Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

И геослагаемых подстилающей поверхностив XX в.




 

Показатели Период, годы
   
Температура, °С 13,8 14,0 14,0 14,2 14,4 14,6
Концентрация СO2, ppm*
Орошаемые земли, тыс. км2
Зеркало водохрани­лищ, тыс. км2
Вертикальные поверх­ности городских рельефоидов, тыс. км2
Автодороги с твердым покрытием, тыс. км2
Автомобили, млн. шт.

* ppm (parts per million) — единица измерения, равная миллионной доле.

Во второй половине XX в. отмечен прирост концентрации в воздушной среде парниковых газов, в первую очередь углекис­лого газа, а также повышение среднеглобальной приземной тем­пературы воздуха (табл. 17).

Годовой прирост концентрации СO2 в воздушной среде со­ставляет в последние 20 лет в среднем 1,5 ppm, что в определен­ной мере обусловлено сжиганием ископаемого топлива и загрязне­нием нефтяной пленкой поверхности Мирового океана. Уместно отметить, что за последние 420 тыс. лет, судя по исследованиям ледяного керна из глубокой (3623 м) скважины на станции Вос­ток в Антарктиде, содержание СO2 менялось четыре раза в диа­пазоне от 180 до 280—300 частей на 1 млн., когда еще никакого индустриального воздействия на природу не было. Изменения концентрации углекислого газа в атмосфере и глобальные потеп­ления климата происходили циклически. При этом значитель­ные повышения содержания С02 не предшествовали потепле­нию, а, наоборот, всегда следовали за ростом температуры с от­ставанием в 200—800 лет, т. е. были его следствием.

К парниковым газам, помимо диоксида углерода, относятся водяной пар, метан, оксиды азота и серы, хлорфторуглероды (фреоны). Вклад различных стран в выбросы С02 в воздушную среду следующий: США — 24%, Китай — 13%, Россия — 6,4%, Германия — 4,8%, Япония — 4,4%, Индия — 4%, все остальные — 43,4%.

Парниковый эффект обусловлен свойством атмосферы про­пускать не отразившуюся от облаков часть излучения Солнца, но задерживать длинноволновое тепловое излучение от поверхно­сти Земли. Нагретая поверхность планеты остывает, испуская тепловое излучение в инфракрасном диапазоне. Пары воды по­глощают около 62% инфракрасного излучения, что способствует нагреву нижних слоев атмосферы. Однако роль водяного пара в нагреве атмосферы не ограничивается поглощением излучения. При конденсации водяного пара в мельчайшие капли, из кото­рых образуются облака, выделяется большое количество тепла.

Углекислый газ, содержащийся в воздушной среде, поглоща­ет около 22% инфракрасного излучения Земли. Гораздо ниже вклад в парниковый эффект метана и других парниковых газов.

Таким образом, длинноволновое тепловое излучение по­верхности планеты, поглощаясь парниковыми газами, вызывает повышение приземной температуры воздуха. Причем, это потеп­ление больше в северных широтах, чем у экватора, и ярче выра­жено зимой.

Среднемировая приземная температура воздуха в конце XX в. достигла максимального значения за период инструментальных наблюдений (от 1860 г.), превысив среднемноголетнюю величи­ну на 0,8 °С (см. табл. 17). Во второй половине XX в. сохранялась в целом тенденция повышения среднеглобальной приземной температуры воздуха, что обусловлено очередным в геологической истории Земли колебанием климата в сторону потепления, которое заканчивается в ближайшие десятилетия.

Понимание так называемого глобального потепления вслед­ствие парникового эффекта требует взаимосвязанного изучения глобальных изменений в океане, атмосфере, криосфере, почве, лесах с привлечением данных по колебаниям светимости Солн­ца, прецессии вращения Земли. Так; еще в 1936 г. академик А.А.Григорьев (1883—1968) утверждал, что изменение кли­матических условий в сторону повышения тепла и влаги стиму­лирует усиление прихода СO2 из почвы в атмосферу, а также увеличивает выделение углекислого газа наземными частями растений. При этом ученый подчеркивает, что «повышение тем­пературы вод океана приводит к уменьшению поглотительной его способности и, следовательно, к увеличению количества СO2 в атмосфере, а понижение температуры — к обратным результа­там»[7]. Мировой океан оказывает немалое влияние на климат, по­скольку обладает большой тепловой инерцией и служит основ­ным приемником и аккумулятором солнечной энергии.

Согласно результатам новейших исследований, главными факторами, ответственными за состояние климата, являются солнечная радиация и солнечная активность, для которой уста­новлена двухвековая цикличность, отражающаяся в глобальных изменениях климата. Непостоянство солнечной активности — основополагающая причина изменения климата. По исследова­ниям российских ученых Солнце является переменной звездой. Вариации его диаметра и формы влияют на интенсивность пото­ка солнечного излучения и оказывают решающее влияние на климат Земли. В течение ближайших 20 лет прогнозируется по­нижение глобальной температуры воздуха из-за существенного уменьшения потока солнечного излучения вплоть до состояния глубокого похолодания к середине XXI в.

В случае расширения суммарной территории городов мира до 10% площади суши произойдет изменение приземной темпе­ратуры воздуха за счет формирования городских «островов теп­ла». Такой процесс вызывает необходимость рассматривать ин­тегральную геоповерхность не только как фактор изменения климата, но и как часть общей проблемы глобальных изменений окружающей среды. Подчеркнем, что интегральная геоповерх­ность на застроенных территориях выполняет функцию подсти­лающей поверхности.

В свете сказанного уместно отметить, что Киотский про­токол (1997) направлен только против парниковых газов, од­нако на изменение климата влияет более 10 факторов. Это и аэрозоли разных типов, и облака, и альбедо земной поверхнос­ти, и солнечное излучение, и вулканы, и др. Киотский прото­кол, ратифицированный Россией в ноябре 2004 г., является для нее дискриминационным, поскольку не учитывает специфи­ку России, как самой холодной страны в мире и не допускает права использовать в расчетах квот на выбросы России реальное наличие огромных лесных массивов, поглощающих СO2 из ат­мосферы.

Вместо борьбы с СO2 в качестве меры регулирования клима­та предложен заброс на высоту 10—16 км небольшого количества аэрозольных частиц (например, серы), которые рассеют или по­глотят определенную долю солнечного излучения и оперативно охладят нижнюю атмосферу (тропосферу) на 1—3 °С. Стоимость заброса стратосферных аэрозолей в сотни раз дешевле киотских методов сохранения климата.

В отчете Межправительственной группы экспертов по изме­нению климата (2007) показана необходимость принятия допол­нительных мер для стабилизации современного климата. В на­стоящее время начаты натурные эксперименты по экранирова­нию прямого солнечного света аэрозолями. Проведены расчеты по экологической безопасности использования аэрозольных час­тиц в нижней стратосфере.

Воздействие хозяйственной деятельности человечества не ограничивается изменениями газового состава воздушной среды. Важный вклад в изменение глобального климата, очевидно, вно­сят перемены в структуре земельного фонда планеты, ее расти­тельного покрова.

О влиянии человеческой деятельности на поверхность суши дают представление показатели использования земель на конти­нентах (табл. 18).

Так, под пашнями, плантациями, пастбищами и лугами заня­то около 35% суши, а лесопокрытая площадь сократилась до 27%. Неуклонно расширяется площадь земель, занятая строе­ниями, инженерными сооружениями, дорогами, аэродромами.

С точки зрения будущих последствий для человечества не­обходимо определение геоэкологического предела развития циви­лизации. Это важно для выработки плодотворных стратегий ре­гиональной и глобальной экономической и политической ини­циатив в интересах всего человечества.

Таблица 18

Структура земельного фонда крупных регионов,%

 

Категория земель Европа Азия Африка Северная и Центральная Америка Южная Америка Австралия и Океания Суша в целом США Россия Китай
Земли, заня­тые городами и промышлен­ными объек­тами
Пашни и плантации
Пастбища и луга
Лесные земли
Прочие (ледники, внут­ренние водо­емы, болота, бедленд)

Общепланетарное потепление на Земле за последние 100— 120 лет и тенденция увеличения среднеглобальной температуры приземного воздуха вызывают общемировую обеспокоенность и острую необходимость прогнозирования возможных изменений окружающей среды. Считается, что глобальное повышение тем­пературы приземного воздуха может способствовать усилению таяния льдов, увеличению поверхностного стока, повышению уровня морей и океанов. Подъем уровня океана вызовет ряд не­желательных для населения и его хозяйственной деятельности процессов: размыв берегов, затопление низменных побережий, подпирание дренажных вод, вторжение соленых вод в эстуарии, увеличение высоты волн во время штормов и др. Если тенденция общеглобального повышения приземной температуры воздуха сохранится, то это обусловит не только подъем уровня океана, но и таяние вечной мерзлоты, заболачивание земной поверхности, вывод земель из хозяйственного использования. Вследствие по­вышения приземной температуры воздуха, вероятно, произойдет иссушение поверхности, развитие дефляции и опустынивания, пылевое загрязнение воздушной среды. Удлинение сезона поло­жительных температур будет способствовать повышению про­дуктивности растительности пастбищ, сельскохозяйственных посевов, лесов, поэтому возможно расширение лесного пояса, продвижение северной границы зоны тайги, что скажется на воспроизводстве кислорода и поглощении С02. Увеличение ис­парения, вероятно, приведет к возрастанию облачности и ко­личества атмосферных осадков в умеренных широтах Северного полушария. Таким образом, последствия потепления климата будут как положительными, так и отрицательными для окру­жающей человека среды и его хозяйственной деятельности.

В отношении озонового слоя, ставшего предметом всеобщего внимания, в том числе в свете так называемых «озоновых дыр», необходимо хотя бы в общих чертах коснуться происходящих в озоносфере процессов. Озоновый слой располагается на высо­тах от 10—15 км до 50—60 км. Наибольшая концентрация озона отмечается на высоте 20—30 км от поверхности планеты. На ос­новании исследований отечественных ученых считается, что на высоте 40 км озоном поглощается 90% ультрафиолетового из­лучения, поэтому до высот 20—25 км опасный в биологическом отношении ультрафиолет практически не доходит. Следует от­метить, что молекулы озона разрушаются и образуются в самой атмосфере. Кстати, отсутствие ультрафиолетового излучения способствует сохранению и накоплению озона. Именно поэтому озон накапливается в стратосфере над Антарктидой и Арктикой в течение полярной зимы. Механизм образования весенней ан­тарктической озоновой дыры обусловлен процессами в системе Земля — Солнце. По одной из точек зрения, всю зиму над Ан­тарктикой висит устойчивый циклон, в котором происходит ин­тенсивное образование ледяных кристаллов и накопление при­родных соединений хлора. С наступлением весны (в начале сен­тября) солнечный свет разлагает их с выделением атомов хлора, которые цепным путем быстро разрушают молекулы озона. На высоте 10—15 км над Антарктидой озон полностью исчезает. Да­лее происходит разогрев воздуха, распад циклонального вихря и относительное затягивание дыры озоносферой Южного полуша­рия. Таким образом, природа развития «озоновых дыр», где со­держание озона заметно снижено, очевидно, обусловлена естест­венными процессами, а также влиянием выбросов суперлайнера­ми с высоким потолком полета отработанных газов и запусками ракетоносителей. Следует отметить, что сокращение содержания озона в озоносфере наблюдалось и раньше, задолго до появления фреонов и проведения ядерных испытаний.

Стратосферный озон, несомненно, положительно влияет на состояние окружающей человека среды. Приземный озон в слое до 10 км, образующийся в результате химических превращений выбросов промышленных предприятий и автомобильного транс­порта под влиянием солнечного света, выступает как дестабили­зирующий фактор окружающей среды. Современная наземная общемировая сеть состоит из 200 озоновых станций наблюдения. По оценкам специалистов, за последние 100 лет среднеглобальная концентрация приземного озона возросла в 2,5—3 раза. Счи­тается, что причиной гибели лесов в Западной Европе является не только диоксид серы, но и приземный озон. Как компонент смога озон в высокой концентрации негативно воздействует и на инженерные конструкции, и на людей.

Около 71% поверхности Земли приходится на Мировой оке­ан, в нем находится 96,5% всей воды на планете. Ресурсы Миро­вого океана служат важным средством существования человече­ского общества. Мировой океан выполняет функцию гигантско­го отстойника, вместилища для захоронения токсичных отходов деятельности человека. В него поступают почти все загрязните­ли поверхностных вод суши и значительная часть загрязнений воздушной среды. Непосредственно океан загрязняется в ре­зультате аварий танкеров, буровых платформ, испытания атом­ного оружия на атоллах и островах, сбросов бытового мусора с судов, коррозии затонувших судов и грузов, проникновения ра­диоактивных и химических веществ из затопленных контейне­ров. Согласно выводу Н. Ф. Реймерса, способность к самоочище­нию у вод многих внутренних морей уже исчерпана, а у Мирово­го океана близка к пределу.

Глобальные последствия может иметь нефтяное загрязнение океана. Сырая нефть или нефтепродукты, как известно, случай­но или преднамеренно (например, при промывке танкеров) сбра­сываются в океан. Широкое освещение в средствах массовой ин­формации получают аварии танкеров и выбросы нефти на мор­ских буровых вышках. Однако почти половина нефти попадает в океан с суши в результате стока и сброса нефтяных отходов го­родами и предприятиями. По опубликованным данным, в на­стоящее время в Мировой океан ежегодно попадает от 6 до 10 млн. тонн нефти и нефтепродуктов. Заметим, что 1 тонна неф­ти образует на воде тонкую пленку площадью 10—12 км2. Обра­зование на 1/4 площади Мирового океана нефтяной пленки не только отрицательно сказывается на океанской флоре и фауне, но и препятствует свободному газообмену с атмосферой. Микро­биологический распад нефти идет медленно, самоочищение обычно длится от 2 до 5 лет. Нефтеокисляющим бактериям для ассимиляции нефти нужен кислород, в результате фитопланк­тон, находящийся в угнетенном состоянии, замедляет поступле­ние кислорода в воздушную среду. Как известно, нефтяное за­грязнение состоит не только из углеводородов, но и из более ток­сичных, канцерогенных и мутагенных компонентов нефти — смол, асфальтенов, урана, ванадия, никеля.

Загрязнение Мирового океана нефтепродуктами снижает способность его вод к аккумуляции углекислого газа, концентра­ция которого из-за этого в воздушной среде может возрастать. Кроме того, загрязнение океана нефтепродуктами сокращает на 20—30% испарение и замедляет водообмен с сушей, а также, оче­видно, способствует увеличению скорости подъема уровня Ми­рового океана с 1,5 до 2 мм/год в последние десятилетия XX в. Помимо нефти и нефтепродуктов, к наиболее распространен­ным загрязнителям Мирового океана относятся радионуклиды (стронций-90, цезий-137), хлорорганические токсиканты (ДДТ, полихлорированные бифенилы, хлорорганические пестициды) тяжелые металлы (ртуть, кадмий, свинец, мышьяк).

Формирование газового состава воздушной среды, как из­вестно, также зависит от растений, потребляющих углекислый газ в процессе фотосинтеза под влиянием солнечной энергии и хлорофилла и переводящих его в органическое вещество с соот­ветствующим выделением биогенного кислорода. Обобщенное уравнение процесса фотосинтеза выглядит так:

Энергия солнечного света

6СО2 + 6Н2О –––––––––––––––→C6H12O6 + 602.

L zЗеленые растения

(хлорофилл, ферменты)

Жизнь животных, а также жизнь человека зависит и от кис­лорода, и от синтезируемых органических веществ, поскольку людьми поедаются либо сами растения, либо животные, питаю­щиеся растениями.

Планетарное значение имеет газовая функция лесов. Общая фотосинтетическая продукция кислорода растительным покро­вом суши составляет около 150 млрд. т/год.

Регулирующее воздействие на газовый состав воздушной среды оказывает и Мировой океан, так как заселяющий его фи­топланктон продуцирует порядка 56 млрд. т/год биогенного кис­лорода. Океан также выводит из воздушной среды углерод в про­цессе седиментации карбонатных пород.

Леса умеренного пояса, особенно таежная зона (а не, как принято считать, экваториальные леса), обеспечивают планету кислородом. Специальные исследования последних лет показа­ли, что практически весь кислород, образующийся при фотосинтезе во влажно-тропических лесах, уходит на дыхание и разло­жение растительного опада. В результате при функционирова­нии влажно-тропических лесов поглощается кислорода из окружающей воздушной среды больше, чем ими производится.

В процессе эволюции человечество, взаимодействуя с зем­ной природой, трансформировало формы многих объектов по­верхности суши и создало второй «искусственный» мир морфообразований. Грандиозная технолитоморфная трансформация окружающей среды в результате усиливающегося техногенного воздействия на природу изменяет сложную систему потоков ве­щества, энергии, информации, оказывает влияние на структуру ландшафтов, на соотношение в них процессов.

Опыт исследования территорий (в особенности урбанизиро­ванных) подтверждает необходимость расширения понимания геотехноморфогенеза, прежде всего за счет рельефоидов — мону­ментальных объектов, гражданских, жилых, промышленных зда­ний, культовых построек, энергетических, гидротехнических, транспортных, инженерно-защитных и других сооружений, об­разованных искусственным материалом. Кроме заполнения гео­графического пространства новыми техногенными формами рельефа и техническими сооружениями, по мнению автора, сле­дует включить в него и образование рельефидов.

Подчеркнем, что рельефоиды и рельефиды не равнозначны и не аналогичны природным формам рельефа — объектам геомор­фогенеза.

Началом хозяйственного освоения окружающей среды счи­тается применение человеком землекопных орудий (землекопалок, мотыги, лопаты). Судя по развитию материальной культуры, техноморфологические воздействия человека на земную поверх­ность начались на рубеже IX—VIII тысячелетий до н. э. Пример­но к этому времени относятся и значительные перемещения рыхлых пород при создании пещерных жилищ на Лёссовом пла­то Китая. Сельскохозяйственное использование земель положи­ло начало специфическим трансформациям земной поверхно­сти. В бассейнах рек Тигр и Евфрат, в Египте, Индии и Китае VI— VII тыс. лет до н. э. были построены плотины, каналы, ороситель­ные системы, сформированы террасированные склоны. Прошлое древнего орошаемого земледелия, зародившегося в IV—III ты­сячелетии до н. э., сохранилось на равнинах Средней Азии в виде ирригационных систем — полузасыпанных каналов, тянущихся на десятки и сотни километров, валов, дамб, плотин, мелких ары­ков, борозд и валиков, а также бугров до 10—15 м высотой на месте бывших поселений, стен, развалин городищ и крепостей на площади до нескольких гектаров. Первые жилища из глиняных кирпичей возникли на Ближнем и Среднем Востоке на рубеже VIII—VII тысячелетий до н. э.

Антропогенные воздействия на земную поверхность начали проявляться на территориях с особо благоприятным сочетанием природных условий. Первые цивилизации возникли в Месопо­тамии, Древнем Египте, в долинах великих рек Индии и Китая, которые можно считать географическими очагами зарождения геотехноморфогенеза. В практически-предметной, планомерной деятельности человека выделены несколько периодов наиболь­шей концентрации качественных сдвигов, увязанных с главней­шими историческими этапами и особенностями взаимодействия общества и природы. Приведенные в таблице 19 временные ру­бежи этапов и стадий определены по специфичным наборам при­знаков техноморфологического воздействия человека на окру­жающую среду.

Так, для рубежа IV—III тысячелетий до н. э. примечательно возникновение первых городов-государств, изобретение колеса, создание оросительных систем. К концу IV или началу III тыся­челетия до н. э. восходят наиболее ранние горные работы по до­быче медной руды на каргалинских (Южный Урал) шахтах, штольнях, карьерах глубиной до 30—40 м. Предложенная пери­одизация освоения геотехнопространства отражает переломные моменты в эволюции техноморфологической деятельности чело­века. Они знаменуют исчерпание возможностей прежней техни­ки и использование иной, более мощно воздействующей на окру­жающую среду.

Выделенный домашинный этап геотехноморфогенеза, начав­шийся 10 тыс. лет тому назад и закончившийся на значительной части заселенной суши в середине XVIII в., охватывает каменно-мотыжную земледельческую и бронзово-железную земледельческо-строительную стадии. Их особенностью было воздейст­вие человека на земную поверхность с помощью орудий ручного труда.

С появлением машин возникли коренные, качественные и практически неограниченные возможности технолитоморфологического воздействия на окружающую среду. Судя по объемам перемещенных грунтов, возрастают темпы преобразования рельефа суши. Так, за 150—200 лет (до 1962 г.) было перемещено около 1500 км3 , а за период с 1962 по 2000 г., по подсчетам авто­ра, 3000 км3 грунтов, что свидетельствует о резком увеличении интенсивности геотехноморфогенеза в последние десятилетия XXв.

 

 

 

 

Рис. 4. Сокращение площадей пахотных земель в мире на душу населения за период с 1960 по 2010 г.

Весьма показательны размеры и темпы сведения лесов в Ев­ропе, Африке, США, Канаде, Индии, Китае, Бразилии. Состав­лявшая 56% к началу земледельческо-скотоводческой деятель­ности человечества среднемировая лесистость сократилась уже до 27%. Многократно увеличился в мире в XX в. смыв почв (млрд. т/год): 1920-е гг. - 3, 1960-е гг. - 9, 1970-е гг. - 24. К кон­цу XX в. было утрачено до 20 млн. км2 (13% площади всей суши) сельскохозяйственных земель, что превышает теперешнюю па­хотную площадь (14,7 млн. км2). В связи с продолжающимся рос­том населения неуклонно уменьшается пашня на душу населе­ния (рис. 4).

В настоящее время она значительно ниже нормы, которая при современной агротехнологии должна составлять 0,5 га для обеспечения приемлемого уровня жизни.

Специфичность влияния подвижно-неподвижных морфообъектов состоит в том, что геотехноморфогенная подстилающая поверхность за счет циркуляционно-перемещающихся рельефидов приобрела черты кинематически изменяющегося морфолитообразования. Ведь интенсивность движения на наиболее на­пряженных автодорогах достигает 70—100 тыс. автомобилей в сутки. Поэтому изучение изменения свойств подстилающей поверхности, обусловленных рельефидами и рельефоидами, представляется перспективным для познания динамики совре­менных процессов в окружающей среде.

При движении транспортных средств нередко возникают ко­лебания земной поверхности, соответствующие по шкале интен­сивности землетрясениям в 3—4 балла. Поезда железной дороги, трамваи, автомобили и другие движущиеся объекты являются существенным источником вибрации, распространяющейся на глубину 10—15 м в грунтовую толщу, служащую основанием, фундаментом зданий, инженерных сооружений, коммуникаций, коллекторов.

Постоянное возрастание промышленного и сельскохозяйст­венного производства сопровождается появлением новых техно­логий и процессов, материалов и объектов, многогранные воз­действия которых приводят к изменению земной поверхности, представляющей собой вещественно-морфологический фунда­мент жизнедеятельности людей. Познание сути этих преобразо­ваний, изменения свойств поверхности суши в результате геотехноморфогенеза одна из насущных задач оптимизации взаимо­действия, взаимоотношения человека с земной поверхностью.

Технолитоморфная деятельность человечества, начавшаяся с применения орудий труда 10—11 тыс. лет назад, к концу XX в. приобрела масштабы геосферного процесса. Материальные по­казатели целенаправленно производственной технолитоморфной деятельности поистине грандиозны. Так, мировой прирост городских зданий и сооружений в настоящее время составляет 2,5 млрд. т/год. По подсчетам автора, масса зданий и сооружений в городах мира, составляющая на рубеже веков 80 млрд. тонн, возрастет к 2025 г. до 120—130 млрд. тонн.

По оценкам специалистов, в начале XXI в. добыча рудных, не­рудных, энергетических полезных ископаемых и, соответственно, изъятие сопутствующих горных пород составляет 41 и 274, 176 и 202,63 и 132 млрд. т/год, т. е. в целом 280 и 608 млрд. т/год, что зна­чительно превосходит весь твердый материал (27 млрд. т/год), перемещаемый с суши в океан реками, а также в результате аб­разии и склоновых процессов с берегов, выносом обломочного материала ветром и покровными ледниками (см. табл. 9). Амп­литуда экстремальных отметок целенаправленно производствен­ных морфообразований (карьеров и рельефоидов) уже достигает 1,5 км.

Взаимодействие естественного и искусственного факторов геотехноморфогенеза происходит на земной поверхности и в при­поверхностной части литосферы (от нескольких метров до не­скольких километров). Вторичные морфообъекты (техногенные формы рельефа, рельефоиды, рельефиды) и приповерхностная литосфера — совокупная целостность в пределах суши. Данному материальному образованию присущи две взаимосвязанные осо­бенности: во-первых, эта объективная реальность — естествен­но-искусственная, во-вторых, она испытала или продолжает ис­пытывать воздействие хозяйственной и иной деятельности чело­вечества. Такое специфическое вещественно-морфологическое образование автор предложил рассматривать как геотехноморфогенное пространство, а его наружное (наблюдаемое) ограниче­ние — в качестве интегральной геоповерхности. Выделение со­ставной части географической оболочки — геотехноморфогенного пространства (см. рис. 2) оправдывается его внутренним содержанием, пространственными характеристиками.

Нижняя граница геотехноморфогенного пространства с не­которой долей условности определяется пределами влияния тех­ногенной деятельности, которая распространяется на припо­верхностную часть литосферы от первых метров до нескольких километров. Верхняя граница геотехноморфогенного простран­ства — это не дневная поверхность земной коры и не «кровля» литосферы. Его наружную составную часть образуют естествен­ный, техногенно-природный, техногенный рельеф, грани релье­фоидов и рельефидов. Верхняя граница геотехноморфогенного пространства представляет собой интегральную геоповерхность, которая в пределах большого города весьма неоднородна. Так, для Москвы по показателю этажности застройки автором выде­лен ряд относительно обособленных кольцеобразных геотехноморфогенных высотных ступеней, в целом понижающихся от пе­риферии и от центра к современному срединному поясу релье­фоидов (рис. 5).

В генетическом, геометрическом, пространственном отноше­ниях интегральная геоповерхность отлична от земной поверхности, понимаемой как природное (естественное) морфообразование. Ме­тодологически земная поверхность и ее рельеф рассматриваются как результат взаимодействия эндогенных и экзогенных процессов рельефообразования.

Понятие «интегральная геоповерхность» принципиально от­личается от понятия «земная поверхность» по объему и содержа­нию, поскольку включает в себя не только природные элементы, развитие которых обусловлено естественными процессами (экзо­генными и эндогенными), но и взаимодействующие с ними искус­ственные (техногенные) морфообъекты. Следует подчеркнуть, что возникшая при этом интегральная геоповерхность представляет собой такое морфообразование, с которым помимо человечества реально контактируют другие компоненты географической обо­лочки, взаимодействующие между собой, — атмосфера, гидросфе­ра и биота, определяя условия природопользования. Существен­но, что гетерогенное, полиструктурное морфообразование «интег­ральная геоповерхность» выполняет средообразующую функцию.

 

 

 

Рис. 5. Геотехноморфогенные высотные уровни г. Москвы (в пределах МКАД). Усредненная высота рельефоидов, м: 1 — 20; 2 — 25; 3 — 30; 4— 50; 5 — 60; 6— исходная подстилающая поверхность (городские лесо­парки и незастроенные территории)

 

 

Современную интегральную геоповерхность составляют первичные и вторичные формообразования. Категорию первичных морфообъектов образуют ненарушенные (естественные) формы рельефа. В целом они занимают около 40% суши. Данные о суммарной площади ненарушенного рельефа на континентах обобщены в таблице 5. Хозяйственной деятельностью не затро­нуто около половины земель России.

Среди вторичных объектов интегральной геоповерхности морфолитогенетически различаются техноплагенные, техноглиптогенные, технолититные, технолитные и технолитоидные формообразования (табл. 20).

Таблица 20







Дата добавления: 2015-10-12; просмотров: 117. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.008 сек.) русская версия | украинская версия