Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Философия и жизнь. Дух человеческий — в плену




Дух человеческий — в плену. Плен этот я называю «миром», мировой данностью, необходимостью. «Мир сей» не есть космос, он есть некосмическое состояние разобщенности и вражды, ато-мизация и распад живых монад космической иерархии. И истин­ный путь есть путь духовного освобождения от «мира», освобож­дения духа человеческого из плена у необходимости. <... > Раб­ство у «мира», у необходимости и данности есть не только несво­бода, но и узаконение и закрепление нелюбовного, разорванно­го, некосмического состояния мира. Свобода — любовь. Рабство — вражда. Выход из рабства в свободу, из вражды «мира» в косми­ческую любовь есть путь победы над грехом, над низшей приро­дой. <...>

Только освобождение человека от себя приводит человека в себя. Путь творческий — жертвенный и страдательный, но он всегда есть освобождение от всякой подавленности. Всякая по­давленность есть оторванность человека от подлинного мира, утеря микрокосмичности, плен у «мира», рабство у данности и необходимости. <...>

Наука — не творчество, а послушание, ее стихия — не свобо­да, а необходимость. <... >

Заветной целью философии всегда было познание свободы и познание из свободы; стихия философии — свобода, а не необхо­димость. Философия всегда стремилась быть освобождением человеческого духа от рабства у необходимости. Философия мо­жет исследовать тот логический аппарат, который есть приспо­собление мышления к мировой необходимости, но она сама не может стоять в рабской зависимости от этого аппарата. Познание мудрое выше познания логического. Философия есть познава­тельный выход из мировой данности, прозрение, преодолеваю-


щее мировую необходимость. Философия есть принципиально иного качества реакция на мир, чем наука, она из другого рожда­ется и к другому направляется. Подчинение философии науке есть подчинение свободы необходимости. <... > Философия свобод­на от того, каким дан нам мир, ибо ищет она истину мира и смысл мира, а не данность мира. <... >

Философия есть искусство, а не наука. Философия — особое искусство, принципиально отличное от поэзии, музыки или жи­вописи, — искусство познания. Философия — искусство, потому что она — творчество. Философия — искусство, потому что она предполагает особый дар свыше и призвание, потому что на ней запечатлевается личность творца не менее, чем в поэзии и живо­писи. Но философия творит бытийственные идеи, а не образы.

Философия есть искусство познания в свободе через творче­ство идей, противящихся мировой данности и необходимости и проникающих в запредельную сущность мира. <... > В науке есть горькая нужда человека; в философии — роскошь, избыток ду­ховных сил. Философия не менее жизненна, чем наука, но это жизненность творчества познания, переходящего пределы дан­ного, а не жизненность приспособления познания к данному для самосохранения в нем. <...>

В философском познании рвется к свободе творческая интуи­ция. Творческая интуиция в философии, как и в искусстве, не есть произвол. Но не всякой интуиции можно доверять. Ведь и во всяком искусстве творчество не есть произвол. Интуиция фи­лософского познания связана с истинно-сущим, со смыслом бы­тия, и творческая ее природа не означает, что сущее лишь в по­знании созидается. В творческом познании сущее лишь развива­ется к высшим формам, лишь возрастает. <... >

Философ не обязан понижать себя и свое дело до низшего уровня общения на почве необходимости. Интуиция философа должна оставаться на высоте и там оправдывать себя, как бы он ни страдал от разобщенности и от возникшего на почве этой ра­зобщенности отрицания общеобязательности в его творчестве. Творчество не должно быть понижено в качестве для большей^,, общеобязательности, т. е. большей приспособленности к низшим формам общения, — это грех против Духа Святого. Философ может быть более всех приобщен к соборному, вселенскому ра­зуму, но он может быть одинок и не понят среди людей, разоб­щенных с этим разумом и потому отвергающих общеобязатель-


ность его дела. Критерий соборности, общности, вселенскости не есть критерий количественный, критерий большинства. Со­борность есть качество сознания. Требование, чтобы наука обо­сновывала и ограничивала философскую интуицию, есть лишь постановление большинства голосов, приспособляющихся к не­обходимости. Для философа, покорного лишь голосу вселенско­го разума, это человеческое требование не обязательно и воспри­нимается как неприятный шум. Призванный философ не согла­сится понизить качество своего дела в мире — он ждет, чтобы до больших высот дошел уровень духовной общности и чтобы в соответствии с этим изменился критерий общеобязательности. Первородную свободу преступно уступать требованиям необхо­димости. Меньшинство может быть более приобщено к разуму вселенскому, чем большинство, и потому философия не должна быть непременно для всех, не приобщенных, не должна опус­каться до минимума, которому дано имя «научность». Во все вре­мена по-разному философы отстаивали свою самостоятельность и свое противление мировой данности, говоря, что цель их по­знания — свобода, а не природа, дух, а не материя, ценность, а не действительность, смысл, а не необходимость, сущность, а не являющееся. Философия, как и всякий творческий акт, устрем­лена к трансцендентному, к переходу за грани мировой даннос­ти. Философия не верит, что мир таков, каким нам по необходи­мости навязан.

Бердяев H.A. Смысл творчества // Бердяев H.A. Философия свободы. Смысл творчества. М., 1989. С. 254—256,

267-269, 273-275.







Дата добавления: 2014-10-22; просмотров: 115. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.007 сек.) русская версия | украинская версия