Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Октября 3056 г. Незадолго до полуночи рабочие, торопившиеся на вечернюю смену, толпились на станции метрополитена, откуда поезда шли на фабричную территорию «Хатиман Таро




 

Незадолго до полуночи рабочие, торопившиеся на вечернюю смену, толпились на станции метрополитена, откуда поезда шли на фабричную территорию «Хатиман Таро энтерпрайзес». Те, кому удалось втиснуться в первые два вагона восточного поезда, доставлявшего чиновников и высококвалифицированных рабочих в Шин, Коуб, Ханган и Ким, северные части фабричной территории, обнаружили там две дюжины гайдзин в комбинезонах бледной расцветки, которые носили служащие в ночную смену. Рабочие из вежливости не задавали вопросов и даже избегали чересчур пристально рассматривать незнакомцев.

Некоторые из чужаков держали спортивные сумки с наклеенными на них эмблемами известных фирм, находящихся за пределами Синдиката Драконов. Это не вызывало удивления. Дядюшка Чэнди поощрял подтянутость среди сотрудников фирмы и установил один свободный от работы час в день для тех, кто желал заняться бегом, улучшить физическую подготовку или научиться боевым искусствам. Иностранные наклейки, появившиеся в магазинах совсем недавно, после реформ Теодора, уже не считались на Масамори символом достатка.

Чужаки не проявили желания присоединиться к масакко, торопливо устремившимся к выходам, когда поезд прибыл на станцию ХТЭ. Они дождались, пока толпа схлынет и минует двери, ведущие к турникетам на выходе, где рабочие послушно встали в очередь, чтобы предъявить голографические значки-идентификаторы паре охранников в небесно-голубых комбинезонах и шлемах с нарисованной на них яркой белой полосой.

Главарь чужаков оказался на голову выше, чем большинство масакко. У него была темная козлиная бородка, а на каске — наклейка третьей фабрики, означающая, что он работает на сборке панелей управления для бытовой техники в северной части территории. Лимонно-желтый комбинезон свободно болтался на тощем теле.

Охранники взглянули на значок, который он им предъявил, и кивнули. Но когда человек проходил через турникет, детектор металла пронзительно завыл.

Мужчина с бородкой достал из внутреннего кармана мешковатого комбинезона портативный полуавтоматический пистолет с навинченным на него глушителем. Не успели охранники отреагировать, как он уже выстрелил обоим между глаз.

Из газетного киоска внутри зала ожидания чей-то голос прокричал фразу, которую он не понял, из-за этого все внезапно пошло к чертям.

Прозвучавшие слова значили: «Всем лечь!» Хотя иногда население Хатимана и могло быть неуправляемым, обычно эти люди проявляли удивительные послушание и покорность, если судить о них по меркам человеческого общежития. Когда голос скомандовал им лечь, все без вопросов попадали на живот, оставив две дюжины террористов «Слова Блейка» торчать, словно одинокие пальмы в пустыне.

Из киосков, квадратных опорных колонн, подсобных помещений ярко сверкнули короткие желтые вспышки. Высокий мужчина с козлиной бородкой успел выкрикнуть наглое славословие в честь Блейка, включить заранее подготовленную запись из коммуникатора, который он сжимал в левой руке, и поднять бесшумный пистолет. В тот же момент на его груди пятнами расцвели кровавые цветы, заставив его отступить на несколько шагов назад, прежде чем упасть.

Две дюжины ацтеков, притаившихся на станции, не командовали роботами. Но в то же время они были воинами, служа полку не только с гаечным ключом или горелкой в руках. Многим из них доводилось проливать кровь еще до того, как они покинули родные планеты.

Большинство террористов упали как подкошенные, не успев даже достать оружие, спрятанное в одежде или спортивных сумках. Четверым удалось проломить заграждения, забросав пространство вокруг гранатами и открыв ураганный огонь. Они пробились к ступенькам лестницы, ведущей к выходу, и начали подниматься наверх.

С лицом, залитым кровью из-за попадания множества гранатных осколков, командовавшая засадой миниатюрная штаб-сержант Красавица нажала на контакт маленькой черной штучки, которую сжимала в кулаке. Раздался характерный щелчок.

Пара мин «Claymore», установленных таким образом, чтобы они выбросили заряд стальных шариков под углом вверх над головами послушно лежавших рабочих, разорвалась прямо в лицо террористам «Слова Блейка», сбив их с лестничных ступенек.

В горячке и спешке операции сержант Красавица не забыла свою первую обязанность. Прежде чем открыть огонь, она нажала на кнопку сигнала тревоги.

Сирены тревоги только начали заунывный вой на поверхности, когда у северной стены территории возникла гигантская белая вспышка. Звук взрыва волной прокатился по открытому пространству.

Взвыли сервомеханизмы, послышался грохот тяжелых шагов — это выступили роботы Семнадцатого полка. Дон Карлос держал целую роту наготове в машинах, организовав смену караулов каждые четыре часа. Из шести рот, находившихся на фабричной территории, ни один человек не имел права уйти в увольнение, но все же полковник считал, что водители находятся в лучшей форме, когда не торчат в напряжении чересчур долго в кабинах роботов, и поэтому на двадцать часов из двадцати четырех они получали команду «отбой».

Этой ночью дежурила рота «Бронко», и, подозревая, что террористы могут воспользоваться пересменкой, полковник Камачо назначил вахты «Кабальерос» таким образом, чтобы они не совпадали со сменами рабочих на фабриках. Другие роты, вызванные из дежурного помещения, где они коротали свободные часы, по сигналу боевой тревоги помчались к своим машинам.

Сума и Диана, казавшиеся огромными из-за пуленепробиваемых жилетов, назначенные сегодня наблюдать за нестроевыми членами полка, — главным образом детишками не старше двенадцати лет, уже устремились в подземное кондиционируемое убежище. Дядюшка Чэнди либо сделал необходимые приготовления к моменту, когда истечет срок перемирия с кланами, либо он предпочитал оказаться готовым к любым непредвиденным обстоятельствам, но только к моменту прибытия Семнадцатого полка фабричная территория уже была хорошо оснащена для того, чтобы выдержать любую осаду.

Резким ударом по педали газа вызвав к жизни мотоцикл «хонда-рейнметалл», Кэсси с грохотом рванула к месту взрыва. Ценя превыше всего умение бесшумно красться по местности, даже за счет скорости, разведчица обычно пренебрегала любым транспортным средством с мотором. Но поскольку вокруг завыли сирены, во всех направлениях неслись автомобили, а к месту действия с грохотом топали роботы, то, насколько громко шумит мотор мотоцикла,не имело ни малейшего значения. Несмотря на крепкие ноги, Кэсси не смогла бы пересечь огромную территорию на горном велосипеде с такой скоростью.

Кэсси прогрохотала мимо зданий, где содержались роботы, их огромные ярко освещенные пещеры казались входом в другие миры. Прямо перед ней вперед шагала темная гигантская тень. Она подавила мгновенно возникшую панику при виде столь знакомого силуэта «Atlas».

Но затем Кэсси вновь испытала страх, вспомнив, что на дежурстве в эту ночь находился только один «Atlas». «Не повтори судьбу Пэтси, дорогая Кали. Сейчас мы не воюем с Ягуарами, но это еще не значит, что им не удастся достать тебя в огромном стотонном коконе».

Однако она сомневалась, что ее новая подруга легко уступит противнику. Когда разведчица объезжала махину робота, он приветственно поднял правую металлическую руку.

На дисплее кругового обзора, укрепленном над обзорным щитком, капитан Кали Макдугал увидела силуэт «Wasp», прыгающей вперед за похожей на пагоду «Цитаделью», казавшейся двигающимся черным пятнышком среди мерцавших отражений желтых огоньков на черном асфальте.

— Суббота, — приказала она в микрофон, укрепленный в нейрошлеме около губ, — побереги задницу. Не старайся поскорее попасть на мушку, пока мы не выясним, с кем имеем дело.

Последовала двойная вспышка реактивных двигателей, так как водитель включил гироскопы, чтобы остановить машину.

— Прием подтверждаю, капитан, — прозвучало в ее наушниках. — Приказ понял.

— Нападающий, — произнесла Кали, вызывая одного из двух водителей, патрулирующих северную стену. — Слышишь меня, Нападающий? Филин?

— Фил на связи, капитан, — послышался голос младшего лейтенанта Гектора Альвареса по прозвищу Филин, водителя единственного в полку «Jagermech». — Здесь, вокруг пролома в стене, заваруха. Сюда прорвалось множество легковооруженных стрелков, наступающих на Голубых, укрывающихся в зданиях северной части комплекса. Я видел, как «Jenner» Нападающего получил ракету прямо на командный мостик. Все его системы выведены из строя.

— Нападающий катапультировался?

— Нет, Кали. Ох, козлы! Мимо только что пролетел целый залп ракет!

— Ладно, укрывайся за зданиями и отстреливайся.

Схватки с кланами и, по иронии судьбы, тот факт, что в состав полка входила такая фанатичная и высокорезультативная охотница на роботов, как Кэсси Садорн, выбили из самоуверенных водителей — «Кабальерос» предубеждение, что единственную реальную опасность для робота представляет только другой робот. Подчиненные Макдугал опасались схваток с пехотой, имеющей специальное вооружение против роботов и достаточно уверенной, чтобы пустить его в ход, особенно если бойцы рассредоточены среди цементных фабричных зданий. Ограниченная подвижность и схватки на близких расстояниях делали застроенные районы, как этот, идеальными для неожиданных засад, которые так любила устраивать их собственная абтака.

— Скоро наши подойдут, — заверила Кали Фила и подумала про себя: «Черт побери, танец только начался, а я уже потеряла человека. Чертовски неудачный старт для карьеры командира ротой».

Какие-то голоса, рожденные внутренней неуверенностью, настойчиво нашептывали ей, что она глупая, невезучая и, конечно, потерпит неудачу. Кали сжала зубы. Она давно научилась узнавать эти голоса и считала их врагами. Похожие на призраков фигуры, крадущиеся в ночи с портативными ракетами, представляли для Макдугал смертельную опасность.

Кали подумала о преимуществах, которые она имеет, находясь во время ожесточенного боя в кабине робота. При этом чертовски сложно поколебать ее уверенность в себе. Она скажет об этом Суме, если тот уцелеет после боя. Если они оба уцелеют.

Макдугал уже пора было вернуться к обязанностям командира. Прочитав про себя молитву, она подключилась к командной линии связи.

— Рота «Бронко», у нас огромная брешь в северной стене, плотный огонь снаружи, у проникших внутрь имеется малогабаритное оружие, способное пробить броню...

Кэсси потребовалось меньше десяти секунд, чтобы решить, что нападение у северной стены — отвлекающий маневр.

Но ситуация тем не менее оставалась сложной, когда она притормозила на обочине расположенной вдоль реки улицы, которая в этом месте переходила в проспект. Голубые, как прозвали «Кабальерос» собственные войска охраны ХТЭ, вели оглушительную перестрелку, стараясь попасть в пятнадцатиметровую брешь в стене.

«Слишком много выстрелов, — подумала Кэсси. — Обманное движение, готова поспорить. Выбрасывают дерьмо в кипящее масло». Она видела людей, мечущихся на открытых местах, и вдали — «Jenner», вне опасности, но не подающий признаков жизни. Сразу за этим показался «Jagermech» Фила, вышедший с улицы западнее бреши, и начал поливать пролом в стене из крупнокалиберных автоматических пушек, по одной в каждой руке.

Террористы «Слова Блейка» оказались насколько фанатичными, настолько же и подготовленными, отвечая скоростному огню Филина немедленным залпом ракет, отколовшим огромные куски цемента от стен фабричных зданий. Кэсси видела, что парочка ракет успела попасть в одну из расположенных на боках робота пушек, прежде чем он увернулся.

Террористы расходовали портативные ракеты настолько щедро, что сами навели Кэсси на эту мысль. Пехоте без броневой поддержки никогда не пробиться на укрепленную территорию, защищаемую роботами, при поддержке наземных войск, сколько бы ракет они ни сожгли. На самом деле задача неприятеля — причинить некоторый ущерб и устроить большой шум.

— Акула, — сказала Кэсси в микрофон, подсоединенный к наушникам, одновременно украдкой оглянувшись по сторонам. — Акула, здесь Абтака. Отзовись, Акула.

— Он пока еще не выходил на связь, — послышался сухой раздраженный голос Гордо Бэйрда. — На связи полковник Бэйрд. Вы можете передать информацию мне.

— Есть кто-нибудь еще на командной линии?

— Сейчас, минутку, юная леди...

— Кали слышит тебя, Абтака, прием. Не думала, что когда нибудь так обрадуюсь, услышав голос не водителя.

— Я около бреши, капитан. Ты далеко?

— Направляюсь туда. «Черная Леди» немного тяжеловата и медлительна. Некоторые из наших воинов роты «Бронко» должны быть рядом с тобой.

— «Кабальерос», слушайте. Я думаю, что это отвлекающий маневр. Повторяю, атака, предпринятая здесь, обычная диверсия.

За этим последовали оживленные переговоры, главным образом водителей роты «Бронко», которые шли на подмогу Филу и Голубым.

— Это просто смешно, — произнес Бэйрд, перекрикивая остальных. — По всем донесениям, это основной удар.

— Они подняли чересчур много шума, Гордо. «Это еще не означает, что они намерены прорваться именно здесь.

— Абтака, — говорит Бэдлэндс. — Мы сделали попытку пройти через станцию метрополитена. Люди Сумы замочили всех, уцелевших нет.

— Видишь? — торжествующе воскликнул Бэйрд. — Это атака в двух направлениях, вилка. Охрана ХТЭ уже допрашивает пленного, взятого около бреши; кроме этих двух прорывов, ничего не предвидится.

Кэсси развернула свой мотоцикл и пулей рванула южнее, к темной, приближающейся махине «Atlas» Кали Макдугал.

Пригнувшись к рулю, девушка пронеслась мимо «Atlas».

— Бэдлэндс, я направляюсь к южной стене. Прошу выслать разведывательный взвод; они прибудут туда раньше меня.

— Младший сержант Садорн, вы дезертируете перед лицом врага. Капитан Пауэлл, вы будете держать взвод в резерве, пока...

— Заткнись, Гордо, — огрызнулся Бэдлэндс Пауэлл. — Ты не являешься моим непосредственным командиром. И пользуйся позывными как настоящий солдат. Абтака, я подойду. Конец связи.

— Со всей этой заварушкой превосходно справится и рота «Бронко», — добавила Кали. — И если настоящая операция развертывается на юге, а мы здесь со всем покончим, к всеобщему ликованию, я спущусь к тебе.

Полковник Карлос Камачо спал в кабине «Белого Великана», своего трофейного «Mad Cat», отбитого у клановцев. Сообщения потрескивали в наушниках его нейрошлема. Но полковник их не слышал, он находился в другом месте, в другом времени...

Горная планета Джеронимо, относящаяся к Синдикату Драконов, подверглась жестокому налету смертоносных бойцов Клана Дымчатых Ягуаров. Семнадцатый полк и войска союзников Синдиката Драконов снова проиграли сражение, пытаясь отвоевать достаточно пространства и времени, чтобы космический корабль успел эвакуировать раненых. Только непроходимость Приморских гор, в самом сердце которых укрылись остатки войск Внутренней Сферы, удерживала более быстрых клановых роботов и элементалов от того, чтобы разгромить их. Непроходимые горы и смертоносные засады, устраиваемые «Кабальерос» при каждом удобном случае.

Им почти удалось добраться до широкого кратера давно потухшего вулкана, места, куда должны были приземлиться корабли, чтобы спасти воинов и их сопровождение. Натиск Ягуаров становился все сильнее, даже когда начали совершать посадку первые корабли.

Дон Карлос хорошо помнил отчаяние и ужас, охватившие его, когда первая быстродействующая клановская «Puma» с легкостью проложила себе путь сквозь груду камней и начала спускаться вниз на медлительных и неповоротливых противников. Остальные Ягуары следовали за ней, горя жаждой убийства. И он снова вспомнил с гордостью и печалью, как «Phoenix Hawk» капитана Пэтси неожиданно выскочил из укрытия между двумя острыми утесами, богатыми железной рудой, что помешало отличным датчикам клановцев обнаружить засаду. Стоя на возвышении, Пэтси горизонтально выстрелила в голову «Puma», и рефлексы водителя, усовершенствованные с помощью генной инженерии, не успели среагировать на нападение.

Возможно, неприятельский водитель был уже мертв, когда правая нога «Phoenix Hawk» нанесла сокрушительный удар по слабой лобовой броне головы «Puma». А затем Пэтси оказалась в центре, окруженная четырьмя уцелевшими роботами Ягуаров, которые, приноравливаясь к местности, держались сомкнутым строем. Она палила как сумасшедшая, не оставляя врагу ни одного шанса для излюбленного ими поединка один на один и, в частности, не позволяя ни одному из нападавших уничтожить ее, в то время не позволяя им начать атаку на спустившиеся шаттлы. Она заставила их всех сражаться против себя одной.

Пэтси заставила Ягуаров убить себя.

И вновь дон Карлос чувствовал судорожную медлительность своего «Battlemaster», в то время как у него на глазах враги выстрелами разносили Пэтси на куски. Остаток первого батальона подошел на поле боя только тогда, когда на месте кабины «Phoenix Hawk» дымилась огромная вмятина.

За Патрицию Камачо отомстили быстро и жестоко. Дон Карлос лично держал за руку «Mad Cat» командира Ягуаров, поджаривая водителя живьем, удерживая прицел излучателя против обзорного экрана кабины, и стрелял, пока стрелка измерителя температуры не убежала далеко за красную линию, отключив системы охлаждения. Чтобы не свариться заживо, полковнику пришлось катапультироваться.

Чересчур рьяное подразделение клановцев было полностью и жестоко уничтожено. Контуженые бойцы Дракона и выжившие воины Семнадцатого полка погрузились на корабль, прихватив с собой почти не поврежденный «Mad Cat» в качестве трофея. Это немного успокоило их гордость, пострадавшую от быстрого и полного поражения.

Но ничто не могло возместить потерю Патриции.

И ничто не могло смягчить боль знания, почему лучший водитель полка и любимый всеми офицер решила погибнуть.

Охваченный раздумьями и воспоминаниями, дон Карлос сидел в маленькой, но удобной кабине «Mad Cat», переименованной в «Белого Великана», и не слышал голосов, настойчиво повторяющих его имя.

 

XXIV







Дата добавления: 2015-10-15; просмотров: 145. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.007 сек.) русская версия | украинская версия