Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава первая. — Хорошая работа, Клод. - сказала его мать, глядя на поднос со свежеиспеченными булочками




Безонво, Франция

13 августа 1517 года

— Хорошая работа, Клод. - сказала его мать, глядя на поднос со свежеиспеченными булочками. Он сложил тесто так, как она его учила, загибая концы вниз в форме X. Теперь они были пухлыми и выглядели вкусно. Во всем домике пахло теплым хлебом.

Клод легко прошел по кухне, помогая маме перемешать тушеное мясо и отсортировать зелень, которую он нашел на берегу реки. Его младшие братья, Энзо и Жак, играли на полу лошадками, которые Клод вырезал для них из дерева. Клод наслаждался этим отвлечением, эти крошечные моменты, на которых он мог сосредоточиться. Вещи казались такими простыми: сложить тесто, помыть горшки, сделать то, сделать это. Когда он был поглощен этой работой, он мог почти игнорировать крики снаружи.

Почти...

— Я быстрее всех! - закричал Энзо, толкая коня перед Жаком. - Я могу украсть и ускакать далеко отсюда! Никто не сможет меня поймать! Никто!

Клод взволнованно посмотрел на мать. Он попытался проигнорировать это, вместо того, чтобы взять булочки и положить их в корзину. Только вчера мужчину поймали в городе с оловянными подсвечниками. Он украл их из соседнего храма, преступление, которое наказывали смертью. Теперь все горожане собрались на площади. Они были там в течение нескольких часов, взволнованно ожидая, когда выполнят наказание. Даже при том, что ему было почти семнадцать, Клод не мог смириться с мыслью об этом. Когда-то его отец заставил его идти смотреть на казнь, он убежал от толпы, как только голова мужчины упала с плахи, а лесной пень покрылся густой кровью. Он убежал за сарай «мастера серебряных дел» и его тошнило, пока в нем ничего не осталось.

— Если можешь, просто разрежь тот последний кусок козьего мяса. - сказала мама, указывая на большой кусок розового сырого мяса на деревянной стойке. На нем по-прежнему было немного кожи.

Клод пошел к нему, не осмеливаясь вдохнуть тяжелый аромат мяса. Он держал нож над ним, желая воткнуть его в мясо, но он не мог остановить тошноту, которая подходила к горлу. Он все еще слышал людей на площади. Их смех стал громче и стих за несколько минут. Мужчина, кто бы он ни был, был мертв.

Клод закрыл глаза, когда он сделал первый разрез. Он почти прошел через мясо, когда входная дверь в доме с шумом распахнулась. Вошел его отец, его кожа покрылась потом. Когда он увидел Клода, который стоял там, сгорбившись над стойкой, отец усмехнулся.

— Парень, что я тебе говорил? - спросил он. - Это женская работа. Я не хочу больше видеть тебя на кухне.

Клод вытер руки о перед штанов, затем присоединился к своим братьям на полу. Он сделал вид, что его интересуют их игрушки, но его плечи были напряжены. Он знал, что Энзо и Жак тоже почувствовали это. Они стали тише, когда отец вошел, они почти шептали.

Их отец двигался неуклюже по кухне, открывая шкафчики и хлопая, закрывая их. Он был великаном, с широкими плечами и огромными, мясистыми руками. Его волосы были густыми и жирными, и от него всегда пахло прокисшим вином. Он наклонился к нижнему шкафчику и, наконец, нашел свою бутылку рома. Он сделал несколько быстрых глотков, а затем кинул накидку на кухонной стол.

Было так трудно отвести взгляд от него. Это был мешок из мешковины в темно-коричневых пятнах. Были отверстия для глаз и тонкая струна, которая бежала вокруг шеи, поддерживая равновесие. Глупая шутка, подумал Клод. Все горожане знали, что его отец был палачом, не так ли? Зачем притворяться? Его отец всегда тратил деньги на необходимые вещи (куры, рис, ткани...ром) на следующей недели после казни. Он использовал те же монеты, которые ему только что заплатили. И даже если бы он их не использовал, он все равно был своеобразным. Эта неравномерная, полупьяная походка, которая была обычной для него. Как кто-то мог перепутать палача с кем-то другим?

— Что ищешь, парень? - спросил отец, увидев, что Клод смотрит на накидку. - Она пугает тебя, ведь так?

— Артур, пожалуйста, оставь его в покое. - тихо сказала мать Клода. - Пожалуйста.

Его отец сделал еще два глотка из бутылки рома, пристально глядя на своего старшего сына.

— Всегда защищаешь его...

Клод знал, что произойдет, и он взял себя в руки, как будто его отец уже держал его. Он схватил руку Энзо и повел его к задней двери.

— Иди дальше играй. - сказал он, толкая плечом Жака. - Иди, сейчас же. Не возвращайся, пока я не скажу.

Самые маленькие мальчики были еще не за дверью, когда его отец начал.

— Ты знаешь, что горожане думают о тебе? - спросил он. - Они думают, что ты ничего не стоишь. Ты ничто. Их сыновья помогают отцам на полях. Некоторые из них собираются воевать. А ты даже не можешь смотреть на то, как отрубают голову человека, без приступов рвоты в кустах.

Клод не отрывал глаз от пола. Энзо оставил одну из деревянных лошадок там, и он уставился на нее, заметив, как свет из окна бросает тень на пол. Он всегда возвращался мыслями в одно и то же воспоминание, которое могло унести его отсюда. Лили стоит у ручья и собирает цветы. Лили, смотрит на него и видит, что он тоже смотрит на нее, глядя в ее бледно-голубые глаз и на ее черные волосы, заметив, что ее корсет, намок спереди. Лили улыбается ему в ответ.

Она была на три года моложе его, дочь деревенского кузнеца. Ее родители не осуждали бы брак, когда ей исполнилось бы пятнадцать, но он был уверен, что она была предназначена для него. Каждый раз, когда они проходили по деревенской площади или он встречался с ней взглядом в церкви, он был еще уверенней. Однажды, они будут вместе. Однажды, она будет принадлежать ему.

Клод услышал некоторые из слов: бесполезный, трус, ни на что не годится. Его мать пыталась защитить его (да благословит ее Господь, она всегда старалась), но ничто не могло изменить мнение его отца, как только он решил его. Клод не ответил. Он закрыл глаза, пытаясь представить Лили в тот день возле потока, но это только разозлило его отца еще больше. Потом он встал возле стола, сняв свой ремень, и складывая его в руке. Он поднял руку для первого удара, когда они услышали крик мальчиков снаружи.

— Мама! Папа! - кричал Энзо. - На помощь, папа, на помощь!

Так как он был пьян, их крики разбудили отца от гнева. Он направился к задней двери, которую Клод и его мама закрыли. Когда они вышли на улицу, вечерний солнечный свет пробивался сквозь деревья. Энзо и Жак стояли на краю леса, глядя на двух мужчин, которые приехали на лошадях. Клод никогда не видел их раньше - они наверное были из другой деревни, прокладывали свой путь через лес. Один из мужчин был еще на коне, но другой упал на землю.

— Боже мой, что случилось? - спросила мама Клода, глядя на мужчин. Мужчина, который лежал на земле, изгибался от боли. Его кожа была странного розоватого цвета, а кровь из носа капала на траву.

— Он болен... - сказал мужчина на лошади. Клод мог сказать, что он даже умирает; его пальцы были черно-зеленые. У него были гигантские, опухшие шишки на шее. - Пожалуйста, нам нужна...

Он пытался что-то сказать. Клод осматривал леса за ними, зная, что они, должно быть, пришли из леса. Полутораэтажный дом их семьи сталкивался с деревьями, блестящие зеленые холмы исчезали за ними. Он слышал о чуме, которая уничтожала все столетиями раньше. С тех пор были рецидивы, но была ли это она? Откуда он мог знать, как она выглядит вблизи?

— Черная смерть... - прошептала мать.

— Держитесь подальше от нас. - кричал отец людям. - Мы не можем вам помочь. Вернитесь туда, откуда вы пришли.

Клод побежал к своим братьям и оттащил их подальше от мужчин.

— Вы их не трогали, не так ли? Как близко вы подошли к ним? - спросил он, подталкивая свою семью обратно к дому. Он закрыл рот и нос своей рубашкой, показывая жестом братьям сделать то же самое.

Жак выглядел испуганным. Он показал руку, на которой была кровь человека.

— Я пытался помочь... - прошептал он грустно.

— Мама, мы пытались помочь им! - повторил Энзо. Потом он посмотрел на своих родителей. Лицо его матери превратилось до неузнаваемости. Слезы потекли по ее щекам.

— Мама? - спросил Энзо. - Мама, почему ты плачешь?

 







Дата добавления: 2015-09-04; просмотров: 109. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.003 сек.) русская версия | украинская версия