Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

СРЕДНЕВЕКОВЬЕ И НОВОЕ ВРЕМЯ (IV-XVIII вв. н.э.)




Средневековье не дало ничего принципиально нового в том, что можно назвать социологическим пониманием общества. Не­сколько выделяются позиции Августина (IV—V вв.), мысливше­го жизнь общества как борьбу двух начал — грешного и боже­ственного, и Фомы Аквинского (XIII в.), который в своем трактате "О правлении князей" пытается соединить учение Ари­стотеля о видах власти и христианское учение о церкви как ко­нечной, сверхъестественной цели развития общества. Напротив, новое время оказалось весьма плодотворным на теоретические новации и философские откровения.

Никколо Макиавелли (1469—1527 гг.). Он первым из мысли­телей нового времени обратился к идеям Платона и Аристоте­ля и создал на их основе оригинальную теорию общества и государства.

Его главное произведение "Государь" как бы продолжает ос­новную линию рассуждения платоновского "Государства", но акцент поставлен не на структуре общества, а на поведении по­литического лидера. В лице Макиавелли социология и политоло-гия обрели новое измерение, стали наукой о поведении людей в обществе.

Макиавелли говорил, что правитель, желающий добиться успеха, должен знать законы поведения людей. Первый закон гласит, что их действиями правит честолюбие и мотив власти. Чтобы добиться стабильности в обществе, надо выяснить, ка­кой социальный слой наиболее честолюбив: желающие сохра­нить то, что имеют, или стремящиеся приобрести то, чего у них нет. Состоятельными людьми движет страх потерять то, что они накопили, а бедняками — страсть приобрести то, чего их лишили. Оба мотива одинаково разрушительны для государства. Когда на чашу весов поставлена высшая ценность — единство государства, правитель не должен бояться прослыть жестоким. Для острастки смутьянов можно казнить столько, сколько надо, ибо казни касаются судеб немногих, а беспорядки — бед­ствие для всех. Но при этом нельзя посягать на имущество каз­ненных, учит Макиавелли, так как люди прощают даже смерть родителей, но не потерю состояния. Второй закон гласит: ум­ный правитель не должен выполнять все свои обещания. Ведь и подданные не очень спешат с выполнением своих обязательств. Добиваясь власти, можно расточать обещания, но придя к ней, не обязательно их выполнять, иначе попадешь в зависи­мость от подчиненных. А где зависимость, там нерешитель­ность, малодушие и легкомыслие. Народ же больше всего пре­зирает именно эти качества государей. Заслужить ненависть за добрые дела так же легко, как и за злые. Но зло — признак твер­дости. Отсюда совет: чтобы завоевать власть, надо быть добрым, но чтобы ее удержать, надо быть жестоким. Третий закон: тво­рить зло надо сразу, а добро — постепенно. Наградами люди дорожат, когда они редки, наказания же нужно производить сразу и в больших дозах. Единовременная жесткость переносит­ся с меньшим раздражением и считается более справедливой, чем растянутая во времени. Наказание не нуждается в оценке и ответной благодарности (как поощрение).

Следующий шаг сделалТомас Гоббс (1588—1679 гг.). Он раз­работал теорию общественного договора, послужившую осно­вой учения о гражданском обществе. Аристотель, по мнению Гоббса, причислял к общественным существам не только человека, но также муравьев и пчел. Однако у животных нет борь­бы за почести и звания, поэтому у них нет ненависти и зависти — причины мятежей и войн. Животные не знают справедливости и вреда, поэтому не оценивают действия своих сородичей и не способны прийти к осознанию того, что обществу, помимо согласия, необходимо еще единство, основанное на власти. Такое единство называется государством, или гражданским обществом.

Когда государство создано и человеческое общество живет по определенным нормам, правилам и законам, кажется само со­бой разумеющимся, что так было всегда и что люди от рождения склонны к сотрудничеству. Так думали Платон и Аристотель. Но это неверно. Если бы человек любил другого по естественному побуждению, то он искал общения со всеми в равной мере. Но каждый из нас предпочитает общество тех, кто ему наиболее выгоден. Именно наша природа толкает искать не друзей, а поче­та и выгод.

Что побуждает людей создавать общество? Взаимное опасе­ние. Оно сбивает людей в группы, помогая выжить в конкуренции друг с другом. Но объединившись, люди ориентируются вовсе не на общественное благо. Они стараются извлечь из этого выгоду для себя либо достичь уважения и почестей, которых нельзя до­биться, оставаясь в одиночестве. Естественное общество не мо­жет быть ни очень большим, ни очень устойчивым. Оно окажет­ся стабильным, если слава и почет воздаются всем. Но так не бывает. Если почет воздается всем, то это значит, что он не воз­дается никому, ибо в его основе лежит превознесение одного над другим. Не добившийся почета считает себя обойденным. То, ради чего он стремился в общество, не достигнуть. Стало быть, оно перестает быть выгодным ему. Обойденным оказывается все­гда большинство, почет достается немногим, следовательно, общество со временем обязательно распадется.

Не добившись уважения одним путем, люди стремятся запо­лучить его иным,господствуя над другими. Хотя некоторое коли­чество благ можно достичь, оказывая взаимные услуги, гораздо большего можно добиться господствуя, а не сотрудничая с дру­гими, пишет Гоббс в трактате "О гражданине". Отсюда следуют два принципиальных вывода'. 1) Люди рождаются неспособными к общественной жизни, но приобретают склонность к ней в ре­зультате воспитания (на современном языке — социализации);

2) Гражданское общество возникает вследствие опасения одних перед другими.

Только взаимный страх удерживает людей от безудержной по­гони за господством.Страх Гоббс понимает вполне социологичес­ки — как "ожидание будущего зла". Страх не разъединяет, а на­оборот, объединяет, вынуждает заботиться о взаимной безопасности. Государство — наилучший способ удовлетворения такой потребности. Поэтому причина возникновения стабильно­го, длительно существующего общества — взаимный страх, а не любовь и расположение.

От природы люди равны. Но как? Равными являются те, кто в состоянии нанести друг другу одинаковый ущерб во взаимной борьбе. А откуда взялось неравенство? Оно введено гражданским обществом. За потомками тех, кто вначале оказался сильнее дру­гих и успел захватить максимальную добычу, потом закрепляют­ся сословные привилегии. Остальные начинают старт с нуля. По­чему мы вредим друг другу? Дело в том, что слишком многие, причем одновременно, хотят обладать одной и той же вещью, которой пользоваться сообща нельзя. Ее невозможно поделить между всеми. Таково естественное состояние, отличное от граж­данского общества. Оно покоится на естественном праве, т.е. субъективном суждении о том, как может поступить другой по отношению к тебе и как тебе следует поступать по отношению к нему в соответствии с твоим пониманием действий других людей. (Когда мы дойдем до интеракционизма — одного из главных на­правлений в современной социологии, — мы должны будем вспомнить именно эту мысль Гоббса.)

Естественное состояние — война всех против всех. Правда, война более чем удивительная: в ней нет убитых и раненых. Это социальная борьба за выживание. Гоббс поясняет: подобная вой­на — период, в течение которого желание вступить в насиль­ственный поединок выражается в словах и поступках. Такова по­вседневная жизнь людей в догражданском обществе. Пример — современные нравы американцев и обычаи древних племен. В трактате "О гражданине" Гоббс описывает два основных есте­ственных закона и 20 следствий из них. Одно такое следствие зап­рещает нам требовать для себя больших прав, чем мы уступаем остальным, а другое гласит: не допускай, чтобы тот, кто, доверяя тебе, первым оказал тебе услугу, попал из-за этого в худшее положение, чем раньше.

Гражданское общество — высший этап развития. Оно покоится не на личном разумении о собственной выгоде и невыгоде, а на юридических законах, признаваемых всеми. У гражданского об­ществатри формы правления: демократия, аристократия, монар­хия. Только с появлением государства возникают собственность в истинном смысле слова и соответствующие учреждения (суд, правительство, армия, полиция), защищающие ее. В результате общественного договора прекращается война против всех. Граж­дане добровольно ограничивают личную свободу, получая вза­мен надежную защиту.

 







Дата добавления: 2015-10-19; просмотров: 168. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.002 сек.) русская версия | украинская версия