Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Проблема этнической установки в этнопсихологии





Этнической установкой является готовность личности вос­принимать те или иные явления национальной жизни и меж­этнических отношений и в соответствии с этим восприятием действовать определенным образом в конкретной ситуации.

Под межэтническими отношениями понимаются субъектив­но переживаемые отношения между людьми различных наци­ональностей, этническими общностями. В этнопсихологии выделяется два уровня межэтнических отношений:

1) личностный;

2) групповой.

Такие отношения складываются в различных сферах жиз­ни—в области политики, трудовой деятельности, быта, се­мьи, дружеского, неформального общения. Характер межэт­нического отношения может быть:

• дружественный;

• нейтральный;

• конфликтный.

Он складывается в зависимости от исторического прошло­го, социально-политической обстановки в той или иной стра­не, от экономических и культурно-бытовых условий жизни, непосредственной конкретной ситуации или заинтересованно­сти в общении. На личностном уровне он зависит от индиви­дуально-психологических качеств людей. Межэтнические отно­шения проявляются в установках и ориентациях на меж­этнические контакты в различных сферах взаимодействия, в национальных стереотипах, в настроении и поведении, поступ­ках людей и конкретных этнических общностей. Межэтнические отношения содержат в себе рациональные, когнитивные эле­менты, эмоционально-оценочные и регулятивные компонен­ты. Однако в развитии межэтнических отношений важную роль играют национальные интересы, осознаваемые народом и лич­ностью потребности в национальном, этническом развитии.

Этническая установка фокусирует в себе убеждения, взгля­ды, мнения людей относительно истории и современной жизни этнической общности, ее взаимосвязей с другими народами, людьми иных национальностей. В современных условиях уси­лия ученых направлены на выявление механизмов, способных гармонизировать межэтнические отношения, оптимизировать этнические установки.

В наиболее общем смысле категория установки обозначает психическое состояние готовности к реагированию определен­ным образом на факты действительности. Люди реагируют по­ложительно или отрицательно на все, что так или иначе каса­ется их или как-нибудь затрагивает их интерес. Установки — на основе всей социальной практики индивида — образуются по отношению к вещам, которые окружают людей и служат им; они формируются по отношению к личностям — в социальном окружении индивида; по ассоциации с вещами и личностями — к ситуациям, идеям, процессам, системам. Образуются уста­новки и по отношению к социально-экономическим общностям. И не только к тем, с представителями которых носители установки встречались сами, но и к тем, о которых они знают на основе косвенного (часто искаженного в процессе переда­чи) опыта.

В своей структуре установка объединяет элементы эмоцио­нального и рационального подхода к объектам при ведущей роли эмоционального, чувственного начала, чем, собственно, и объясняется ее универсальность и сравнительная легкость возникновения. Установка всегда бывает либо позитивной, либо негативной относительно объекта, однако она никогда не бы­вает нейтральной. Важное общее свойство установки заключа­ется в том, что она субъективно представляется ее носителю правильной и наилучшей. Все, не разделяющие установки индивида, в его сознании оказываются отчужденными. В тех слу­чаях, когда затрагиваются установки, касающиеся его собствен­ной этнической общности, это явление прямо ведет к этноцентризму. Негативные установки по отношению к «чужим» этническим общностям ведут к этническим и национальным предрассудкам. Но в обоих случаях они служат механизмами превращения национально-психологических образований в национализм и его идеологию, политику и социальную прак­тику. Люди далеко не всегда сознают наличие установок в сво­ем сознании и тем более влияние установок на их социальное поведение. Однако если в результате действия каких-либо фак­торов в сознании людей возникла негативная установка по отношению к определенной социально-этнической общности, то любая информация о ее представителях будет воспринимать­ся искаженно, мнения о них будут негативно окрашенными, а решения и поступки, как-то связанные с этой общностью или ее отдельными представителями, будут неблагожелательными. Наличие установок на конкретный объект, сходных по направ­ленности и по интенсивности их проявления, служит факто­ром, объединяющим людей на основе общей симпатии и ан­типатии. На ранних стадиях развития личности структурные компоненты установки сравнительно легко подвержены изме­нениям благодаря новому опыту. Однако позднее структура ее становится более жесткой, и особенно у тех, кто в течение долгого периода поощряется окружающими реагировать на определенные события или группы вполне конкретным, «при­емлемым» для них образом.

Межэтнические установки и ориентации формируются в процессе социализации личности, в семье, учебных заведени­ях, в ходе дружеского и соседского общения.

В зарубежной специальной литературе 80-х годов многократ­но приводилось описание эксперимента, целью которого было выявление характера установок и приблизительных сроков их образования в сознании личности. Эксперимент проводился в США на факультете психологии одного из университетов. Ис­пытуемым из различных возрастных групп предъявлялась кар­тина, на которой изображена сцена в вагоне нью-йоркского метро. Два человека: один из них негр, другой — белый, изобра­жены разговаривающими, причем у белого в руках опасная бритва с открытым лезвием. После рассмотрения картины ис­пытуемым предлагалось пересказать ее содержание людям, не видевшим изображение. В ходе последующих 5—6 пересказов бритва неизменно переходила в руки негра, и его поведение описывалось как угрожающее по отношению к белому. Такое искажение регулярно повторялось в группах белых американ­цев, если их возраст превышал 13—15 лет, и начисто отсутство­вало в группах детей до 10 лет. В процессы восприятия, умствен­ной переработки, запоминания и воспроизведения вмешива­лось действие установки белых американцев по отношению к неграм, а ее появление в их сознании было определено доста­точно точно — в возрасте между 10 и 15 годами.*

* См.: Klinberg О. Social Psychology. Chapter 8.— N.Y. , 1984.

 

Таким образом, в национальное — в отношение к «другим» и в оценку «других» этнических общностей — привносится дей­ствие некоего постороннего элемента Им является установка, которая изменяет внимание, восприятие, мнение и поведение людей в ситуациях, затрагивающих межнациональные отноше­ния и связи Негативная установка трансформирует это наци­ональное в националистическое, поощряя ее носителей к на­циональному высокомерию. Однако следует отметить, что установка формируется не нацией в целом, а отдельными ин­дивидами, и лишь подхватывается массами «Психология отдель­ного человека, — отмечает Карл Густав Юнг, — ...соответствует психологии наций. То, что делают нации, то делает и каждый отдельный человек, и пока он это делает, это делает нация. Лишь изменение установки отдельного человека становится началом изменения психологии нации. Великие проблемы человечества еще никогда не решались посредством всеобщих законов, но всегда ре­шались лишь посредством обновления установки отдельного че­ловека Если и было время, когда самосознание было безусловно необходимым и единственно правильным, то это — наша совре­менная катастрофическая эпоха. Но каждый, кто осознает са­мого себя, сталкивается с границами бессознательного, которое как раз содержит именно то, что прежде всего необходимо было бы знать».*

* Юнг К.Г. Письма, декабрь 1916 года // Internet.

 

Этнические стереотипы, их структура и содержание. Причины стереотипизапии

4.3.1. Понятие этнического стереотипа и его содержание

Одним из элементарных психологических образований яв­ляется стереотип. В психологии это понятие обозначает устой­чивое, эмоциональное по своей природе психическое обра­зование, в упрощенной форме отражающее некоторый дос­таточно сложный факт действительности. Выступая в назван­ном качестве, стереотипы являются чувственно окрашенны­ми социальными образами, которые объединяют в себе со­циальный и психологический опыт общения и взаимоотно­шения людей. Психологический механизм возникновения эт­нического стереотипа в сознании — некритическое усвое­ние — сам по себе предполагает возможность качественного различия стереотипов, которые могут быть более или менее близкими к истине и могут быть ложными, неузнаваемо ис­кажающими объект своего отражения. Если измерять стерео­типы критериями научной истины и строгой логики, то их придется признать крайне несовершенными средствами мыш­ления. И тем не менее стереотипы существуют и широко ис­пользуются людьми, хотя они и не осознают этого. В зависи­мости от характера объекта и его места в социальной струк­туре вырабатываются, например, групповые, профессиональ­ные и возрастные стереотипы. В качестве объектов стереотипизации нередко выступают обобщенные и упрощенные об­разы таких групп. В основу национального или этнического стереотипа обычно ложится какая-либо заметная черта внеш­ности (цвет кожи, разрез глаз, форма губ, тип волос или вы­дающиеся скулы, форма головы, рост и т.д.). В основе стерео­типа может быть и какая-либо типичная черта в характере и поведении (молчаливость, жестикуляция, сдержанность, ску­пость и т.д.).

Помимо этого, в содержании этнического стереотипа мо­жет присутствовать и предписание к действию в отношении людей данной национальности.

4.3.2. Структура этнического стереотипа

Этнический стереотип подразделяется на два вида: авто­стереотипы и гетеростереотипы.

Автостереотипы — это мнения, суждения, оценки, отно­симые к данной этнической общности ее представителями. Обычно автостереотипы содержат комплекс положительных оценок.

Гетеростереотипы — совокупность оценочных суждений, выносимых о других народах представителями данной этни­ческой общности.

В отличие от автостереотипов, гетеростереотипы могут быть как положительными, так и отрицательными, в зависимости от исторического опыта взаимодействия данных народов. Эт­нический стереотип содержит в себе устойчивое ядро, опреде­ленный комплекс представлений о внешнем облике предста­вителей данного народа, о его историческом прошлом, осо­бенностях образа жизни и трудовых навыках. Другой частью эт­нического стереотипа, помимо ядра, является ряд изменчивых суждений относительно коммуникативных и моральных качеств данного народа Изменчивость оценок этих качеств тесно связа­на с меняющейся ситуацией в межнациональных и межгосу­дарственных отношениях. Адекватность содержания этнических стереотипов чрезвычайно проблематична. Таким образом, сле­дует полагать, что этнический стереотип — это отражение про­шлого и настоящего, негативного и позитивного опыта взаи­моотношения народов, особенно в таких сферах деятельности, как торговля, сельское хозяйство, то есть там, где ярче всего проявляются психические особенности межличностных отно­шений.

Национальный стереотип этнической или национальной группы предполагает наличие определенной черты у всех пред­ставителей. Это недифференцированное суждение неизбежно содержит в себе — скрыто или явно — определенную оценку. Согласие по поводу такой оценки делает стереотипы одина­ковыми для всех членов группы, а использование негативно­го оценочного стереотипа становится в определенных усло­виях своего рода «хорошим тоном». Особо следует отметить исключительную устойчивость стереотипа. Широко распро­страненный в Италии стереотип русского представляет собой, по свидетельству итальянского публициста Энцо Рава, роман­тический образ доброго и самоотверженного человека, наве­янный произведениями Л.Н. Толстого и Ф.М. Достоевского и подкрепленный участием русских в итальянском движении Со­противления в годы второй мировой войны. Свойства нацио­нальных стереотипов были выявлены достаточно давно, что сделало их, помимо всего прочего, и инструментом политики. Дело в том, что характер стереотипа, его качество в значитель­ной степени определяются теми социальными задачами, к осуществлению которых стремятся его носители. Так, нацио­нальные и этнические стереотипы выступают как средство поддержания существующего порядка, но иногда превращают­ся в средство протеста против этого порядка и способствуют его ослаблению. Политическим целям служат стереотипы, воз­никающие и функционирующие в отношениях дискримини­рующей и дискриминируемой нации. Дискриминирующая на­ция, как правило, создает, распространяет и поддерживает стереотипы своих представителей в виде образа людей более способных, более ответственных, более храбрых, более спра­ведливых, чем представители дискриминируемых наций. Одна­ко навязать такой стереотип общественному сознанию дискри­минируемой нации удается далеко не всегда Гораздо чаще слу­чается так, что дискриминируемая нация сама создает стерео­типы своего «дискриминатора» в виде извращенного образа жестокого и безжалостного, бессовестного, хитрого и неспра­ведливого человека. Так, украинские думы содержат в себе сте­реотипы, функционировавшие в сознании наших предков; русский былинный эпос донес до нас стереотип «злого тата­рина»; в эстонском эпосе четко прослеживается стереотип без­жалостного прибалтийского барона-немца; в восточных поэмах Байрона мы находим стереотип «жестокого турка», каким его представляли себе порабощенные греки. Очевидно, что недо­оценивать значимость таких стереотипов для сознания масс нельзя.

4.3.3. «Явление призмы» в формировании стереотипа

В процессе формирования стереотипа зачастую наблюдает­ся так называемое «явление призмы». Оно заключается в том, что у человека возникает установка по отношению к предста­вителю другой этнической общности на основании его опыта общения либо уже существующей установки к данному этно­су. Другими словами, он смотрит на представителей другой эт­нической группы через призму имеющейся установки, кото­рая сложилась по отношению к другим членам отождествляе­мого этноса. «Явление призмы» в большинстве случаев препят­ствует объективной оценке ситуации, если в ней участвуют представители иных этнических групп.

4.3.4. Причины стереотипизации

Работающий по методике К.Г. Юнга американский анали­тик Эдвард Уитмонт отмечает, что «человеческая проблема дер­жится на том факте, что наши основные инстинктивные побуж­дения поляризованы — они включают как социальные, так и ан­тисоциальные влечения — стремление предоставлять и получать взаимную поддержку соседствует с тенденцией к зависти, жад­ности и враждебной деструктивности».* С другой стороны, важ­ным элементом является страх. Величайший страх вызывает у человека само предположение о том, что он подвержен инстинк­тивным устремлениям, что влечет за собой страсть к причин­но-следственному объяснению самого себя и внешнего мира, в котором он живет. Так, К.Г. Юнг отмечал, что инстинкт приручен, одомашнен, но основной мотив уже не виден под множеством рациональных покрывал. Иногда даже кажется, что никаких инстинктов у нас больше не осталось. Глубинно-пси­хологический подход к психологии этнических конфликтов может внести существенный эффект в суть многих решений «Например, — отмечает В. Зеленский, — если в конфликтной ситуации мощной силой выступает архетип «козла отпущения», то противоборствующие стороны могут со всей энергией стремиться к тому, что они рассматривают в качестве взаимной проблемы — например, территориальный спор — но не учитывать при этом скрытую значимость архетипической составляющей спора. Вполне возможно, что в результате будет достигнуто какое-либо соглашение, однако, если скрытая тенденция к поиску «козла отпущения» не будет разрешена, то неизбежно следует ожидать повторения спорной ситуации в другой форме. Или же с новой силой может вспыхнуть старый спор — даже спустя много лет после достигнутого соглашения в таких ситуациях то, что противоборствующие стороны рассматривают как пробле­му, в действительности является симптомом. И до тех пор, пока скрытая динамика архетипа «козла отпущения» не будет осоз­нана, взаимная неприязнь неизбежно сохранится. Используя глу­бинно-психологический подход, обе стороны смогли бы увидеть, что они сидят по одну сторону стола переговоров и решают свою об­щую проблему — хронический конфликт, возникший на почве вза­имной идентификации с архетипом. Здесь для каждой стороны будет очевидным, что причиной переживания себя обделенной или обиженной является не другая сторона, а собственная психоло­гия индивидов и нации. Здесь могут быть предложены специфи­ческие приемы освобождения от архетипа, например, поиск обще­го «козла отпущения».**

* Whitmont Ed. Return to The Goddess. – N.Y., 1982. – P. 11.

** Зеленский В. Заключение // Одайник В. Психология политики. М.,1996. –С. 378.

 

4.3.5. Этнические стереотипы и средства массовой информации

Этнические стереотипы могут формироваться также под влиянием средств массовой информации. Эффективность мас­сового информационного воздействия — в ряду других фак­торов — зависит от правильной оценки и учета свойств и ха­рактеристик различных каналов информации. В конечном ито­ге это вопрос о тактике применения различных средств мас­совой информации и политической пропаганды для решения конкретных задач. Например, на основе учета свойств канала и особенностей восприятия передаваемой им информации можно так представить освещение какого-либо события: изло­жение по радио репортажа о данном событии в его разверты­вании — каждый час новые детали; полная картина того же события с оценкой в обстоятельном комментарии, заверша­ющим формирование установки. Это лишь один из многих ва­риантов целенаправленного использования каналов информа­ции для оперативного решения политических задач. Сначала книги, а потом журналы обеспечили недостающую связь и объединили эти фрагменты в единое целое. Эти средства чте­ния и передачи идей заменили, по мнению С. Московичи, локальный разум общественным.

Мнение средств массовой информации продолжает усили­вать свое влияние на общество вопреки традиции и разуму. Пе­реходит ли оно на личности либо ополчается на националь­ности, обычаи, нравы, но разум замирает в нерешительнос­ти и теряется. Не один раз мы могли видеть, до каких край­ностей может дойти кампания, проводимая средствами мас­совой информации. Конечно, интересы этнических общностей не исчезают, они только остаются в тени, а средства мас­совой информации из-за искаженного освещения событий, между тем, преображают их то в теории, то в страсти, кото­рые вызывают образование ошибочных негативных установок по отношению к представителям других этнических групп.

Возможности формирования средствами массовой инфор­мации этнических стереотипов не ограничены как по своему масштабу, так и по своей силе. Для многих людей пресса, радио и особенно телевидение являются авторитетами. Мне­ние средств массовой информации становится их мнением, вытесняя мышление и индивидуальные установки. Под влия­нием масс-медиа эти люди становятся своего рода марионет­ками, способными откликнуться на любые попытки завязы­вания этнического или национального конфликта. Рассматри­вая механизм формирования этнических стереотипов средства­ми массовой информации, необходимо выделить причины их влияния на общественность. Во-первых, для многих людей средства массовой информации являются авторитетным мне­нием, которое не оценивается критически. Это происходит в том случае, когда индивид не обладает достаточными знаниями для формирования собственного мнения или установки; когда вследствие особой симпатии к телеведущему, переда­че, газете, корреспонденту и т.д. у индивида притупляется кри­тическая оценка информации. Во-вторых, большое значение имеет статус источника информации. Например, совершен­но очевиден результат информационного воздействия на об­щественность, проводимого с экранов телевизоров отдельным респондентом на улице либо неизвестным социологом и, скажем, известным в общественных кругах специалистом либо политическим деятелем. Здесь играет роль фактор авторитета источника информации. Чем выше авторитет источника, тем, соответственно, выше доверие к этой информации со сторо­ны аудитории. Даже если некоторые индивиды критически воспримут информацию от такого источника, то они никак не пропустят ее мимо ушей, в результате чего она все равно закрепится в сознании (хотя и не в качестве бесспорной ис­тины).

Феномен авторитета средств массовой информации заклю­чается также и в способности «снять ответственность» за принятие решения. «Убивайте, — говорил Геринг, — каждо­го, кто против нас, убивайте, убивайте, не вы несете ответствен­ность за это, а я, поэтому убивайте!». «Я освобождаю челове­ка, — продолжает Гитлер, — от унижающей химеры, которая называется совестью. Совесть, как и образование, калечит че­ловека. У меня то преимущество, что меня не удерживают ни­какие соображения теоретического или морального порядка».*

Цит. по: Сталин о Великой Отечественной войне советского на­рода. – М., 1945. - С 27.

 

Всякий раз, когда человек колеблется в принятии реше­ния, его можно однозначно зафиксировать в крайнем поло­жении какой-то из полярных фаз с помощью одобрения ав­торитетом одного из вариантов решения. При этом человек не испытывает внутреннего конфликта из-за последствий свое­го решения и снимает с себя всю ответственность за его при­нятие. В результате принятого решения действия индивида при­обретают новые черты. Исчезает всякая критическая оценка своего поведения, а также беспокойство за результат, который может повлечь за собой его поведение. Все представляет­ся правильным и справедливым, так как, по его мнению, он действует с санкции авторитета. Здесь на определенном этапе складывается внутренний конфликт. Он возникает тогда, когда человек начинает осознавать несоответствие своего поведения своей личной установке. С этого момента перед ним стоит дилемма: либо продолжить действия, определенные автори­тетом, углубляя внутренний конфликт, либо прекратить эти действия, поставив под удар индивидуальное значение ав­торитета. Последнее часто ведет к тому, что человек в даль­нейшем избегает мнения этого авторитета и руководствуется своим опытом и мнением. Однако пресса быстро научила, как массифицировать человека. Она сумела найти его, когда он один, дома, на работе, на улице, воссоздавая для него в че­тырех стенах то, зачем ему раньше нужно было идти в клуб, на площадь. Но на площади его мнение сформировалось бы под влиянием мнения всех оппонентов, в то время как здесь он лишен какого-либо выбора. Таким образом, влияние средств массовой информации сравнимо с массовым гипно­зом.

Например, влияние средств массовой информации на фор­мирование этнического стереотипа можно проследить в пери­од боевых действий в Чечне в 1996-1997 годах. Ввод россий­ских войск на территорию Чечни рассматривался как закон­ная попытка восстановления конституционного строя в Рос­сии. Однако средства массовой информации практически не ис­кали причин конфликта в политических устремлениях отдель­ных деятелей и тем более в этнических предпосылках его воз­никновения. Вместо этого на экранах телевизоров ежедневно показывали тела погибших солдат российской армии, крово­пролитные бои и интервью с матерями погибших бойцов. Среди российского населения, особенно среди тех, чьи дети находи­лись на службе в вооруженных силах либо попадали под при­зыв, справедливо формировался негативный стереотип «чечен­ца-убийцы». Аналогичный процесс формирования негативно­го стереотипа «русского агрессора» проходил среди чеченско­го населения под влиянием средств массовой информации Чечни.







Дата добавления: 2015-08-17; просмотров: 1321. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.025 сек.) русская версия | украинская версия