Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Чувство вины как залог нормального разрешения депрессивной позиции.




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

В этот период исключительно важна способность матери поддержать ребенка в его сложных переживаниях. Мать должна быть рядом.Само ее присутствие говорит о том, что она выжила, несмотря на всю агрессивность младенца, вызванную деятельностью инстинктов и фрустрациями. Само присутствие матери является подтверждением надежности и прочности внешнего мира (ибо она — олицетворение этого мира), подтверждением, что он не разрушил мир своими атаками и что мир принял его возместительные репарационные жесты, итогда у ребенка появляется способность взять ответственность за свои фантазии, связанные с инстинктными импульсами. На смену безжалостности приходят жалость и сочувствие.

Вот как описывает поведение младенца в этот период один из ведущих английских психоаналитиков Д. В. Винникотт. «С течением времени у детей появляется импульс кусать. Это начало чего-то, имеющего огромное значение и относящееся к области безжалостности, импульсивности и использования беззащитных объектов. Но очень, очень скоро дети защищают грудь, и фактически даже когда у них есть зубы, они лишь в редких случаях кусают, чтобы причинить вред. Это не потому, что у них отсутствует импульс: причина этого нечто, аналогичное приручению волка и превращению его в собаку, а льва — в кошку. У человеческих детей существует очень трудная стадия, которой невозможно избежать. Если мать знает об этой стадии, она легко может обнаружить ее у ребенка, и когда подвергается разрушению от своего дитя, может защитить себя, не отвечая тем же и не прибегая к мести.

Другими словами, у матери есть одна работа, когда ребенок кусается, царапается, дерет ее за волосы и пинается, и работа эта — выжить. Остальное сделает ребенок. Если она выживает, ребенок обретает новый смысл слова любовь», и новое возникнет в жизни ребенка, и это новое — фантазия. Как если бы ребенок мог теперь сказать матери: «я люблю тебя, потому что ты выжила, когда я разрушал тебя. В своих снах и в фантазияхя разрушаю тебя, когда бы ни думал о тебе, потому что я люблю тебя».

Именно это делает мать внешним объектом, помещает ее в мир, не являющийся частью ребенка, и делает ее нужной». [13]

Д.В. Винникотту, работавшему под руководством М.Кляйн и считавшим себя ее учеником, принадлежат несколько понятий, вошедших в основу современного представления о становлении структуры личности в детстве и определяющих позицию консультанта при работе в реконструирующем эгоподдерживающем подходе.

Достаточно хорошая мать (Good Enough Mother)

Термин, обозначающий мать, обеспечивающую зависимому от нее ребенку внешнюю заботу и оптимальные условия комфорта. Такая мать отвечает на симбиотические потребности ребенка, помогая тем самым сформировать его 'жестовую' телесную Самость и ласково и активно создавая основы для любви к объекту. Такая мать, ограничивая свои потребности и жертвуя собственным временем, действует в нужный момент, то есть когда ребенок фрустрирован, агрессивен и т.п., с максимальной эмпатией и ответственностью. Тем самым ребенок получает относительную свободу для выражения своей потребности во всемогуществе, о также удовлетворительный человеческий контекст для субъективного смысла своего существования, самовыражения и креативности.

Винникотт подчеркивал, что «достаточно хорошей» мать становится отнюдь не благодаря штудированию пособий по материнству, а за счет собственного, естественного понимания роли матери. По мере взросления ребенка адаптационные способности матери по отношению к нему постепенно снижаются, и на ее накапливающихся ошибках младенец учится «видеть», что он вовсе не столь всемогущ. Как только ребенок теряет чувство всемогущества, он приобретает чувство риска и дифференцирует агрессивное использование объектного мира. .[12,213с.] Забота (Holding) - термин, обозначающий обеспечение матерью потребностей зависимого от нее ребенка, а также организацию и регуляцию влияний, оказываемых на него со стороны внешнего мира. Забота отражает естественные способности, умение опекать и сохранять в постоянстве качества достаточно хорошей матери. Благодаря заботе младенец испытывает чувство всемогущества, рассматриваемое Винникоттом в качестве одного из важнейших признаков здорового развития. Оно обеспечивает ощущение достаточной безопасности и без соответствующей заботы не формируется. Заботу или средовую мать следует отличать от объектной матери, которая, согласно Винникотту, создает условия для достижения частичного, направленного на отдельные объекты удовлетворения Оно при условии, что объектные отношения и организация Я ребенка достигли определенного уровня развития. Заботливая среда должно подготовить ребенка к более поздним стадиям развития и к более дифференцированным переживаниям, которые они обязательно предполагают.

Понятие заботливой среды использовалось Винникоттом, для концептуализации неспецифического поддерживающего постоянства, обеспечиваемого консультантом и ситуацией процесса консультирования. Регулярность визитов и их регламентация, ритуалы прихода и ухода, эмпатия, ровный голос и само постоянство объектов, помещений и их интерьеров вносят свой вклад в метафорическую заботу, которая способна помочь сдержать дезинтеграцию, возникающую в процессе терапии.[12,213с.]

Таким образом, мать должна выжить, оставаясь спокойной, должна дать время младенцу переработать результаты своих инстинктных импульсов и дать ему возможность внести свой вклад, восполнить что-то, утешить ее. Только когда у него есть эта возможность репарации, он сможет перенести то чувство вины, которое испытывает за свои деструктивные атаки, как в фантазии, так и в реальности. Только в этом случае у ребенка может возникнуть способность к заботе, сочувствию, беспокойству за другого.

Депрессивная позиция является тем периодом развития, когда возникает способность чувствовать вину. Вина — это особое внутреннее состояние, возникающее вследствие конфликта любовь — ненависть. Наличие чувства вины подразумевает, что индивид способен выдержать этот конфликт. Иначе говоря, чувство вины подразумевает способность переносить амбивалентность чувств любви и ненависти.Этот конфликт неотъемлем от внутренней психической жизни, как неотъемлема борьба инстинктов жизни и смерти. Конфликт является принадлежностью здоровой жизни. Также и вина (в нормальных ее проявлениях) неотъемлема от нормальной психики и, более того, будучи чисто человеческой способностью, свидетельствует о мере социализации человека. Способность чувствовать вину аналогична способности к сочувствию и сопереживанию.

Развитие этой способности зависит от многих факторов, связанных в первую очередь с матерью. От нее зависит, будет ли интегрирована в Эго эта способность и будет ли человек в дальнейшем испытывать нормальное, здоровое чувство вины.

Для того чтобы это произошло, мать должна дать младенцу возможность свободно проявлять инстинктные импульсы, не наказывая его за них, дать ему возможность и время полностью пережить и переработать весь опыт его инстинктных действий и фантазий. И дать ему возможность сделать репарационный жест и принять этот жест: ответить улыбкой на улыбку или сказать ласковые слова, когда малыш гладит ее грудь. Иными словами, мать своим присутствием, спокойствием и способностью к принятию должна дать младенцу возможность испытывать следующие состояния: переживание инстинктного импульса; принятие ответственности, называемое виной; переработку этих процессов; подлинный возмещающий жест. Эти следующие друг за другом состояния образуют так называемый доброкачественный цикл, многократное повторение которого обеспечивает нормальное развитие чувства вины и способности к сочувствию и сопереживанию. Если происходит сбой в каком-либо из моментов этого цикла, он может превратиться из доброкачественного в злокачественный. Тогда может быть уничтожена способность чувствовать вину. Вместо этого младенец может прибегнуть или к чрезмерному торможению инстинктов, или к использованию какой-либо примитивной защиты. Именно способность чувствовать вину и стремление к репарации обеспечивают нормальное разрешение депрессивной позиции и переход на следующую стадию. Но формирование этой способности во многом обусловлено тем, насколько успешно смог младенец справиться со всеми коллизиями предыдущего периода развития. То есть удалось ли Эго за счет установления хорошего внутреннего объекта и ослабления параноидной тревоги достичь определенной степени интеграции. Лишь при выполнении этого условия Эго способно интегрировать в себя не только частичный, но и целостный объект, способно взять ответственность за судьбу этого объекта, испытать вину и сделать репарацию.

Если Эго не было способно справляться с тревожными ситуациями параноидно-шизоидной позиции (в силу внутренних или внешних факторов), тогда вместо нормальной переработки депрессивных процессов может иметь место регресс к прежним способам функционирования.

Цитируя М. Кляйн: «Если страхи преследования слишком сильны и по этой причине (помимо других) параноидная позиция не может быть проработана младенцем, то и проработка депрессивной позиции, в свою очередь, будет затруднена. Такая неудача может привести к регрессивному усилению страхов преследования и укреплению точек фиксации психозов.

Хотя я предполагала, что исход депрессивной позиции зависит от успешного прохождения предшествующей фазы я, тем не менее, центральную роль в раннем развитии ребенка приписывала именно депрессивной позиции. Ведь интроекция целостного объекта фундаментально изменяет объектное отношение младенца. Синтез любимых и ненавистных аспектов целостного объекта приводит к переживаниям горевания и вины, предполагающим жизненно важные продвижения в эмоциональной и интеллектуальной жизни младенца. Это также важнейшая точка выбора - невроза или психоза. Всех этих выводов я все еще твердо придерживаюсь». [48] [27]

В разработке нашего предмета исследования последние рассуждения о течении и роли депрессивной позиции представляются нам крайне важными.

Это означает, что несформированный опыт амбивалентных отношений и отсутствие сопутствующего этой стадии формирования Эго чувства вины, а так же способности выносить связанные с этим амбивалентные чувства, влияют на способность в дальнейшем признавать за эмоционально-значимым объектом наличие как положительных так и отрицательных черт.

Степень зрелости Эго должна соответствовать депрессивной позиции, чтобы уже взрослый человек мог испытывать чувство виновности в разрушении чего-либо, и, как следствие – испытывать потребность в репарации, как восстановлению разрушенного и способность к ней. Отсутствие прохождения этого этапа развития определяет нарушение способности проживать процесс проработки утраты.

Следует так же отметить, что употребление термина «позиция» здесь не случайно. С точки зрения М. Кляйн, под термином «позиция» понимается целостная картина эмоциональной, поведенческой, фантазийной жизни младенца, характеризующейся конституциональной устойчивостью и подвергающейся изменениям вследствие приобретения новообразований в процессе развития индивида.







Дата добавления: 2015-10-12; просмотров: 676. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.019 сек.) русская версия | украинская версия