Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Понятие политической социализации.




Стабильное функционирование политической системы общества, сохранение целостности социального организма предполагает постоянное воспроизводство и развитие политической культуры общества, которое осуществляется через усвоение и принятие людьми ее норм, ценностей и моделей политического поведения. Данный процесс получил название политической социализации.

В современной политической науке не существует общепринятого представления о содержании, длительности и стадиальности процесса политической социализации. Чаще всего под политической социализацией понимают процесс усвоения индивидом выработанных обществом политических ориентаций, установок и моделей политического поведения, обеспечивающих его адекватное участие в политической жизни общества.

Важнейшей функцией политической социализации является достижение личностью умения ориентироваться в политической системе, выполнять там определенные функции. В противном случае человек не может эффективно отстаивать свои социальные и политические интересы.

Политическая социализация представляет собой весьма сложный процесс взаимодействия индивида и политической системы. С одной стороны, политическая социализация включает целенаправленное воздействие политической системы на индивида и представляет процесс передачи индивиду существующих в обществе политических ориентаций, ценностей и моделей политического поведения.

 

С другой стороны, политическая социализация включает и собственную активность индивида, то есть преобразование предлагаемых обществом норм политической культуры в свои собственные ценности и установки. В этом отношении влияние политической системы на политическое формирование личности в некоторой степени зависит от внутренних убеждений индивида.

 

Обычно выделяют три основных уровня политической социализации. На социальном уровне (всего общества в целом) на политическое формирование личности определяющее значение оказывают социально-экономические и политические отношения, уровень политической культуры. На социально-психологическом уровне политические ценности передаются индивиду большими и малыми социальными группами, к которым он принадлежит. На внутриличностном уровне в качестве механизмов политической социализации выступают психические особенности субъекта - мотивы, ценностные ориентации, установки, которые управляют поведением личности в политике.Типы политической социализации.Гармонический тип социализации отражает психологически нормальное взаимодействие индивида и властных институтов и характеризуется рациональным уважительным отношением личности и политической системы. Такой тип предполагает наличие культурно-однородной среды, зрелых демократических традиций и гражданского общества.

 

Плюралистический тип политической социализации отличается опосредованным характером взаимодействия личности с политической системой. Значительное количество разнородных политических субкультур обусловливает первоначальную политическую социализацию индивида в рамках определенной социальной группы. Тем не менее, подобное многообразие не препятствует достижению в обществе консенсуса на основе признания всеми участниками политического процесса либерально-демократических ценностей.

Конфликтный тип политической социализации формируется на основе межгрупповой борьбы и противостояния. Приверженность индивида интересам своей группы затрудняет достижение консенсуса с другими гражданами и властью. В таких обществах, как правило, высока степень политического насилия, жесткой борьбы между носителями разных политических субкультур.

 

Гегемонистский тип характеризуется негативным отношением индивида к любым социальным и политическим системам за исключением собственной. Такой тип формирует политическую культуру личности исключительно на ценностях одной социальной группы, религиозной системы или политической идеологии. Гегемонистский тип обычно характерен для закрытых политических систем (КНДР, Куба), которые антагонистичны в отношении иных ценностей.

 

Этапы политической социализации.Политическая социализация осуществляется на протяжении всей жизни человека. В зависимости от отношения индивида к политическому процессу (личное участие или неучастие) обычно выделяют три основных этапа политической социализации личности.

 

"Допартиципаторный" - индивид еще не принимает личного участия в политическом процессе. Данный этап охватывает период ранней дошкольной фазы дотрудовой стадии общей социализации и частично фазу школьного обучения. Для него характерна преимущественно "первичная" политическая социализация. Именно в это время закладываются основы, усваиваемой индивидом политической культуры. В свою очередь, этот этап подразделяется на ряд последовательно сменяющих друг друга стадий.

Американские политологи Д.Истон и Дж.Деннис выделяют четыре таких стадии: "политизации", "персонализации", "идеализации" и "институализации". Первая из них, охватывающая примерно первые пять лет жизни ребенка, характеризуется тем, что у индивида формируется осознание политической власти как более важной, чем власти родителей. В этом возрасте информацию о политике ребенок получает преимущественно от родителей. На второй стадии политическая власть ассоциируется в сознании ребенка через фигуры как крупных политических лидеров общенационального масштаба (президент, премьер-министр, лидеры крупнейших политических партий), так и лиц, олицетворяющих власть в повседневной жизни (полицейский). Третья стадия характеризуется образованием на основе сложившихся ассоциаций уже более устойчивого эмоционального отношения к политической системе. В рамках четвертой стадии ребенок переходит от персонифицированного представления о власти к институциональному, то есть к восприятию власти через обезличенные институты (государственные структуры, партии), что свидетельствует об усложнении его политических представлений и переходу к самостоятельному ведению политики.

Особенность первичной социализации заключается в том, что человеку приходится адаптироваться к политической системе и нормам политический культуры, еще не понимая их сущности и значения. Поэтому усвоение норм политической культуры в рамках этого этапа происходит, прежде всего, на эмоциональном уровне.

Агенты политической социализации.

 

Передача политических ценностей, установок и моделей политического поведения осуществляется посредством воздействия на индивида конкретных людей и формальных институтов, получивших название агентов политической социализации.

 

Агенты политической социализации подразделяются на политические и неполитические. Политические. Неполитические. В реальной жизни действие политических и неполитических агентов политической социализации тесно переплетается.

На первом этапе политической социализации важнейшую роль играет семья, которая формирует у ребенка психологическую основу политических ориентаций, установок и моделей политического поведения. Именно семья на долгое время остается основным источником социализирующей информации. В странах с довольно стабильной политической системой (США, Великобритания) существует сильная корреляция политических ориентаций детей и их родителей. Воспитываясь в семье, ребенок рано входит в контакт и с другими агентами политической социализации. Сначала это детские дошкольные учреждения, а затем и школа, которая играет не менее важную роль, чем семья в процессе политического становления личности.

 

Школа не только дополняет, но и в чем-то может перестраивать политическую информацию, полученную ребенком в семье. В школе политическая социализация осуществляется по двум направлениям. Во-первых, прямая политическая социализация через преподавание гуманитарных дисциплин, где рассказывается о принципах политического устройства страны, объясняются права и обязанности граждан. Во-вторых, латентная, опосредованная. Место школы в процессе политической социализации личности в значительной степени определяется характером политической системы общества. Американская школа, например, воспитывает молодых американцев в духе "американской" исключительности и мессианизма. В то же время учащиеся американских школ с детства ориентируются на достижение согласия в сфере внутриполитических отношений. В Китае с ранних лет детей в школе воспитывают в духе безоговорочного уважения к политическим лидерам, официальной идеологии. Формирование подобных политических установок крайне важно для воспроизводства господствующей в обществе политической культуры и обеспечения стабильности функционирования политической системы.

 

В современном мире уже на первом этапе политической социализации важнейшим агентом политической социализации являются средства массовой коммуникации (СМК): пресса, радио, телевидение, кино, видеозапись, компьютерные сети. Средства массовой коммуникации выполняют задачу внедрения норм господствующей политической культуры в сознание человека. Наиболее сильное влияние на политическое становление личности оказывают телевидение и радио. Вместе с тем СМК могут быть использованы и для политического манипулирования - скрытого управления политическим сознанием и поведением людей с целью принуждения их действовать вопреки собственным интересам. CМИ воздействуют на процесс формирования общественного мнения по наиболее важным и актуальным политическим проблемам.

 

Второй этап политической социализации – партиципаторный - начинается еще на дотрудовой стадии общей социализации и по существу охватывает несколько циклов человеческой жизни - овладение профессией, служба в армии, трудовая деятельность, создание семьи. В целом ряде стран учащиеся старших классов и студенты принимают участие в политической жизни общества. Это довольно сложный период становления личности. В этом возрасте происходит осознание собственного "Я" как осмысления своего места в жизни, сопровождающееся подчеркнутым стремлением к независимости и самостоятельности, непослушанием взрослым, в том числе и родителям. В результате выстраивается параллельная система ценностей, не пересекающаяся с взглядами родителей, а частично и с взглядами сверстников.Для этого этапа характерна так называемая "вторичная" политическая социализация. Ее особенности заключаются в том, что индивид уже освоил приемы переработки информации и модели политического поведения и способен противостоять групповому воздействию. Поэтому главную роль начинает играть так называемая обратная социализация, которая характеризуется тем, что человек сам может выбирать и усваивать определенные политические ценности и установки. Таким образом, индивид становится субъектом собственной политической социализации. В силу этого вторичная политическая социализация выражает непрерывную само коррекцию человеком своих ценностных представлений, предпочтительных способов политического поведения.

На партиципаторной стадии число агентов политической социализации расширяется. В формировании политических взглядов индивида важную роль начинают играть политические партии и движения, общественные организации, церковь, деловые круги, армия.

Третий этап политической социализации - постпартиципаторный - начинается у разных индивидов и социальных групп в различные периоды жизни, чаще всего в пенсионном возрасте. Он характеризуется значительным ослаблением политической социализации. В этом возрасте люди, если не происходит каких-либо экстраординарных событий в личной жизни или в жизни общества, обычно не меняют сложившихся и устоявшихся политических взглядов.

47. ТЕОРЕТИКО-МЕТОД.ПОДХ.НЕОМАРКСИЗМА, ПОСТМОДЕРНИЗМА. редставителей неомарксизма (Пол Баран, Пол Суизи, Самир Амин, Арджири Имманюель, Иммануил Валлерстайн и др.) - течения столь же неоднородного, как и транснационализм, также объединяет идея о целостности мирового сообщества и определенная утопичность в оценке его будущего. Вместе с тем исходным пунктом и основой их концептуальных построений выступает мысль о несимметричности взаимозависимости современ ного мира и более того - о реальной зависимости экономически слаборазвитых стран от индустриальных государств, об эксплуатации и ограблении первых последними. Основываясь на некоторых тезисах классического марксизма, неомарксисты представляют пространство международных отношений в виде глобальной империи, периферия которой остается под гнетом центра и после обретения ранее колониальными странами своей политической независимости.

Это проявляется в неравенстве экономических обменов и неравномерном развитии. Так например, "центр", в рамках которого осуществляется около 80% всех мировых экономических сделок, зависит в своем развитии от сырья и ресурсов "периферии". В свою очередь, страны периферии являются потребителями промышленной и иной продукции, производимой вне их. Тем самым они попадают в зависимость центра, становясь жертвами неравного экономического обмена, колебаний в мировых ценах на сырье и экономической помощи со стороны развитых государств. Поэтому, в конечном итоге, "экономический рост, основанный на интеграции в мировой рынок, есть развитие слаборазвитое".

 

В семидесятые годы подобный подход к рассмотрению международных отношений стал для стран "третьего мира" основой идеи о необходимости установления нового мирового экономического порядка.

Под давлением этих стран, составляющих большинство стран - членов Организации Объединенных Наций, Генеральная Ассамблея ООН в апреле 1974 года приняла соответствующую декларацию и программу действий, а в декабре того же года - Хартию об экономических правах и обязанностях государств.НЕОМАРКСИЗМ - понятие, используемое:

а) в узком смысле - для фиксации и содержательной характеристики значимой парадигмы исследований представителей Франкфуртской школы;

б) в широком смысле - для обозначения направленности и теоретических оснований исследований, в той или иной мере использовавших марксовые объяснительные модели в своем творчестве и при этом практически всегда отвергавших ортодоксальный и официальный советский марксизм ("сталинизм") 1930-1980-х, выступавший, как правило, под наименованием "марксизм-ленинизм".

Н. тем самым в известном смысле выступил как итог социально-философского творчества мыслителей, отвергавших позитивистскую критику классического марксизма, но при этом стремившихся дополнить последний рядом перспективных подходов неогегельянства, фрейдизма, "философии жизни", позже - парадигмами экзистенциализма и структурализма. (Тем самым осознанно разграничивались теоретическая конструкция и мировоззренческое ядро марксизма, с одной стороны, и эклектичный набор идеологических мифологем большевистского типа, обрамлявших его, с другой.) Предельно высокий уровень мировоззренческого разброса и идеологических предпочтений, присущий сторонникам Н. (Лукач, Грамши, Беньямин, Хабермас, Райх, Маркузе, Фромм, Мерло-Понти, Гольдман, С.Стоянович, Блох, Альтюссер, Л.Коэн, Милле и мн.др.), обусловили в качестве главной проблемы идентификации и самоидентификации Н. не только проблему доминирующих исследовательских методик, но и вопрос о тех реальных явлениях социальной действительности 20 в., которые не могут быть удовлетворительно объяснены и адекватно интерпретированы вне той или иной степени обращенности к миропредставлениям Маркса. Представители Н. опираются на ведущий постулат и доминирующую ценность классического марксизма - радикальный гуманизм. Предполагается акцент на:

1) Особую роль и значение общественно-исторической практики; на логическом уровне это нашло свое выражение в процедурах апплицирования собственно философских понятий на модели описания процессов экономического и общесоциологического порядка; тематизировавшие подобным образом, первые начали выступать как "отражения" категориальных рядов политэкономии и социологии.

2) Важность преодоления отчуждения, самоотчуждения и овещнения (по модели ГУЛАГа и Освенцима) человека; можно фиксировать даже некую центрацию Н. на категорию "отчуждение", выступающую аналогом концептов "формальной рациональности" М.Вебера и "рационализации" Фрейда. Как результат многомерного отчуждения в Н. трактуется не только социально-экономическая структура антагонистических обществ, но и наличная предметно-вещественная организация мира людей как таковая.

 

3) Перспективная установка на разностороннее удовлетворение подлинных /с извечной проблемой

4) Признание свободного развития каждого и любого индивида как условия свободного развития всех. Одновременно в рамках Н. полагается принципиально неприемлемой идея социальной организации коммунистического типа как средства осуществления таких целей. Бесклассовая и безгосударственная социальная организация, сопряженная с ликвидацией института частной собственности и системы товаро-денежных отношений, а также провозглашающая предпочтительность распределения общественного продукта по "затраченному труду" либо "по потребностям" неоднократно подтверждала свой утопизм и несостоятельность на уровне высокотрагичной реальной практики. Аналогичные результаты становились очевидными также и в рамках многих парциальных экономических и глобальных мысленных экспериментов. Трактуя базовые принципы радикального гуманизма Маркса исключительно как критические и конечные регулятивные, а отнюдь не как конститутивные и резолютивные, сторонники Н. полагают, что указанные принципы (в контексте и рамках многоуровневых опосредований) вполне приложимы к процедурам корректных и разносторонних оценок как феноменов наличной социальной практики, так и проектируемых общественных трансформаций. (По выражению Гэлбрейта, Маркс является "слишком крупной фигурой, чтобы целиком отдать его социалистам и коммунистам…".) В ходе концептуально-теоретической эволюции Н. обнаружил также и собственные существенные характеристики, могущие быть признанными как результат инкорпорирования ряда значимых философских подходов и модных интеллектуальных веяний 20 в. в массив переосмысливаемого марксизма. Гипотетический ход и развертывание всемирной истории интерпретируются в Н. как фатально-необратимый процесс всевозрастающей иррационализации мироустройства, как прогрессирующее сумасшествие разума (ср. со схемой "самообретения" абсолютной идеи через восхождение к самой себе у Гегеля). Сторонники Н. рассматривают грядущую антикапиталистическую революцию как "конец истории", как глобальный катаклизм, призванный кардинально преодолеть предшествующее развитие социума. Естественно сопрягающийся с этой идеей определенный нигилизм в отношении традиционных ценностей духовной культуры; интеллектуальный экстремизм, нередко достигающий степени мировоззренческого террора, - объясняют приверженность Н. со стороны маргинальных общественных слоев и социальных групп-аутсайдеров во всем мире. В современных исследовательских традициях, обозначающих себя как марксистские, неомарксистские или постмарксистские, равно как и в школах и направлениях немарксистского и антимарксистского толка сколько-нибудь корректное обозначение Н. отсутствует и в настоящее время.

В настоящее время существует ряд взаимодополняющих концепций постмодернизма как феномена культуры, которые подчас носят взаимоисключающий характер[6]:

Юрген Хабермас, Дениел Белл и Зигмунт Бауман трактуют постмодернизм как итог политики и идеологии неоконсерватизма, для которого характерен эстетический эклектизм, фетишизация предметов потребления и другие отличительные черты постиндустриального общества.

В трактовке Умберто Эко постмодернизм в широком понимании — это механизм смены одной культурной эпохи другой, который всякий раз приходит на смену авангардизму (модернизму) («Постмодернизм — это ответ модернизму: раз уж прошлое невозможно уничтожить, ибо его уничтожение ведет к немоте, его нужно переосмыслить, иронично, без наивности»[7]).

Постмодернизм — общий культурный знаменатель второй половины XX века, уникальный период, в основе которого лежит специфическая парадигмальная установка на восприятие мира в качестве хаоса — «постмодернистская чувствительность» (В. Вельш, И. Хассан, Ж.-Ф. Лиотар).

Постмодернизм — самостоятельное направление в искусстве (художественный стиль), означающий радикальный разрыв с парадигмой модернизма (Г. Хоффман, Р. Кунов).

По мнению же X. Летена и С.Сулеймена, постмодернизма как целостного художественного явления не существует. Можно говорить о нём как о переоценке постулатов модернизма, но сама постмодернистская реакция рассматривается ими как миф.

Постмодернизм — эпоха, пришедшая на смену европейскому Новому времени, одной из характерных черт которого была вера в прогресс и всемогущество разума. Надлом ценностной системы Нового времени (модерна) произошёл в период Первой мировой войны. В результате этого европоцентристская картина мира уступила место глобальному полицентризму (Х. Кюнг), модернистская вера в разум уступила место интерпретативному мышлению (Р. Тарнас (en)).

ПОСТМОДЕРНИЗМ — одно из наиболее влиятельных идейных течений последней трети XX в., осмысляющее специфическое состояние западной цивилизации, обусловленное кризисом новоевропейской метафизики, научной традиции и социальной парадигмы.

Приставка «пост-» в составе термина указывает как на преемственность постмодернизма по отношению к до сих пор незавершенному модернистскому проекту, так и на требование преодоления последнего. В этом смысле понятие «постмодернизм» начало употребляться лишь в конце 1960-х гг., хотя в разных контекстах его использовали культуролог Р. Паннвиц (1917), литературовед Ф. де Онис (1934), историк А. Тойнби (1947) и др.

Постмодернисты заявляют об исчерпанности ситуации «модерна», «современности», для которой характерны прогрессизм, историзм, универсализм, культ новизны, вера в неограниченные возможности просвещенного разума.

 

Ситуация постмодерна предполагает недоверие к «метанаррациям» — единым объяснительным схемам и обобщающим теориям, служащим для «самооправдания буржуазного общества», отказ от универсализма и рационализма как проявлений «империализма рассудка».

 

Одним из первых суть постмодернизма сформулировал (по апофатической схеме) литературовед И. Хасан (1971): если модернизм определяется такими принципами как законченность формы, предварительный проект, иерархичность структуры, возможность интерпретации, стандартность подходов, то постмодернизм отличают отсутствие целостности, разорванность смысловых структур, открытость, процессуальность, игра, случайность, анархия и т. п.

 

По мнению Ж.-Ф. Лиотара, наступление эпохи постмодерна знаменует закат метанарраций как тотальных, претендующих на статус единственно истинных способов высказывания. Диктат общих норм, «больших идеологий» и «планов спасения мира» уступает место «языковым играм» — плюрализму локальных языков, стратегий, структур, институций, имеющих отныне равные права.

 

Положение об ацентричности культурного, социального, научного и других пространств, равнозначности всех элементов и направлений носит в постмодернизме программный характер. В науке это выражается в стирании границ между научным и обыденным сознанием, в методологическом анархизме (принцип «все дозволено» П. Фейерабенда), в утверждении социально-исторической обусловленности, а стало быть, относительности научных истин (концепции «парадигм» Т. Куна и «эпистем» М. Фуко). В политике — в деградации «всех прежних центров притяжения, образуемых национальными государствами, партиями, профессиями, институциями и историческими традициями» (Ж.-Ф. Лиотар). В искусстве — в уничтожении граней между элитарным и массовым, в эклектизме, коллажности, пародийности, в превращении «произведения» как феномена авторского, обязанного своим бытием некому изначальному акту смыслопорождения, в «текст», понимаемый как некая сеть отсылок, аллюзий, совокупность скрытых и явных цитат (Р. Барт, У. Эко и др.).

Положение о взаимообусловленности политических, социальных и языковых механизмов является центральным для большинства представителей постмодернизма, от группы Тель Кель, М. Фуко и Р. Барта до У. Эко, зачастую определявших свою теоретическую деятельность (в рамках вскрытия «доминантного культурного кода» в СМИ, речевых практиках, моде и т. д., обнаружения сделанности тех вещей, которые претендуют на естественность, обучения людей «семантической герилье» против властного дискурса) как сугубо политическую.

 

Выявление способов принуждения и контроля, осуществляемых помимо сознания индивидов, было одним из направлений теоретической деятельности М. Фуко. По его мнению, современные структуры власти принципиально децентрированны и несубъектны. Власть есть некий дискурс, социальная стратегия. Власть «исходит отовсюду», у нее нет пространственно фиксированного источника, «трона» — она пронизывает силовыми полями весь социум, действуя уже не посредством запретов и принуждений, но на микроуровне социальной жизни, в области наиболее тонких и самых персональных поведений, в сфере вкусов, желаний, удовольствий, «инвестируясь в тело». Именно здесь надежнее всего осуществлять постоянный незримый контроль над каждым моментом индивидуального выбора. Могущество неинституциональной власти в том, что, делая выбор, человек уверен: он делает его самостоятельно, исходя из собственных желаний, принципов, представлений о благе.

 

Если многие постмодернисты «левого толка» (Ю. Кристева, Р. Барт, М. Фуко, Ж. Деррида и др.) ставят своей задачей разработку способов сопротивления диктату властных дискурсов, то ряд других авторов (Ж. Бодрийяр, П. Вирильо) уже не видят в этом смысла: революция в сфере средств коммуникации привела к перенасыщению общества информацией и, как следствие, к утрате им способности к реакции как на властные, так и на антивластные импульсы.

Социальные процессы больше не подпадают под привычную модернистскую схему эквивалентного обмена, «стимула и реакции», «призыва и отклика». Массы, «молчаливое большинство», становятся неподконтрольными классическим социальным институциям и невосприимчивыми к содержанию самой информации. И их безразличие и «пассивно-вещный цинизм» (П. Слотердайк), которые еще в начале — середине XX в. считались необходимым условием для эффективной манипуляции со стороны власти, теперь оказываются для последней огромной проблемой. Если нет «общественного мнения», «отклика», «запроса», «причастности», власть не может легитимировать свое существование — представлять общество, обслуживать его запросы и чаяния.

Если политические процессы не высвобождают заключенные в массах социальные энергии, то гибнет сам принцип политической репрезентации. Отсюда необходимость в провоцировании у инертной социальной массы субъектности, в формировании в ней позиции, отношения, мотивов, потребности реагировать. «От масс постоянно требуют, чтобы они подали свой голос, им навязывают социальность избирательных кампаний, профсоюзных акций, сексуальных отношений, контроля за руководством, празднований, свободного выражения мнений и т. д., — пишет Бодрийяр. — Но время уже ушло. “Масса” стала “критической”».

Ряд положений постмодернизма коррелируют с теорией постиндустриального общества (Д. Белл, Э. Тоффлер), согласно которой в результате модернизации и сопутствующего ей экономического роста в обществе происходит смена приоритетов как в экономике и политике, так и в социальной жизни.

 

73.КОНСТИТУЦ.ЗАКРЕПЛЕНИЕ ОСНОВ.ПРАВ И СВОБОД ГРАЖД.РФ Закрепление основ правового статуса личности в Конституции Российской Федерации 1993 года отражает принципиально новую концепцию прав человека, взаимоотношений человека и государства по сравнению с той, которая воплощалась в союзных и российских конституциях советского периода. Начало этому было положено принятой Съездом народных депутатов СССР 5 сентября 1991 г. Декларацией прав и свобод человека, а затем принятой Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 г. Декларацией прав и свобод человека и гражданина. Последняя повлекла за собой полное обновление раздела II Конституции Российской Федерации 1978 года «Государство и личность». С этого началось приведение конституционного законодательства России в соответствие с общепризнанными международным сообществом стандартами прав и свобод человека, отказ в этой сфере от принципов, присущих тоталитарному государству.

Изменения коснулись всех основ, определяющих статус человека и гражданина.

 

1. Декларация прав и свобод человека и гражданина, последующее конституционное законодательство России и новая Конституция ознаменовали отказ от классового подхода при закреплении правового статуса личности.

Классовый принцип был важнейшим в реализации социалистической доктрины в советском государстве. Особенно яркое отражение он получил в первой Конституции 1918 года. Все провозглашаемые в ней права и свободы закреплялись только за трудящимися, т.е. за рабочими и крестьянами. В отношении остальных слоев общества, причисляемых к эксплуататорским классам, декларировалось беспощадное подавление. Отдельные лица и отдельные группы лиц лиша- лись прав, которые ими использовались в ущерб интересам социалистической революции. Эта норма воспроизводилась и в Конституции РСФСР 1925 года.

 

В последующих Конституциях как Союза ССР, так и РСФСР формы классового подхода к правам личности трансформировались, но сущность его оставалась прежней. В этих конституциях уже не предусматривалось лишение прав каких-либо слоев общества по социально-классовым признакам. Вместе с тем, использование прав и свобод в политической области допускалось только «в соответствии с интересами трудящихся и в целях укрепления социалистического строя», а затем «в соответствии с целями коммунистического строительства».

 

Эти положения Конституции свидетельствовали о том, что за гражданами признавалась возможность реализовать свои права и свободы только в рамках социалистической идеологии. Критика существующего строя объявлялась преступлением перед государством.

 

Классово-идеологический подход к правам человека приводил к подавлению личности, к нарушению ее свободы, означал принудительное навязывание человеку социалистических ценностей, не признавал элементарного права человека на свободу мысли. На практике это вылилось в физическое уничтожение огромного числа граждан, объявленных «врагами народа».

 

Классово-идеологический критерии неприменим в демократическом, правовом государст ве. Поэтому и в Конституции 1993 года одной из основ конституционного строя признано идеологическое и политическое многообразие. Права и свободы человека и гражданина не увязываются с его социальным статусом, принадлежностью к какому-либо классу, с приверженностью тем или иным идеологическим ценностям, политическим взглядам. Конституция признает и защищает право каждого человека не только иметь такие взгляды, но и пропагандировать их, беспрепятственно действовать в соответствии со своими убеждениями.

 

2. В основу современной концепции прав человека положен новый подход к личности как к субъекту правового статуса. Это получило свое выражение прежде всего в том, что впервые, причем на конституционном уровне, юридически признана категория «права человека».

 

В социалистической доктрине человек, его права в правовом, политическом аспектах не признавались как самозначимые категории. Понятие «человек» не выходило за рамки его биологического содержания, заменялось социально-классовыми понятиями «трудящийся», «эксплуататор», затем понятием «гражданин». Сама постановка вопроса о правах человека считалась искусственной.

Понятие «права гражданина» исходит из незыблемых прав личности как гражданина государства, определяет права и свободы человека , именно в данном качестве.

В конкретном перечне прав и свобод в Конституции эти понятия в значительной части совпадают. В большинстве статей Конституции права и свободы адресуются каждому, в некоторых – гражданину. Последнее относится к тем правам, которые вытекают из принадлежности лица к гражданству данного государства.

 

Важной чертой современной конституционно закрепленной концепции прав человека является признание субъектом прав и свобод индивидуально каждого конкретного человека.

 

В социалистической концепции центр тяжести переносился на коллективного субъекта. В этом усматривалось преимущество социалистического строя как основанного на принципах коллективизма перед буржуазным строем с его «индивидуализированным» человеком, взаимным отчуждением людей.

Сохраняя в качестве исходных принципы, провозглашенные в Декларации прав и свобод человека и гражданина, Конституция вместе с тем, по сравнению с прежней, юридически более точно раскрывает содержание многих прав и свобод. Прежде всего следует подчеркнуть, что определяющая для данного института норма-принцип о человеке, его правах и свободах как высшей ценности отнесена к основам конституционного строя и включена в гл. 1 Конституции.

Введена статья о допускаемых пределах ограничений прав и свобод в условиях чрезвычайного положения и определен перечень тех прав и свобод, которые не подлежат такому ограничению.

 

Усилена правовая защита норм о правах и свободах человека и гражданина путем отнесения гл. 2 к числу тех, которые не могут быть пересмотрены Федеральным Собранием.

Конституция не выделяет в качестве отдельной главы нормы об обязанностях граждан. Не упомянуто о них и в названии главы (как это было в последней редакции прежнего Основного Закона), хотя нормы такого рода в ней содержатся. Данный подход можно объяснить тем, что конституционное провозглашение прав и свобод человека и гражданина является центральной самостоятельной функцией основного закона. Однако нет оснований для вывода о том, что обязанностям граждан Конституция не уделяет внимания. В ней закреплен общий принцип о равных обязанностях граждан (ст. 6), конкретно указаны некоторые важнейшие из обязанностей.

Под конституционными правами и свободами человека и гражданина понимаются, те права и свободы, которые закреплены в Конституции страны.

 

В Конституции Российской Федерации основные права и свободы человека и гражданина закреплены во второй главе, которая так и называется «Права и свободы человека и гражданина». Она состоит из 47 статей и по объему является самой большой главой Конституции1.

Исходя из того, что закрепление основных прав и свобод человека и гражданина в Конституции Российской Федерации следует сразу же после первой главы, в которой говорится об основах конституционного строя нашего государства, становится очевидным, какое большое значение правам и свободам человека и гражданина придается в нашей стране.

 

Каждый гражданин Российской Федерации обладает всем комплексом прав, относящимся к общепризнанным правам человека независимо от того, гражданином какого государства он является, а также правами, присущими гражданам данного государства (избирать и быть избранным в органы государственной власти, быть государственным служащим и др.).

 

Для того чтобы подчеркнуть, что провозглашаемое право или свобода являются общими для всех живущих в этом государстве людей независимо от того, является ли данный человек его гражданином или нет, в законах обычно употребляются слова «каждый», «все», «личность» и т.д.

 

В тех случаях, когда хотят подчеркнуть наличие конкретного права или свободы лишь у граждан данного государства, употребляется термин «гражданин»1.

 

Большинство статей главы второй Конституции Российской Федерации употребляет термин «каждый» и «все», это означает, что провозглашаемыми в данной главе правами и свободами обладают все люди, живущие в России, независимо от того, являются они гражданами России или нет.

 

Права и свободы делятся на следующие группы:

1) личные (гражданские);2) политические;3) экономические;4) социальные;5) культурные права.

Начинает формироваться группа экологических прав. Некоторые права и свободы трудно отнести к какой-либо одной группе. Так, свободу слова, например, можно считать и личным, и политическим правом. Четкую градацию прав и свобод по группам провести довольно сложно. Но придерживаться приведенной классификации следует.

Конституция Российской Федерации, называя те или иные права и свободы, не относит их к какой-либо группе.

 

Однако обычно к личным (гражданским – по международной классификации) правам и свободам относят право на жизнь, на свободу, на личную неприкосновенность, на неприкосновенность частной жизни, жилища, право на свободу передвижения и выбор места жительства, свободу совести, мысли, слова, право на судебную защиту и ряд других.

 

Под политическими правами и свободами понимаются: право на проведение митингов, собраний и демонстраций, на участие в управлении делами государства, право избирать и быть избранным в органы государственной власти и местного самоуправления и т.д.

 

К экономическим, социальным и культурным правам и свободам относят свободу предпринимательства, право частной собственности, право на труд, отдых, на образование, на участие в культурной жизни, на свободу творчества и т.д.

 

Глава вторая Конституции Российской Федерации начинается ст. 17, в которой установлено, что права и свободы человека и гражданина в Российской Федерации признаются и гарантируются согласно общепризнанным принципам и нормам международного права. Таким образом, закрепляется положение, по которому устанавливается соответствие прав и свобод человека и гражданина международным актам, в частности, таким как Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. и другим.

В этой же статье устанавливается положение, в соответствии с которым закрепляются естественные права человека и гражданина от рождения. Часть 3 ст. 17 закрепляет существенное положение о невозможности нарушать права и свободы других лиц, реализуя при этом свои.Непосредственный характер действия прав и свобод человека и гражданина закреплены в ст. 18 Конституции Российской Федерации. В ней говорится о том, что права и свободы определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

 

Равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств гарантируется в ч. 2 ст. 19 Конституции Российской Федерации. Здесь же говорится о том, что запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

 

Личные (гражданские) права и свободы составляют основу правового статуса человека и гражданина. Большинство из них носит абсолютный характер, т.е. не подлежат ограничению.

 

В Конституции Российской Федерации личным правам посвящены ст. 20–29. Статья 20 закрепляет право каждого на жизнь, что в первую очередь подразумевает охрану жизни каждого человека, живущего в России, со стороны государства. Деятельность силовых министерств нашего государства базируется на этой статье Конституции: Министерство обороны Российской Федерации должно защищать жизнь каждого человека от внешних врагов, Министерство внутренних дел России и другие правоохранительные органы в первую очередь обязаны охранять право человека на жизнь от преступных посягательств. Многие законодательные акты, такие как Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации и другие, базируются на второй главе Конституции РФ, и, в частности на положениях ст. 20.

Часть 2 ст. 20 говорит об условиях установления смертной казни. Конструкция этой статьи представляется не вполне логичной. В ч. 1-й провозглашается право на жизнь, а во 2-й говорится о смертной казни.

 

Здесь отмечается, что смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться лишь федеральным законом. Смертная казнь является исключительной мерой наказания, устанавливается за особо тяжкие преступления против жизни и может быть назначена при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей.

В соответствии с действующим Уголовным кодексом Российской Федерации 1997 г. смертная казнь в качестве меры наказания может быть назначена лишь за следующие преступления: убийство (ст. 105 УК РФ); посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (ст. 295 УК РФ); посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК РФ); посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК РФ), геноцид (ст. 357 УК РФ).

 

В связи со вступлением России в Совет Европы перед нашей страной встал вопрос об отмене смертной казни как уголовного наказания, так как этого требует Протокол № 6 от 28 апреля 1983 г. к европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г.

Постановлением Конституционного суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 г. назначение наказания в виде смертной казни было приостановлено вплоть до формирования во всех субъектах Федерации судов присяжных1.

В настоящее время как исполнение, так и назначение наказания в виде смертной казни в России не производится.

Статья 21 Конституции Российской Федерации устанавливает право человека на достоинство личности и его охрану государством.

Часть 2 ст. 21 говорит о том, что «никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам».

Провозглашенное в ст. 21 Конституции Российской Федерации право на достоинство личности защищается государством путем установления уголовной ответственности за его нарушение. Достоинство личности защищается также нормами гражданского и административного права.

 

Следующая статья Конституции России (ст. 22) закрепляет право на свободу и личную неприкосновенность.

 

Основное содержание этой конституционной нормы заключается в том, что никто не вправе ограничивать свободу людей, посягать на их личную неприкосновенность. В ч. 2 ст. 22 говорится о том, что арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. Впервые в Конституции нашей страны установлен срок задержания до судебного решения о применении такой меры, как заключение под стражу. Он равен 48 часам.

 

Эта конституционная норма долго не действовала, так как в «Заключительных и переходных положениях» Конституции Российской Федерации было предусмотрено, что до приведения уголовно-процессуального законодательства в соответствие с настоящей Конституцией сохраняется прежний (с санкции прокурора, а не по решению суда) порядок ареста, содержания под стражей и задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления. После вступления в действие с 1 июля 2003 г. нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации данная норма «заработала», так как УПК РФ в этой части приведен в соответствие с Конституцией Российской Федерации.

 

Конкретизируются права лиц, содержащихся под стражей, в Федеральном законе от 15 июля 1995 года1.

 

Действие данного закона основано на принципах законности, гуманизма, равенства всех перед законом, уважения человеческого достоинства. Содержание под стражей подозреваемых и обвиняемых должно строиться в соответствии с международными договорами и соглашениями, в первую очередь, с таким как Всеобщая декларация прав человека 1948 г., и специальными актами, регулирующими обращение с заключенными (Минимальные стандартные правила ООН обращения с заключенными 1955 г. и Европейские пенитенциарные правила 1987 г.).

 

В законе регламентированы права лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений: порядок предоставления свиданий с родственниками и адвокатами, право на личную безопасность, право на переписку, на медицинское обеспечение, право на подачу жалоб и др. Кроме того, в этом законе определяется порядок создания следственных изоляторов, определяется режим в местах содержания под стражей, порядок применения специальных средств к подозреваемым и обвиняемым, устанавливается перечень мер взыскания, которые могут быть к ним применены.

 

Статья 23 Конституции Российской Федерации устанавливает право каждого человека на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

 

С этими правами связаны права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, о чем говорит ч. 2 этой статьи.

 

Специально указано, что ограничение этого права допускается только на основании судебного решения, которое выносится лишь тогда, когда возбуждено уголовное дело и гражданин привлекается к уголовной ответственности в качестве подозреваемого или обвиняемого.

 

Этому праву корреспондирует запрет на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия, который установлен в ч. 1 ст. 24 Конституции Российской Федерации.

 

Данное положение в первую очередь касается таких профессий, как врач, адвокат, служащий банков, журналист и других, т.е. тех людей, которым в силу выполнения своих профессиональных обязанностей становятся известны факты и информация о частной жизни других лиц. Это могут быть сведения о здоровье человека, о состоянии его банковского счета, об его имущественном положении и других обстоятельствах жизни.

Статья 25 Конституции Российской Федерации провозглашает неприкосновенность жилища каждого человека. «Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом или на основании судебного решения», – говорится в ней.

Правом на охрану жилища обладают лица, являющиеся его собственниками, арендаторами или проживающие в нем по договору найма. Жилищем считается также и временное пребывание, например в гостинице, доме отдыха или общежитии. Неприкосновенность жилища охватывает также неприкосновенность личных вещей и бумаг, хранящихся в этом жилище, что исключает незаконные обыски помещений и выемку документов.

Основное содержание статьи о неприкосновенности жилища направлено против незаконных вторжений в жилище и обысков правоохранительных органов. Уголовная ответственность за такие нарушения установлена ст. 139 УК РФ. В этой статье говорится, что наказание в виде лишения свободы может наступить, если проникновение в жилище осуществлялось с использованием своего служебного положения.

Данный состав преступления необходимо отделять от квартирной кражи или грабежа, целью которых при проникновении в жилище является не посягательство на его неприкосновенность, а хищение чужого имущества1.

Статья 26 Конституции Российской Федерации говорит о праве каждого человека определять и указывать свою национальную принадлежность. В то же время никто не может быть принужден к определению и указанию своей национальной принадлежности. Часть 2 этой статьи устанавливает право каждого на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества.

Закрепление данного права в Конституции Российской Федерации приобрело особую актуальность после распада СССР. В паспорте гражданина России не указывается национальность владельца паспорта, хотя по смыслу конституционной нормы она должна указываться при желании лица.

Статья 27 Конституции Российской Федерации устанавливает право каждого, кто законно находится на территории России, на свободу передвижения, выбора места пребывания и жительства. Часть 2 этой статьи закрепляет право каждого свободно выезжать за пределы Российской Федерации. Для граждан России закрепляется право беспрепятственно возвращаться в Российскую Федерацию.

До начала девяностых годов прошлого века в нашей стране существовал институт прописки. Законом о праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации от 25 июня 1993 г. № 5242-1 прописка, носящая разрешительный характер, была ликвидирована2. Введена регистрация, имеющая уведомительный характер. В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1998 г.1 по вопросу законности существования этого института отмечалось, что регистрация, представляющая собой способ учета граждан в пределах России и носящая уведомительный характер, не противоречит Конституции. Если же субъектами Российской Федерации устанавливается иной порядок регистрации, в частности разрешительный, то такая регистрация противоречит ст. 27 Конституции Российской Федерации. Гузелия

72. ЗАКОН-ВО О СВОБОДЕ СОВЕСТИ И ВЕРОИСПОВЕДАН. ФЗ 1997Г.№ 125. Настоящий Федеральный закон регулирует правоотношения в области прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания, а также правовое положение религиозных объединений. Законодательство о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях состоит из соответствующих норм Конституции Российской Федерации, Гражданского кодекса Российской Федерации, из настоящего Федерального закона, принимаемых в соответствии с ними иных нормативных правовых актов Российской Федерации, а также нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации.

2. Права человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания регулируются федеральным законом. Законы и иные нормативные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации и затрагивающие реализацию права на свободу совести и свободу вероисповедания, а также деятельность религиозных объединений, должны соответствовать настоящему Федеральному закону. В случае противоречия настоящему Федеральному закону нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации по вопросам защиты права на свободу совести и свободу вероисповедания и по вопросам деятельности религиозных объединений действует настоящий Федеральный закон.

3. Ничто в законодательстве о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях не должно истолковываться в смысле умаления или ущемления прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания, гарантированных Конституцией Российской Федерации или вытекающих из международных договоров Российской Федерации.Статья 3. Право на свободу совести и свободу вероисповедания

 

1. В Российской Федерации гарантируются свобода совести и свобода вероисповедания, в том числе право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать и менять, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Иностранные граждане и лица без гражданства, законно находящиеся на территории Российской Федерации, пользуются правом на свободу совести и свободу вероисповедания наравне с гражданами Российской Федерации и несут установленную федеральными законами ответственность за нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях.

2. Право человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания может быть ограничено федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья,- прав и законных интересов человека и гражданина, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

3. Установление преимуществ, ограничений или иных форм дискриминации в зависимости от отношения к религии не допускается.

4. Граждане Российской Федерации равны перед законом во всех областях гражданской, политической, экономической, социальной и культурной жизни независимо от их отношения к религии и религиозной принадлежности. Гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой. По просьбам религиозных организаций решением Президента Российской Федерации священнослужителям в соответствии с законодательством Российской Федерации о воинской обязанности и военной службе в мирное время может предоставляться отсрочка от призыва на военную службу и освобождение от военных сборов.

5. Никто не обязан сообщать о своем отношении к религии и не может подвергаться принуждению при определении своего отношения к религии, к исповеданию или отказу от исповедания религии, к участию или неучастию в богослужениях, других религиозных обрядах и церемониях, в деятельности религиозных объединений, в обучении религии. Запрещается вовлечение малолетних в религиозные объединения, а также обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих.

6. Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе сопряженное с насилием над личностью, с умышленным оскорблением чувств граждан в связи с их отношением к религии, с пропагандой религиозного превосходства, с уничтожением или с повреждением имущества либо с угрозой совершения таких действий, запрещается и преследуется в соответствии с федеральным законом. Проведение публичных мероприятий, размещение текстов и изображений, оскорбляющих религиозные чувства граждан, вблизи объектов религиозного почитания запрещаются.

7. Тайна исповеди охраняется законом. Священнослужитель не может быть привлечен к ответственности за отказ от дачи показаний по обстоятельствам, которые стали известны ему из исповеди.

Статья 4. Государство и религиозные объединения

 

1. Российская Федерация - светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

2. В соответствии с конституционным принципом отделения религиозных объединений от государства государство:

не вмешивается в определение гражданином своего отношения к религии и религиозной принадлежности, в воспитание детей родителями или лицами, их заменяющими, в соответствии со своими убеждениями и с учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания;

не возлагает на религиозные объединения выполнение функций органов государственной власти, других государственных органов, государственных учреждений и органов местного самоуправления;

не вмешивается в деятельность религиозных объединений, если она не противоречит настоящему Федеральному закону;

обеспечивает светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях.

3. Государство регулирует предоставление религиозным организациям налоговых и иных льгот, оказывает финансовую, материальную и иную помощь религиозным организациям в реставрации, содержании и охране зданий и объектов, являющихся памятниками истории и культуры, а также в обеспечении преподавания общеобразовательных дисциплин в образовательных учреждениях, созданных религиозными организациями в соответствии с законодательством Российской Федерации об образовании.

4. Деятельность органов государственной власти и органов местного самоуправления не сопровождается публичными религиозными обрядами и церемониями. Должностные лица органов государственной власти, других государственных органов и органов местного самоуправления, а также военнослужащие не вправе использовать свое служебное положение для формирования того или иного отношения к религии.

5. В соответствии с конституционным принципом отделения религиозных объединений от государства религиозное объединение:

создается и осуществляет свою деятельность в соответствии со своей собственной иерархической и институционной структурой, выбирает, назначает и заменяет свой персонал согласно своим собственным установлениям;

не выполняет функций органов государственной власти, других государственных органов, государственных учреждений и органов местного самоуправления;

не участвует в выборах в органы государственной власти и в органы местного самоуправления;

не участвует в деятельности политических партий и политических движений, не оказывает им материальную и иную помощь.

6. Отделение религиозных объединений от государства не влечет за собой ограничений прав членов указанных объединений участвовать наравне с другими гражданами в управлении делами государства, выборах в органы государственной власти и в органы местного самоуправления, деятельности политических партий, политических движений и других общественных объединений.

7. По просьбам религиозных организаций соответствующие органы государственной власти в Российской Федерации вправе объявлять религиозные праздники нерабочими (праздничными) днями на соответствующих территориях.

Статья 5. Религиозное образование

1. Каждый имеет право на получение религиозного образования по своему выбору индивидуально или совместно с другими.

2. Воспитание и образование детей осуществляются родителями или лицами, их заменяющими, с учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания.

3. Религиозные организации вправе в соответствии со своими уставами и с законодательством Российской Федерации создавать образовательные учреждения.

4. По просьбе родителей или лиц, их заменяющих, с согласия детей, обучающихся в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, администрация указанных учреждений по согласованию с соответствующим органом местного самоуправления предоставляет религиозной организации возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы.

Статья 6. Религиозные объединения

1. Религиозным объединением в Российской Федерации признается добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и обладающее соответствующими этой цели признаками:

вероисповедание;

совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний;

обучение религии и религиозное воспитание своих последователей.

2. Религиозные объединения могут создаваться в форме религиозных групп и религиозных организаций.

3. Создание религиозных объединений в органах государственной власти, других государственных органах, государственных учреждениях и органах местного самоуправления, воинских частях, государственных и муниципальных организациях запрещается.

4. Запрещаются создание и деятельность религиозных объединений, цели и действия которых противоречат закону.

Статья 7. Религиозная группа

 

1. Религиозной группой в настоящем Федеральном законе признается добровольное объединение граждан, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры, осуществляющее деятельность без государственной регистрации и приобретения правоспособности юридического лица. Помещения и необходимое для деятельности религиозной группы имущество предоставляются в пользование группы ее участниками.

2. Граждане, образовавшие религиозную группу с намерением в дальнейшем преобразовать ее в религиозную организацию, уведомляют о ее создании и начале деятельности органы местного самоуправления.

3. Религиозные группы имеют право совершать богослужения, другие религиозные обряды и церемонии, а также осуществлять обучение религии и религиозное воспитание своих последователей.

Статья 8. Религиозная организация

1. Религиозной организацией признается добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и в установленном законом порядке зарегистрированное в качестве юридического лица.

2. Религиозные организации в зависимости от территориальной сферы своей деятельности подразделяются на местные и централизованные.

3. Местной религиозной организацией признается религиозная организация, состоящая не менее чем из десяти участников, достигших возраста восемнадцати лет и постоянно проживающих в одной местности либо в одном городском или сельском поселении.

4. Централизованной религиозной организацией признается религиозная организация, состоящая в соответствии со своим уставом не менее чем из трех местных религиозных организаций.

5. Централизованная религиозная организация, структуры которой действовали на территории Российской Федерации на законных основаниях на протяжении не менее пятидесяти лет на момент обращения указанной религиозной организации в регистрирующий орган с заявлением о государственной регистрации, вправе использовать в своих наименованиях слова "Россия", "российский" и производные от них.

6. Религиозной организацией признается также учреждение или организация, созданные централизованной религиозной организацией в соответствии со своим уставом, имеющие цель и признаки, которые предусмотрены пунктом 1 статьи 6 настоящего Федерального закона, в том числе руководящий либо координирующий орган или учреждение, а также учреждение профессионального религиозного образования.

7. Органы государственной власти при рассмотрении вопросов, затрагивающих деятельность религиозных организаций в обществе, учитывают территориальную сферу деятельности религиозной организации и предоставляют соответствующим религиозным организациям возможность участия в рассмотрении указанных вопросов.

8. Наименование религиозной организации должно содержать сведения о ее вероисповедании. Религиозная организация обязана указывать свое полное наименование при осуществлении деятельности.

9. Религиозная организация обязана ежегодно информировать зарегистрировавший ее орган о продолжении своей деятельности с указанием сведений, включаемых в единый государственный реестр юридических лиц.

Указанные сведения о местных религиозных организациях могут представляться в регистрирующий орган соответствующей централизованной религиозной организацией.

Непредставление указанных сведений в течение трех лет является основанием для обращения регистрирующего органа в суд с иском о признании религиозной организации прекратившей свою деятельность.

Статья 9. Создание религиозных организаций

1. Учредителями местной религиозной организации могут быть не менее десяти граждан Российской Федерации, объединенных в религиозную группу, у которой имеется подтверждение ее существования на данной территории на протяжении не менее пятнадцати лет, выданное органами местного самоуправления, или подтверждение о вхождении в структуру централизованной религиозной организации того же вероисповедания, выданное указанной организацией.

2. Централизованные религиозные организации образуются при наличии не менее трех местных религиозных организаций одного вероисповедания в соответствии с собственными установлениями религиозных организаций, если такие установления не противоречат закону.

Статья 10. Устав религиозной организации

1. Религиозная организация действует на основании устава, который утверждается ее учредителями или централизованной религиозной организацией и должен отвечать требованиям гражданского законодательства Российской Федерации.

2. В уставе религиозной организации указываются:

наименование, место нахождения, вид религиозной организации, вероисповедание и в случае принадлежности к существующей централизованной религиозной организации ее наименование;

цели, задачи и основные формы деятельности;

порядок создания и прекращения деятельности;

структура организации, ее органы управления, порядок их формирования и компетенция;

источники образования денежных средств и иного имущества организации;

порядок внесения изменений и дополнений в устав;







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 419. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.053 сек.) русская версия | украинская версия