Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

POV Джунмён. Бэкхён приезжает ко мне, когда на часах перевалило за полночь




Бэкхён приезжает ко мне, когда на часах перевалило за полночь. Я жду его и не слушаю Чанёля, когда тот говорит, чтобы я бежал. В дверь настойчиво звонят, когда я затягиваю на бёдрах пояс. Я открываю первую дверь, выходя в коридор, а следом и вторую, а потом Бэкхён резко хватает за шею и впечатывает в стену коридора, крепко прижимая к ней и всё ещё сжимая моё горло.
В его глазах всепоглощающая ненависть и ярость, его глаза горят алым, зубы крепко сжаты, кажется, словно он сдерживает себя из последних сил. Я гляжу ему точно в глаза, совершенно молча. Бэкхён моргает, а потом его рука уменьшает хватку и вовсе отпускает меня, его голова опускается на моё плечо и он крупно вздрагивает. Мы оба молчим, не шевелимся.
- Мне невероятно сильно хочется разорвать тебя на части, Джунмён. – выдыхает он негромко.
- Что тебе мешает? – так же тихо отзываюсь я.
- Слишком многие. – вижу боковым зрением, как Бэкхён кусает губы, а потом поднимает голову и снова глядит мне в глаза. Там вселенский океан печали и боли, ореховые глаза уже не горят алым. – Отвези меня туда.
Это ожидаемо. Странно, но ожидаемо. Я киваю и возвращаюсь в квартиру только за ключами от машины.
На улице тихо и темно. Я сижу на капоте собственной машины, наблюдая за Бэкхёном. Он выходит из машины следом, шумно втягивает носом воздух и валится на колени, едва уловив запах, который всё ещё здесь есть, который чувствую и я. Первый раз вижу настолько растерянного, разбитого ликана. Бэкхён ходит на ватных ногах, несколько минут стоит и принюхивается, а потом приседает на корточки, и оборачивается ко мне. Я молча гляжу на него в ответ. Бэкхён ничего и никого не находит.

Вот и сейчас, завтракая, и неизменно возвращаюсь мыслями к минувшей ночи. Так странно, с плеч словно рухнула гора, но теперь, задумываясь о том, как будет проходить моя охота, когда меня к ней допустят, я понимаю, что будет куда легче. Никто не будет ставить мне палки в колёса.
Меня отстранили, но я нарушил запрет, и всё ещё не был в Гильдии, поэтому когда приезжаю, ожидаю чего угодно, но только не того, что старейшина вернулся. Он принимает меня в своём кабинете, наливая мне и себе чай и мы несколько мгновений молчим.
- Ты же понимаешь, Джунмён, что я бы не отстранил тебя от твоих обязанностей, верно?- спрашивает он и я киваю. – Я дал тебе этот приказ. Я знал твоего отца, я знаю тебя. Знаю, что ты сделал всё, что было в твоих силах. Тебе кто-то помешал, написано в отчёте Сынхёна, это тот ликан, которого ты пытаешься достать уже семь лет? – спрашивает Старейшина, и я киваю снова. – И ты конечно не выдашь его Гильдии только с той целью, чтобы убить самому.
- Я поэтому и приехал. – я делаю глоток чаю. Старейшина садится напротив меня в своё кресло, внимательно глядя в глаза. – Я нарушил запрет. Я охотился, я открыл огонь, я выстрелил. Я убил ликана. – говорю я, поставив чашку на стол.
- Какого ликана ты убил, Джунмён? – спрашивает Старейшина Чон.
- Того, за которым охотился семь лет.
Старейшина глядит на меня удивлённо, а потом я замечаю в его глазах что-то вроде разочарования, грусти, но он моргает, и я снова вижу удивление.
- Я знаю, что решение о моём отстранении вынес Совет, и вы сами сказали, что не сделали бы такого, но раз Совет так решил, я выполню его решение. И за нарушение запрета меня в пору наказать. Я понесу всю ответственность, что должен.
- Что ты чувствуешь, Джунмён? Охотник в третьем поколении, сын своего отца? Что ты почувствовал, когда эта гора, эта ноша свалилась с твоих плеч? Ты выдохнул спокойно? Ты почувствовал себя свободным? Ты почувствовал радость или удовлетворение?
- Нет. – отрицательно киваю я. – Я не почувствовал ничего. Ничего хорошо, и ничего плохого. Разве что…
- Разве что? – подталкивает меня Старейшина.
- Разве что я почувствовал, что всё теперь будет иначе, изменится. – я киваю и Старейшина кивает в ответ.
- У тебя изымается оружие, Джунмён. Как наказание за нарушение запрета. Ты должен быть осторожен, словно простые люди. – говорит Старейшина и я послушно протягиваю ему правую ладонь, предварительно снимая с неё перчатку.
Когда у охотника изымают оружие, в Гильдии принимают меры для того, чтобы охотник не мог им воспользоваться. Охотнику тяжело держать револьвер в перчатке, от этого страдает меткость, поэтому для наказанного охотника Гильдия делает всё, чтобы он не удержал в ладони серебряный револьвер.

Мою белокожую руку кладут ладошкой вверх, а потом маленький шприц входит в кожу точно посредине. Через мгновенье вены наливаются чужой кровью, выпущенной со шприца, но быстро приобретают свой былой вид. Старейшина сжимает в пальцах свою серебряную ручку и касается её кончиком моей ладони, от чего та тут же начинает жечь и даже дымится. Кровь ликана, что распространяется по ладони, не позволит мне воспользоваться оружием.
- Можешь идти. – Старейшина в очередной раз кивает. Я забираю перчатку, возвращая её на руку, кланяюсь и ухожу.

Главное – не забыть, и сдуру на автомате не хватануть любимый револьвер. Приезжая домой, я останавливаюсь под подъездом и несколько, как кажется, долгих мгновений, сижу в машине, а потом тянусь к кобуре и вынимаю левой рукой револьвер. Я правша, хотя я и умею стрелять левой рукой, но с меткостью и прицельностью у меня плохо. Крутя револьвер в левой руке, я стягиваю зубами перчатку с правой и уверенно хватаю ею револьвер. Ладонь тут же жжёт и снова дымится, ощущение такое, словно на руку вылили кислоту, и когда терпеть уже вовсе нет сил, я роняю револьвер на свои колени, глядя на пострадавшую руку.

 

На улице достаточно тепло, как для осени. Солнечно и хорошо. Сэхун сидит на лавочке у своего подъезда и думает о том, кому он может позвонить, чтобы немного прогуляться. Исин-хён в Гильдии, Джунмён-хёну и Чанёль-хёну сейчас явно не до него. Вынимая из кармана телефон, Сэхун вызывает совсем другой номер.
- Да? – отзывается на той стороне подавленный, кажущийся совершенно чужим голос, и Сэхун напрягается – туда ли он позвонил?
- Лу? – переспрашивает он на всякий случай.
- Привет. – отзывается человек с той стороны.
- Что с твоим голосом? – тут же спрашивает Сэхун.
- А что с ним? – так же в ответ спрашивает Лухан.
- Он… - Сэхун не может подобрать слов. Он расстроенный, поникший, злой, печальный? Он не может понять. - У тебя всё нормально? – вместо ответа интересуется он. – Я хотел немного прогуляться. Решил, может ты составишь мне компанию, опять?
- Извини, я сейчас не могу. – отвечает Лухан. – Всё нормально, правда. Я просто немного занят. – голос Лухана срывается и Сэхун не на шутку пугается. Дальше голос его знакомого, или уже всё-таки друга?, звучит не так бодро, и Сэхуну кажется, что тот вот-вот расплачется. – Я позвоню, хорошо? – Сэхун слышит глубокий вздох.
- Лу… - он хочет сказать ещё что-то, но теряется. – Хорошо. Правда, всё нормально? Договорились. Значит в следующий раз.
- Пока. До встречи.
- До встречи. – Сэхун сбрасывает звонок и глядит на телефон ещё несколько мгновений. Что же могло произойти всего за день?


___________________
Конец первой части~


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 256. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.015 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7