Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Мотивация мыслительной деятельности





Деятельность по сути: потребностно-мотивационную сторону, уровень действий, связанных с реализацией тех или иных целей, и уровень операций, то есть технических средств. Если рассматривать мышление как деятельность, то в ней можно выделить все эти стороны. При рассмотрении операциональной стороны мышления как деятельности выделяются и анализируются средства, с помощью которых осуществляется мышление, навыки, с помощью которых может осуществляться мыслительная деятельность, производится анализ культурно-исторической обусловленности средств мышления. К средствам мышления относятся понятия, значения, усвоенные логические операции и даже физические орудия — все то, что позволяет выявить скрытые закономерности ситуации или явления.Второе направление исследований мышления, также выделенное по признаку строения деятельности, связано с изучением уровня действия. К этому классу исследований могут быть отнесены все исследования процессов решения мыслительных задач. Задача - цель, данная в определенных условиях. То есть в этих исследованиях изучается конкретно сам процесс достижения цели и целеполагание. Третье направление в исследованиях мышления, предполагающее еще более сложный уровень анализа, связано с изучением собственно деятельности. То есть, здесь мышление изучается как деятельность субъекта. Значит, для этого направления характерно изучение роли потребностей и мотивов в инициации, последующей регуляции и прекращении мыслительной деятельности субъекта. Необходимым условием любой деятельности является актуализация мотива и потребности. Кроме того, важно и то, является ли мотив внутренним или внешним по отношению к мыслительной деятельности. Так, внешний мотив может побудить к исследованию некоторого объекта, но познание объекта ограничивается вскрытием некоторых закономерностей, которые бы удовлетворяли некоторой иной потребности (например, пищевой). Внутренний же мотив, собственно познавательный, способствует более тщательному и глубокому познанию некотрого объекта. Кроме того, важно подчеркнуть, что мышление как деятельность, помимо удовлетворения некоторых познавательных потребностей, сопровождается возникновением новых, как в ходе решения некоторой мыслительной задачи, так и после ее решения. Можно сказать, что процесс мышления как реально осуществляемая субъектом деятельность характеризуется двумя взаимосвязанными тенденциями, а именно, тенденцией к удовлетворению существующих потребностей и тенденцией к порождению новых познавательных потребностей.

Помимо непосредственно побуждающей функции мотива, которая выражается в движении к объекту, в котором опредмечена некоторая потребность (или напротив, избегание объекта в случае отрицательной мотивации) и смыслообразующей функции мотива, которая выражается в оценке действий и событий по отношению к мотиву в форме личностного смысла, была выделена такая функция мотива, как структурирующая, которая выражается в том, что мотив влияет на образование промежуточных целей, которые формируются в процессе достижения основной цели, в процессе деятельности в некоторых условиях.

Обоснованию гипотезы о существовании структурирующей функции мотива было посвящено исследование Т.Г.Богдановой.

Задача исследования: варьируя мотивацию, проследить стуктуры процессов образования промежуточных целей в ходе решения мыслительных задач.

В исследовании использовались ситуации двух типов: ситуация решения задачи по «нейтральной» инструкции экспериментатора и ситуация «исследования умственной одаренности», создающая условия для формирования мотивации престижного плана (задача реального исследования умственной одаренности не ставилась). В соответствии с этими ситуациями выделялись две серии экспериментов. Для изучения процессов порождения промежуточных целей, процесса перехода невербализованных предвосхищений в вербально выраженные цели была применена методика комплексной регистрации глазодвигательной и вербальной активности испытуемых.

Давались 2 задачи: в одной требовалось в наборе из 17 спичек, разложенных так, что они составляли 6 квадратов убрать 4 спички так, чтобы осталось 3 квадрата; в другой задаче, требовалось переложить в наборе из 16 спичек переставить 3 спички так, чтобы осталось 4 квадрата (см.рис.9 и рис.10 в Тихомиров «Психология мышления»,2006, стр 124). Одной из особенностей этих задач является то, что они даются в зрительном плане, с помощью картинки, а обо всех преобразованиях ситуации испытуемый мог сообщить, называя номера элементов. Обе задачи имеют двухфазное строение, для их решения необходимо достичь промежуточные цели, которые в этих задачах имеют различный характер.

Все свои мысли испытуемых просили проговаривать вслух и их рассуждения соотносились с глазодвигательной активностью.

Методика комплексной регистрации процесса решения задач создает возможность изучения процессов порождения промежуточных целей, т. е. взаимодействия невербализованных предвосхищений, которые были условно названы «предцелями», и словесно формулируемых целей. Включение же решения в различные мотивационные ситуации помогает выяснить, какие структурные изменения происходят в мыслительной деятельности под влиянием различной мотивации: в системе промежуточных целей, в соотношении различных типов активности, в отношениях общей и промежуточной целей, выдвигаемых на различных стадиях решения задачи. Для анализа экспериментального материала использовались различные показатели. При рассмотрении вербальной активности выделяли вербально сформулированные промежуточные цели, словесные оценки испытуемыми этих целей при сопоставлении с общей целью, повторные возвращения к однажды отвергнутым промежуточным целям. При анализе невербальной активности фиксировалось: время и количество фиксаций, приходящихся на элементы той или иной промежуточной цели, распределение фиксаций в процессе решения, количество длительных фиксаций» количество многократно обследованных движениями глаз элементов, время работы глаза с элементами, вошедшими в состав промежуточных целей, количество фиксаций элементов тех промежуточных целей, которые приводят к нахождению решения, первое прослеживание этой промежуточной цели в зрительном плане и количество таких прослеживаний за все время решения. Сопоставление показателей вербальной и невербальной активности испытуемых дает возможность ответить на вопрос о соотношении двух уровней анализа задачи, об объеме работы, необходимой для перехода невербализованных предвосхищений в вербально выраженные промежуточные цели.

Результаты: для испытуемых с более значимой мотивацией была характерна тенденция к большему отражению в речевом плане процесса решения задачи и к формулированию промежуточных целей. Как следствие большей вербализованности процесса решения задачи возрастает количество самостоятельных правильных оценок выдвинутых на данном этапе промежуточных целей. Увеличение значения результата деятельности приводит к повышению критичного отношения к этим результатам, к тенденции своевременного соотнесеня получаемого результата производимых преобразований с тем, что должно быть получено. Все три типа промежуточных целей (цели общего характера, задающие направление поиска, конкретные цели, связанные с манипуляциями конкретными элементами задачи, неполные или пробные цели, в которых испытуемый пытается решить задачу не в соответствии с условиями) наиболее представлены у испытуемых со значимой мотивацией. Кроме того, испытуемые со значимой мотивацией дольше переобследовали элементы ситуации в невербальном плане, проверяли себя, для них была характрно наличие длительного этпапа подготовки формулирования промежуточных целей зрительным анализом ситуации. Таким образом, переход от предцелей к промежуточным целям оказывается более длительным в ситуации со значимой мотивацией.

Важно так же отметить, что в основе взаимодействия вербализованных и невербализованных компонентов в процессе формирования промежуточных целей лежит постоянная смена их функций. Некоторые результаты действий, выполненных на каком-либо уровне, превращаются в регулирующие факторы последующих действий, совершаемых на другом уровне. В зависимости от включения решения задачи в ситуации с разной мотивацией изменяется соотношение двух уровней деятельности — при формулировании промежуточных целей в ситуации с более значимой мотивацией требуется больший объем подготовительной невербализованной работы или же необходим одновременный анализ преобразований наличной ситуации на двух уровнях. Если в серии с нейтральной инструкцией словесные выражения имеют в основном характер формулировок отдельных промежуточных целей, то в серии со значимой мотивацией к этому добавляются тенденции делать определенные обобщения и оценивать результаты деятельности, возможность или невозможность достижения промежуточной цели. В ситуации с менее значимой мотивацией в большей степени наблюдается обращение функций вербализованных и невербализованных компонентов: словесно сформулированная промежуточная цель чаще может служить регулятором невербализованной работы, чем в ситуации с более значимой мотивацией.

Выводы: Проведенное исследование подтвердило гипотезу о существовании наряду с традиционно выделяемыми функциями (побудительной и смыслообразующей) особой структурирующей функции мотива. При систематическом исследовании целеобразования структурирующее влияние мотива проявляется:

а) в продуктивности процесса образования промежуточных целей (их большее количество);

б) в стратегии невербализованного поиска (которая характеризуется тщательностью, многократностью обследования элементов, их возможных взаимоотношений, проигрыванием вариантов преобразования наличной ситуации, оптимальным числом обследований, необходимых для установления отношений между элементами);

в) в степени выражения процесса решения задач в вербальном плане (вербализация элементов задачи, предвосхищений, оценок);

г) в степени критичности по отношению к промежуточным результатам своей деятельности на основе соотнесения преобразований с общей целью; д) в характере процесса порождения промежуточных целей, т. е. процесса возникновения невербализованных предвосхищений и перевода их на вербальный уровень. Таким образом, от мотива зависят степень развернутости вербализованной и невербализованной активности испытуемых, соотношение этих двух уровней, степень выраженности и особенности порождения таких новообразований, какими являются промежуточные цели.

В специальной серии экспериментов Т. Г. Богданова предъявляла испытуемым задачи творческого типа, которые допускали возможность нахождения различных решений, и намеренно давалась неопределенная инструкция, в которой не упоминалось о конкретном количестве требуемых решений. Это создавало возможность для испытуемого ставить дополнительные цели в ходе конкретизации сформулированного экспериментатором требования. В специальной серии использовался дополнительно прием подсказок и испытуемым давалась инструкция, требующая поиска оригинальных решений.

Экспериментальное исследование показало, что введение качественно своеобразной мотивации влияет на процесс порождения новых целей (снова создавалось 2 типа условий: нейтральная инструкция и «исследование умственной одаренности»). В зависимости от актуализируемых мотивационных структур испытуемые ставили или не ставили перед собой дополнительные цели, не определенные прямо требованиями инструкции: «найти как можно больше решений», «найти все возможные решения» (т. е. вводили количественные признаки цели). Это в конечном счете обусловливало продуктивность нахождения решений. Продуктивность при переходе от нейтральной инструкции к «исследованию умственной одаренности» могла возрастать в 3,5 раза. Качественные характеристики конечных результатов также зависят от образования целей в условиях различной мотивации. В ситуации с высокозначимой мотивацией на основе неопределенного требования испытуемые ставили перед собой цель «найти более интересные решения» и стремились достичь ее. Самостоятельная постановка человеком дополнительных целей относительно числа решений и их особенностей под влиянием значимых мотивов — это один из механизмов повышения продуктивности конечных решений задач, качества этих решений, их творческого характера.

Т. Г. Богданова [24] изучала также влияние мотивациинапроцессы произвольного целеобразования, т. е. когда перед испытуемыми ставилась задача генерировать цели (продуцировать цели изменения предъявленной конфигурации, получения новых расположений элементов в предъявленной испытуемым конфигурации). Оказалось, что мотивация существенно определяет количественные и качественные особенности процессов целеобразования. При «исследовании умственной одаренности» продуктивность формирования целей могла возрастать в полтора раза по сравнению с выполнением «нейтральной» инструкции. Число оригинальных целей (цели, встречающиеся лишь у одного из испытуемых, участвовавших в серии опытов) возрастало. Изменялось содержание генерируемых целей — увеличивалось число целей, которые формировались через актуализацию семантического содержания. Мотивация выступила как механизм регулирования смысловых категорий, используемых в процессе целеобразования, как фактор, определяющий возможность увидеть неожиданные и необычные сочетания элементов конфигурации. В ситуации с более значимой мотивацией увеличивается разнообразие целей (каждая последующая цель формулируется при значительном изменении предыдущей). Способы изменения исходной конфигурации и создания новых становятся сложнее, оригинальнее и разнообразнее в ситуации с более значимой мотивацией, они основываются на анализе ситуации более высокого уровня, обнаружении глубоких связей в ее структуре. Учащается постановка неполных и нечетких целей (формулировки конечных целей без промежуточных, без конкретного указания конечных ситуаций). Увеличение значимости мотивации может снимать создаваемые прошлым опытом ограничения и тем самым расширять область значений и образов, используемых при образовании целей (уменьшать действие фактора «направленности»), что в конечном счете ведет к увеличению числа продуцируемых целей и их разнообразия.

Итак, мотивация выступила как фактор, определяющий структуру процессов целеобразования, что позволило выделить специальную функцию мотива — структурирующую.







Дата добавления: 2015-04-19; просмотров: 1414. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.02 сек.) русская версия | украинская версия