Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 3. — Я не понимаю. Почему он ненавидит меня?




 

— Я не понимаю. Почему он ненавидит меня? — Я плюхнулась на низкую скамейку в раздевалке и скинула ботинки.

— Не обращай внимания на Тони, — сказала Лиза со страдальческим выражением лица, когда начала расстёгивать джинсы и снимать серый свитер с Микки Маусом через голову. — У него сейчас просто небольшая аллергия на фамилию Саммерс.

— Да, я поняла это. Так в чем же дело? Что Хлоя сделал с ним?

Рот Лизы изогнулся в одну сторону.

— Проще говоря, она ему нравилась, поэтому он переспал с ней прошлым летом, и она бросила его в ту же ночь.

— Святое дерьмо! — Он был с моей кузиной? Мои глаза были, вероятно, больше, чем блюдца прямо сейчас. Неужели Тони был влюблен в Хлою? В это было сложно поверить после того, что я видела, как он с ней разговаривал. Он был холодным, как лед, без какой-либо любви — такой же, каким он был со мной.

Как в тумане, я увидела, что Лиза наклонила голову.

— Ты в порядке? — спросила она.

— Конечно. — Я откашлялась. — Я просто не думала, что Хлоя превратилась в такую ​​суку. Теперь я понимаю, почему он не хотел даже слышать нашу фамилию.

— Да, но это не вся история, — сказала Симона и положила руку на плечо Лизы. Девушки переглянулись и Симона начала улыбаться. — Правда?

Лиза вздохнула, и тогда Сьюзан взяла это на себя. Она действительно любила поговорить.

— Дело в том, что Лиза всегда была влюблена в Тони. Но он не замечал. Или, может быть, замечал, а ему просто не хватало смелости, чтобы сказать, что он тоже любит ее.

Таким образом, он был влюблен и в Хлою и в Лизу? Мысль об этом заставила мою грудь забавно сжаться. Ну, нет, это было не смешно. Как ни странно это раздражало. Я не хотела быть единственным человеком в мире, которого он ненавидел.

— Но в один прекрасный день, — продолжила Сьюзан, не обращая внимание на мое внезапное беспокойство, — пришел Райан Хантер и украл Лизу у Тони.

Лиза рассмеялась.

— Он не крал меня. — Она посмотрела в свою сторону. — Не должен был. Я ушла по своей воле.

— Да, правильно, после того, как двое парней боролись за нее. В ее спальне. — Симона сделала благоговейное лицо.

Тони боролся за Лизу? Она была хорошенькой, чтобы ребята выстраивались в очередь за ней, и обладала естественной красотой. Внезапно, я поняла, что немного завидую ей. Если бы я не подстригла свои волосы, то была бы немного похожа на неё, Тони мог бы найти меня привлекательной и не быть таким ослом со мной. Парни не ведут себя как подонки с девушками, которые им нравятся. Не так ли?

Но почему в этом мире именно я должна беспокоиться? Он просто один глупый мальчик, действующий мне на нервы. Я могла игнорировать его. Это не должно быть так сложно.

Я скользнула в свои кроссовки и завязала шнурки, глядя на Лизу.

— Райан Хантер — это парень с обеда, не так ли? Таким образом, он получил тебя и обозленного Тони?

— Нет, он не злой. — Лиза проскользнула в белую футболку и я тоже. Когда ее голова появилась из воротника, она сказала: — Тони спокоен с тем, как обстоят дела. Мы по-прежнему лучшие друзья.

— Только, больше у него не получится спать в твоей кровати. — Хихикнула Симона, и Лиза хлопнула ее по плечу.

Симон со Сьюзен ускакали вперёд. Лиза и я последовали за ними, и я спросила с непривычной резкостью в моём голосе:

— Тони спал в твоей спальне?

— Да. В течение многих лет. Мы все делали вместе. Это было нормально для нас.

— Ты целовалась с ним? — Я прикусила язык. Черт возьми, я не хотела спрашивать об этом, и я не была даже заинтересована в ответе, так почему, черт побери, он вырвался?

— Нет, не совсем. Он поцеловал меня. Прошлым летом. Но только один раз, уже после того, как я влюбилась в Райана. Почему ты спрашиваешь? — Она сделала паузу и блеснула улыбкой Пепперминт Пэтти. — Ты интересуешься Тони?

— Боже, нет! — И это было так. Я зашагала чуть быстрее в спортзал и поспешила к Симон и Сьюзен, которые болтали с Алли возле колец.

Все трое улыбнулись мне, когда я подошла к ним. Мне стало не по себе.

— Что такое? — Да, они были решительны.

— Симона только что отметила твой ​​идеальный рост, — сказала Сьюзан.

— Мой идеальный рост? — Мой голос звучал сухо. Никто никогда так не говорил. И этим девушки сделали мне очень неприятно. — Идеальный для чего?

Алли вышла вперед и положила руку мне на плечо.

— Ты знаешь, как черлидеры делают те хореографические трюки, где они бросают девушку в воздух и затем ловят её?

— Не-а. Ни в коем случае! — Я отбежала от нее. — Вы же не собираетесь бросить меня в воздухе, как прыгающий мяч. Вы можете бросить Симон. Она больше похожа на ту, кому это понравится.

— Симона хороший танцор, но она трусиха, — сказала Алли и тут же получила толчок в плечо.

— Я не трусиха, — выпалила Симона. — Я просто не доверяю вам, ребята.

— О, отлично. Но я должна? — Они, должно быть, разыгрывали меня. — А почему ты не доверяешь им? Разве вы не делаете этого все время?

Алли потерла шею, морща нос.

— Что именно Ник рассказал тебе о нашей команде группы поддержки?

— Он ничего не сказал. Только то, что вы болеете за мужской футбол. И женский. — Я быстро исправилась после взгляда на Сьюзен, которая на этот раз не надела свои очки. — А что? Что-то не так с вашей командой?

— Нет. Мы клевые. Просто мы не профессионалы и все.

— Что ты имеешь в виду?

— Мы, вроде думали, что это весело, болеть за наших парней, — вмешалась Симона. — В футболе, обычно нет черлидеров, но ребятам нравилось, когда мы приезжали на их игры и исполняли какие-нибудь любительские танцы во время перерывов. Так мы начали смотреть некоторые действительно крутые фильмы о черлидерах и пытались копировать их движения. — Она вскочила и выбросила левую ногу в воздух, размахивая руками, будто держала помпоны.

— Ты хочешь, чтобы я сделала тоже самое? — Сказала Лиза и бросила Симоне насмешливый оскал.

— Да, подними свою ногу, Мэтьюз. Я уверена, что Хантер хочет узнать, что ты носишь под юбкой.

— Хантер узнает после тренировки.

Все смеялись над этим. Только я сделала вопросительное лицо.

— Гм, есть более глубокий смысл, почему ты зовешь своего парня по фамилии все время?

Лиза пожала плечами.

— Он это начал.

— Да, он никогда не зовет ее Лизой, — сказала мне Сьюзен.

— Никогда?

— Нет. Когда он не называет ее Мэтьюз, он зовет ее... детка. — На последнем слове она понизила голос так, что он звучал действительно глубоко и ворчливо. Слишком смешно. Я хлопнула себя по бедрам, когда засмеялась вслух.

После, Алли сказала, что они болели за своих парней, и мне стало любопытно.

— А ты с кем? — Я спросила у нее.

— Она ни с кем, — сказала Симона и улыбнулась. — Все еще. Но она усердно работает над Сашей Торресом. Ты видела его за нашим столом во время обеда.

Я подняла брови на Алли.

— Тот, что с короткими каштановыми волосами? В самом деле? — О, мой Бог. Знала ли она, как он ел свои спагетти? Я догадывалась, что нет, иначе, она могла бы передумать. Или, может быть, нет. Он был горячим, как и большинство из них.

Алли мило покраснела. Чёрт возьми, она работала на него.

— Ты тоже ему нравишься?

Она пожал одним плечом, но улыбка прокралась на ее хорошенькое личико.

— Я надеюсь на это. — Затем она откашлялась. — Во всяком случае, мы должны увидеть, на что вы способны, прежде чем мисс Трент дунет в свой ​​свисток.

Я посмотрела в том же направлении, что и она, и увидела женщину средних лет в спортивной одежде, идущей в спортзал прямиком к оборудованному кабинету. Она держала небольшой серебряный свисток в зубах, но не свистела.

— Хорошо, — сказала я. — Что вы хотите увидеть?

— Ты можешь сделать сальто назад? Это было бы так здорово, — сказала Сьюзен.

Я не могла сделать это в прыжке, но от моих балетных уроков я приобрела действительно немного гибкости, поэтому я наклонилась назад, пока не коснулась линолеума позади моих пяток, затем перенесла свой вес на руки и подняла ноги одну за другой колесом, чтобы снова стать вертикально.

Они открыли рты. Я усмехнулась. Они, конечно, не ожидали этого, и я знала, каким впечатляющим было это движение.

Сьюзан поправила свои волосы, ее глаза были реально большими.

— Черт, это было поразительно.

Алли кивнула.

— Я считаю, что если ты имеешь хотя бы намёк на чувство ритма, то ты с нами.

— Круто. — Я не знала, должна ли быть счастлива сейчас или найти туалет и помыться. С другой стороны, любой танец был лучше, чем отсутствие танцев, так что я попыталась улыбнуться.

— Завтра днём мы будем учить некоторые движения, — сказал мне, Алли. — Приходи на футбольное поле после школы, ты сможешь познакомиться с остальной частью нашей команды и решить, хочешь ли ты присоединиться к нам.

— Ладно. Пока я не имею игрока, чтобы назначать свидания, я приду.

Сьюзен рассмеялась и оплела руки вокруг меня.

— Я могу быть твоим свиданием. — Изобразила она глубоко урчащий голос и потащила меня к остальной части студентов, которые уже начали делать некоторые разминочные упражнения.

Мисс Трент разрешила выбрать игру для сегодняшнего спортивного урока, и мы все проголосовали за волейбол, это единственная игры с мячом, в которой я была действительно хороша.

После физкультуры я собрала свои вещи и поторопилась назад к главному зданию, чтобы найти класс, где у меня, должен был быть последний урок, Мультипликация & Визуальные Эффекты. Я с нетерпением ждала этого времени весь день.

Я проскользнула в дверь со звуками звонка и села на свободное место ближе к учителю, женщине около тридцати, одетой в милое цветочное платье и босоножки на каблуках, которые стучали по полу, когда она шла ко мне.

— Ты, должно быть, Саманта Саммерс. Добро пожаловать на АВЭ, — сказала она, понизив голос, и мы пожали друг другу руки. — Я Кэролайн Джексон. Миссис Шустер сказала тебе, что принести на этот урок?

Я кивнула и открыла свою папку с эскизами, которые нарисовала в течение прошлой недели.

— У меня есть угольный портрет пожилой женщины и движущийся противник. Меня немного беспокоил, этот ребенок в движении, потому что у нас нет никаких детей в семье, а я предпочитаю рисовать с живых моделей. Но я нашла кое-что на Ютубе и работа с этим.

— Ты изобретательная. Это хорошо. — Мисс Джексон улыбнулась. Она изучала каждый из моих рисунков в течение нескольких секунд. — Твои картины вполне профессиональные. Я не была уверена, чего ожидать, когда услышала, что присоединится новый студент, но теперь я вижу, что у тебя определенно есть талант и ты подходишь этому классу. — Она бросила мне одобрительный взгляд. — В начале каждого урока, я хочу обсуждать проекты двух или трех студентов с остальными. Я хотела бы начать с твоего сегодня, если ты согласна.

— Конечно, — сказала я, но непосредственная напряженность завязала мой живот узлом. Я знала, на что способна. Я просто не знала насколько хороши были другие и вписываюсь ли я со своим талантом. Но затем, Мисс Джексон, казалось, получает удовольствие от моих эскизов, поэтому я глубоко вдохнула и заставила себя успокоиться, пока она прикрепляла их на доске.

Класс начал анализировать моего ребенка в движении сначала, и, на самом деле, не очень критиковали его. Им понравился Портрет старой дамы даже больше, и они указали, что я сделала фантастическую работу с морщинами и глубокими линиями вокруг глаз. Это было, когда я, наконец, расслабилась на своем стуле. Я прошла их критический анализ. Вот так.

Наконец, мисс Джексон перешла к моему последнему произведению искусства, Движущемуся противнику. Это был трехслойный эскиз капитана космического корабля, который размахивал вокруг своим световым мечом в руках и перекидывал свой темно-фиолетовый плащ через плечо. На мой взгляд, это было прекрасно. Я работала в течение десяти часов над данным движением. Все, казались впечатленными, и легкая улыбка прокралась на мое лицо.

До тех пор, пока низкое бормотание из задней части класса не вытащило меня из моей эйфории.

— Бог. Что за детское лицо.

Последовал сдерживаемый смех нескольких парней. Волосы у меня на руках встали дыбом. Я не хотела разворачиваться, но чувствовала, что моя верхняя часть тела медленно крутится на месте, пока мой взгляд не упал на холодных глазах Энтони, сидящего в последнем ряду комнаты.

— Мистер Митчелл, есть ли что-нибудь уместное, что вы хотите добавить к этой работе? — Громко сказала мисс Джексон.

Он постучал по губам указательным пальцем, раздумывая пару секунд, затем сказал:

— На самом деле, да. — Он бросил мне быстрый взгляд, продемонстрировав свой ​​восторг на полученный шанс разорвать меня на куски посредством моей работы.

Я обернула руки вокруг себя.

— Хотя телодвижения противника правильны до хладнокровия, первоклассное тело может работать с плохим изображением парня, художник полностью испортил выражение лица. Она явно одержима ямочками на щеках, которые мы уже наблюдали, на первых двух рисунках, и нежно-голубые глаза этого антигероя можно было набросать злее, более свирепым образом. Противник Саманты Саммерс может испугать дерьмо из Винни-Пуха, но вот именно это и пугает.

Весь класс расхохотался. Мне хотелось плакать. Мое лицо горело, как будто я провела на солнце десять часов.

Мисс Джексон сняла мои эскизы с доски, и протянул их мне.

— Спасибо вам большое за ваш анализ, мистер Митчелл, — сказала она саркастическим тоном. — Почему бы нам дальше не посмотреть на вашу работу?

— Конечно. — Ухмыльнулся Тони и подмигнул мне, когда побрел вперед. Это не было хорошим жестом, а чрезвычайно холодным и подлым. Он знал, что мне больно. И этот осел наслаждался этим.

Почему?

Он не мог действительно быть таким жестоким только потому, что Хлоя опрокинула стакан в субботу ночью. Он должен был знать, что я не была впечатлена выходками Хлои и что я, конечно же, не хотела навлечь на него неприятности с кем-либо. Почему он был настолько слепым? И упрямым? Черт возьми!

Тони прикрепил свои рисунки на доске большими, круглыми магнитами.

Мои мысли были выбиты из калии, и у меня отвисла челюсть, когда я посмотрела на них. Он не запечатлел ребёнка с боку как я, но маленький человечек как будто полз к зрителю, что хотелось протянуть руку и взять его. Его соперником был безжалостный рыцарь на чёрном коне. Рыцарь пришпоривал коня с ненасытным выражением.

Но был третий чертеж, от которого у меня действительно перехватило дыхание. Я не знаю, кто эта женщина, но она могла бы быть прекрасной бабушкой кому угодно. На ее лице отображались шрамы долгой, трудной, но счастливой жизни, и даже если ее губы были тонкими и прямыми, вся ее жизнь, ее счастье, ее трудности — это все просвечивалось в ее глазах.

Это было прекрасно.

Я хранила молчание, в то время как некоторые прокомментировали точные темно-серые штрихи и точное использование света и тени. Никто не растоптал уверенность Тони, как он это сделал с моей. Я опустила лицо, чтобы он не заметил мой трепет, когда он захватил свои картины и вернулся на свое место.

Оставшуюся часть урока я сосредоточилась, на том что нам говорила мисс Джексон, поэтому я не испытывала желания размышлять о последнем жестоком поступке Тони против меня. Но, откровенно говоря, мое сердце кровоточило. Если бы любой другой человек сказал дерьмо, вроде этого, о моем рисунке, то я не думала бы дважды об этом. Но увидев, большой талант этого парня, это что-то значило. Возможно, он был прав. Возможно, я испортила проект с антигероем. Придётся прилагать ещё больше усилий для проектов, чтобы не дать ему ни малейшего шанса достать меня когда-либо снова. Все в порядке, проблема решена.

После МВЭ как только все собрали свои вещи мисс Джексон подозвала мне к своему столу.

— Есть цели, которые я хочу, чтобы каждый из моих студентов выполнил в конце этого семестра. Так как Вы уже пропустили несколько месяцев, Вы должны догнать, по крайней мере, самые важные проекты. Приблизительно пять законченных обрабатываемых деталей. Как вы думаете, вы сможете справиться с этим в течение нескольких недель?

— Гм, конечно. — Я шагнула в сторону, чтобы группа детей прошла позади меня. — Что я должна сделать?

Она кратко улыбнулась, затем крикнула через плечо:

— Тони! Пожалуйста, подожди минутку.

Дрожь, вызванная его именем, усилилась внутри меня, когда я обернулась и увидела, что он идёт к нам, сжимая губы.

— Что случилось? — Он пробежался беглым взглядом по мне сверху вниз, затем вернулся к нашему учителю.

Инстинктивно я сделала небольшой шаг в сторону от него и пригвоздила глаза на мисс Джексон с возрастающим ужасом.

— Не могли бы вы дать Мисс Саммерс заметки об основных проектах и объяснить, что она должна сделать? — Спросила его мисс Джексон.

— Черт возьми, нет! — Тони поднял глаза к потолку и неправдоподобно рассмеялся. Я хотела сделать то же самое на ее нелепое предложение.

Мисс Джексон подняла брови.

— Простите?

— Давай, Керри. Это такая избитая фраза. Ты делаешь это только потому, что злишься из-за моей честности ранее.

— Это не было честным, это было ненужным. И это не причина того, почему я хочу, чтобы вы помогли мисс Саммерс.

Несмотря на странность этого диалога, все, что я могла думать, было, ничего себе, он позволяет себе называть ее Керри и не быть отчитанным.

— Нет? Тогда почему? — Проворчал он.

— Потому что ты мой лучший ученик, и нет никого более квалифицированного, чем ты, чтобы помочь ей. — Она улыбнулась, и я подумала, что там был намек на издевательство. Но этого не могло быть. Не между учителем и учеником. И она должна прекратить это прямо в эту минуту. Я не хочу получать помощь от этого парня с чем-либо.

— Меня не волнует, — отрезал он. — Я не хочу давать ей мои записи.

Мисс Джексон вздохнула.

— Прекрасно. Тогда позови Джереми обратно. Я попрошу его поделиться своими записями с мисс Саммерс.

Да. Давайте Джереми. Я бы предпочла его записи.

Но Тони не ушел. Он скрестил руки на груди и отклонился на несколько сантиметров назад.

— Серьезно? Вы хотите поставить ее в пару с Джерри? Парень не может изобразить фигурку с туалетной двери.

Меня не волнует. Позови его!

— Он почти также хорош, как ты, — возразила мисс Джексон.

— Ни в коем случае. — Тони издал лающий смех. — Я не могу поверить, что ты прибегнешь к его помощи.

Ничего себе, она на самом деле задела его гордость? Мне пришлось прикусить улыбку, хотя ситуация не была забавной.

— К сожалению, ты не даешь мне выбора.

— Она даже не будет в состоянии расшифровать его записи. Ты когда-нибудь смотрела на них?

Мисс Джексон улыбнулась, но не Тони. Она улыбнулась мне. Что-то забавное происходило в ее голове, план, о котором знала только она и, судя по ее улыбке, она работала. Я бы желала, чтобы это было не так.

Тони зарычав, бросил свой рюкзак между ног, наклонился, сорвал желтый стикер для записей со стопки на столе и нацарапал что-то на нем. Он протянул мне записку, выглядя ещё более раздраженным, чем обычно.

— У меня сегодня футбольная тренировка, но я буду дома после четырёх. Ты придёшь. Получишь мои заметки. И уйдёшь. Я уверен, что ты умная девочка и сможешь понять, что с ними делать самостоятельно.

Я должна была сказать ему, что он мог сделать со своим очаровательным предложением, но, совершенно ошарашенная, я просто смотрела на маленькую желтую записку в моей руке.

Тони перекинул свой рюкзак через плечо и кинул учителю жесткий взгляд.

— Ваша психология отстойное дерьмо.

— Я тоже тебя люблю, дорогой племянник, — проворковала она ему в след, когда он выходил в дверь.

 

 







Дата добавления: 2015-08-30; просмотров: 142. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.012 сек.) русская версия | украинская версия