Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ВОСПИТАНИЕ ДОЧЕРИ 3 страница




Я всегда больше любила отца. С ним было гораздо интереснее. Он говорил мне, что я смогу добиться всего, что задумаю, и так оно и было. Теперь я чувствую, как много потеряно в погоне за карьерой. Где-то на этом пути мне захотелось понять, что же для меня важно. Работа приносит мне громадное удовлетворение, и отец гордится мной, но когда я одна, я ощущаю душевную пустоту.

' Джанелл, пятидесяти пяти лет, исполнительный директор собственной компании

Критический период психологического развития девочки — это период формирования отношений с Отцом или значимой отцовской фигурой при сохранении связи с Матерью. В отношениях дочери с отцом, когда отец может оценить глубинную сущность Женщины и поддерживает её женские устремления, девочка сохраняет свой истинный голос и расцветает, становясь по-настоящему женственной. Близкие отношения с отцом позволяют маленькой девочке развить в себе те поло­жительные мужские качества, которые ей нужны, чтобы обрести в этом мире свое Я: уверенность в себе, умение преодо­левать трудности и принимать решения, умение ставить цели и добиваться их осуществления, ощущение своей внутренней силы и значимости.

Здоровое психологическое развитие девочки, следователь­но, предполагает создание всё более усложняющейся сети от­ношений, сохранение связи с матерью, которая воплощает в себе глубинную женственность, и поддержку со стороны от­ца, связь с которым закладывает в девочку зёрна мужествен­ности. Если две основные силы — отцовская и материнская — уравновешены, то девочка, не потеряв контакт со своим жен­ским началом, может стать достаточно мощной силой в этом мире: она будет сильной и заботливой, решительной и самоот­верженной, целеустремлённой и понимающей нужды других людей. У неё хватит отваги громко сказать о том, что она думает и чувствует, и хватит силы последовать своему истин­ному предназначению.

Жизнь души

Рильке сказал о психотерапии: «Я не хочу, чтобы у меня забрали моих демонов ведь, уходя, они могут прихватить с собой и моих ангелов».

Джеймс Хиллмэн

Мы все сжились с парадоксами нашей жизни. Америка, изве­стная как «плавильный котел», в котором растворяются люди со всего мира, прилагает массу усилий, чтобы сделать нас всех одинаковыми. Дети иммигрантов, чтобы чувствовать себя нормально в наших школах, вынуждены отказываться от сво­его родного языка и изучать английский. В любом обществе пришельцы вынуждены усваивать местные обычаи, иначе к ним будут относиться предвзято. Наши дочери должны вести себя в школах «так, как принято», носить установленную там одежду и быть хорошими девочками, иначе им поставят диаг­ноз «педагогическая запущенность», назовут старомодными, «задирами» или того хуже.

Наше стремление «соответствовать» вынуждает нас игно­рировать именно ту часть своей натуры, которая ведёт к исцелению и целостности, то есть свои побуждения, расстройства или болезни, а порой мы и вообще стараемся избавиться от этой части своего Я. А ведь именно эти наши «страшные грехи, которые мы всеми силами стараемся заглушить, и явля­ются зовом наших страждущих сердец, жизнью нашей души. Необходимо понять, что, когда наши дочери «не вписывают­ся», они, возможно, просто самым здоровым образом отверга­ют бессмысленные устремления, неоправданные ожидания и всеобщее непонимание.

Когда Дори училась в начальной школе, учительница постоянно вызывала меня по поводу поведения дочки. Нередко я говорила сама себе: «Если бы она только перестала болтать и сидела в классе ти­хенько!» Сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, Что сидеть тихо в течение довольно долгого времени очень трудная задача для второклассницы. И вот Дори уже в колледже, здесь она чемпионка по легкой атлетике и организатор диспутов и ди­скуссий. Её неуёмная энергия и интерес к жизни поражают меня. То, что доставляло ей наиболь­шие неприятности в школе, стало теперь её коньkqm, её сильной стороной. Кажется, мы рассматриваем проблемы поведения не в том свете, в котором нужно.

Анжелика, мать двадцатилетней Дори

Когда мы пытаемся сгладить «неудобность» своих дочерей, отшлифовать острые углы и игнорировать упрямство, мы загоняем в подполье их истинную сущность, то, в чём сокрыт их подлинный «золотой запас».

Моя сестра к своим двадцати восьми годам начала и с успехом ведёт два собственных дела. И после этого она всё ещё продолжает считать себя дурочкой. Недавно я напомнила ей, что мама всегда называла её «миленькой, но глупенькой». Я надеюсь, она, наконец, осознает, как мать ошибалась на ee счёт ведь она сама добилась всего, чего достигла в жизни, потому что она организованна, умна и обладает потрясающим деловым чутьём.

Гина, тридцати лет

Мы должны посмотреть на себя и своих дочерей иными глазами и мы увидим связь души и духа. Всё, из чего мы состоим - наши приятные стороны и те наши свойства, с которыми нелегко жить на свете, - всё это грани наше неповторимой души. Наша страсть, наши глубокие чувств наши ощущения и устремления нашего сердца вместе путь к нашему предназначению.

 

Предназначение

 

Предназначение девочки – это ее судьба, ее участь, ее предрасположенность к достижению жизненных целей. Некото рые девочки осознают своё предназначение с очень раннего возраста. В пять лет Жаклин дю Пре, одна из величайших виолончелисток мира, услышала по радио виолончель и, как говорят, ее осенило: «Я хочу то, что так звучит». Другие же девочки лишь в более старшем возрасте начинают смутно ощущать своё предназначение. Они движутся к нему на ощупь, экспериментируют, ошибаются, и проходят годы, прежде чем они, наконец, отыщут своё место в жизни. Нам не дано знать судьбу своих дочерей, пока они сами не проживут её, но мы можем заметить какие-то намёки на предназначение, как бы уловить лёгкий аромат, придающий смысл их жизни.

 

Мы можем изменить точку зрения на поведение своих де­вочек, как это сделал Гарри, один из отцов, с которым мы познакомились на семинаре для родителей. «До сих пор я считал свою дочь, Юдифь, конченой. В свои шестнадцать она настоящий дьяволёнок. Но я должен смотреть на неё не как на бесёнка, а как на лидера, ждущего своего часа. Это позво­лило мне в ином ракурсе увидеть свою дочку. Я старался отвлечься от её выходок, помочь ей снять с плеч этот груз и начать искать пути реализации своих лидерских наклонностей и навыков там, где это не принесёт ей неприятностей. И я смог это сделать!»

Каждый из нас приходит в жизнь со своим особым темпе­раментом, своим особым складом души. Некоторые корен­ные жители Америки называют это начальным положением на Магическом колесе, и жизненная задача человека — пройти по всему этому колесу и научиться воспринимать мир со всех четырёх сторон. Астрологи говорят, что на нашу личность и на наше поведение влияют звёзды, под которыми мы рожде­ны, а вся совокупность космологической символики предска­зывает индивидуальные особенности человека, его жизненный путь. Философ и педагог Рудольф Штаинер и психолог-теоретик Карл Юнг определяют поведение человека терминами «темперамент» и «типовые установки». Все эти направления в исследовании личности очень привлекательны и помогают понять поведение и поступки людей. Понимание же того, почему наши дочери поступают или реагируют на что-либо именно так, а не иначе, несколько успокаивает родителей. «Ох-хо-хо. Бетти всегда найдёт хоть крошечный недостаток в самом прелестном создании, потому что ей всегда хочется быть лучшей». Из этого вовсе не следует, что мы не можем измениться, что звёзды изваяли наши судьбы из холодного камня. Родители Бетти просто должны помочь ей научиться видеть красоту и совершенство, а не только пороки и недостатки.

Некоторые девочки рождаются с определённым складом души, другие же нескоро позволяют нам рассмотреть, какими они будут.

Моя дочка была очень спокойной и энергичной с самого момента рождения. Когда акушерка поло­жила её мне на живот, я посмотрела на неё, ожи­дая увидеть удивление или смятение в её глазах. Только не у Дафны. Она спокойно посмотрела мне Прямо в глаза, как бы говоря: «Ну ладно. Вот я и здесь. Что дальше?» И такими наши отношения осыпались навсегда. Я пыталась изменить её, но только изменилась сама.

Лори, мать четырнадцатилетней Дафны

 

Развивая душу

На своём пути из девичества в зрелость женская душа должна пройти через множество испытаний, преодолеть множество препятствий. Этот процесс превращений души красиво описан в шумерских мифах об Инанне, владычице Небес и Земли. Ниже приводится один из них, который называется «Нисхождение Инанны». В нем рассказывается о том, как Инанна спускается в подземное царство, чтобы встретить смерть и восстановить потерянные части своей души. Инанна, которую любили все подданные, была правительницей добросердечной и справедливой, покровительствовала плодородию, животноводству и деторождению. Она, которую называли Золотой богиней изобилия, была добра, красива; у нее были богатые наряды и украше­ния, приличествующие царице. Но все эти блага не ра­довали ее, она стремилась к чему-то, чего нельзя было выразить словами. И тогда она решила навестить свою сестру Эрешкигаль, чёрную царицу Подземного царства, известную людям как Госпожу смертей. Может быть, там удастся найти то, о чём она тоскует.

Инанна позвала Ниншубур, своего верного визиря, и наказала ему постоять в течение трёх дней и трёх но­чей у дверей Подземного царства, пока Инанна будет там. Если же она не вернётся, совершить обряд ее оп­лакивания, а затем отправиться в храмы великих богов Энлиля, Нанны и Энки и просить их о помощи в спасе­нии Инанны. Ниншубур согласился выполнить просьбу своей госпожи, и Инанна громко постучала в двери под­земного царства.

Когда Эрешкигаль узнала о том, что Инанна хочет вой­ти, она долго размышляла над этим и, наконец, увиде­ла, что душа Инанны созрела для приятия смерти. Тог­да Эрешкигаль приказала отпереть все семь ворот, через которые должны были провести Инанну. «У каж­дых ворот снимайте с неё по одному знаку власти, — велела Эрешкигаль своим подданным. — Я смешаю её с пылью смерти». Инанна была потрясена тем, как с ней обращались, и закричала во гневе. Но невидимые руки заставили её замолчать, снимали с неё корону, драго­ценности, королевскую мантию. В конце концов, её ли­шили даже собственной кожи и ее плоть подвесили на крюке, вбитом в стену.

Спустя три дня и три ночи плачущий Ниншубур позвал женщин на поминальный плач по Инанне. Потом он поспешил к священной раке Энлиля, могущественного бога Неба, и обратился к нему с молитвой о помощи. Когда бог отказал ему, он пошел к Нанне, далёкому богу Луны, отцу Инанны, но и тот отказал ему в помо­щи. Наконец, Энки, древний Бог вод, посочувствовал Инанне и придумал план её спасения. Взяв грязь из-под своих ногтей, он слепил двух маленьких существ, которых отправил в подземное царство, где они застали могущественную царицу Эрешкигаль в родовых муках. Как и приказал им Энки, маленькие духи проявили сочувствие к страданиям Эрешкигаль, и она избавилась от боли . В награду она пообещала им всё, что угодно. Они попросили у неё тело, висящее на стене, тело Инанны. Духи накормили эту плоть хлебом и напоили водой. Инанна воскресла и снова прошла через семь ворот. Всё, что она потеряла, к ней вернулось еще в большем великолепии и могуществе, чем прежде. Она вышла на свет, чтобы снова править миром как та, Которая Не Боится Смерти, прошедшая сквозь мрак всех превращений.

Облачить в зрелые формы свои скрытые таланты и темперамент вот сложнейшая задача, которая стоит перед девочками и ихродителями. Мы все проходим через ритуал перехода и посвящения. Наши дочери опускаются в преисподнюю души, в то время как мы стоим у входа, готовые по их первому зову вступиться за них.

По мнению автора известных книг, психотерапевта школы Юнга Клариссы Пинкола Эстес, зов природных инстинктов слаб для ушей современной женщины, воспитанной в нашем обществе, проповедующем сговорчивость, покладистость и полезность. Однако мы можем помочь своим дочерям восстановить эту свою природную сущность. Доктор Эстес пишет: «Мы знаем, что душу и дух можно ранить, даже иска­ть, но их почти никогда нельзя убить. Вы можете подавить душу, согнуть её. Вы можете исхлестать её до крови и покрыть рубцами. На ней останутся рубцы страданий и ожоги . Но она всё равно не умрёт».

Как же нам вести свою дочь по пути душевного развития? Мы должны позволить ей расти естественным образом, поддерживая постоянный контакт со своим природным началом, со своей внутренней дикаркой, чтобы она, не боясь присущих ей странностей и причуд, старалась уловить зов своей судьбы. Должны научить её петь, познакомить с мифами, преданиями и легендами, дать ей возможность «повыть на луну» и натворить того, чего захочет её неповторимая натура. Душевное развитие дочери требует, чтобы мы стояли на страже её возможности пойти своим собственным путём.

Дети не принадлежат, нам...

Это маленькие странники, случайно

забредшие в нашу жизнь

и предоставившие нам возможность

наслаждаться заботой о них,

но владеть ими мы не вправе.

Мы должны лишь помочь им

стать тем, кто они есть.

Рут Нуневиллер Штайнем

 

Глава 3 Становясь женщиной

Животные в пустыне маленькие, но яркие, и почти все, какие есть,

стремятся уйти под землю. же бывает и в жизни многих женщин.

Кларисса Пинкола Эстес, доктор философии

 

Не имеет значения, по какому закону мы живём — патриархата или матриархата. Главное — можем ли стать тем, кто на самом деле. На протяжении тысячелетий все культуры оправдывали заключение женщин и девочек в оковы определённых ролевых рамок их биологическими и психологическими особенностями. Доктор Джин Бэйкер Миллер в своей книге «К новой психологии женщины», разрушающей общепринятые стереотипы, утверждает, что общество формирует и ограничивает сущность растущей девочки со­тому, что считает необходимым для своего выживания. Воздействие на девочек происходит через родителей, мы, родители, являемся носителями взглядов и убеждений, свойственных нашему обществу, на то, кем и какими должны быть девочки и женщины, и эти убеждения мы передаем своим дочерям.

И на мужчин, и на женщин оказывает сильное влияние полоролевой стереотип женщины в нашей культуре. Многих из нac оскорбляет, когда на женщину в собственном доме смотрят как на домработницу, проститутку, низкооплачиваемую рабочую силу в розовом воротничке и так далее. Но кто из нас в действительности сумел отказаться от этой бессознательной общественной установки? Придаём ли мы, например, женским идеям такое же значение, как исходящим от мужчины? О чем говорит нашим дочерям тот факт, что никогда в тече­ние двухсот лет существования Соединённых Штатов не было ни одной женщины-президента? Ценится ли хорошее воспита­ние детей, хорошо организованное домашнее хозяйство так же высоко, как прибыльная, хорошо выполняемая работа?

Ниже приводятся рассказы, в которых отображены уста­новки общества в отношении девочек и женщин с эпохи первобытно-общинного строя до легендарных пятидесятых и современной постиндустриальной эпохи. Знакомясь с древними таинствами посвящения девочек, мы видим, как безнадежно утрачена нами связь с землёй, как далеко мы оторвались от естественных циклов природы и нашего собственного тела. Только оценив значение женской мудрости, мы, родители, можем поставить вопрос о тех силах, которые таятся в глуби­не женской натуры, снять с дочерей оковы, в которые их заточило современное общество, чтобы девочки могли рас­крыться в полную меру и понять, кем им хочется быть.

Древнее общество

Родилась девочка, все присутствовавшие при рождении радостно бегут по мощённым камнем улицам, и высо­кие голоса возвещают радостную весть всей общине. Новоиспечённая мать, сияя, смотрит на новорождён­ную крошку. «Ты будешь Демена, дочь Деллии», — шепчет она, пока повивальная бабка помогает ей спра­виться с последом. Священную плаценту помещают в сосуд плодородия чрезвычайно тонкой работы, искусно выполненный будущей матерью во время беременности. Тщательно обработанное изделие, покрытое изображе­ниями цветов и змей, будет принесено в дар Богине Земли в благодарность за помощь и защиту во время родов.

Молодой отец ждёт поблизости, готовя подношение, которое он тоже сделает Богине в благодарность за спасение жены и дочери. К маленькому пучку сладких трав он добавляет символы своих надежд на жизнь дочери — крохотные модели ткацкого станка, симво­лизирующего ремесло, лестницу общественного поло­жения, а еще сосуд плодородия в знак признания женс­кой природы дочери и ее связи с Богиней. К этому он добавляет монету, разрезанную пополам, которая символизирует изобилие и равное распределение богатства, прядь своих волос в знак поддержки её идей и мыслей и щепотку чёрной земли в честь всего, что есть в природе.

Маленькая Демена быстро растёт, постоянно покоясь руках матери или бабушки либо сидя на руке отца или деда. Её убаюкивает шум ткацкого станка и шуршание ткани, шорох серпа, срезающего пшеницу, тихое звучание песнопений, славящих Богиню. Вокруг себя Демена видит мужчин и женщин разного возраста, благодаря которым жизнь полна гармонии и красоты, глубо­ко почтения ко всему живому. Она растет с чувством собственного достоинства, осознавая, что однажды зай­мёт свое положение в обществе: возможно, она будет делать священные ритуальные сосуды или разводить стада, как её предки.

Когда наступает ее тринадцатое лето, она вместе с другими девочками этого возраста входит в храм Богини Луны, чтобы дождаться там первой менструации. Здесь Демену ждут женщины общины, которые помогут ей познать тайны приближающейся женской зрелости, тайны женственности. Время ожидания проходит в служении Богине, в медитациях и толковании снов, в чистке священных сосудов и стирке ритуальных одеяний тех, кого Богиня призвала себе на службу.

В утро первой менструации вся община возносит специальные молитвы благодарности и радости, приветствуя Демену в её новой ипостаси. Её тело раскрашивают яркими красками, повторяющими цвета природы — голубизну моря и зелень трав, облачают в священные одеяния и украшают цветами. Затем её подводят к толпе, ожидающей, пока она выйдет из храма Богини Луны. 3ажарен огромный бык, и после пиршества Демена занимает своё место среди молодых женщин, обретшая женскую силу, владеющая животворной энергией, благocловленная Богиней выполнить своё предназначение как полноправный и активный член общества.

Компилированное описание девичества в ранне-неолитическую эпоху, 5000 лет до н. э.

 

Поразительно то поклонение и почтение, которые оказывались в период ранних цивилизаций природным циклам смерти. Природа и образ женщины были символами Богини, Матери всего сущего. Познать телесную связь с Природой прочувствовать смену времён года и смену погоды собствеными костями или обработать почву своими руками и мотыгой — значит внутренне постичь сущность жизни и смерти. Именно к этому призывает доктор философии Кларисса Пикола Эстес, когда она пишет о сути Жизни—Смерти—Жизни. Круговорот вещей в природе —это нормально: обновление, упадок, снова обновление; соединение, разделение, соединений подъём, падение, опять подъём; формирование оболочки матки, кровотечение, восстановление оболочки; и так далее, и так далее.

Поскольку естественные природные циклы настолько органично входили в жизнь древних, первая менструация у девочки служила поводом к празднованию её вступления в женский мир. Процедура этого посвящения включала в себя ожиданий грядущего превращения в храме с последующим признанием всей общиной того, что произошло нечто чрезвычайно важное. В храм входила девочка, а выходила из него женщина. Ее не делали женщиной, она ею становилась!

Племена охотников и собирателей)

Родилась девочка, и измученная мать обреченно вздох­нула. «Муж опять будет на меня сердиться, что не родила ему сына, — думает она. — Неужели мне опять придётся отказаться от тебя и принести в жертву Богу Грома, чтобы он не оставил своей защитой наших вои­нов во время битвы?» — шепчет она малышке.

От шатра для роженицы раздаются причитания, даю­щие понять всем остальным членам племени, что бог не послал сына, и Анулак, предводитель Охотников, в рас­стройстве колотит по пню неподалеку от шатра. «Думаю, на этот раз она будет умолять меня сохранить дочь»,— попыхивает он трубкой. Сильные сыновья. Мно­го сыновей. Вот что нужно предводителю охотников и воинов, чтобы показать, что он достоин своей власти. Анулак решает, что он попросит Крэйна принять эту малышку в пару своему крохе-сыну, родившемуся всего две луны назад. Дело улажено. Его жене останется эта крошка, но она должна подчиниться его решению и пообещать малышку семье Крэйна за хороший выкуп. Итак, дочь Анулака обещана Крэйлу, сыну Крэйна, за двадцать заячьих шкурок, связку медвежьих клыков и шкуру кугуара. Девочка растет под присмотром жен­щин, пребывающих в постоянных трудах: они собирают ранние травы для еды и поздние травы для корзин, кото­рые плетут, когда племя медленно движется по степи в поисках дичи или высматривая вражеское племя, кото­рое можно завоевать. Девочка учится собирать мелкие ягоды, прячущиеся среди высоких кустов и травы. Ба­бушки показывают ей, как выскоблить шкуру большо­го зверя, которую отец принёс с охоты, чтобы подремон­тировать шатёр, изготовить тяжёлые верхние одежды и обувь. Она счастлива выполнять несложную работу, ко­торую ей доверяют, а зовут её Квики за те короткие песенки, которые она напевает, работая. Когда Квики станет старше, она научится тяжёлой работе — разделы­вать туши, приберегать лакомые куски для отца и деду­шек, нарезать тонкие полоски для сушки, рубить неболь­шие кусочки для жаркого, оставлять большие ломти задней части для того, чтобы зажарить их в праздник, посвященный духам животных, которыми кормится её народ.

Когда приближается время первых месячных, мать и бабушки делают небольшую хижину из веток, травы и мха. Там девочка будет ожидать «свою первую луну» — ей будет одиноко и страшно, но всё-таки чуть-чуть лю­бопытно, какие перемены произойдут в ней в связи с этим странным событием. Она сидит в предписанной позе: спина прямая, ноги скрещены, — прислоняясь спиной к шесту только во время сна. Каждый день мать молча приносит ей настой из смеси горьких трав, а затем оставляет её, погружённую в медитацию, наедине с видениями. Пока Квики ждёт тот Сон, который изме­нит всю её жизнь, у неё есть время подумать об этой жизни. Она уже овладела всеми навыками, необходи­мыми для выживания племени. У неё редкий дар делать амулеты, которые оберегают мужчин во время охоты и войн с вражескими племенами. Крэйл будет гордиться. взяв её в жёны. Говорят, что она грациозна и хороша собой, и она знает своё, женское, место. Она умеет становиться совсем маленькой и не попадаться под ру­ку, если отец сердит или если гневается мстительный Бог Неба. Она надеется, что Крэйл будет более покладистым, чем её отец, и обращаться он будет с ней лучше, чем отец с матерью.

Наконец, после первой менструации Квики выходит из хижины. Она благодарна своему тотему, ястребу, явив­шемуся к ней во сне, и рада его магической силе. Мать, которая уже показала ей, как сделать из мягких трав подстилку, впитывающую кровь, встречает дочь и ведёт её к хижине Крэйна, там она вкладывает её руку в руку Крэйла и бормочет, опустив глаза: «Теперь ты, Лила, супруга Крэйла. Я буду скучать по тебе, моя Квики», И хотя они с матерью по-прежнему будут работать на племя бок о бок, хозяйством Лила теперь будет зани­маться с матерью и бабушками Крэйла. Отец Лилы, наблюдая эту сцену, скажет ей, чеканя слова: «Вот и все. Теперь тебя должен будет кормить Крэйн», — и уйдёт в свой шатёр.

Компилированный рассказ о девичестве в эпоху ранней бронзы, 3000 лет до н. э.

 

Когда завоеватели с Севера вторглись в Старую Европу, где почитали Богиню и признавали равноправие, искусство и архитектура пришли в упадок, рушилась мирная жизнь, менялось положение девушек и женщин. Северный климат и северные боги были суровы, требовали строгого подчинена мужским законам и жестокого возмездия за их нарушение Поклонение животворным силам богини Земли было отвергнуто во имя гневной мстительности богов Неба. Уважение женской природе, как земному воплощению Богини, сменил страх, ненависть, желание подавлять и править.

Роли мужчин и женщин в обществе стали более определенными, при этом вся сила и власть достались мужчинам. Женщинам оставалось вынашивание и воспитание детей, шитье одежды, ведение домашнего хозяйства, приготовление хранение пиши, уход за больными и ранеными — дела, которые не слишком высоко ценились в обществе. Строгие правила ритуалы, относящиеся к половой зрелости, грубо бpocaли мальчиков и девочек сразу во взрослую жизнь. Никогда больше мужчины и женщины не работали бок о бок и не принима­ли вместе решений на благо каждого члена племени.

Началась долгая история порабощения женщины, уничто­жение женской силы и мудрости. Этот процесс наблюдался в период расцвета Греции и Рима, в мрачные времена Средне­вековья, в период Ренессанса, в правление королевы Викто­рии, в эпоху начала миграции и первых поселений на Амери­канском Западе, при зарождении американского империализ­ма, в годы первой и второй мировых войн.

Сначала женщины во всём мире работали только на фабри­ках по переработке сырья и в кондитерских магазинах. Пер­вая и вторая мировые войны дали многим женщинам возмож­ность найти работу, чего раньше не было. Хотя политическая карьера, руководящие должности и управление производством оставались для них недоступны, женщины с энтузиазмом пре­вращались в производительную силу общества: они заполняли вакансии, оставленные ушедшими на войну мужчинами, всеми силами помогая стране выстоять. А потом мужчины верну­лись домой, и мы вступили в легендарные пятидесятые.

Легендарные пятидесятые

Родилась девочка, и семья радуется. Малышку назвали Лилли-Мари, по именам бабушек с отцовской и мате­ринской стороны. Тётушки, бабушки и кузины шумно спорят за право подержать крошку на руках и всегда готовы посидеть с ней, если отец с матерью хотят пой­ти на танцы или в кино. Первые месяцы жизни Лилли проводит среди блаженного обожания. Она ест точно по расписанию и, к радости родителей, спит ночами. Она лёгкий ребёнок, милый, спокойный, всем довольный.

Отец Лилли, коммивояжёр, разъезжающий по стране, получает достаточную прибавку к зарплате, чтобы ку­пить в пригороде дом для своей увеличившейся семьи. И вот он перевозит домочадцев из города от бабушек, тётушек и кузин в новенький домик в стиле ранчо с большой лужайкой и пристроенным гаражом. Внутри дом оснащен всем, что только можно себе представить, чтобы ведение домашнего хозяйства и приготовление еды доставляло удовольствие. Лилли растёт в окружении кукол и игрушечной посуды, подражая матери в хлопотах по дому.

Мать Лилли гордится своим новым удобным жилищем, но скучает по своей матери, сестрам и бабушкам: ей не хватает их близости и поддержки. Она закончила кол­ледж, но дни ее заполнены уборкой, готовкой, уходом за детьми. Иногда ночами ей приходит мысль о том, что она готова выйти за красиво отделанную дверь и идти куда глаза глядят.







Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 132. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.009 сек.) русская версия | украинская версия