсть напряглась, когда он посмотрел прямо. — Во-первых, насколько я знаю, у меня превосходный вкус. Во-вторых, я взрослый. Так же как и девушки, с которыми я общаюсь. В-третьих… — Сколько аргументов он собирается привести? — Веселиться — это нормально, Сид. Веселиться. Помимо книг и занятий есть что-то еще.
Моя челюсть упала.
— Я знаю, как веселиться, идиот.
Кайлер ухмыльнулся.
— Чушь. Ты самый сдержанный человек из всех, кого я знаю. Ты…
— Если скажешь фригидная, то получишь пинок и разбитую машину. — Мое сердце болезненно сжалось. — Я не шучу.
Он взглянул на меня, почти что испуганно.
— Я не собирался говорить такое, Сид. Никогда бы так не сказал.
— Как хочешь, — пробормотала я.

— Так или иначе, ты отвлекла меня от последнего аргумента.
— О, ну продолжай.
Приводящая в ярость полуулыбка снова вернулась.
— С моими друзьями, которых я привожу домой, все в порядке.
— Но что-то не так со мной? — В тот момент, когда эти слова покинули мой рот, я захотела наложить на себя руки. Не думаю, что могла звучать еще более жалко.
— Кроме того факта, что тебе следует носить табличку «общение с риском для здоровья»? Нет. С тобой все в порядке, дорогая.
— О, заткнись к чертям собачьим.
Кайлер сделал глубокий вдох и медленный выдох, верный знак того, что скоро он потеряет терпение.
— Иногда я не знаю, почему мы друзья, — произнес он, пробежавшись рукой по волосам. — Честно, не знаю.
Слезы подступили к моим глазам, и я быстро переключила внимание на боковое окно. Грудь сдавило сильнейшей болью настолько, что стало тяжело дышать. Мы действительно были львом и раненой газелью.
— Я тоже, — прошептала я.

***


Поездка была довольно неловкой, до такой степени, что мысль о прыжке из движущегося транспорта начала казаться очень привлекательной. Мы попали в пробку, и это прибавило еще полтора часа к нашему путешествию, а затем попали под шквалистый снег. После небольшого спора Кайлер включил радио, выбрав станцию с тяжелым роком. Н-да. Настроение у него не очень.
Иногда я не знаю, почему мы друзья.
Ауч.
Это не первый наш спор, вот только после этого мы обычно не катаемся вместе. Я даже не могла зализать свои раны.
Примерно в часе езды от Сноушу мы остановились на заправке. Пока Кайлер ходил в магазин за едой, я позвонила Андреа.
— Где вы? — спросила я, разглядывая неровный ноготь.
Голос Андреа был приглушенным, а затем:
— Мы застряли снаружи Фредерика. Подкосила невероятно гигантская снежная буря. Нас занесло снегом. ХА. Поняла — эй! Заткнись, Таннер. Это было смешно. Скажи, что это смешно, Сидни.
— Смешно, — ответила я. — Возвращаясь к снегу — это часть того урагана? Он поменял путь?
— Похоже на то. — Она замолчала. — Вероятно, мы съедем на обочину и переждем, поэтому будем поздно.
Поздно? Еще больше времени с Кайлером. Супер. Хочу разбить голову о приборную панель.
— Что с тобой такое? — спросила Андреа. — Начало зимних каникул, наш выпускной год, а ты звучишь так, будто кто-то переехал твою кошку и подсунул ее на кровать.
Фу. Я скривилась. У меня странные друзья.
— Не знаю. Мы с Кайлером поругались, так что поездка та еще.
Андреа рассмеялась.
— Вы постоянно ссоритесь.
— Это другое.
Внезапно возникла пауза, а затем она понизила голос:
— Когда ты пришла к нему, он был с девчонкой?
Я съежилась, зная, что Таннер и кто там еще в машине могли услышать наш разговор.
— Так и знала! — воскликнула она. — Иногда он такая скотина. Ты…
— Все нормально, Андреа. — Я выглянула в окно. — Эй, он возвращается. Позвони, когда будете подъезжать. Береги себя.
— Да, ты тоже.
Кайлер сел на место, стряхивая с волос снег. Затем достал пластиковый пакет, вытащил имбирный эль — мой любимый — и протянул его мне.
— Спасибо, — произнесла я.
Он пробормотал что-то невнятное.
Я сделала глоток и взглянула на него. Он вскрывал пакет вяленой говядины, объезжая бензоколонки.
— Только что говорила с Андреа. Они застряли снаружи Федерика из-за снега. Будут поздно. Может, мы…
— С нами все будет хорошо.
Это были последние слова, которыми мы обменялись. Остаток пути прошел в молчании. Несмотря на то, что я все еще мечтала расстегнуть ремень безопасности и наподдать ему несколько раз в живот, все-таки не хотелось начинать зимние каникулы таким образом. Все равно нам придется вместе ехать домой к семьям.
Казалось, прошла вечность перед тем, как мы увидели указатель на Сноушу, прямо за пределами Мэрлинтона. К тому моменту снегопад стих.
Гора Сноушу была действительно прекрасной. Как будто зимняя страна чудес со свежим снегом и главным коттеджем с несколькими этажами, волшебным образом размещенным между высокими, покрытыми снегом вязами и склонами. Вниз по узкой улице между квартирными домами и деловыми центрами в ряд выстроились фонарные столбы, а деревянные домики прижимались друг к другу, напоминая мне Северный Полюс. Под тяжелыми облаками и в вечерних сумерках мерцающие белые огни окружали столбы, и елочки уже светились.
Мы проехали мимо Старбакса с переливающимися Рождественскими огнями, оттуда вышла группа людей, смеясь и неся в руках дымящиеся стаканчики с кофе.
Боже, я скучала по своему капучино.
Как только мы поднялись на холм, я заметила горнолыжные подъемники. Эти штуки пугали меня. Ноги болтаются в воздухе, и ты должен что, прыгать? Ага, вот уж веселье. Свернуться у камина и читать хорошую книгу? Это по мне.
Я взглянула на Кайлера. Напряжение покинуло его, а глаза сияли и уже наполнились восторгом. Он любил Шей Ревендж, самый жуткий склон Сноушу. Один взгляд на полторы тысячи метров вертикального склона — и ко мне подступала тошнота.
Квин Лодж находился прямо рядом со склонами и одним из частных домов. Высотой в два этажа, с многочисленными спальнями и навороченным подвалом с огромным экраном, бильярдным столом и еще кучей игрушек для парней. Все это будет нашим ровно на неделю.
Кайлер ударил по тормозам и вылез, набирая код безопасности на двери гаража. С громким скрежетом она открылась. По привычке я отстегнула ремень безопасности и переместилась на водительское место. Кайлер исчез в гараже, и секундой позже свет залил помещение.
Я едва дотягивалась до педалей, но все-таки припарковала машину между тремя снегоходами. Заглушив двигатель, я открыла дверь и начала вылезать, но внезапно появился Кайлер.
До того как я смогла выдавить хоть слово, его руки легли на мои бедра. От такого интимного жеста я задержала дыхание. Уже во второй раз его руки касаются моих бедер. Я, конечно, очень даже за, но жар разнесся по моим венам, и мое бедное тело могло только воспринимать происходящее.
— Эй, — бодро произнес он. — Ты размером с чихуахуа. Покалечишься.
Кайлер вытащил меня из Дюранго, а мои руки сжали его плечи. Мускулы напряглись под ними, и едкий комментарий застрял на моем языке. Он прикасался ко мне, а это значит, что больше не сердится. Учитывая положения его рук, я даже смутно не понимала, по какой причине на него разозлилась.
— Ну вот, жива и здорова.
Я что-то промямлила — без понятия что. Зная, что если посмотрю на него, и учитывая близость наших губ, я вероятнее всего поцелую его и опозорюсь. Я сфокусировала взгляд на его черных потертых ботинках. Поцелуй? Мне не следует даже думать об этом, по ряду причин. Он видит во мне друга, и кто знает, в каких местах находились его губы за последние сутки. Такие мысли должны были бы поубавить мой пыл, но нет. Воображение рисовало, как он проводит руками по моим бедрам и кладет их на мою задницу. От таких мыслей кожу начало покалывать. Жар прилил к моим щекам, и я затаила дыхание.
— О чем думаешь?
Моя голова дернулась из-за того, насколько глубоким был прозвучавший голос, и он отпустил мои бедра. Я уже скучала по прикосновению.
— Эм, ни о чем… совсем ни о чем.
Он вскинул бровь, но ничего не ответил.
— Хочешь подняться и включить свет, пока я буду тащить чемоданы?
Обрадовавшись возможности ускользнуть, я кивнула и практически побежала к двери. Что за черт? Руки тряслись, пока я открывала дверь в небольшой коридор, который вел в подвал. Ударив рукой по стене, я приказала себе собраться. Не могу провести всю неделю в желании недосягаемого.
Отыскав выключатель, я хлопнула по нему и поспешила обойти бильярдные столы. В воздухе витал запах корицы и хвои. Я поднялась по лестнице и ступила на первый этаж. Внутри дом был таким же прекрасным, как и снаружи. Широкое квадратное фойе вело в огромную гостиную с просторной кухней и обеденной зоной для торжественных случаев.
Должно быть, мама Кайлера была здесь совсем недавно. Прямо напротив окон в фойе стояла елка. Под ней лежало два подарка.
С любопытством я подошла к дереву. Наклонившись и взяв подарок в красно-зеленой обертке, я прочитала прикрепленную к нему записку.
Сидни — открой его, когда будешь дома, Рождественским утром. Не жульничать!
Люблю, Мэри.

Я улыбнулась и положила подарок обратно под елку. Там лежал и другой, для Кайлера, а на подоконнике стояло еще несколько для всех наших друзей. Мама Кайлера просто чудо. Несмотря на тот факт, что она сколотила целое состояние на собственном бизнесе, она была одной из самых милых женщин, которых я когда-либо знала.
— Что у тебя там? — спросил Кайлер, ставя на пол гитару.
Я развернулась, с радостью обнаружив, что не поддалась искушению провести рукой по прядке, спадающей на его лоб.
— Твоя мама оставила нам подарки, но их нельзя открывать, пока мы не приедем домой и не наступит Рождество.
Он рассмеялся, поворачиваясь к лестнице, ведущей на второй этаж.
— Готов поспорить, там дурацкий Рождественский свитер.
Я последовала за ним.
— Твоя мама никогда не дарит дурацкие подарки.
— Да. Обычно это делает твоя мама.
— Действительно, — ответила я, проведя рукой по отполированной балясине. Когда дело касается Рождества, мама становится невероятно сентиментальной. — Знаешь, я могу понести свои вещи.
— Девушкам не следует таскать чемоданы, — он обернулся. — Особенно таким, которые весят 40 кг.
Я закатила глаза.
— Не понимаю, о ком ты говоришь, потому что одна лишь моя задница весит 40 кг.
— Ага.
Он остановился на последнем лестничном пролете. Здесь размещалось пять спален, каждая со своей собственной ванной.
— Какую выберешь? Андреа будет с Таннером, так?
Все зависит от того, захотят ли они прикончить друг друга по приезде сюда. Но я кивнула.
— Подойдет любая, правда.
— Как насчет этой?
Он прошел дальше по коридору, останавливаясь между последними двумя комнатами. Комната, в которой он обычно жил, находилась прямо по коридору. Ничего не могла с собой поделать, но подумала, что таким образом он будет слышать, кто входит и выходит отсюда. Не то чтобы я собиралась кого-то приводить.
А что насчет него? Я вздохнула. Будет напоминать автобусную остановку.
Когда я снова кивнула, он толкнул дверь и вошел, кладя мой чемодан на темно-коричневое покрывало.
— Думал пойти в главный коттедж, чтобы поужинать. Ты со мной?
Остаться здесь и дать ему пространство казалось хорошей идеей, но я была голодна и… ну, хотела провести с ним время.
— Конечно. Через сколько?
— Примерно через час или около.
Кайлер направился к двери и остановился, чтобы взглянуть на меня. Он как будто хотел сказать что-то, но затем его губы растянулись полуулыбке, в то время как рука сжалась на ручке спортивной сумки.
— Увидимся.
Я дождалась, пока он закроет дверь, и легла на кровать, уставившись на деревянные балки. Пора прекращать. Эта неделя не должна ничем отличаться — я не могу разрушить нашу дружбу. Мое влечение к нему закончится одним: разбитым сердцем.
И полной сексуальной неудовлетворенностью.

 


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-09-04; просмотров: 217. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.026 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7