Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Комплексные экспертизы, комплексные исследования, комплекс экспертиз




Комплексные исследования и комп­лексные экспертизы. Под комплексом по­нимается совокупность чего-либо, например совокупность отраслей народного хозяйства (Ожегов С.И. Словарь русского языка. Рус­ский яз. М., 1990, с. 289). Комплексным ис­следованием принято считать исследование, при котором используются несколько отрас­лей знаний. Однако в настоящее время, в пе­риод резкой дифференциации научных зна­ний, по существу нет ни одного исследования, которое не было бы комплексным. Например, в древние времена, когда астрономы строили свои умозаключения на основе визуального наблюдения звездного неба и показаний не­хитрых измерительных приборов, астрономия была «чистой» наукой. В настоящее время она связана с оптикой, физикой (проведение спек­тральных анализов), радиотехникой, киберне­тикой и с другими научными дисциплинами. С этой точки зрения любое экспертное исследо­вание также является комплексным. Например, специальные познания эксперта СКТЭ включа­ют знания кибернетики, теории информации, автоматизации, радиотехники и пр.

В отличие от комплексного исследо­вания, процессуальная наука предложила понятие комплексной экспертизы. Ключевым моментом здесь является то, что в экспер­тном анализе принимают участие не менее двух экспертов, каждый из которых обладает различающимися специальными познания­ми, например эксперт СКТЭ и эксперт това­ровед. Такое отличие имеет рациональный смысл, так как при совместном исследова­нии этих специалистов возникает (или может возникнуть) целый ряд процессуальных и тех­нологических проблем - правило выработ­ки совместного вывода, способ разрешения противоречий между специалистами и пр., которые находят свое разрешение. Обраща­ет на себя внимание то, что в процессуальных нормативах, как правило, говорится не о раз­ных областях знаний, а о разных специаль­ностях, что представляется корректным, так как очевидно речь идет о разных экспертных специальностях. Этой же терминологии при­держивается и ст. 23 ФЗГСЭДРФ.

Теория судебной экспертизы не оста­навливается на этом вопросе, а между тем в реальном воплощении существующее поло­жение требует формального пояснения. Из­вестно, что в системе экспертных учрежде­ний действуют определенные ведомственные нормативы, определяющие список эксперт­ных специальностей. Если комплексная экс­пертиза требует использования специалиста в области почерковедческой экспертизы и технического исследования документов (обе специальности нормативно определены), не вызывает сомнения тот факт, что речь идет о необходимости производства комплексной экспертизы. А если имеет место комплексное исследование, которое требует привлечения, например, эксперта компьютерщика (специ­альность нормативно определена) и другого специалиста, например, астронома? Такое сочетание теоретически вполне возможно, так как вычислительная техника широко ис­пользуется, например, для управления теле­скопами и обработки астрономической ин­формации. Не исключена возможность воз­никновения гражданского дела по вопросу о приобретении некачественного компьютера и сбоях в системе работы телескопа. Кто в такой ситуации должен определять подбор специалистов? Эта ситуация в нормативах на затрагивается. А ведь на практике могут встретиться более сложные ситуации, чем приведенный здесь искусственный пример. Этот вопрос остается открытым, хотя его ре­шение не представляет особой трудности. Но дело в том, что этот вопрос связан еще с некоторыми положениями, которые также не нашли разрешения в теории судебной экс­пертизы.
Об уникальных и типовых комплекс­ных экспертизах. Практически комплексные экспертизы можно разделить на типовые и уникальные. Такое деление несколько услов­но, так как в пограничных областях деление будет вызывать определенные затруднения. Однако можно сказать, что типовыми ком­плексными экспертизами можно назвать те исследования экспертов, специализация которых определена ведомственными нор­мативными документами и которые можно отнести к часто встречающимся. Такими экс­пертизами, например, являются комплексные экспертизы документов, в анализе которых участвуют почерковеды и документалисты, эксперты СКТЭ и документалисты, экспер­ты СКТЭ и товароведы и пр. Специальность участников этих исследований нормативно определена и, кроме того, сочетание задач является типовым и многократно использо­валось практически.

К уникальным можно отнести редко встречающиеся экспертизы и, кроме того, возможны ситуации, когда к их производству должны привлекаться эксперты, чьи специ­альности нормативно не определены. Такие экспертизы сейчас стали встречаться в прак­тике, но можно предположить, что их частота со временем будет все время возрастать. В качестве такой экспертизы можно привести недавнее исследование поддельного заявле­ние об увольнении с работы крупного чинов­ника, которое было сфабриковано с использо­ванием ЭВМ (в память машины были введены образцы почерка и подписи потерпевшего) и графопостроителя, в пишущее устройство, которого была вмонтирована шариковая руч­ка (заключение эксперта 657/21 от 30 июля

2007 г.).

Для производства этой комплексной экспертизы были привлечены следующие специалисты РФЦСЭ: эксперт СКТЭ Карпу­хина Е. С., эксперт почерковед Панова Т.О. и эксперт документалист Миловидова О.Ю.

Другая уникальная комплексная экс­пертиза была связана с оперированием с по­мощью компьютера определенным акцентно-морфологическим словарем и потребовала привлечения, помимо экспертов СКТЭ, также и эксперта филолога. Какие выводы напра­шиваются из практики использования этих и других аналогичных экспертиз?

Прежде всего, при назначении уникаль­ных комплексных экспертиз специальной за­дачей экспертного учреждения является оп­ределение специализации экспертов, кото­рым необходимо поручить исследование. Эта задача в качестве специальной и требующей квалифицированного разрешения не указана ни в одном процессуальном документе. Она только обозначена в процессуальных доку­ментах и в теории раскрыта недостаточно. Вероятно, ее считают очевидной и не требу­ющей никакой регламентации. Между тем от правильного выбора специалиста может за­висеть научная обоснованность и достовер­ность вывода эксперта. Поэтому думается, что проблема должна найти свое норматив­ное решение. Очевидно, эта задача должна решаться судебно-экспертным учреждени­ем, так как суд и правоохранительные органы чаще всего не обладают специальными поз­наниями, необходимыми для ее решения.

Вторая проблема связана с субъектом назначения комплексной экспертизы. В про­цессуальных законах обычно указывается, что комплексная экспертиза назначается либо судом (заказчиком), либо экспертным уч­реждением. Однако это положение вызывало законное сомнение в корректности у многих криминалистов. Суд или следователь (заказ­чик) должны определять характер исследова­ния с содержательной стороны (выполнена ли подпись подозреваемым, какова стоимость дефектного оборудования и пр.). Вопрос же о том, потребуется ли для решения этих вопро­сов участие одного эксперта или проведение комплексной экспертизы, достаточно часто не может быть решен заказчиком. Например, решение проблемы требует участия эксперта в области компьютерной техники и товаро­ведения и внешне есть все основания тре­бовать проведения комплексной эксперти­зы. Но в штате экспертного учреждения есть специалист, имеющий право проводить оба вида исследований. Значит, в данном случае может проводиться не комплексная экспер­тиза, а комплексное исследование, имеющее иной процессуальный статус. В такой ситуа­ции окажется, что экспертное учреждение не выполнило требования заказчика. Поэтому было бы правильным определение характера исследования возложить на экспертное уч­реждение.

Стандартная технология проведе­ния комплексной экспертизы. Технология проведения комплексной экспертизы описа­на в нормативных документах в самом общем виде. Указывается, что комплектуется комис­сия из экспертов различных специальностей, каждый из которых осуществляет исследова­ние в своей области. Общий вывод формули­руют эксперты, которые компетентны в полу­ченных результатах (ст. 23 указанного выше закона). Здесь есть несколько положений, которые требуют пояснения.

Во-первых, не ясен статус экспертов, которые делают общий вывод. Если они ком­петентны в оценке всех результатов исследо­ваний, теряется смысл проведения комплек­сной экспертизы. Такой эксперт вполне мог единолично осуществить комплексное иссле­дование. Очевидно, речь идет не о том, что один из экспертов оказывается квалифициро­ваннее других, а о каких-то других качествах.

Надо сказать, что в настоящее время уровень квалификации большого числа экспертов раз­ных специальностей в государственных эк­спертных учреждениях настолько высок, что при комплектации комиссии говорить о неких профессиональных преимуществах одного из экспертов было бы неверно. В литературе часто можно найти определенные преувели­чения, когда речь заходит о комплексной эк­спертизе. Вот, например, как один из авторов характеризует качества эксперта, которому можно поручить производство комплексной экспертизы. К числу этих качеств относит­ся «духовный потенциал личности, высокий уровень ее потенциальных возможностей, способность оперировать массой разнород­ной, нередко противоречивой информации; наличие внутренней энергии, обусловлива­ющей устойчивость перед кажущейся невоз­можностью разрешения этих противоречий и бесперспективностью дальнейшей работы» (Основы судебной экспертизы. Часть 1. Об­щая теория. М., 1997, с. 306). Думается, что те качества, которые необходимы эксперту для проведения любых исследований, - про­фессионализм, внимательность, добросовес­тность и ответственность, вполне достаточны для проведения любых исследований, в том числе и комплексных. А этими качествами об­ладают практически все эксперты. Следует при этом учитывать, что понятия сложности и комплексности часто не коррелированны. Во многих случаях единоличная экспертиза од­ного объекта (например подписи или следов на пуле) может оказаться на порядок сложнее иных комплексных исследований.

Таким образом, хотя в нормативных актах это не оговорено, выделение одного эксперта, который берет на себя интегра­цию вывода, скорее носит организацион­ный характер. Известно такое понятия, как ведущий эксперт. В ст. 22 указанного выше закона такой эксперт называется «экспер­том-организатором». Очевидно, речь долж­на идти именно о таком эксперте, который выделяется руководителем экспертного уч­реждения.

Следующая проблема комплексной экспертизы связана с необходимостью экс­пертов группы оценивать результаты не толь­ко своих исследований, но и исследований других специалистов для того, чтобы сфор­мулировать общий вывод. Совершенно оче­видно, что такой процесс связан с тем, что эксперты вторгаются в зону знаний, в кото­рой они не являются профессионалами, т. е. за пределы свой компетенции. Однако такое «вторжение» является необходимым, иначе проводить комплексную экспертизу в тради­ционном виде было бы невозможно, но са­мое главное, что в большинстве случаев оно допустимо не только с процессуальной, но и с содержательной точки зрения. И опреде­ляется это двумя следующими соображени­ями. Прежде всего, дело заключается в том, что эксперт, по существу, должен оценить не метод решения задачи другим экспертом, а только конечный результат, его вывод. А это безошибочно сделать гораздо проще, чем изучить метод решения. Например, в ком­плексной экспертизе эксперту-товароведу необходимо установить рыночную стоимость дефектного (поврежденного) компьютера. В процессе совместной работы он узнает, что эксперт СКТЭ нашел в исследуемом компью­тере бракованный, неработающий блок пи­тания, а в остальном система оказалась пол­ностью работоспособной. Этот вывод вполне достаточен товароведу для определения ры­ночной стоимости оборудования, и оценить его достоверность тоже вполне возможно. Вторая причина, которая позволяет экспер­ту товароведу учитывать предыдущий вывод, - это доверие к профессиональному уровню эксперта, с которым он проводит исследова­ние. Отсюда становится важным правильный подбор руководителем экспертного учреж­дения членов экспертной комиссии. Эта про­блема оказывается достаточно трудоемкой особенно при производстве межведомствен­ных комплексных экспертиз, когда в комис­сию попадают эксперты, не очень хорошо знающие друг друга.

Наконец, при стандартной техноло­гии производства комплексной экспертизы встречается еще одна трудность, суть ко­торой, с нашей точки зрения, недостаточно проанализирована в криминалистической ли­тературе. Речь идет о ситуации, когда между членами комиссии возникают противоречия и, например, один из экспертов не согласен с общим выводом комиссии. В этом случае процессуальный закон предоставляет этому эксперту право не подписывать общий вы­вод, а письменно сообщить о своем особом мнении по поводу анализируемой задачи. В литературе это право, по существу, пре­подносится в качестве достоинства процес­суального закона, проявляющего заботу о достоверности экспертного вывода. Такую трактовку нет смысла оспаривать, однако за пределами рассмотрения в литературе поче­му-то оставляется ситуация, в которую попа­дает судебный орган. Чаще всего подобный вывод экспертной комиссии с особым мнени­ем одного из экспертов нельзя будет в полной мере использовать в доказывании. Можно представить себе положение суда, который получил вывод двух экспертов о том, что ис­следуемая подпись выполнена Ивановым, и особое мнение третьего эксперта, в котором указывается, что по его разумению эта под­пись выполнена не Ивановым, а другим ли­цом. Чаще всего в такой ситуации суд вынуж­ден будет назначить повторную комплексную экспертизу. Эта ситуация как раз свидетельс­твует о том, что принятая стандартная техно­логия производства комплексной экспертизы имеет принципиальные недостатки и само существование этого института до настоя­щего времени является вынужденной мерой для снятия противоречия, которое возникает между необходимостью создавать комиссии экспертов и отсутствием более совершен­ной технологии комплексного исследования. Только подобная открытая постановка вопро­са может привести к поиску более действен­ных путей устранения указанного противо­речия. Можно предположить, что чаще всего подобная ситуация возникновения проти­воречий между экспертами появляется из-за неудачно подобранной комиссии и плохо продуманной тактики проведения комплекс­ной экспертизы. Разработка этой проблемы является одной из важнейших задач теории и практики комплексной экспертизы.

Существующие способы миними­зации трудностей при проведении ком­плексных экспертиз. Как было отмечено выше, проведение комплексных экспертиз порождает определенные технологические и процессуальные трудности. Все это приво­дит к тому, что количество комплексных экс­пертиз руководство экспертных учреждений старается минимизировать либо принимать специальные меры для эффективной их орга­низации.

Одной из действенных мер является ликвидация мнимых комплексных экспертиз, которые иногда назначаются судебными и следственными органами. Например, была назначена комплексная экспертиза, связан­ная с расследованием по делу о борьбе с нар­котиками. Перед экспертом было поставлено два вопроса:

 

·
Имеется ли в памяти исследуемого ком­пьютера список лекарственных препара­тов?

·
Содержит ли этот список наркотические вещества?


Однако руководство экспертного уч­реждение совершенно справедливо решило, что в данном случае нет смысла назначать комплексную экспертизу, которую необхо­димо было поручить специалисту СКТЭ и медику. Целесообразно было провести две обычные самостоятельные экспертизы. Экс­перт в области СКТЭ дал отдельное заключе­ние о том, что в памяти компьютера имеется список лекарственных препаратов, а медик, также в отдельном заключении, сообщил, что в список включены и наркотические препара­ты. Оценить эти два заключения без особо­го труда мог суд или работник прокуратуры. Следует подчеркнуть, что подобный способ решения проблемы предусмотрен Инструк­цией по производству экспертиз в системе экспертных учреждений МЮ РФ, утвержден­ной Приказом министра юстиции № 347 от 20 декабря 2002 г. В этой Инструкции гово­рится о том, что подобное разделение явля­ется корректным как при наличии одного объ­екта, так и при постановке одного вопроса, в котором, по существу, сформулировано две задачи.

Однако есть более трудный, но более эффективный способ - это подготовка спе­циализированных экспертов для проведения определенных видов комплексных исследо­ваний. Дело в том, что комплексные эксперти­зы чаще всего назначаются по определенной категории дел и требуют специалистов кон­кретного профиля. Так, типичными являются комплексные экспертизы СКТЭ и техническо­го исследования документов, а также СКТЭ и товароведческих исследований. В настоящее время сложилась практика, например, экс­перта СКТЭ наделять знаниями в указанных областях. В результате вместо комплексной экспертизы такой эксперт может проводить комплексное исследование, которое не тре­бует специальной процессуальной регламен­тации. Такие эксперты уже появились в сис­теме экспертных учреждений МЮ РФ, однако этот процесс только начался и будет продол­жаться.

Вместе с тем можно предположить, что существуют и другие способы минимизации комплексных экспертиз, которые не нашли достаточного отражения в теории судебной экспертизы, но представляют определенный практический интерес. Одним из таких спо­собов является метод замены комплексной экспертизы комплексом экспертиз.
Комплекс экспертиз как метод ре­шения комплексных задач в судебной экс­пертизе. Теория судебной экспертизы знает такое понятие, как комплекс экспертиз. На­пример, в одном из словарей дается следую­щее определение: «Комплекс экспертиз - со­вокупность экспертиз (заключений эксперта), проведенных по одному делу (уголовному, гражданскому и т. д.), объединенных единым объектом исследования (Словарь основных терминов судебных экспертиз. Составитель Ю. Г. Корухов. М., 2007, с. 43). Однако это оп­ределение, повторяющееся и в других лите­ратурных источниках, нуждается в уточнении. Например, имеется подпись от имени опре­деленного лица. Проведено три экспертизы. Первая из них ответила на вопрос, выполне­на ли данная подпись поверх оттиска печати. Вторая экспертиза определила, что подпись начертана красителем определенной мар­ки. Наконец, третья экспертиза установила, что подпись выполнена Ивановым. Внешне эти три экспертизы отвечают приведенному выше определению: выполнено три экспер­тизы и объект анализа у них общий - подпись. Однако эти три экспертизы можно назвать как угодно - «набором экспертиз», «подбор­кой экспертиз» и пр., но комплексом они не являются, так как не обладают очень важным качеством, а именно: логической связностью выводов. Вывод каждой экспертизы здесь абсолютно автономен и никак не связан с вы­водами других экспертиз. В уголовном деле могут быть десятки подобных исследований, количество которых ничего не определяет с рассматриваемой позиции. А дело в том, что комплексность требует наличия логических связей между выводами, при которых после­дующее умозаключение логически вытекает из предыдущего умозаключения и зависит от него. Причем истинность последующего вы­вода должна зависеть от истинности вывода предыдущего. Подобными проблемами за­нимается комплексная логика. Это «одно из направлений классической логики.. , которое представляет собой теорию логического сле­дования. Внимание к проблеме логического следования вполне закономерно, так как в любой науке полученные ею данные в значи­тельной степени являются результатом логи­ческого вывода, логическим следствием из ранее добытых знаний» [(Н. И. Кондаков. Ло­гический словарь. М., 1971, с. 220; см., также А. А. Зиновьев. Комплексная логика. М., 1970 (автор является основателем комплексной ло­гики)]. Метод логического следования широ­ко применяется при производстве судебной экспертизы. Этот метод пронизывает любое экспертное исследование. Эксперт система­тически, строя определенное умозаключе­ние на базе анализа вещественного доказа­тельств, а потом конструирует последующие выводы, базируясь на первоначальном логи­ческом построении. И этот ход рассуждений является естественным и продуктивным.

В теоретических исследованиях про­блема логической связи между умозаключе­ниями различных экспертов при решении ком­плексных задач затрагивалась неоднократно. На это обращали внимание, например, Г. М. Миньковский и М. Ю. Рагинский (см. Научно-практический комментарий к Основам уго­ловного судопроизводства Союза ССР и со-юзнах республик. М., 1960, с. 95), а также и И. Л. Петрухин (см. Петрухин И. Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уго­ловном процессе. М., 1962, с. 146-147, 153). Однако с одной стороны они признавали воз­можность составления каждым экспертом са­мостоятельного заключения, логически свя­занного с другими, но одновременно с этим и указывали на целесообразность составления общего заключения, которое формируется наиболее квалифицированными экспертами. Видимо, противоречивость подобных выска­зываний привела к тому, что эта идея не была детально проанализирована в теоретических исследованиях, хотя такой способ исследо­вания мог бы оказаться полезным в ряде на­иболее сложных случаев решения комплекс­ных задач.

Рассмотрим условный пример, кото­рый поможет разобраться в указанном ме­тоде. Фирма «А», занимающаяся обработкой информации, подала исковое заявление о взыскании с продавца компьютерной техники определенной суммы за причиненный эконо­мический ущерб. Суть незаконной операции продавца заключалась в поставке некондици­онного оборудования и в отказе это компью­терное оборудование заменить своевремен­но. В обычных условиях была бы составлена комиссия из трех экспертов - СКТЭ, това­роведа и экономиста для проведения ком­плексной экспертизы. Первый из экспертов должен был решить вопрос о характере не­исправностей компьютерной техники, второй определить реальную стоимость дефектного оборудования и, наконец, третий - величину экономического ущерба. Эти три эксперта должны были составить единое заключение. Однако все недостатки комплексной экспер­тизы здесь присутствовали бы в полной мере. Каждый из экспертов должен был выйти за пределы своей компетенции, не исключались и определенные противоречия между членам комиссии и пр. Однако указанные противоре­чия можно было снять, проведя комплекс экс­пертиз. В этом случае эксперт СКТЭ осущес­твил бы автономное и полное исследование вычислительной техники и дал бы заключение о том, что в устройствах дефектным является, например, блок питания, а в остальном рабо­тоспособность вычислительных устройств сохраняется полностью. Причем исследова­ние он проводит единолично и подписывает заключение один.

На втором этапе к исследованию под­ключается эксперт-товаровед. Особенность этой системы состоит в том, что второй эк­сперт проводит исследования, исходя из того, что он считает умозаключение (вывод) перового эксперта истинным и достоверным и определяет стоимость исследуемого обо­рудования с учетом этого вывода. Здесь нет оценки вывода эксперта в привычном смысле этого слова. Просто вывод эксперта прини­мается за истинное умозаключение, на базе которого строится второй логический вывод. В определенном смысле такое заключение является условным. На третьем этапе анало­гичным образом поступает третий эксперт, который принимает за истину выводы пер­вого и второго эксперта. В результате в суд поступает не сложная комплексная экспер­тиза, а комплекс из трех логически связанных экспертиз.

Какие преимущества имеет такая сис­тема? Прежде всего, система может назна­чаться в случае возможности возникновения определенных противоречий между экспер­тами. Здесь нет необходимости согласовы­вать действие экспертов, так как каждый из

них действует автономно. Второе преиму­щество заключается в том, что каждый эк­сперт действует в зоне своей компетенции и не выходит за ее рамки. Наконец, третье преимущество состоит в легкости проверки достоверности экспертных выводов в суде. Не вызывает сомнения тот факт, что в нашем примере суду не составит никаких трудностей определить выводы эксперта СКТЭ, так как в исследовательской части будут указаны бес­спорные признаки дефектов блока питания (оплавленные контакты, сгоревшая обмотка и пр.) Так же легко можно будет проверить и выводы второго и третьего эксперта.

Следует подчеркнуть, что технология назначения и проведение комплекса экс­пертиз в отдельных областях судебной экс­пертизы требует еще детальной проработки. Очевидно, существенно должна будет повы­ситься роль первых этапов экспертиз, при ко­торых придется детально прослеживать ло­гику проведения анализа и определения пос­ледовательности экспертных исследований. Вероятно, внимание нужно будет уделить и составлению заключений, так как, с одной стороны, эти заключения будут автономны, но с другой должны будут представлять вза­имоувязанную цепочку логических умозаклю­чений. Однако накопленный опыт проведения комплексных экспертиз и комплексных ис­следований позволит решить эти проблемы с достаточной полнотой.

Следует учитывать, что приведенные способы минимизации комплексных экспер­тиз вовсе не направлены на умаления роли традиционной организации этого вида иссле­дования. Комплексную экспертизу и в настоя­щее время следует считать основным спосо­бом решения комплексных задач, и теорети­ческие усилия в первую очередь должны быть направлены на совершенствование этого спо­соба проведения комплексных экспертиз.







Дата добавления: 2015-06-15; просмотров: 1108. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2018 год . (0.003 сек.) русская версия | украинская версия