Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 5. Оторвав свою глупую задницу от кровати, я открыла чемодан и вытащила туалетные принадлежности




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сидни


Оторвав свою глупую задницу от кровати, я открыла чемодан и вытащила туалетные принадлежности. В ванной, которая была размером с комнату в общаге, я освежилась настолько хорошо, насколько смогла. Хотелось принять душ, но мои волосы слишком длинные и густые, так что проходить через раздражающий процесс их сушки не очень-то и хочется.
Расплетая косички, я отметила, что румяна мне точно не пригодятся. Щеки все еще пылали, а глаза были немного большими. Полностью распустив одну косу, я подалась вперед и повернулась боком, вглядываясь в свое лицо. На подбородке прыщ?
Я вздохнула. Ну почему бы и нет? Класс.
Россыпь веснушек покрывала переносицу, а губы были слишком бледными. Им недоставало цвета. Моя отличительная черта — ну, по крайней мере, со слов мамы — глаза. Ярко голубые, выделяющиеся на фоне темных ресниц и волос.
Покончив с косичками, я потрясла головой, с радостью обнаружив, что волосы спадали по спине взъерошенными волнами и не выглядели так, будто я воспользовалась щипцами. Порывшись в косметичке, я выудила тушь и помаду. После пары взмахов я вернулась в спальню и начала снимать ботинки. Если не удалось помыться, то, по крайней мере, можно надеть что-нибудь чистое.
Достав все вещи, которые я привезла с собой и которых было слишком много для одной недели, я поняла, что у меня нет ничего даже отдаленно сексуального. Куча свитеров и джинсов.
Был топик, его можно одеть под кардиган, но переморозить задницу не вариант. И вот опять, никакой сексуальности. Если серьезно, кого я пытаюсь впечатлить?
Кайлера, прошептал дьявольский, стервозный голос.
Этот голос вообще не помогал.
Стянув джинсы и кинув их на пол, я сняла громоздкий свитер, позволяя ему упасть сверху. Стоя на кончиках пальцев, я достала пару зауженных темных джинсов. Будут неплохо смотреться с водолазкой. Не то чтобы дьявольский голос все верно шептал, но вполне мог подвернуться какой-нибудь горячий лыжный инструктор, и, возможно, моя спальня могла бы превратиться в железнодорожный вокзал, вместо автобусной остановки и я…
Внезапно дверь распахнулась.
— Только что звонил Таннер. Сказал…
Мое сердце остановилось, а джинсы выпали из рук. Ох, боже… мозг полностью отключился. Я тупо уставилась на Кайлера, стоя в лифчике и трусиках. Не стоит забывать про носки со снеговиком до колена, потому что они ну прямо так уж все прикрывали.
Мы стояли словно замороженные, полностью обездвижены моей наготой. Время остановилось, а Кайлер… он продолжал смотреть на меня. Даже не вспомню, когда в последний раз он видел меня голой или хотя бы полуголой. Вероятно, ни разу с того времени, как я обзавелась грудью, хотя там особо не на что глядеть. Кто-то однажды сказал, размер не имеет значения, но предполагаю, это было произнесено девушками с маленькой грудью, как у меня, для того, чтобы успокоить самих себя — боже милостивый, пора заткнуться.
Жар прилил к моим щекам, спустился к шее и южнее, к краям белого кружева, потому что чего-то еще более сексуального, чем белый лифчик и полосатые трусики-шорты я надеть не могла.
Трахни. Меня.
Это два самых ужасных слова, которые могут прийти в голову, но именно так я сейчас и думала, а Кайлер все смотрел, словно никогда не видел девушку в лифчике и трусиках, что, насколько я знала, явно не его случай. Но он смотрел на меня так, как я безнадежно желала того все эти годы. В его глазах был огонь и напряжение, которые ласкали мою кожу. Мои губы раскрылись, а как пульс участился, стуча в каждой клеточке моего тела.
Он смотрел точно так же, как с его слов смотрел Пол.
Кайлер никогда не глядел на меня таким образом.
Во мне все сжалось, и жгучее ощущение заскользило по спине. Ноги стали ватными.
— Господи.
Его голос был подобен взрыву, который пробудил во мне здравый смысл. Я подскочила к кровати, хватая свитер и прижимая его к себе.
— Стучаться не учили?
Он пробежался рукой по волосам.
— Дерьмо.
Я уставилась на него, и все мое тело горело по двум разным причинам. Дерьмо? И все что ли? Не «Детка, я хочу тебя» или «Фу, прикрой это дерьмо». В последнем предложении «дерьмо» хотя бы имело смысл.
А затем Кайлер рассмеялся — рассмеялся так сильно, что мне показалось, он физически пострадает.
— Извини, — выдавил он. — Но ты должна видеть выражение своего лица.
Я открыла рот.
— Выметайся.
Я схватила первую попавшуюся вещь с кровати и кинула в него.
Кайлер выставил руку и поймал мой снаряд. Его брови подскочили вверх, во мне же все упало. Что-то красное, кружевное и объемное выглядывало из его руки.
Мать моя.
Это был мой лифчик — мой пуш-ап лифчик от Виктории Сикрет. Тот самый, в чашечки которого кладут такое количество подкладки, что он прибавляет два с лишним кг, когда его одеваешь.
Я захлопнула рот, чтобы подавить крик, растущий в горле.
Взгляд Кайлера переместился от лифчика ко мне, а затем снова к лифчику.
— Ты это носишь?
Не в состоянии ответить и зная, что мой ответ будет невразумительным, я промолчала.
Он прошел к кровати и положил лифчик так, будто бы это какое-то дикое животное, которое собирается обернуться вокруг его лица. Его ресницы поднялись, взгляд встретился с моим. Смех плескался в глазах.
— Тогда понятно, почему чемодан такой тяжелый.
— Убирайся! — прокричала я.
Рассмеявшись, он медленно отошел.
— Не хочешь узнать, зачем звонил Таннер?
Я перенесла свой вес с одной ноги на другую.
— Что, если нет?
— Все равно скажу. — Он сверкнул улыбкой. — Они встретились с остальными, но проведут ночь во Фредерике. Там идет сильный снег.
Ну, касаемо этого момента я ожидала, что все и вся пойдет не так.
— Черт. Думаешь, здесь тоже что-то произойдет?
— Не знаю. Думаю пойти послушать новости, пока ты одеваешься. — Кайлер подошел к двери и добавил. — Красотка.
— Да заткнись ты, не-стучащий-в-дверь-перец.
— Кстати, милое бельишко, — произнес он, просовывая голову обратно в комнату. — Мне нравится цветовая гамма. Она зависит от дня недели?
Я закричала.

Кайлер


Закрывая за собой дверь, я прислонился к ней головой и уставился на бревна. Мама фанатела от деревенского стиля. Я же думал, это заставляет дом выглядеть недостроенным.
Сфокусировавшись на дубовых бревнах, я отчаянно пытался избавиться от картинки голой Сидни в моей голове. Не помогало. Бревна превращались в бедра и грудь.
Блин.
Матерь Божья, не это я ожидал увидеть, открыв дверь. Я также не ожидал, что Сид будет такой… фигуристой под одеждой. Она была маленькой, едва достигала моей груди, и я полагал, ее фигура лишена изгибов, учитывая, что в последний раз видел ее почти голой в средней школе. С тех пор я не видел ее даже в купальнике.
У девчонки были бедра, мягко расширяющиеся от узкой талии. Для такого низкого роста ее ноги выглядели невероятно длинными, когда их ничто не скрывало. А грудь?
Я потер ладонью подбородок и закрыл глаза.
Она была маленькой, но размер полностью ей подходил, и готов поспорить, под этим скромным белым лифчиком была невероятно упругой, а кончики темно-розовыми — воу. Что за черт? Перестань думать о ее грудях. Совершенно за рамками.
Но ввиду того, что я парень и мной полностью завладела картинка, я представил их в своих руках и ее, изогнувшуюся от моего прикосновения…
— Твою ж мать, — прорычал я. Желание смешалось с местью — такое обжигающее, почти сводящее с ума желание, которое не приведет ни к чему хорошему.
А как она смотрела на меня? Нет. Быть не может. Наверное, мне показалось, потому что это Сид, бога ради. Она была моей Сид, но никогда в этом смысле. Ни за что на свете она не будет смотреть на меня своими детскими голубыми глазами с желанием. Таким, будто бы она хотела, чтобы я что-нибудь предпринял в связи с ее наготой.
Таким, будто бы она хотела, чтобы я смотрел на нее.
Ну, я определенно смотрел на нее.
Вероятно, я теряю рассудок, потому что Сид никогда на меня так не глядела. Она просто не думала обо мне в этом смысле, или — насколько я знаю — о любом другом парне. С тех пор, как мудак Нейт все испортил. С этого момента она больше не ходит на свидания. Меня такой расклад устраивает, потому что я еще не встретил подходящего для нее парня, и это определенно не я, не после того, что она сказала в машине по пути сюда.
Я открыл дверь и пересек спальню. Стаскивая через голову худи, я бросил его и футболку под ним на кровать.
Я направился в душ, не потому, что он нужен, а потому, что необходимо чем-то занять себя перед тем, как я совершу действительно что-нибудь глупое.
А глупости во мне много — слишком много.

Когда я залез под горячий поток воды, я все еще боролся со стояком, убеждая себя, что он не имеет никакого отношения к Сид. Возможно, причина в том, что прошлой ночью у меня так и не случилось перепиха. Да, именно так. Был только один способ разобраться с этим, не прибегая к холодному душу. Прислонившись головой к скользкому кафелю, я потянулся вниз и закрыл глаза.
Было быстро. Было сильно. И все это время я думал о неправильном человеке.

Сидни


Я смотрела в конец бара, разглядывая бутылки с жидкостью так, словно это единственные вещи в мире, способные избавить меня от унижения. Они правда могут, потому что если я напьюсь, то вероятно забью на то, что Кайлер увидел меня в нижнем белье и рассмеялся.
Он рассмеялся.
Бар был забит, и все говорили про снежную бурю, которая, по-видимому, собиралась атаковать Западную Виржинию. Уже слишком поздно уезжать. Оставалось только надеяться, что не станет также ужасно, как и предсказывали.
Я протиснулась между блондинкой и каким-то парнем во фланелевом пиджаке. Оглянувшись через плечо, я вздохнула. Кайлер находился именно там, где я его и оставила, полностью поглощен статной брюнеткой, которую, по всей видимости, он знал с даааавних пор. Ее зовут Саша. Выглядела она в точности как Саша.
Ох, послушайте меня, я такая язвительная стерва.
Я видела, как она кладет свою кисть ему на плечо и наклоняется ближе, так, что ее грудь — гораздо больше моей — прижимается к его руке. Она что-то говорит, и он улыбается. Не той широкой улыбкой, от которой появляются ямочки, а больше походящей на кота, готового съесть целую клетку с канарейками.
На мгновение Кайлер поднимает голову, выискивая меня среди переполненных столиков. Я отворачиваюсь и понимаю, что уставилась на узкий черный галстук бармена. Мило.
Он улыбается.
— Что будешь, сладкая?
— Стопку Хосэ.
Бармен слегка приподнял брови.
— Удостоверение?
Я вытащила и протянула его.
Он проверил, а затем вернул обратно.
— Едва двадцать один. — В его голосе проскользнуло удивление. — Думал, тебе 18.
— История всей моей жизни. — Я наклонилась к стойке, протягивая кредитку.
Бармен рассмеялся, разворачиваясь, чтобы взять бутылку с полки. Никогда не знала, чем заниматься баре. Напоминало неловкий опыт в том, как бы не выделиться и не создать впечатление, что я не своя. А еще я напоминала несовершенолетку, и это определенно не шло мне на пользу.
— Текила? — произнес голос за моей спиной. — Дама моего сердца.
Я повернулась и взглянула выше, и выше. Прямо за мной стоял добродушный парень, одетый не в куртку лесоруба. Темные волосы завивались на его лбу и висках. Он не был похож на Кайлера — более крупный и широкий.
То, что надо.
— Поклонник текилы? — спросила я, наконец-то обретя голос.
Появилась легкая улыбка.
— Ничто не согревает тебя быстрее, чем текила. Она здесь просто необходима.
— Ты местный?
Он кивнул:
— Работаю во время зимы.
— Лыжный инструктор?
— Как догадалась?
Вспомнив свое желание познакомиться с инструктором по лыжам, я практически рассмеялась. Стопка текилы приземлилась на стойку, и я взяла ее. Закинув назад голову, я поднесла маленький стаканчик к губам. Чего я точно не ожидала, так это обжигающего ощущения в горле.
Текила растеклась вниз по горлу, как бензин, и направилась дальше. Я повернулась к бару, втягивая воздух и отчаянно пытаясь подавить рвотный рефлекс.
— Блин!
Мистер Лыжный Инструктор рассмеялся, похлопывая меня по спине.
— Ты в порядке? Первая стопка всегда безжалостна.
— Ага, — выдавила я, смахивая слезы, выступившие на глаза. Убедившись, что меня точно не стошнит на него, я повернулась. — Ого.
Он улыбнулся.
— Все не так плохо.
— Ну да, как же.
Думаю, теперь я огнеопасна.
— Я не представился, — произнес он, протягивая свободную руку. В другой находилась бутылка пива. — Я Зак.
— Сидни.
Я пожала руку. Она была немного грубоватой.
Он задержал мою руку немного дольше, чем следовало. Наконец-то выпустив ее, он прислонился бедром к стойке.
— Очевидно, ты не местная.
— Нет. — Я убрала волосы назад и улыбнулась.
— Ты с ним? — Он повел плечом в сторону Кайлера. Когда я кивнула, он наклонил голову вбок.
— Друзья или…?
— Друзья, — автоматически ответила я, и жгучий вкус текилы, кажется, уменьшил боль от сказанного.
Зак приподнял брови.
— Не думаю, что Кайлер когда-либо просто дружил с симпатичными девушками.
Его комплимент затерялся на фоне правдивости сказанного.
— Ну, я знаю Кайлера всю свою жизнь.
Я вздохнула и медленно выдохнула.
— Так ты знаком с Кайлером?
Он кивнул.
— Не слишком хорошо, просто со времен, когда он здесь появляется. Итак… здесь только вы вдвоем?
— Мы планировали провести здесь пару дней с несколькими друзьями. Большинству из них пока не удалось добраться. Я из Хагерстауна.
— О. Круто. — Он сделал глоток пива. — И где ваши друзья?
— За Фредериком, — сказала я, оборачиваясь. Не вижу Кайлера среди всей этой толпы. Не то чтобы я искала. — Их подкосил снег, так что они попытаются приехать завтра.
Я очень пыталась не думать об этом.
Легкая улыбка растянулась, и я осознала, насколько он привлекателен.
— Думаю, время для еще одной стопки. Я плачу.
Мой взгляд переместился за Зака, туда, где находился Кайлер, все еще с сексуальной Сашей. Теперь он не обращал на нее внимания. Вместо этого он посмотрел на меня так, будто бы готов встать, пронестись через бар и сказать, что мне пора в постельку.
Он не посмеет.
Кайлер сощурил глаза.
О нет.
Пару месяцев назад, празднуя свой День рождения, во время которого я позволила себе выпить, Кайлер отправил меня домой еще до того, как я дошла до второго «Секса на пляже», ссылаясь на то, что люди в клубе становятся слишком буйными.
Во мне закружились злость и отчаяние, смешиваясь со стопкой текилы. Кайлер сказал, что я не знаю, как веселиться. Очевидно, я была такой же интересной, как и статистическая формула в понедельник. Возможно, это правда. На данный момент часть меня хотела вернуться в дом и взять книгу, которую я читала. Еще, возможно, съесть немного попкорна. О, и я достала бы ту пару пушистых носков, которые были очень уютными и…
— Сидни?
Внезапно из всех сумасшедших моментов, о которых я могла подумать, в голову пришел Нейтан Балерс. Я не вспоминала о нем уже больше года. Он был моим единственным парнем, парнем, с которым я встречалась 2 года в старшей школе и большую часть первого курса в колледже.
Оглядываясь назад, не могу сказать, была ли в него влюблена. На тот период казалось, что да. Единственный парень, который меня интересовал больше Нейта, был недосягаем — и так до сих пор, — а Нейт был рядом. Спокойный. Смешной. Умный. Милый. Пока мы занимались другими вещами — то есть пока я занималась другими вещами, чтобы не чувствовать себя самой паршивой подружкой на земле — мы ждали начала первого курса, чтобы заняться реальным сексом.
В этом не было ничего фантастического. И, вероятно, он тоже так считал. Было больно, а когда боль исчезла и практически началось удовольствие, все закончилось. Нейт порвал со мной ровно через неделю.
Через СМС.
Несколькими днями позже Кайлер услышал, как Нейт раскрыл рот на вечеринке братства. Предположительно, он рассказывал парням, что я фригидная настолько, что ему стоило усилий оставаться возбужденным.
После этого завязалась драка, в которой Кайлер получил сломанный нос, а Нейт — сломанную челюсть и сильную хромоту на несколько недель.
Нейтан Балерс может идти на хрен.
Я знала, как веселиться. Я знала, как потерять контроль. И я не была фригидной.
Улыбаясь, я повернулась к Заку и произнесла:
— Еще стопка — то, что надо.







Дата добавления: 2015-09-04; просмотров: 218. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.018 сек.) русская версия | украинская версия








Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7