Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Современные представления о предмете социальной психологии.




В конце 1950-х ― начале 1960-х годов развернулся второй этап дискуссии о предмете социальной психологии. Два обстоятельства способствовали новому обсуждению этой проблемы. Во-первых, все расширяющиеся запросы практики. Решение ос­новных экономических, социальных и политических проблем позво­лило более пристально анализировать психологическую сторону раз­личных проявлений общественной жизни. Активное обратное воздей­ствие психологических процессов на ход объективного развития особенно значимо в условиях усиления роли «человеческого фактора». Механизмы конкретного взаимодействия общества и личности в этих условиях должны быть исследованы не только на социологическом, но и на социально-психологическом уровне.

Во-вторых, к моменту, когда все эти проблемы с особой остротой были поставлены жизнью, произошли серьезные изменения и в области самой психологической науки. Советская психология, осуществляя свою радикальную перестройку на базе марксистской философии, пре­вратилась к этому времени в развитую дисциплину, располагающую и солидными теоретическими работами, и широко разветвленной прак­тикой экспериментальных исследований. Значительно возросла квалифи­кация исследователей как в содержательном, так и в методологическом плане. К этому же времени произошли изменения в общей духовной жизни общества, связанные с некоторым смягчением вдеологического пресса и начавшейся «оттепелью», что позволило обсуждать судьбу со­циальной психологии не в качестве «буржуазной науки», а по существу. Таким образом, были созданы и необходимые субъективные предпо­сылки для возрождения полемики о социальной психологии, о ее пред­мете, задачах, методах, а также месте в системе наук.

Новая дискуссия началась в 1959 г. статьей А. Г. Ковалева, опубли­кованной в журнале «Вестник ЛГУ» [Ковалев, 1959], после чего была продолжена на Втором Всесоюзном съезде психологов в 1963 г., а также на страницах журнала «Вопросы философии». Основная полемика ка­салась двух вопросов: 1) понимания предмета социальной психоло­гии и соответственно круга ее задач; 2) соотношения социальной психологии с психологией, с одной стороны, и с социологией ― с другой. Несмотря на обилие нюансов различных точек зрения, все они могут быть сгруппированы в несколько основных подходов.

Так, по вопросу о предмете социальной психологии сложились три подхода. Первый из них, получивший преимущественное распрос­транение среди социологов, понимал социальную психологию как науку о «массовидных явлениях психики». В рамках этого подхода раз­ные исследователи выделяли разные явления, подходящие под это определение; иногда больший акцент делался на изучение психоло­гии классов, других больших социальных общностей и в этой связи на таких отдельных элементах общественной психологии групп, как тради­ции, нравы, обычаи и пр. В других случаях большее внимание уделя­лось формированию общественного мнения, таким специфическим массовым явлениям, как мода и пр. Наконец, внутри этого же подхо­да почти все единодушно говорили о необходимости изучения кол­лективов. Большинство социологов определенно трактовали предмет социальной психологии как исследование общественной психологии (соответственно были разведены термины: «общественная психоло­гия» ― уровень общественного сознания, характерный для отдельных социальных групп, прежде всего классов, и «социальная психология» ― наука об этой общественной психологии).

Второй подход, напротив, видит главным предметом исследова­ния социальной психологии личность. Оттенки здесь проявлялись лишь в том, в каком контексте предполагалось исследование личности. С од­ной стороны, больший акцент делался на психологические черты, особенности личности, типологию личностей. С другой стороны, вы­делялись такие проблемы, как положение личности в группе, меж­личностные отношения, вся система общения. Позднее с точки зре­ния этого подхода дискуссионным оказался вопрос о месте «психоло­гии личности» в системе психологического знания (есть ли это раздел общей психологии, эквивалент социальной психологии или вообще самостоятельная область исследований). Часто в защиту описанного подхода приводился такой аргумент, что он гораздо более «психоло­гичен», что лишь на этом пути можно представить себе социальную психологию как органическую часть психологии, как разновидность именно психологического знания. Логично, что подобный подход в большей степени оказался популярным среди психологов.

Наконец, в ходе дискуссии обозначился и третий подход к воп­росу. В каком-то смысле с его помощью пытались синтезировать два предыдущих. Социальная психология была рассмотрена здесь как на­ука, изучающая и массовые психические процессы, и положение лич­ности в группе. В этом случае, естественно, проблематика социальной психологии представлялась достаточно широкой, практически весь круг вопросов, рассматриваемых в различных школах социальной психо­логии, включался тем самым в ее предмет. Были предприняты попытки дать полную схему изучаемых проблем в рамках этого подхода. Наибо­лее широкий перечень содержала схема, предложенная Б. Д. Парыги-ным, по мнению которого социальная психология изучает: 1) соци­альную психологию личности; 2) социальную психологию общнос­тей и общения; 3) социальные отношения; 4) формы духовной деятельности [Парыгин, 1971]. Согласно В. Н. Мясищеву, социальная психология исследует: 1) изменения психической деятельности лю­дей в группе под влиянием взаимодействия; 2) особенности групп; 3) психическую сторону процессов общества [Мясищев, 1949].

Важно, что при всех частных расхождениях предложенных схем основная идея была общей: предмет социальной психологии доста­точно широк и можно с двух сторон двигаться к его определению ― как со стороны личности, так и со стороны массовых психических явлений. По-видимому, такое понимание более всего отвечало реаль­но складывающейся практике исследований, а значит, и практичес­ким запросам общества; именно поэтому оно и оказалось если не единогласно принятым, то, во всяком случае, наиболее укоренив­шимся. Можно убедиться, что предложенное в начале главы рабочее определение дано в рамках данного подхода.

Но согласие в понимании круга задач, решаемых социальной пси­хологией, еще не означает согласия в понимании ее соотношения с психологией и социологией. Поэтому относительно самостоятельно дискутируется вопрос о «границах» социальной психологии. Здесь можно выделить четыре позиции: 1) социальная психология есть часть социологии; 2) социальная психология есть часть психологии; 3) со­циальная психология ― это наука «на стыке» психологии и социоло­гии, причем сам «стык» понимается двояко: а) социальная психоло­гия отторгает определенную часть психологии и определенную часть социологии; б) она захватывает «ничью землю» ― область, не при­надлежащую ни к социологии, ни к психологии.

Если воспользоваться предложением американских социальных психологов Дж. МакДэвида и Г. Харари (а вопрос о месте социальной психологии в системе наук обсуждается не менее активно и в амери­канской литературе), то все указанные позиции можно свести к двум подходам: интрадисциплинарному и интердисциплинарному. Иными словами, место социальной психологии можно стремиться отыскать внутри одной из «родительских» дисциплин или на границах между ними. Это можно изобразить при помощи следующей схемы (рис. 1).

Несмотря на кажущиеся довольно существенные различия, все предложенные подходы по существу останавливаются перед одной и той же проблемой: какая же «граница» отделяет социальную психоло­гию от психологии, с одной стороны, и от социологии ― с другой.

 

Рис. 1. Варианты определения места социальной психологии: («границы» с социологией и психологией)

 

Ведь где ни «помещать» социальную психологию, она все равно при всех условиях граничит с этими двумя дисциплинами. Если она часть психологии, то где граница именно социально-психологических ис­следований внутри психологии? Социология, если она даже при та­ком рассмотрении оказалась за пределами социальной психологии, все равно граничит с ней в силу специфики предметов той и другой дисциплины. Такое же рассуждение можно привести и относительно положения социальной психологии внутри социологии. Но и при ин­тердисциплинарном подходе мы не уйдем от вопроса о «границах»: что значит «на стыке», какой частью стыкуются психология и социо­логия? Или что значит «самостоятельная дисциплина»: «отсекает» ли она какие-то части у психологии и социологии или вообще имеет какие-то абсолютно самостоятельные области, не захватываемые ни­коим образом ни психологией, ни социологией.

Попробуем рассмотреть эти «границы» с двух сторон в отдельности. Что касается социологии, то ее современная структура обычно характе­ризуется при помощи выделения трех уровней: общей социологической теории, специальных социологических теорий, конкретных социологи­ческих исследований. Следовательно, в системе теоретического знания имеются два уровня, каждый из которых соприкасается непосредствен­но с проблемами социальной психологии. На уровне общей теории ис­следуются, например, проблемы соотношения общества и личности, общественного сознания и социальных институтов, власти и справед­ливости и т.п. Но именно эти же проблемы представляют интерес и для социальной психологии. Следовательно, здесь проходит одна из «границ». В области специальных социологических теорий можно найти не­сколько таких, где очевидны и социально-психологические подходы, например социология массовых коммуникаций, общественного мне­ния, социология личности. Пожалуй, именно в этой сфере особенно трудны разграничения и само понятие «границы» весьма условно. Мож­но сказать, что по предмету различия часто обнаружить не удается, они прослеживаются лишь при помощи выделения специфических аспек­тов исследования, специфического угла зрения на ту же самую проблему.

Относительно «границы» между общей психологией и социальной психологией вопрос еще более сложен. Если оставить в стороне первую интерпретацию социальной психологии как учения о социальной де­терминации психики человека, ибо в этом смысле вся психология, ори­ентирующаяся на культурно-историческую традицию, социальна, то специфическая проблематика социальной психологии, естественно, ближе всего к той части общей психологии, которая обозначается как психология личности. Упрощенно было бы думать, что в общей психоло­гии исследуется личность вне ее социальной детерминации, а лишь со­циальная психология изучает эту детерминацию. Весь смысл постанов­ки проблемы личности, в частности в отечественной школе психоло­гии, в том и заключается, что личность с самого начала рассматривается как «заданная» обществом. А. Н. Леонтьев отмечает, что деятельность конкретных индивидов может протекать в двух формах: в условиях от­крытой коллективности или с глазу на глаз с окружающим предметным миром. Но «в каких бы, однако, условиях и формах ни протекала дея­тельность человека, какую бы структуру она ни приобретала, ее нельзя рассматривать как изъятую из общественных отношений, из жизни об­щества» [Леонтьев, 1975. С. 82]. С этой точки зрения в общей психологии исследуется структура потребностей, мотивов личности и т.д. И тем не менее остается класс специфических задач для социальной психологии в исследовании личности и собственный угол зрения. Он заключается в том, чтобы выяснить, как конкретно действует личность в различных реальных социальных группах, т.е. не просто ответить на вопрос о том, как формируются мотивы, потребности, установки личности, но поче­му именно такие, а не иные мотивы, потребности, установки сформи­ровались у данной личности, в какой мере все это зависит от группы, в условиях которой эта личность действует, и т.д.

Таким образом, сфера собственных интересов социальной психо­логии просматривается довольно четко, что и позволяет отграничить ее проблематику как от проблем социологии, так и от проблем общей психологии. Это, однако, не прибавляет аргументации в пользу более точного выявления статуса социальной психологии между двумя ука­занными дисциплинами, хотя и дает основания для определения об­ластей исследования.

Что же касается статуса, то споры о нем идут до сих пор и в западной социальной психологии. В свое время Р. Пэнто и М. Гравитц так объяснили основную линию этой полемики: до возникновения социальной психологии были две линии развития проблематики лич­ности и общества ― психология анализировала природу человека, социология анализировала природу общества. Затем возникла само­стоятельная наука ― социальная психология, которая анализирует отношение человека к обществу [Пэнто, Гравитц, 1972. С. 163]. Эта схема возможна лишь относительно такой психологии, которая ана­лизирует природу человека в отрыве от природы общества. Но теперь уже трудно отыскать такого рода психологические теории, хотя мно­гие из них, признавая факт «влияния» общества на человека, не на­ходят корректного решения проблемы о способах этого влияния. По­нимание предмета социальной психологии и ее статуса в системе наук зависит от понимания предметов как психологии, так и социологии. Обширная дискуссия по поводу предмета социальной психологии ― участь большинства наук, возникающих на стыке различных дисциплин. Точно так же и итоги дискуссий во всех этих случаях не обязательно приводят к выработке точной дефиниции. Однако они все равно крайне необходимы потому, что, во-первых, помогают очертить круг задач, решаемых этой наукой, и, во-вторых, ставят нерешенные проблемы более четко, заставляя попутно осознавать свои собственные возмож­ности и средства. Так, дискуссия о предмете социальной психологии не может считаться вполне законченной, хотя база достигнутого согласия вполне достаточна, чтобы проводить исследования. Вместе с тем остает­ся несомненным, что не все точки над «i» поставлены. Как известный компромисс сложилось такое положение, что практически в нашей стра­не сейчас существуют две социальные психологии: одна, связанная преимущественно с более «социологической», другая ― преимуществен­но с «психологической» проблематикой. В этом смысле ситуация оказа­лась сходной с той, которая существует и в ряде других стран. Так, например, в США социальная психология официально «представлена» дважды: ее секция есть внутри Американской социологической ассоци­ации (так называемая «социологическая социальная психология» ― ССП) и внутри Американской психологической ассоциации (так назы­ваемая «психологическая социальная психология» ― ПСП); в предис­ловиях к учебникам обычно указывается, является ли автор социологом или психологом по образованию. Соответственно в учебных курсах су­ществуют весьма различающиеся между собой планы и программы [см.: Хьюстон, Штребе, Стефенсон, 2001]. Изданный в США в 1985 г. учебник К. Стефан и В. Стефан так и называется: «Две социальные психо­логии» [Stephan С, Stephan W., 1990].

Позже дискуссия приобрела еще более острый характер. Возникла точка зрения, утверждающая, что в настоящее время вообще следует говорить как минимум о трех социальных психологиях, когда наряду с «психологической» и «социологической» социальной психологией выделяется еще на правах самостоятельной ветви одна из существую­щих теоретических ориентаций, а именно «символический интерак-ционизм». Основные идеи этой ориентации будут рассмотрены поз­же, сейчас же нужно только отметить, что в рамках названного под­хода делается попытка совместить две выделенные ранее модели социально-психологического знания [см. подробнее: Социальная пси­хология: саморефлексия маргинальности, 1995].

Конечно, такая неоднозначность вызывает ряд неудобств. Она может быть допустима лишь на каком-то этапе развития науки, польза от дискуссий о ее предмете должна заключаться, между прочим, и в том, чтобы способствовать однозначному решению вопроса.

Задачи социальной психологии и проблемыобществаОстрота проблем социальной психологии диктуется, однако, не только некоторойнеопределенностью ее положения в сис­теме наук и даже не преимущественно этой ее особенностью. Весьма важной и существенной чертой социально-психологического знания является его включенность (в большей мере, чем других областей психологии) в социальную и политическую проблематику общества. Конечно, это ка­сается в особой степени таких проблем социальной психологии, как психологические характеристики больших социальных групп, массовых движений и т.д. Но и традиционные для социальной психологии иссле­дования малых групп, социализации или социальных установок лично­сти связаны с теми конкретными задачами, которые решаются обще­ством определенного типа. В теоретической части социально-психологи­ческого знания непосредственно влияние конкретных социальных условий, традиций культуры. В определенном смысле слова можно ска­зать, что социальная психология сама является частью культуры. Отсю­да возникают по крайней мере две задачи для исследователей.

Во-первых, задача корректного отношения к зарубежной социаль­ной психологии, прежде всего к содержанию ее теоретических пози­ций, а также методов и результатов исследований. Как об этом свиде­тельствуют многочисленные западные работы, большинство исследо­ваний в социальной психологии всегда вызвано к жизни конкретными потребностями общества. Следовательно, сама ориентация исследова­ний должна быть внимательно изучена под углом зрения задач, по­ставленных практикой, существующей в условиях совершенно опре­деленного типа общества. Современные научные исследования не могут осуществляться без определенной системы их финансирования, а сис­тема эта сама по себе диктует и цель, и определенную «окраску» основ­ного направления работы. Поэтому вопрос об отношении к традиции социальной психологии любой другой страны не имеет однозначного решения: нигилистическое отрицание чужого опыта здесь столь же не­уместно, сколь и простое копирование идей и исследований. Не случай­но в современной социальной психологии в качестве одного из ключе­вых используется понятие «социальный контекст», что означает требо­вание привязанности исследования к определенной социальной практике.

Во-вторых, задача тщательной отработки проблемы прикладного исследования в социальной психологии. Исследования, проводимые непосредственно в различных звеньях общественного организма, тре­буют не только высокого профессионального мастерства, но и граж­данской ответственности исследователя. Направленность практичес­ких рекомендаций и есть та сфера, где социальная психология непос­редственно «вторгается» в общественную жизнь. Следовательно, для социального психолога весьма остро стоит не только вопрос о про­фессиональной этике, но и о формулировании своей социальной по­зиции. Французский социальный психолог С. Московиси справедливо заметил, что задачи для социальной психологии задает именно обще­ство, оно диктует ей проблемы [Московиси, 1984]. Но это означает, что социальный психолог должен понимать эти проблемы общества, уметь чутко улавливать их, осознавать, в какой мере и в каком на­правлении он может способствовать решению этих проблем. «Акаде­мизм» и «профессионализм» в социальной психологии должны орга­нически включать в себя и известную социальную чуткость, понимание сущности социальной «ангажированности» этой научной дисципли­ны. Особенно остро эти проблемы встают в те периоды, когда само общество переживает радикальные трансформации, когда все про­блемы в нем подчинены происходящим социальным изменениям.

Так, в свое время, в период «второго рождения» социальной пси­хологии в нашей стране, а именно в период существования социали­стического строя, естественно, были поставлены некоторые новые проблемы. Конечно, многие из открытых в традиционной социальной психологии явлений имеют место в любом типе общества: межлично­стные отношения, коммуникативные процессы, лидерство, сплочен­ность ― все это явления, присущие любому типу общественной орга­низации. Однако, констатируя этот факт, нужно иметь в виду два об­стоятельства. Во-первых, даже и эти, описанные в традиционной социальной психологии, явления приобретают в различных социальных условиях порой совершенно иное содержание. Ниже мы покажем это на примере исследований коллектива. Конечно, процессы, протекаю­щие, скажем, в малой группе, остаются теми же: люди общаются друг с другом, у них формируются определенные социальные уста­новки и т.д., но каково содержание различных форм их взаимодействия, какого рода установки возникают по отношению к определен­ным общественным явлениям ― все это определяется содержанием конкретных общественных отношений. Значит, анализ всех традици­онных проблем приобретает новые грани. Методологический принцип включения именно содержательного рассмотрения социально-психо­логических проблем продиктован в том числе и общественными по­требностями.

Во-вторых, новая социальная реальность рождает порой не толь­ко необходимость новых акцентов при исследовании традиционных проблем, но и просто рассмотрение совершенно новых объектов ис­следования. Так, период радикальных экономических и политических преобразований, происходящих сегодня в России, требует, с одной стороны, особого внимания, например, к традиционным проблемам этнической психологии с учетом новых акцентов в ней (особенно в связи с обострением межнациональных конфликтов), а с другой сто­роны, разработки совершенно новой сферы ― психологии предпри­нимательства (в связи со становлением новых форм собственности). Идея о том, что общество диктует проблемы социальной психологии, должна быть дополнена идеей, что долг социального психолога ― уметь выявить эти проблемы.

Кроме задач общетеоретического плана, общество ставит перед социальной психологией и конкретные прикладные задачи, которые выдвигаются буквально из всех сфер общественной жизни и не могут ожидать решения теоретических вопросов. Ряд важнейших направле­ний прикладных исследований определяется сегодня задачами, свя­занными с теми изменениями в массовом сознании, которые обус­ловлены именно радикализмом социальных преобразований. Здесь же коренятся и новые возможности для деятельности социального пси­холога-практика, которому сплошь и рядом приходится не только проводить прикладные исследования, но и напрямую вмешиваться в происходящие процессы. Такого рода деятельность породила специ­фическую область социальной психологии, получившую название «практическая социальная психология».

Логика предлагаемого курса должна охватить и эти проблемы ― практических приложений социальной психологии. В целом же она преследует цель ― дать систематическое изложение всех основных проблем социальной психологии, причем в строгой последовательно­сти, так, чтобы порядок следования тем отражал некоторые фунда­ментальные методологические принципы анализа. Весь курс включает пять больших разделов:

1) введение,где даются характеристика предмета социальной пси­хологии, история развития ее основных идей, методологичес­кие принципы;

2) закономерности общения и взаимодействия,где раскрывается связь между межличностными и общественными отношениями, а общение рассматривается как их реальное проявление, где иссле­дуются структура и функции общения, а также его механизмы;

3) социальная психология групп,где дается классификация групп (больших и малых) и выявляются особенности общения в ре­альных социальных группах, вопросы о внутренней динамике групп и их развитии и о межгрупповых отношениях;

4) социальная психология личности,где рассматривается, с одной стороны, каким образом общие механизмы общения и взаимо­действия, специфически проявляющиеся в различных соци­альных группах, «задают» личность в определенном социальном контексте, и, с другой стороны, ― каковы формы активности личности в дальнейшем развитии общественных отношений;

5) практические приложения социальной психологии,где анали­зируются специфика прикладного исследования, реальные воз­можности социальной психологии в формулировании практи­ческих рекомендаций, кратко характеризуются те сферы, где наиболее развиты прикладные исследования и где осуществ­ляется практическая работа по социально-психологическому воздействию в различных формах и способах.

 

Литература

Андреева Г. М. К истории становления социальной психологии в России // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология. 1997. № 4.

Аронсон Э. Общественное животное / Пер. с англ. М., 1998 (Гл. 1, 9).

Артемов В. А. Введение в социальную психологию. М, 1927.

Бехтерев В. М. Коллективная рефлексология // Избранные работы по социальной психологии. М., 1994.

Блонский П. П. Очерк научной психологии. М., 1924.

Будилова Е. А. Философские проблемы в советской психологии. М., 1971.

Введение в практическую социальную психологию / Под ред. Ю. М. Жу­кова, Л. А. Петровской, О. В. Соловьевой. М., 1994 (Гл. 1).

Выготский Л. С, Исторический смысл психологического кризиса // Собр. соч. М., 1982. Т. 1.

Выготский Л. С. История развития высших психических функций // Собр. соч. М., 1983. Т. 3.

Выготский Л. С. Психология искусства. М., 1987.

Ковалев А. Г. О предмете социальной психологии // Вестник ЛГУ. 1959. №11.

Корнилов К. Н. Учебник психологии, изложенный с точки зрения диа­лектического материализма. М.; Л., 1929.

Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975.

Майерс Д. Социальная психология / Пер. с англ. СПб., 1997 (Гл. 1).

Московиси С. Общество и теория в социальной психологии // Совре­менная зарубежная социальная психология: Тексты. М., 1984.

 

Мясищев В. Η. Личность и неврозы. М., 1949.

Парыгин Б. Д. Основы социально-психологической теории. М., 1971. Пэнто Р., Гравитц М. Методы социальных наук / Пер. с φρ. Μ., . Рейснер М. А. Проблемы социальной психологии. Ростов-на-Дону, 1925. Социальная психология: саморефлексия маргинальности. Хрестоматия / Ред.-сост. Е. В. Якимова. М., 1995.

Челпанов Г. И. Психология и марксизм. М., 1924.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 338. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.055 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7