Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

СЕНСОРНЫЕ И ГНОСТИЧЕСКИЕ ЗРИТЕЛЬНЫЕ РАССТРОЙСТВА




Как известно, человек, как и все приматы, относится к «зри­тельным» млекопитающим, поскольку основная информация о внешнем мире поступает для него через зрительные каналы. Зрительный анализатор, как и все анализаторные системы, организован по иерархическому принципу. Основными уровнями зрительной системы одного полушария являются, как известно: сетчатка глаза (периферический уровень), зрительный нерв (II пара), область пересечения зрительных нервов (хиазма), зритель­ный канатик (место выхода зрительного пути из области хиазмы – tractus opticus), наружное или латеральное коленчатое тело (НКТ или ЛКТ), подушка зрительного бугра, где заканчиваютсянекоторые зрительные пути, путь от наружного коленчатого тела к коре (зрительное сияние) и первичное 17-е поле коры мозга.

Каждый из перечисленных уровней или звеньев зрительной системы при его поражении характеризуется своими зрительными симптомами, своими нарушениями зрительных функций.

Первый уровень зрительной системы — сетчатка глаза, как известно, представляет собой очень сложный орган, который называют «куском мозга, вынесенным наружу».

Поражения сетчаточного уровня работы зрительной системы разнообразны: это различного генеза дегенерации сетчатки, кро­воизлияния в область сетчатки, различные заболевания глаз, в которых принимает участие также и сетчатка (центральное место среди этих поражений занимает такое распространенное заболе­вание, как глаукома). Во всех случаях поражение, как правило, одностороннее, т. е. зрение нарушается только в одном глазу; далее – это относительно элементарное расстройство остроты зре­ния (т. е. остроты светоощущения) или полей зрения (по типу ско­томы) или цветоощущения. Зрительные функции второго глаза остаются сохранными. Отсутствуют и более сложные зрительные расстройства.

Второй уровень работы зрительной системы – зрительные нер­вы (II пара). Они очень коротки и расположены сзади глазных яблок в передней черепной яме, на базальной поверхности боль­ших полушарий головного мозга. В зрительных нервах различные волокна несут зрительную информацию от различных отделов сетчаток. Волокна от внутренних участков сетчаток проходят во внутренней части зрительного нерва, от наружных участков – в наружной части, от верхних участков – в верхней, а от ниж­них – в нижней. Поражения зрительного нерва встречаются в кли­нике локальных поражений головного мозга довольно часто в связи с различными патологическими процессами в передней черепной яме – опухолями, кровоизлияниями, воспалительными процессами. Поражение зрительного нерва приводит к расстройст­ву сенсорных зрительных функций в одном глазу, причем в зави­симости от поражения различных частей зрительного нерва страдают зрительные функции соответствующих участков сетчатки.

Область хиазмы составляет следующее звено зрительной сис­темы. Как известно, у человека в зоне хиазмы происходит непол­ный перекрест зрительных путей. Волокна от нозальных половин сетчатки поступают в противоположное полушарие, а волокна от темпоральных половин – в ипсилатеральное. Благодаря неполному перекресту зрительных путей зрительная информация от каждого глаза поступает в оба полушария. Важно помнить, что волокна, идущие от верхних отделов сетчаток обоих глаз, обра­зуют верхнюю половину хиазмы, а идущие от нижних отделов — нижнюю; волокна от fovea также подвергаются частичному перекресту и расположены в центре хиазмы. При поражении хиаз­мы возникают различные чаще симметричные нарушения полей зрения на обоих глазах (гемианопсии) вследствие поражения соответствующих волокон, идущих от сетчаток. Поражение раз­личных отделов хиазмы приводит к появлению разных видов гемианопсии: битемпоральной, бинозальной, верхней квадрантной, нижней квадрантной, а также односторонней нозальной гемианопсии (при разрушении наружной части хиазмы с одной стороны). Гемианопсия может быть полной или частичной; в последнем слу­чае возникают скотомы (частичное выпадение) в соответствующих отделах полей зрения. Все перечисленные виды гемианопсий характерны только для поражения хиазмального уровня зритель­ной системы.

При поражении зрительных канатиков (tractus opticus), соединяющих область хиазмы с наружным коленчатым телом, возникает гомонимная (односторонняя) гемианопсия, сторона которой определяется стороной поражения. Гомонимные гемианоп­сий в этих случаях могут быть полными или неполными, причем особенностью этого типа гемианопсий является то, что вследствие поражения волокон, идущих от области fovea, граница между пораженным и сохранным полем зрения проходит в виде верти­кальной линии.

Следующий уровень зрительной системы – наружное или коленчатое тело (НКТ или ЛКТ). Это часть зрительного бугра, важнейшее из таламических ядер, представляет собой крупное образование, состоящее из нервных клеток, где сосредоточен второй нейрон зрительного пути (первый нейрон находится в сет­чатке). Таким образом, зрительная информация без какой-либо переработки поступает непосредственно из сетчатки в НКТ. У чело­века 80% зрительных путей, идущих от сетчатки, заканчивается в НКТ, остальные 20% идут в другие образования (подушку зри­тельного бугра, переднее двухолмие, стволовую часть мозга), что указывает на высокий уровень кортикализации зрительных функ­ций.

НКТ характеризуется так же, как и сетчатка, топическим строением. Это означает, что различным областям сетчатки соот­ветствуют различные группы нервных клеток в НКТ. Кроме того, в НКТ в разных участках представлены области зрительного поля, которые воспринимаются одним глазом (зоны монокулярного видения), и области, которые воспринимаются двумя глазами (зоны бинокулярного видения), а также область центрального видения. При полном поражении НКТ возникает полная односто­ронняя гемианопсия (левосторонняя или правосторонняя), при частичном поражении – неполная, с границей в виде вертикаль­ной линии.

В том случае, когда очаг поражения находится рядом с НКТ и раздражает его, иногда возникают сложные синдромы в виде зрительных галлюцинаций, связанных с нарушениями сознания.

Как уже было сказано выше, помимо НКТ существуют и дру­гие инстанции, куда поступает зрительная информация, это подуш­ка зрительного бугра, переднее двухолмие и стволовая часть мозга. Все три образования характеризуются тем, что при их пора­жении никаких нарушений зрительных функций как таковых не возникает, что указывает на иное их назначение. Переднее дву­холмие, как известно, регулирует целый ряд двигательных рефлексов (типа start-рефлексов), в том числеи тех, которые «запус­каются» зрительной информацией. По-видимому, сходные функции выполняет и подушка зрительного бугра, связанная с большим количеством инстанций, и в частности с областью базальных ядер. Стволовые структуры мозга участвуют в регуляции общей неспе­цифической активации мозга через коллатерали, идущие от зри­тельных путей. Таким образом, зрительная информация, идущая в стволовую часть мозга, является одним из источников, под­держивающим активность неспецифической системы.

Следующий уровень зрительной системы – зрительное сияние (пучок Грациолле) – довольно протяженный участок мозга, находящийся в глубине теменной и затылочной долей. Это широ­кий, занимающий большое пространство веер волокон, которые несут зрительную информацию от различных участков сетчатки в различные области 17-го поля коры. Эта область мозга пора­жается весьма часто (при кровоизлияниях, опухолях, травмах), что приводит к гомонимной гемианопсий, т. е. выпадению полей зрения (левого или правого).

Последняя инстанция – первичное 17-е поле коры больших полушарий – расположено главным образом на медиальной поверхности мозга в виде треугольника, который направлен своим острием в глубь мозга. Это большая по протяженности площадь коры больших полушарий по сравнению с другими первичными корковыми полями. Это не случайно, так как человек преимущественно «зрительное» существо, ориентирующееся в основном с помощью зрительной информации. Важнейшим анатомическим признаком 17-го поля является хорошее развитие 4-го слоя, куда приходят зрительные афферентные импульсы;

4-й слой коры связан с 5-м слоем, откуда «запускаются» местные двигательные рефлексы, что характеризует первичный, нейронный комплекс коры.

17-е поле организовано по топическому принципу, т.е. раз­личные области сетчатки представлены в различных участках 17-го поля.

Это поле имеет две координаты: верхне-нижнюю и передне-заднюю. Верхняя часть 17-го поля связана с верхней частью сетчатки, т. е. с нижними полями зрения; в нижнюю часть 17-го поля поступают импульсы от нижних участков сетчатки, т. е.отверхних полей зрения. В задней части 17-го поля представлено бинокулярное зрение, передняя часть 17-го поля – это зона представительства пери­ферического монокулярного зрения.

При поражении 17-го поля и левого и правого полушарий одновременно (что может быть, например, при ранениях затылоч­ного полюса) возникает центральная слепота. Когда же пораже­ние захватывает одно 17-е поле, возникает выпадение полей зрения с одной стороны, причем при правостороннем очаге воз­можна «фиксированная» левосторонняя гемианопсия, когда боль­ной не замечает своего зрительного дефекта. При поражении 17-го поля граница между хорошим и плохим участками полей зрения проходит в виде не вертикальной линии, а полукруга. Эта особенность поз­воляет отличать корковую гемианопсию от всех подкорковых гемианопсий. Как правило, у больных имеет место не полное, а частичное поражение 17-го поля, что приводит к частичному выпадению полей зрения (скотомам), при этом участки нарушенных полги зрения по форме и величине в соответствующих полях зрения обоих глаз симметричны. При менее грубых поражениях клеток 17-го поля возникает не полное выпадение зрительных функций, а лишь частичное, в виде снижения (изменения) цветоощущения, фотопсии (т. е. ощущений ярких вспышек, «искр», иногда окра­шенных, появляющихся в определенном участке поля зрения). Все описанные ныше нарушения зрительных функций относятся к сенсорным относительно элементарным нарушениям, которые не связаны непосредственно с высшими зрительными функциями, хотя безусловно и являются их основой.

Высшие гностические зри­тельные функции связаны прежде всего с работой вторичных полей зрительного анализатора (18-е и 19-е) и прилегающих к ним тре­тичных полей коры больших полушарий.

18-е и 19-е поля расположены как на наружной конвекситальной поверхности больших полушарий, так и на внутренней ме­диальной поверхности. 18-е, 19-е поля характеризуются развитием 3-го слоя, в котором осуществляется переключение импульсов из одного участка коры в другой.

При электрическом раздражении 18-го и 19-го полей возникает не локальное, точечное возбуждение, как при раздражении 17-го поля, а активация широкой зоны, что свидетельствует о широких ассоциативных связях этих областей коры.

Из исследований, проведенных на человеке У. Пенфилдом и рядом других авторов, известно, что при электрическом раздра­жении 18-го и 19-го полей появляются сложные зрительные обра­зы. Это уже не отдельные вспышки света, а знакомые лица, карти­ны, иногда какие-то неопределенные образы. Основные сведения о роли этих участков коры больших полушарий в зри­тельных функциях получены из клиники локальных поражений головного мозга. Клинические наблюдения показывают, что пора­жение этих областей коры и прилегающих к ним подкорковых зон («ближайшей подкорки») приводит к различным наруше­ниям зрительного гнозиса. Эти нарушения получили название зрительные агнозиями. Зрительными агнозиями обозначаются такие расстройства зрительного гнозиса, которые возникают при пора­жении корковых структур задних отделов больших полушарий и протекают при относительной сохранности элементарных зри­тельных функций (остроты зрения, полей зрения, цветоощущения), Ко всем формам зрительных агнозий применимо одно общее пра­вило, а именно: при всех формах агностических зрительных рас­стройств элементарные сенсорные зрительные функции остаются Относительно сохранными, т. е. больные достаточно хорошо видят, у них нормальное цветоощущение, поля зрения — нормальны, иными словами, у них как будто бы есть все предпосылки, чтобы воспринимать объекты правильно. Однако именно гностический уровень работы зрительной системы у них нарушен. В некоторых случаях у больных помимо гностических имеются нарушения и сенсорных функций. Но это, как правило, тонкие дефекты, которые не могут объяснить нарушений высших зритель­ных функций.

Первое описание зрительной агнозии принадлежит Г. Мунку (1881 г.), который, работая с собаками, имеющими поражения затылочных долей мозга, обнаружил, что «собака видит, но не по­нимает» того, что видит. Он писал, что хотя собака как будто бы видит предметы, так как она на нихне наталкивается, однако она «не понимает» их значения.

Естественно, что у человека нарушения зрительных функций протекают значительно сложнее. В клинике локальных поражений головного мозга описаны разнообразные формы нарушений выс­ших зрительных функций или различные формы зрительных агнозий. Сам термин «агнозия» впервые был введен 3. Фрейдом (1891), который был не только автором психоанализа, но и круп­нейшим невропатологом, занимавшимся изучением функций нерв­ной системы. Им впервые были описаны случаи нарушения высших зрительных функций, обозначенные им как «зрительная агнозия». После 3. Фрейда изучением зрительных агнозий занимались мно­гие авторы; можно сказать, что из всех нарушений психических процессов на феноменологическом уровне лучше всего изучены именно зрительные агнозии.

Следует отметить, что как отечественные, так и зарубежные публикации посвящены главным образом описанию того, что происходит с больными при поражении отдельных участков «широ­кой зрительной сферы», т. е. анализу нарушений зрительных функций на феноменологическом уровне.

Значительно менее изучены механизмы зрительных агнозий, т. е. природа и структура психологических нарушений и их мозго­вые механизмы. До сих пор отсутствует общая теория, объяс­няющая возникновение разных форм нарушений высших зри­тельных функций. Отсутствие подобной теории непосредственно отражается на существующих в нейропсихологии и клинической неврологии классификациях зрительных агнозий. Все эти класси­фикации основаны на феноменологическом различении типов нарушений зрительных функций, т. е. на знании того, что именно не воспринимает больной. В настоящее время нет единой класси­фикации агнозий, как нет и единого объяснения природы зритель­ных агностических явлений. Одни авторы объясняют зрительные агнозии интеллектуальными нарушениями, снижением «абстракт­ной установки», другие рассматривают их как следствие рече­вых нарушений и т. д.

Большинство авторов, исходя из клинической феноменологии, выделяют 6 основных форм нарушений зрительного гнозиса.

Если больной, правильно оценивая отдельные элементы изобра­жения, не может понять смысла изображения объекта в целом, это называется предметной агнозией; когда он не различает чело­веческие лица (или фотографии) – это называется лицевой агно­зией; если больные плохо ориентируется в пространственных приз­наках изображения, то это называется оптико-пространственной агнозией; если больной, правильно копируя буквы, не может их читать, это называется буквенной агнозией; если больной разли­чает цвета, но не знает, какие предметы окрашены в данный цвет, и не может вспомнить цвет знакомых предметов, это называется цветовой агнозией. Как самостоятельная форма выделяется и симультанная агнозия – такое нарушение зрительного гнозиса, когда больной может воспринимать только отдельные фрагменты изображения, вследствие резкого сужения возможности видеть целое, причем этот дефект наблюдается и при сохранности полей зрения.

Как видно из данной классификации, принцип выделения раз­ных форм зрительных агнозий весьма примитивен, классификация лишена единого основания, что отражает недостатки современного уровня развития этой области знания.

Клинические наблюдения показывают, что форма нарушения зрительного гнозиса связана как со стороной поражения мозга, так и с локализацией поражения внутри «широкой зрительной сферы» – конвекситальной коры затылочных и теменных отделов мозга. Внутри «широкой зрительной сферы» выделяют две основ­ные подобласти: нижнюю и верхнюю части.

Предметная агнозия – одна из самых распространенных форм нарушения зрительного гнозиса, которая в той или иной степени встречается у большинства больных с поражением теменно-затылочных отделов мозга. В грубой форме предметная агнозия наблюдается лишь при двустороннем поражении теменно-затылочных отделов мозга, т. е. при двустороннем поражении 18-го и 19-го полей.

Предметная зрительная агнозия связана с поражением ниж­ней части «широкой зрительной сферы». Она характеризуется тем, что больной видит как будто бы все, он может описать отдель­ные признаки предмета, но не может сказать, что же это такое. Особенно грубое нарушение возможности оценить предмет возни­кает при двустороннем поражении нижней части широкой зри­тельной сферы: больной, глядя на предмет, не может его опознать, но часто правильно решает эту задачу, если он ощупает пред­мет. В своей повседневной жизни такие больные ведут себя почти как слепые, и хотя не натыкаются на предметы, однако постоянно ощупывают их или ориентируются по звукам. Однако в такой гру­бой форме предметная агнозия встречается сравнительно редко, чаще она проявляется в скрытой форме при выполнении специаль­ных зрительных задач: при распознавании контурных, перечеркну­тых, наложенных друг на друга, перевернутых изображений.

Так, при совмещении контуров (проба Поппельрейтера) здоровый человек видит контуры всех объектов, у больных эта задача вызывает большие трудности: они не могут выделить контуры и видят просто путаницу линий.

При предметной агнозии трудности опознания формы объек­тов являются первичными и в наиболее «чистом» виде они прояв­ляются при опознании именно контуров объектов, в то же время копирование рисунков у них может быть сохранным.

У больных с предметной агнозией (как и с другими формами расстройств зрительного гнозиса) грубо изменяются временные характеристики зрительного восприятия. При тахистоскопических исследованиях установлено, что у этой категории больных резко увеличиваются пороги узнавания изображения, причем, как правило, они возрастают на несколько порядков. Если здоровый чело­век воспринимает простые изображения за 5—10 мс (без сти­рающего изображения), то у больных время опознания простых изображений возрастает до 1 с и больше. Таким образом, при зрительных агнозиях возникает совсем другой режим работы зрительной системы, что указывает на большие сложности в пере­работке зрительной информации.

Оптико-пространственная агнозия связана преимущественно с поражением верхней части «широкой зрительной сферы». В осо­бенно грубой форме эта форма агнозии наблюдается при двусто­роннем поражении затылочно-теменных отделов мозга. Однако и при одностороннем поражении эти нарушения достаточно четко выражены. При оптико-пространственной агнозии у больных теряется воз­можность ориентации в пространственных признаках окружающей среды и изображений объектов. У них нарушается лево-правая ориентировка; больные перестают понимать ту символику рисунка, которая отражает пространственные качества объектов. Такие больные не понимают географическую карту, у них нарушена ориентировка в сторонах света.

В грубых случаях у больных нарушается ориентировка не толь­ко в лево-правых, но и в верхне-нижних координатах. У больных с оптико-пространственной (как и с предметной) агнозией, как правило, нарушается самостоятельный рисунок. Больные не умеют передавать на рисунке пространственные признаки объектов (дальше-ближе, больше-меньше, слева-справа, сверху-снизу). В некоторых случаях распадается даже общая схема рисунка. Так, больные, рисуя человека, отдельно изображают его атрибуты (руки, ноги, глаза, нос и т. д.) и не знают, как их соединить. Чаще нарушается рисунок при поражении задних отделов правого полушария.

В ряде случаев (как правило, при правополушарных очагах) наблюдается односторонняя оптико-пространственная агнозия. Такие больные, даже копируя рисунок, изображают только одну сторону предмета или грубо искажают изображение с одной (чаще левой) стороны. Одновременно у них часто нарушается также и воз­можность зрительной афферентации пространственно-органи­зованных движений, т. е. стра­дает то, что носит в нейро­психологии название «праксиса позы». Такой больной не может скопировать позу, не знает, как расположить руку по отно­шению к своему телу, у него отсутствует та непосредственная легкость восприятия пространственных отношений, которая присуща здоровому человеку, и это затрудняет копирование поз по зрительному образцу (выполняемых одной или двумя руками).

С этим связаны различные трудности в бытовых двигательных актах, в которых требуется пространственная ориентация дви­жений. Так, например, такие больные плохо выполняют движения, требующие элементарной зрительно-пространственной ориенти­ровки, например, не могут постелить покрывало на постель, одеть пиджак, брюки и т. п. Подобные нарушения получили название «апраксии одевания». Сочетания зрительно-пространственных и двигательно-пространственных расстройств называют иногда «апрактоагнозией».

Оптико-пространственные нарушения влияют иногда и на навык чтения. В этих случаях возникают трудности прочтения таких букв, которые имеют «лево-правые» признаки. Такие больные не могут различить правильно и неверно написанные буквы и эта проба может быть одним из тестов на определение зрительной ориентировки в пространст­венных признаках объектов. В подобных случаях нарушения опознания букв с пространственными признаками как правило отражает общий дефект пространственной ориентировки в объ­ектах.

Специальную форму составляет буквенная агнозия. В чистом виде буквенная агнозия проявляется в том, что больные, совер­шенно правильно копируя буквы, не могут их назвать. У таких больных распадается навык чтения (первичная алексия).

Подобное нарушение чтения встречается изолированно от дру­гих нарушений зрительных функций, что и дает основание выде­лить этот дефект в самостоятельную форму агнозии. Такие больные правильно воспринимают предметы, правильно оценивают их изо­бражения и даже правильно ориентируются в сложно-пространст­венных изображениях и реальных объектах, однако они «не пони­мают» буквы и не могут читать.

Такая форма агнозии встречается при поражении левого полу­шария мозга – нижней части «широкой зрительной сферы». на границе затылочной и височной коры у правшей.

Цветовая агнозия составляет самостоятельный тип зрительных гностических расстройств. Различают собственно цветовую агнозию и нарушение распознавания цветов как таковых (цвето­вая слепота или дефекты цветоощущений). Цветовая слепота и нарушение цветоощущений могут иметь как периферическое, так и центральной происхождение, т. е. могут быть связаны как с поражением сетчатки, так и с поражением подкорковых и корко­вого звеньев зрительной системы. Известно, что цветоощущение возникает при действии трех различных типов колбочек (сетчаточных детекторов), которые чувствительны к различным цветам: сине-зеленым, красно-зеленым и желтым. Эта способность колбо­чек быть реактивными на определенные цветовые раздражения является основой цветоощущения, и дефект этой способности может быть вызван разного типа поражениями сетчатки (дегене­рацией и т. п.).

Известны нарушения цветоразличения, связанные с пораже­нием НКТ и затылочной коры (17-го поля), что указывает на су­ществование в зрительной системе специального канала (или кана­лов), предназначенного для проведения информации о цвете объ­екта.

Особый тип нарушений цветовых функций составляют цветовые агнозии. В клинике описаны цветовые дефекты в виде нарушений цветового гнозиса, которые наблюдаются на фоне сохранности цветоощущения. Такие больные правильно различают отдельные цвета и правильно их называют. Однако им трудно, например, сказать, к какому предмету данный цвет относится, и наоборот, они не могут сказать, каков цвет у апельсина, моркови, елки и т. д. Больные не могут назвать предметы определенного конкретного цвета. У них отсутствует обобщенное представление о цвете, и поэтому они не в состоянии выполнить процедуру классификации цветов. Трудности классификации связаны у них не с трудностями различения цветов, а с их категоризацией, с образованием опре­деленных цветовых групп, категорий. Известно, что человек воспринимает огромное количество оттенков цветов, но названий цветов (категорий) сравнительно мало. Поэтому в обычной жизни здоровый человек постоянно решает задачи на категоризацию цвета. Именно эта категоризация цветовых ощущений затруднена у больных с цветовой агнозией.

Особую форму зрительной агнозии составляет симультанная агнозия. Симультанная агнозия впервые была описана П. Балинтом и долгое время была известна как «синдром Балинта». Эта форма нарушения зрительного гнозиса состоит в том, что боль­ной одновременно не может воспринимать двух изображений, так как у него резко сужен объем зрительного восприятия. Боль­ной не может воспринять целое, он видит только часть целого.

Возникает вопрос: почему больной не может перевести взор и рассмотреть все изображение последовательно? Это происходит потому, что синдром Балинта всегда сопровождается сложными нарушениями движений глаз, которые называются «атаксией взора».

Взор больного становится неуправляемым, глаза совершают непроизвольные скачки, они постоянно находятся в движении, и это создает трудности в организованном зрительном поиске, вследствие чего больной не может рассматривать объект последо­вательно. Предполагается, что причиной симультанной агнозии является слабость корковых зрительных клеток, которые способны лишь на локальные очаги возбуждения. Связь «синдрома Балинта» со стороной поражения и локализацией очага внутри «широкой зрительной сферы» пока не установлена.

Лицевая агнозия — особое нарушение зрительного гнозиса, которое состоит в том, что у больного теряется способность рас­познавать реальные лица или их изображения (на фотографиях, рисунках и т. п.).

При грубой форме лицевой агнозии больные не могут различить женские и мужские лица, не различают детские лица, не узнают лица своих родных и близких. Такие больные узнают людей только по голосу, включая и самых близких. Лицевая агнозия четко свя­зана с поражением задних отделов правого полушария (у правшей) в большей степени – с нижними отделами «широкой зри­тельной сферы».

Особый интерес для изучения механизмов зрительных агнозий представляют исследования движений глаз при различных формах нарушения зрительного восприятия. Нарушения зрительного гнозиса коррелируют с различными нарушениями глазодвигательной активности, сопровождающей зрительное восприятие объекта. Это могут быть явления инактивности движений глаз, глазодвигательные персеверации, игнорирование одной сто­роны зрительного поля и др.

Таким образом, нейропсихологические данные подтверждают общую концепцию о том, что зрительная система организована как некий многоканальный аппарат, перерабатывающий одновре­менно разнообразную зрительную информацию, аппарат, различ­ные «блоки» (каналы) которого могут поражаться изолированно при сохранной работе других «блоков» (каналов). Вследствие этого возможно появление нарушений восприятия только предме­тов или только лиц, или только цветов, или только букв, или только пространственно-ориентированных объектов. Феноменология нарушений зрительного восприятия при локальных поражениях мозга дает важные сведения для понимания общих принципов строения и функционирования зрительной системы.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 1349. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.04 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7