Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Объяснительная психология




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

В дальнейшем под объяснительной психологией ра­зумеется выведение фактов, данных во внутреннем опы­те, в нарочитом испытании, в изучении других людей и в исторической действительности из ограниченного чис­ла добытых путем анализа элементов. Под элементом ра­зумеется всякая составная часть психологического ос­нования, служащая для объяснения душевных явлений. Таким образом, причинная связь душевных процессов по принципу causa adequat effectum, или закон ассоци­ации, является таким же элементом для построения объ­яснительной психологии, как и допущение бессознатель­ных представлений или пользование ими.

Первым признаком объяснительной психологии, та­ким образом, служит, как-то полагали уже Вольф и Вайц, ее синтетический и конструктивный ход. Она выводит все находимые во внутреннем опыте и его расширениях факты из однозначно определенных элементов. <...> Можно уловить историческую обусловленность конст­руктивной психологии: в ней выражается проявляюща­яся во всех областях знания мощь методов и основных понятий естествознания; отсюда она могла бы быть под­вержена и исторической критике.

Ограниченное число однозначно определенных элементов, из которых должны быть конструируемы все явления душевной жизни, —таков, следовательно, ка­питал, с которым оперирует объяснительная психология. Однако происхождение этого капитала может быть различно. В этом пункте прежние школы психологии отличаются от ныне господствующих. Если прежняя психология вплоть до Гербарта, Дробиша и Лотце и вы­водила еще некоторую часть этих элементов из мета­физики, то современная психология, это учение о душе без души, добывает элементы для своих синтезов толь­ко из анализа психических явлений в их связи с физи­ологическими фактами. Таким образом, строгое прове­дение современной объяснительной психологической системы состоит из анализа, почерпающего составные элементы из душевных явлений, и синтеза или конст­рукции, составляющей из них явления душевной жиз­ни и таким образом доказывающей свою полноту. Со­вокупность и отношение этих элементов образуют гипотезу, при помощи которой объясняются душевные явления.

Таким образом, метод объясняющего психолога со­вершенно тот же, каким в своей области пользуется ес­тествоиспытатель. Это сходство обоих методов еще уве­личивается от того, что в настоящее время, благодаря примечательным успехам, эксперимент стал во многих отраслях психологии вспомогательным средством ее. И в дальнейшем это сходство еще увеличилось бы, если бы удался хотя бы один опыт применения количествен­ных определений не в одних только внешних отрогах психологии, но также и внутри ее самой. Для включе­ния какой-либо системы в объяснительную психологию, разумеется, безразлично, в каком порядке будут вводи­мы эти элементы. Важно только одно, чтобы объясни­тельная психология работала с капиталом, состоящим из ограниченного числа однозначных элементов.

При помощи этого признака можно показать лишь относительно некоторых из наиболее значительных психологических трудов настоящего времени, что они принадлежат к этому объяснительному направлению психологии; вместе с тем, исходя из этого признака, можно сделать понятными главнейшие течения совре­менной объяснительной психологии. <... >

В Германии через развитие психофизического и пси­хологического эксперимента методические средства объяснительной психологии чрезвычайно расширились. То был процесс, обеспечивший за Германией, начиная с 60-х годов нашего столетия, неоспоримое господство в психологической науке. С введением эксперимента мо­гущество объяснительной психологии на первых порах чрезвычайно возросло. Перед ней открывались необоз­римые перспективы. Благодаря введению опытного ме­тода и количественного определения, объяснительное учение о душе могло, по образцу естествознания, приоб­рести прочную основу в экспериментально обеспечен­ных и выраженных на языке чисел закономерных отно­шениях. Но в этот решительный момент произошло нечто обратное тому, чего ожидали энтузиасты эксперимен­тального метода.

В области психофизики опыт привел к чрезвычай­но ценному расчленению чувственного восприятия у человека. Он оказался необходимым орудием психоло­га для составления точного описания некоторых внут­ренних психических явлений, каковы узость сознания, скорость душевных процессов, факторы памяти и чув­ства времени, и, конечно, умение и терпение экспери­ментаторов дадут им возможность приобрести точки опоры для производства опытов также и при изучении других внутрипсихических соотношений. Но к позна­нию законов во внутренней области психики опытный метод все-таки не привел. Таким образом, он оказался чрезвычайно полезным для описания и анализа, надеж­ды же, возлагавшиеся на него объяснительной психо­логией, он до сих пор не оправдал.

При этих обстоятельствах в современной немец­кой психологии наблюдаются два примечательных яв­ления по отношению к применению объяснительного метода.

Одна влиятельная школа решительно идет дальше по пути подчинения психологии познанию природы при помощи гипотезы о параллелизме физиологических и психических процессов.

Основой объяснительной психологии является сле­дующий постулат: ни одного психического феномена без сопутствующего ему физического. Таким образом, в жиз­ненном течении ряды физиологических процессов и со­провождающих их психических явлений соответствуют друг другу. Физиологический ряд образует законченную непрерывную и необходимую связь. Наоборот, психи­ческие изменения, какими они попадают во внутреннее восприятие, в такого рода связь объединить нельзя. Какой же образ действий вытекает отсюда для сторонни­ков объяснительной психологии? Он должен перенести необходимую связь, которую он находит в физическом ряду, на ряд психический. Точнее его задача определя­ется так: «разложить совокупность содержаний созна­ния на их элементы, установить законы соединения этих элементов, а также их отдельные соединения и затем для всякого элементарного психического содержания эмпи­рическим путем отыскать сопутствующее ему физиоло­гическое возбуждение для того, чтобы посредством при­чинно понятых сосуществований и последовательности этих физиологических возбуждений косвенно объяснить не поддающиеся чисто психологическому объяснению законы соединения и сами соединения отдельных пси­хических содержаний». Этим самым, однако, объявля­ется банкротство самостоятельной объяснительной пси­хологии. Дела ее переходят в руки физиологии. <...>

Но ход экспериментального исследования вместе с тем привел еще к одному в высшей степени приме­чательному обороту. Вильгельм Вундт, первый из всех психологов отграничивший совокупность эксперимен­тальной психологии в качестве особой отрасли знания, создавший для нее огромного размаха институт, из ко­торого исходило сильнейшее побуждение к система­тической работе над экспериментальной психологией, Вундт, впервые связавший воедино в своем учебнике выводы экспериментальной психологии, в дальнейшем течении своих широко объемлющих эксперименталь­ных наблюдений сам оказался вынужденным перейти к пониманию душевной жизни, покидающему господ­ствующую до того в психологии точку зрения. «Ког­да, — рассказывает он, — я впервые подошел к пси­хологическим проблемам, я разделял общий, естест­венный для физиологии, предрассудок, будто образо­вание чувственных восприятий является исключитель­но делом физиологических свойств наших органов чувств. На деятельности зрительного чувства я преж­де всего научился постигать акт творческого синтеза, ставший постепенно для меня проводником, с по­мощью которого я и из развития высших функций фан­тазии и ума стал извлекать психологическое понима­ние, для которого прежняя психология не даровала мне никакой помощи». Принцип параллелизма он определил теперь точнее в том смысле, что «психофизиче­ский параллелизм может быть применяем только к тем элементарным психическим процессам, с которыми именно единственно и идут параллельно определенно отграниченные двигательные процессы, но не к как угодно сложным продуктам духовной жизни, получив­шимся лишь в результате духовного формирования чувственного материала, и уже никак не к общим, ин­теллектуальным силам, из которых выводятся эти про­дукты» («Душа человека и животных», 2-е изд, ср. также о психической причинности и принципе пси­хического параллелизма). Впоследствии он отказался и от применения закона causa adequat effectum к ду­ховному миру; он признал факт существования твор­ческого синтеза; <...> Джемс в своей «Психологии» и Зигварт в новых главах своей «Логики», — где они го­ворят о методе психологии и рекомендуют развивать описательную психологию, — оба подчеркивают сво­боду и творчество в душевной жизни еще резче, чем Вундт. В той мере, в какой это движение развивается, объяснительная и конструктивная психология долж­на терять в своем влиянии.

Первый признак объяснительной психологии за­ключался в том, что она делает выводы из ограниченно­го числа однозначных элементов. В современной пси­хологии тем самым обусловливается и второй признак, а именно, что соединение этих объяснительных элемен­тов носит гипотетический характер. Обстоятельство это было признано уже Вайцем. При взгляде на ход разви­тия объяснительной психологии особенно бросается в глаза постоянное увеличение числа объяснительных элементов и приемов. Это естественно вытекает из стремления по возможности приблизить гипотезы к жизненности душевного процесса. Но одновременно с этим следствием этого стремления, является также и постоянное возрастание гипотетического характера объяснительной психологии. В той же мере, в какой накопляются элементы и приемы объяснения, понижа­ется ценность их испытания на явлениях. В особенно­сти же приемы психической химии и восполнения пси­хических рядов посредствующими физиологическими звеньями, не имеющими представительства во внут­реннем опыте, открывают для объяснения простор неограниченных возможностей. Тем самым разбивается основное ядро объяснительного метода — испытание гипотетических объяснительных элементов на самих явлениях.







Дата добавления: 2014-10-22; просмотров: 414. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.016 сек.) русская версия | украинская версия