Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. — М., 1998. — С. 6-7. 218




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

С учетом этого и составлены основные ориентирующие проб­лемные вопросы и учебные задачи.

Решая предложенные ниже учебные задачи, студент-психо­лог будет мысленно видеть себя на месте то следователя, то судьи, то подсудимого, то свидетеля, то инспектора угрозыска, то адвоката, то прокурора и т. д. Такая ролевая метаморфоза нужна потому, что изучать юридическую психологию придет­ся, главным образом, по учебной и специальной юридической литературе, адресованной студентам-правоведам, где описыва­ются функциональные обязанности профессионалов, выпол­няющих различные виды правоприменительной деятельности (следователя, судьи, прокурора, адвоката и т. д.). Вот и нужно психологу образно представить конкретную деятельность по ее описанию (мотивы, цели, средства и способы действий, желае­мый или реально достигаемый конечный результат деятельно­сти) и принимать решение за юриста по методу мысленного диалога: «Как бы я поступил в данной ситуации?»; «Что с пси­хологической точки зрения целесообразнее: согласиться с отве­том допрашиваемого или промолчать?»; «Почему свидетель не дает нужных показаний, хотя явно осведомлен в вопросах, ко­торые ему задает судья? Не хочет? Не уверен? Боится кого-то или чего-то?». Разбираясь в различных правовых ситуациях и поведении участников действий в этих ситуациях, психолог ищет ответы на возникающие проблемы с точки зрения законов психологии, которые он знает как профессионал, а сами ситуа­ции студент может черпать из учебной и научной юридической литературы, художественных (лучше всего — детективных) произведений или из самой жизни.

Конечно, лучше всего было бы изучать предмет, пользуясь учебником «Юридическая психология», но, во-первых, такие учебники вне юридических вузов трудно найти, а во-вторых, в них конкретные правоприменительные деятельности описаны не столько в психологическом, сколько в юридическом ключе, так что психологию все равно придется в эти описания «вно­сить» самому психологу. Тем не менее по учебникам «Юридиче­ская психология» любого издания гораздо лучше можно познать психологические аспекты деятельности юриста, чем по другим, «чисто» юридическим книгам.

Еще раз подчеркнем: главное для психолога, выступающего в роли консультанта или эксперта по психологическому объясне­нию поведения, действий и деятельности людей, подвергающих­ся правовому разбирательству, — это знание психологической структуры деятельности юриста, выполняющего разные про-


фессиональные функции. Зная деятельность и опираясь на принцип деятельностного подхода, он всегда сможет квалифи­цированно решать такого рода задачи.

Итак, студентам-психологам предлагается проанализировать приводимые ниже правовые ситуационные задачи, представ­ляющие модели реальных ситуаций (умышленные и неумыш­ленные противоправные действия, казусы, неосторожные дейст­вия, нанесение вреда под воздействием непреодолимой силы и т. д.), а также ситуации, где требуется психологическая оцен­ка неверного толкования правовой нормы и совершения из-за этого противоправного действия или нанесения вреда, влекуще­го за собой привлечение к уголовной или административной от-ветственности; Все ситуации в задачах относятся к категории случаев, подпадающих под те или иные нормы права (статьи за­кона), по которым предусмотрено наказание или оправдание, так что студент должен быть уверен, что все действия с правовой точки зрения соответствует закону, хотя по существу могут ино­гда с морально-этической стороны показаться несправедливыми или просто вредными (как, например, в случае применения ору­жия со смертельным исходом в задаче № 2). Такую оговорку мы здесь делаем для того, чтобы показать: от психолога требуется знание не юридической (соответствует или не соответствует за­кону), а только психологической стороны явления, так как кон­кретную статью закона ему подскажут (ему ее знать необяза­тельно, хотя и небесполезно).

Ситуационные задачи и вопросы:

1. В психологическую структуру любой деятельности, как из­
вестно, включаются мотивы, цели, средства, результат. Про­
анализируйте с этой точки зрения наиболее распространенные
виды правоприменительной деятельности: следователя; мили­
цейского патруля; прокурора как обвинителя в суде; судьи; ад­
воката; прокурора, осуществляющего надзор за исполнением за­
конов, соответствия закону различных подзаконных актов и
других документов исполнительных органов (поставлений, рас-
поряжений, приказов и т. д.), а также других представителей
правоохранительных органов (по выбору студента может быть
проанализирована деятельность любого из наиболее ему знако­
мых или доступных для ознакомления видов деятельности, в
том числе из названных выше, ибо цель данной учебной зада­
чи — овладеть способом такого анализа).

2. В законе «О милиции» сказано, в каких случаях сотрудник
милиции имеет право применить оружие без предупреждения.
Вот два случая.


Первый, Наряд внутренних войск выполнял службу на кон­трольно-пропускном пункте (КПП) на автостраде в районе чрез­вычайного положения в Северной Осетии по проверке и пропуску транспорта. Один из легковых автомобилей по требованию наря­да на КПП не остановился, промчался под шлагбаумом и на боль­шой скорости стал удаляться. Офицер (старший наряда) выстре­лил без предупреждения по автомобилю из автомата Калашнико­ва, в результата чего водитель был убит, а пассажир был достав­лен в милицию. Последующая проверка показала, что запрещен­ных к перевозке предметов в автомобиле не было, а не остановил­ся автомобиль потому, что пассажир опаздывал на самолет.

Второй случай точь-в-точь такой же, в том же районе, только с тем отличием, что в остановленном после смерти водителя ав­томобиле было обнаружено спрятанное оружие и боеприпасы, а водитель и пассажир являлись сбежавшими из мест заключения опасными преступниками.

Оцените действия офицеров в обоих случаях с точки зрения психологии деятельности, учитывая, что оружие применено в полном соответствии с законом.

3. Профессор Буров и доцент Воронов, враждовавшие между собой, были вдвоем на охоте на о. Колгуев (Северный Ледовитый океан). Профессор Буров погиб (убит?) от удара охотничьим но­жом в левый глаз (удар «нечеловеческой силы», как заключил судебно-медицинский эксперт). Воронов на следствии, в частно­сти, говорил: «...наши и без того неприятные отношения с про- • фессором стали все обостряться на острове. Я не знаю, может быть, в конце концов, не совладав собой, поддавшись минутной вспышке, я бы и действительно убил профессора. Может быть. Но я его не убивал». Далее он рассказал следовательно, как по­гиб Буров. Будучи на другом берегу озера, он видел стоящего по противоположную сторону Бурова и вдруг услышал выстрел с того места, где тот стоял. Когда прибежал, то увидел, что он убит ударом ножа в левый глаз, а ружье валяется рядом. Больше ни­кого поблизости не было.

Вопрос: Можно или нельзя довериться рассказу Воронова, ко­торого руководство и сослуживцы считают человеком безупреч­ной репутации? Какие моменты в обстоятельствах дела, в том числе и в рассказе Воронова, вам показались достойными вни­мания психолога-эксперта? (Здесь описан действительный факт. Суд признал Воронова виновным, вынес обвинительный приговор о лишении свободы, но впоследствии приговор был от­менен, Воронов признан невиновным и освобожден из мест за­ключения.) Почему оказалось возможным оправдание Вороно-


ва, когда никаких дополнительных сведений, помимо описан-! ных выше, не было? Как бы вы стали рассуждать^ если бы потре-1 бовалось подвергнуть психологической экспертизе первый (об­винительный) приговор суда в отношении Воронова?

4. Потерпевшая не могла описать место нападения на нее гра­
бителей, не помнила ничего, кроме того, что это было в одном из ,
переулков на улице Тверская (Москва). Следователь повез ее на
место нападения, т. е. в переулки Тверской улицы, которые ре-'
шил показать потерпевшей (вдруг узнает?). Действительно, ',
один из переулков она сразу узнала по арке и мусорному контей­
неру под ней. Почему она не могла описать эти детали (арку, му­
сорный контейнер) до этого, еще в кабинете следователя? На что
надеялся следователь, решив повезти ее в переулки Тверской
улицы?

5. Свидетель не мог вспомнить точную дату, когда именно он
видел преступника во дворе. Он знал его лично и действительно
видел недели полторы-две назад. Следователь тогда предложил
попытаться вспомнить все события последних недель, которые
ему вообще запомнились, без привязки к каким-либо датам. По­
сле этого свидетель назвал точную дату и час, когда он видел
преступника. Почему он вспомнил теперь, а не раньше? Какой
психологический закон использовался, чтобы стимулировать
память свидетеля?

6. Свидетель столкнулся с человеком в дверях лифта. Тот,
оказывается, был разыскиваемым преступником или, по край­
ней мере, мог им быть. Однако свидетель никак не мог помочь
следователю, так как ему не удавалось словесно описать приме­
ты преступника. А когда ему предложили нарисовать портрет на
бумаге, он сделал это хорошо и уверенно. Значит, он помнил
приметы. Почему тогда он не мог дать словесный портрет?

7. В фильме «Семнадцать мгновений весны» есть эпизод, ко­
гда Штирлиц заходит к своему немецкому коллеге якобы за таб­
леткой от головной боли, а на самом деле его интересует чемодан
нашей радистки, захваченный гестапо. Чтобы не вызывать по­
дозрений, он решает замаскировать свой интерес к чемодану от­
влекающими вопросами, которые задает сразу при входе и ухо­
дя из кабинета гестаповца, — вопросами о таблетках. Какой за­
кон психологии использовал Штирлиц, отвлекая внимание сво­
их возможных преследователей?

8. Может ли воображаемый или потенциальный преступник
воспользоваться подобным приемом для отвлечения внимания
свидетелей, и что нужно следователю или инспектору уголовно­
го розыска предпринять, чтобы свидетель освободился от психо-


логического давления тех отвлекающих приемов, которые обычно применяются или могут применить преступники?

9. Подросток купил наркотик на рынке, но у кого купил, не признается. В милиции объяснили, что наказание ему не гро­зит: купив наркотик, он не совершил никакого преступления, а выступает только в роли свидетеля. Преступником является продавец, а он должен помочь задержать его. Но подросток сто­ит на своем: «Не знаю», «Не помню», «Не разглядел» и т. д. По­чему он не дает нужных показаний? В самом деле не помнит или чего-то боится? Если боится, то чего именно? Как найти психо­логический контакт с ним? Что вы посоветуете в качестве пси­холога-консультанта?

10. Какие вообще могут быть психологические причины отка­
за от правдивых показаний свидетеля или потерпевшего, т. е.
людей, явно невиновных и далеких от подозрений в причастно­
сти к совершению преступления? Если боится, то чего и по ка­
кой причине? Может ли помочь этим людям психолог, чтобы
они могли принести пользу правосудию, дав объективные свиде­
тельские показания? Если да, то как именно?

11. Почему некоторые люди, выступая в суде или на следст­
вии свидетелями, порой дают ложные показания, хотя их под
расписку предупреждают, что это уголовно наказуемо? Что бы
вы посоветовали как психолог-консультант, чтобы ложные по­
казания стали невозможны или, по крайней мере, стали чрезвы­
чайной редкостью?

12. Как бы вы провели процедуру опознания подозреваемого
или уже уличенного в преступлении, если 'опознающий его не
видел, но, хорошо слышал его характерный голос и запомнил
его? Что делать, если при процедуре опознания он постарается
изменить голос, например охрипнет?

13. В автодорожном происшествии погиб пешеход, а винов­
ник скрылся. .Поскольку это произошло недалеко от автобусной
остановки, свидетелей наезда автомобиля на пешехода было
много. Прибывший инспектор ГАИ быстро опросил свидетелей,
и тут обнаружилось много разногласий в показаниях: один ска­
зал, что автомобиль был темно-синего цвета, второй утверждал,
что темно-зеленого, а третьему показалось, что, скорее, это был
черный лимузин иностранного производства. Было много разно­
гласий насчет марки автомобиля, его номерного знака и т. д.
Чем психологически объясняется такое разнообразие в воспри­
ятии и запоминании одного и того же факта (события, явления)
у нескольких людей, одновременно и с одного места наблюдав­
ших его?


14. «Во время одного из заседаний конгресса по психологии в I Геттингене в зал ворвался человек, за которым гнался воору-1 женный бандит. После короткой схватки на глазах у всех раз-1 дался выстрел, и оба человека выбежали из зала примерно через двадцать секунд после своего появления. Председатель сразу же попросил присутствующих записать все, что они видели. В тай­не от участников конгресса все происшествие было предвари-1 тельно инсценировано, отрепетировано и сфотографировано. Из сорока представленных отчетов лишь один содержал менее 20% 1 ошибок, касающихся основных фактов происшествия, 14 отче-| тов имели от 20 до 40%, а 25 отчетов — свыше 40% ошибок. Лю­бопытно, что более чем в половине отчетов около 10% подробно­стей были чистейшей выдумкой. Результаты оказались весьма удручающими, несмотря на благоприятные условия: все проис- ; шедшее было коротким и достаточно необычным, чтобы при­влечь к себе внимание; подробности его были немедленно зафик­сированы людьми, привыкшими к научным наблюдениям, при­чем никто из них не был вовлечен в происходящее. Эксперимен­ты такого типа нередко проводятся психологами и почти всегда дают сходные результаты» (Селье Г. От мечты к открытию. — М., 1987. — С. 103-104).

Почему получаются такие результаты? Что можно сказать в свете этой тенденции, похожей на некую психологическую зако­номерность, о расхождениях в показаниях свидетелей преступ­ления? Можно ли доверять разноречивым свидетельствам оче­видцев происшествий, преступлений? По какому принципу можно отсеять явно неверные (ошибочные) свидетельства, если воспользоваться знанием психологических закономерностей восприятия волнующего события (т. е. в условиях высокого эмо­ционального напряжения)?

15. Квартирные кражи в городах происходят в значительной
мере по беспечности хозяев (от «мастерства» воров мы в данном
случае абстрагируемся): оставляются открытыми окна, форточ­
ки, дверные замки открываются без ключа (гвоздем, проволо­
кой и т. п.), тонкие квартирные двери легко можно выдавить
плечом и т. д., хотя об опасности краж и ограблений люди посто­
янно предупреждаются милицией через средства массовой ин­
формации. Как бы вы объяснили психологически причину та­
кой беспечности? Что бы вы предложили, чтобы граждане отре­
шились от такого благодушия?

16. Представьте себя в роли впервые выступавшего в суде мо­
лодого адвоката, защищающего какого-то опасного преступни­
ка. Каким вы представляете ход ваших мыслей и логику аргу-


центов в пользу своего подзащитного, если уверены, что он ви­новен и заслуживает строгого наказания и к тому же вам нече­го противопоставить обвинительной речи, только что произне­сенной прокурором? Что вообще может выдвигать в защиту сво­его клиента любой адвокат: ведь известно, что он, адвокат, тоже законопослушный гражданин и как таковой твердо настроен против преступлений и против преступников? Как рассеять обы­вательское представление некоторых граждан, что адвокат «приносит вред обществу, защищая преступников»?

17. Представьте себя в роли следователя по делу преступника, которому грозит довольно строгое уголовное наказание. Как вы поступите, если вам кто-то из друзей или родственников пре­ступника предлагает крупную взятку и в случае отказа угрожа­ет расправой? Естественно, что вы не пойдете на сделку с сове­стью, но как поступите реально? Открыто и гласно отвергнете попытку взяткодателя? (Тогда рискуете быть обвиненном в кле­вете, ибо доказать свою правоту не сможете.) Или сделаете вид, что согласны, и известите «соответствующие инстанции»? (То­гда взяткодатель, ожидавший снисхождения и сокрытия явных улик, поймет, что вы не сдержали слово.) Или в интересах след­ствия откажетесь от предложенной взятки без каких-либо по­следствий для взяткодателя? (Тогда о факте предложения взят­ки ваше руководство знать не будет, и это тоже не в интересах следствия.) Какой вариант вы предпочтете, который защитит и интересы следствия, и вам самого оградит от возможной мести .

друзей преступника?

18. Ваш хороший знакомый имеет кое-какие сведения о нахо­дящемся под следствием гражданине, подозреваемом в соверше­нии тяжкого преступления, но боится явиться к следователю со своими показаниями. Он боится не только друзей преступника, но и следователя, который, как он выражается, «затаскает» его по допросам, очным ставкам и т. д. Как бы вы убедили его в не­обходимости поделиться имеющимися у него сведениями со сле­дователем?

19. Как вы думаете, зачем нужен психолог-профессионал как
консультант или эксперт суду, если юристы сами изучают юри­
дическую психологию и, в частности, ее конкретную отрасль —

психологию судебную?

20. Может ли и должен ли работающий психологом-консуль­
тантом в правоохранительном органе практический психолог
как профессионал в области психологии, но не юриспруденции
знать юридическую психологию лучше и глубже, чем юрист, то­
же изучавший ее в вузе?

8 э-збо







Дата добавления: 2015-09-18; просмотров: 505. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.024 сек.) русская версия | украинская версия








Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7