Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

СОЦИОЛОГИИ 4 страница




Чувственный тип культурной суперсистемы базируется на таком принципе: объективная реальность и ее смысл - чувствен­ны. Именно такова культура античности, где в центре всего- и в трагедии, и в изобразительном искусстве, и в скульптуре, и даже в религиозных верованиях - находится чувственно воспринимаемое человеческое тело. Венера Милосская, Апполон, Геракл, Медея -ярчайшие образцы именно такого чувственного типа культуры. Но чувственная сверхсистема культуры существовала не только в ан­тичной Греции. П. Сорокин отмечал, что, начиная с XVI века в За­падной Европе, после нескольких столетий иных типов культуры, стала доминировать современная форма чувственной культуры. Суть ее выражена в принципе: объективная действительность и ее смысл - сенсорны. Этот принцип становится господствующим и в искусстве, и в науке, и в философии, и в этике, и в праве. Культура этого типа живет и развивается в эмпирическом мире чувств. Ре­альный пейзаж, реальные события и приключения, чувственно воспринимаемые, реальные портреты —таковы ее темы.

Совершенно иные особенности имеет идеационалъный тип культуры. В его изображении и объяснении объективная реаль-


ность - сверхчувственна, главным принципом (ценностью) являет­ся Бог. Все ценности культуры такого типа воплощены в христи­анском credo — символе веры, что проявляется и в художественной литературе, и в изобразительном искусстве, а архитектура и скульптура были в средние века ничем иным, как Библией в камне. Литература средневековья также насквозь пронизана религиозны­ми темами, а философия была идентична религии и теологии. Та­кая унифицированная система культуры, основанная на принципе сверхчувственности, сверхразумности Бога как единственной са­модостаточной реальности и ценности, в концепции П. Сорокина предстает как идеациональная. Такой тип культуры, по мнению П. Сорокина, характерен также для брахманской Индии, буддист­ской лаоистской культуры соответствующего исторического пе­риода.

Третьим типом суперсистемы культуры в сорокинской со­циокультурной динамике является идеальная культура. Ее основ­ной постулат: объективная реальность частично сверхчувственна и частично чувственна. Такой тип культуры охватывает сверхчувст­венные и сверхрациональные аспекты человеческого бытия, до­бавляет к ним рациональные и сенсорные (чувственные) аспекты, образуя единство многообразия. Эта суперсистема культуры воз­никает на основе синтеза двух прежних подходов при относитель­ном балансе чувственного, интуитивного и рационального стиму­лов и стилей. В этом типе культуры героями могут быть и люди, и боги; его стиль частично символичен, частично реалистичен. Та­кой тип суперкультуры достигает расцвета в V веке до нашей эры - во времена Фидия, Эсхила, Софокла, Поликлета. Примером такого искусства является знаменитый Парфенон, который напо­ловину религиозен, наполовину эмпиричен. Из чувственного мира он получил только свои благородные формы и позитивные ценно­сти. Это — идеализированное, типологическое искусство. Его порт­реты - великолепные типажи, реальные изображения данных ин­дивидов. Оно не искажено ничем низким, вульгарным или унизи­тельным, оно светлое, спокойное и величественное. Во всем про­является стремление художника избежать всего того, что могло бы нарушить идеальный порядок и гармонию идеального образа жиз­ни. Эта система культуры не представляет собой искусства ради искусства, в нем реальное изображение чувственно воспринимае­мого органически сопряжено с религиозными, моральными и гра­жданскими ценностями. В ней великолепно сливаются небесное


совершенство с благородной земной красотой, религиозные и дру­гие ценности— с возвышенными чувственными формами. Расцвет такого типа культуры, считает П. Сорокин, наступает и в XIX веке. Но такие типы культуры недолговечны, чаще всего в социокуль­турной динамике господствуют либо чувственная, либо идеацио-нальная суперсистема культуры.

В XX веке, по мысли П. Сорокина, господствующее значе­ние приобретает чувственная суперсистема культуры, которая пе­реживает глубокий кризис. Порочность современной чувственной культуры состоит в ее главной установке: настоящая реальность и настоящие ценности исключительно посюсторонни, чувственны. Плодами этой установки стали беспрецедентное развитие естест­венных наук и технологических изобретений, массовое распро­странение преступности, насилия, порнографии, использование че­ловека как средства, обесценение человеческой жизни. Однако в этих оценках П. Сорокин отнюдь не является пессимистом. Он убежден: современный кризис культуры и общества— это не обыкновенный декадансный кризис, а переход от одного из вели­чайших типов культуры к другой, в которой чувственная форма сольется с прекрасным содержанием, возвышающим человека ду­ховно, нравственно, социально.

Вопросы для самоконтроля и повторения

1. Какие отличительные черты П. Сорокин считал характерными для
общества?

2. Как понимал П. Сорокин специфику социологии в системе общест­
венных наук?

3. Какова структура социального взаимодействия в сорокинском пони­
мании?

4. Что такое социальная стратификация и социальная мобильность?

5. В чем сущность горизонтальной и вертикальной мобильности?

6. Каково содержание и значение социокультурной динамики?

7. Каковы, в сорокинской классификации, основные типы культуры?

Литература

1. Жиромская И.П. Интегральная социология П.А. Сорокина //Социоло­
гия. Учебное пособие /Под ред. Э.В. Тадевосяна. Гл. 2, §7. М., 1995.

2. ЗыглинаТ.С. Кризис современного Западного общества в контексте
социокультурной динамики П.А. Сорокина //Вестник Моск. у-та
Сер. 18. Социология и политология. 1997. № 1.


3. Сорокин П. Интегрализм - моя философия //Социологические науки.
1992. № 10.

4. Сорокин П. Система социологии. М., 1993.

5. Сорокин П. Социологические теории современности. М., 1992.

6. Сорокин П. Человек, цивилизация, общество. М, 1992.

7. Сорокин П.А. Кризис нашего времени //Американская социологиче­
ская мысль. Тексты. М, 1996.

8. Сорокин П.А. Социокультурная динамика и эволюционизм //Аме­
риканская социологическая мысль. Тексты. ML, 1996.

Глава 8. Т. ПАРСОНС И ЕГО ОБЩАЯ ТЕОРИЯ ДЕЙСТВИЯ И СОЦИАЛЬНЫХ СИСТЕМ

Видное место среди наиболее известных социологов XX ве­ка принадлежит по праву профессору Гарвардского университета (США) Толкотту Парсонсу (1902-1979). В своем стремлении соз­дать общую теорию систем действия, опирающуюся на принципы изменения, интеграции и стабильности, он предлагал альтернативу марксистскому пониманию первенствующего значения революции и радикального преобразования мира. Его работы заслуженно оце­ниваются как «трудные для понимания». Но за частоколом абст­рактных определений и сложной аргументации в них прослежива­ется единая идея: социальная реальность, несмотря на всю свою необъятность, сложность и противоречивость, организована ра­ционально и обладает системным характером. С точки зрения Т. Парсонса, социологическая теория представляет собой тот ас­пект теории социальных систем, который занимается явлениями институционализации образцов ценностных ориентации, а также мотивационными процессами, протекающими в социальной сис­теме.

Т. Парсонс считал, что основной проблемой социологии как теоретической дисциплины является исследование процессов ин­теграции социальных систем. Поэтому социология должна зани­маться широким кругом особенностей, факторов и последствий «интегральных состояний» социальных систем самых различных уровней, начиная с семьи и малых групп, через промужеточные уровни локальных общностей и формальных организаций, и кон­чая обществами как таковыми и даже целыми системами обществ.


4 Зак 2030



Социальная система в связи с этим рассматривается не как конкретное целое, а как определенный набор абстракций, полу­ченных логическим путем из конкретных форм взаимосвязи и по­ведения, исследуемых с точки зрения взаимодействия. А это озна­чает, что социальная система состоит из взаимодействий индиви­дов, каждый из которых одновременно является и действующим лицом (актором), имеющим определенные цели, установки, стрем­ления и т.п., и объектом ориентации как для других действующих лиц, так и для себя самого. Вместе с тем социальная система рас­сматривается Т. Парсонсом как «открытая», находящаяся в отно­шениях взаимозависимости и взаимопроникновения с рядом ок­ружающих систем.

Любую социальную систему, считал Т. Парсонс, можно представить в двух ее неразрывных аспектах. С одной стороны, она выступает как структура, т.е. как ряд единиц или компонентов со стабильными свойствами. В этом выражается статика систе­мы, составляющая объект ее синхронного аспекта исследования С другой стороны, система предстает как ряд событий, процессов, в ходе которых нечто происходит, изменяя некоторые свойства и отношения между структурными единицами. Эти изменения со­ставляют в своей совокупности динамику системы, служащую объектом диахронного аспекта ее исследования. Если рассматри­вать социальную систему с точки зрения ее структуры, то мини­мальной единицей такой системы является роль участвующего ин­дивидуального субъекта действия, а минимальное отношение пред­ставляет собой стандартизированное взаимодействие, когда ориен­тируясь на других, и наоборот, каждый является объектом для всех остальных. Таким образом, даже на самом своем элементарном уровне социальная система предстает в органической взаимосвязи структуры и событий, с ней происходящих, т.е. изменений, свя­занных с действием.

Из этого следует, что социальные системы рассматриваются не как агрегации взаимодействующих людей и проявляющих себя в поступках, а как сложные и целостные совокупности социальных действий людей, включающих в себя различные взаимодействия и изменения структур, возникающих в результате взаимодействий. «Мы предпочитаем использовать термин «действие», а не «пове­дение», - подчеркивает Т. Парсонс, — поскольку нас-интересует не физическая событийность поведения сама по себе, но его образец, смыслосодержащие продукты действия (физические, культурные и


др.), - от простых орудий до произведений искусства, а также ме­ханизмы и процессы, контролирующие этот образец» (5; 494).

Т. Парсонс выделяет общую модель действия, названную им «единичным актом», который включает в себя два основных ком­понента:

1. Действующее лицо (актор), т.е. субъекта действия, наде­
ленного стремлением действовать, имеющего определенные цели,
способного описать способы их достижения и осуществить их.

2. Ситуационное окружение - изменяемые и неизменные
факторы окружения, по отношению к которым направлено дейст­
вие и от которых оно зависит.

Таким образом, действие предстает как некоторый процесс в системе «субъект действия - ситуация», имеющий мотивационное значение для действующего индивида или - в случае коллектива-для составляющих его индивидов. Это значит, что ориентация со­ответствующих процессов действия связана с достижением удов­летворения или уклонением от неприятностей со стороны соответ­ствующего субъекта действия. Поэтому отношение к ситуации со стороны субъекта действия носит мотивационный характер и свя­зано с удовлетворением или неудовлетворением как от самого действия, так и от полученного в результате его итога. Кроме это­го, действующее лицо развивает систему ожиданий (экспектаций), относящихся к различным объектам ситуации. Эти ожидания мо­гут быть организованы (структурированы) только относительно его собственных потребностей - установок и вероятности удовле­творения или неудовлетворения в зависимости от альтернатив действия, которое может осуществить данное действующее лицо. Но в случае взаимодействия с социальными объектами в эту схему (модель) добавляются новые параметры. Часть ожиданий «Я» (субъекта действия), а во многих случаях наиболее значительная их часть, сводится к вероятным реакциям «другого» на возможное действие «Я», что существенно влияет на собственные выборы «Я». Вследствие этого различные элементы ситуации приобретают специальные «значения» для «Я» в качестве «знаков» или «симво­лов», соответствующих организации (структуре) его системы ожи­даний. Такие знаки и символы, особенно там, где существует со­циальное взаимодействие, приобретают общее значение и служат средством коммуникации между действующими лицами.

Но когда возникают символические системы, способные стать посредниками в коммуникации, можно говорить о началах


культуры, которая становится частью систем действия соответст­вующих действующих лиц. Поэтому Т. Парсонс рассматривает со­циальные системы только на таком уровне их развития, где систе­мы взаимодействия между действующими лицами и определен­ными ситуациями включают в себя общепринятую систему куль­турных символов. Таким образом, согласно Т. Парсонсу, социаль­ная система состоит из множества индивидуально действующих лиц и их коллективов, взаимодействующих друг с другом в опре­деленной ситуации, а их отношение к ситуации, включая отноше­ние друг к другу, определяется и опосредуется системой общепри­нятых символов, являющихся элементами культуры.

Ситуационное окружение действующих субъектов состоит из определенного числа социальных, культурных и физических факторов, делающих возможным действие, но вместе с тем огра­ничивающих пространство совершаемого действующим лицом выбора.

Первым фактором ситуационного окружения, считает Т. Пар­сонс, является биологический организм, первичной структурной характеристикой которого выступает не анатомическое строение, а видовой тип организма, рассматриваемый с точки зрения физиче­ских требований органической жизни. Первичными среди этих проблем являются обеспечение пищей и жильем, а также разделе­ние на два пола, влияющего на все человеческие действия. С этим тесно связаны технологические процессы, очевидным образом служащие реализации человеческих потребностей и желаний. Рас­сматриваемый фактор включает в себя общие органические про­цессы, которые обеспечивают адекватное функционирование лич­ности, в особенности в отношении к комплексам родства, места жительства и здоровья. А это означает, что данный фактор ситуа­ционного окружения рассматривается Т. Парсонсом не в чисто фи-зическо-биологическом смысле, а скорее в смысле социетальном, т.е. преобразованном решающим влиянием социальной системы.

Вторым фактором ситуационного окружения действующей системы является, согласно Т. Парсонсу, система культуры. Яд­ром общества как системы, выступает, по его мнению, структури­рованный нормативный порядок, посредством которого организу­ется коллективная жизнь популяции, т.е. всех членов общества. Этот порядок состоит из культурных объектов, представляющих собой символические элементы культурной традиции: идеи, веро­вания, ценности, нормы и правила. Именно он задает понимание


членства общества, которое проводит различие между людьми, принадлежащими обществу и не принадлежащими к нему. Поэто­му для выживания и развития социальное сообщество должно под­держивать единство общей культурной ориентации, в общем раз­деляемой (хотя и не обязательно единообразно и единодушно) его членами в качестве основы их социальной идентичности.

Т. Парсонс подчеркивает социетальную сущность культур­ной системы. Несмотря на большие способности человеческого организма к обучению и к созданию отдельных культурных эле­ментов, ни один человек сам по себе, вне взаимодействия с други­ми людьми, не в состоянии создать культурную систему. Дело в том, что главные образцы культурных систем изменяются только на протяжении жизни многих поколений, их всегда придержива­ются относительно большие группы людей, они никогда не явля­ются принадлежностью одного или нескольких индивидов. Инди­вид всегда развивается таким образом, что он может внести в них разве что побочное творческое (созидательное или разрушитель­ное) изменение. Именно общие культурные образцы, которых придерживается большинство членов общества, обеспечивают сис­темы действий высокоустойчивыми структурными опорами, ана­логичными той устойчивости, которую создает генетический код биологического вида.

Т. Парсонс считает, что в границах, определяемых биологи­ческими факторами, в частности генетикой, человека как опреде­ленного вида, и упорядочивающими культурными образцами, -располагаются возможности для данных индивидов и их групп развивать независимые, свойственные только той или иной лично­сти, структурированные поведенческие системы. Поскольку инди­вид обучается определенным стереотипам, нормам и правилам по­ведения в контексте определенной культурной системы, его усво­енная посредством научения поведенческая система (которая в сущности своей является его личностью) имеет общие с другими личностями черты, например, язык, на котором он привык говорить.

Каждый индивид обладает генетически определенным био­логическим организмом, вместе с тем каждый индивид усваивает что-то из общей с другими индивидами культуры. Но в то же вре­мя его организм и его окружение - физическое, социальное и культурное — всегда в определенных аспектах уникальны. Поэтому личность в качестве определенной социальной системы не своди­ма ни к организму, ни к культуре. Личность, согласно Т. Парсонсу,


образует аналитически независимую структуру, являющуюся третьей и важнейшей подсистемой более общей системы действия. «Личностная система, - пишет Т. Парсонс, - это главный испол­нитель процессов действия, и значит, воплощения культурных принципов и предположений» (6; 16).

Структурная иерархия систем, считает Т. Парсонс, не огра­ничивается тремя названными системами - организмом, культурой и личностью, а включает в себя еще одну систему - социальную. Дело в том, что, обладая относительной автономией друг от друга, все эти системы включены в эволюционный процесс социальной интеграции. «Процесс социальной интеграции, хотя он внутренне связан с личностями взаимодействующих индивидов и образцами культурных систем, - пишет Т. Парсонс, - образует четвертую систему, которая аналитически независима как от систем личности и культуры, так и от организма» (5; 496). Сама же социальная сис­тема образуется интеграциями (взаимодействиями) человеческих индивидов, выступающих в качестве личностей и действующих в соответствии с нормативными предписаниями образцов культуры. Социальная система отличается «интегративным состоянием», ко­торое возникает в результате взаимодействий входящих в нее ин­дивидов, а ее важнейшей функцией является интегративная, объе­диняющая функция.

Система действий, согласно Т. Парсонсу, выполняет несколь­ко взаимосвязанных функций. Эти функции таковы:

{.Адаптация, нацеленная на установление отношений меж­ду системой действий и окружающей ее средой. С помощью адап­тации система: а) приспосабливается к окружающей среде и к ее ограничениям; б) приноравливает ее к своим потребностям.

2. Целедостижение заключается в определении целей сис­
темы и мобилизации энергии и ресурсов для ее достижения.

3. Интеграция представляет собой стабилизирующий пара­
метр системы. Она направлена на поддержание координации меж­
ду частями системы, ее связности, на защиту ее от резких измене­
ний и крупных потрясений, и осуществляет тем самым воспроиз­
водство образца.

4. Любая система действий должна обеспечивать необходи­
мую мотивацию своих акторов (действующих субъектов). Она
располагает запасом мотиваций — накопителем и источником не­
обходимой энергии. Эта функция направлена на обеспечение со­
хранения верности акторов нормам и ценностям системы и на то,



 


Из представленного рисунка видно, что биологический (тю-веденческий) организм соответствует функции адаптации. Именно через ощущения устанавливаются контакты с внешним миром для: а) приспособления к нему; б) манипулирования им; в) преобразо­вания его.

Психологически индивидуальная система личности соот­ветствует функции целеполагания и целедостижения. Именно пси­хически своеобразная личность определяет цели, активизирую энергию и мобилизует ресурсы для их достижения.

Социальная система соответствует функции интеграции. Она создает солидарность взаимодействующих индивидов, отно­шениям между которыми свойственна склонность к конфликту и дезорганизации. Налагая ограничения на эти склонности, поддер­живая связность между индивидами, она приводит к интегратив-ному состоянию.

Система культуры соответствует функции поддержания об­разца. Она предполагает или навязывает акторам — действующим субъектам — нормы, правила, идеалы, ценности, которые мотиви­руют их действия.

Раскрыв сущность и значимость каждого из четырех компо­нентов структурной иерархии систем, Т. Парсонс особо выделяет системообразующую роль культуры. Эта роль предопределяется тем, что в соответствии с системной иерархией, система более вы­сокого информационного уровня выполняет преобладающую роль в контроле над поведением других систем. А именно функция контроля является первоосновой в системе культуры, которая представляет каждой личности, социокультурной группе и обще­ству в целом символически организованные культурные образцы, стандарты поведения, контролируя уровень их выполняемое™ в социальных действиях. Человеческие действия являются «куль­турными», поскольку смыслы и намерения действий выражаются в терминах символических систем (включая коды, посредством ко­торых они реализуются в соответствующих образцах), связанных главным образом с языком как общей принадлежностью человече­ских обществ. Главные же образцы культурных систем обладают колоссальной устойчивостью, они изменяются только на протяже­нии жизни многих поколений, их всегда придерживаются относи­тельно большие группы людей, они никогда не являются принад­лежностью одного или нескольких индивидов. Эти образцы обла-


дают всеобщей значимостью и именно вследствие этого они обес­печивают системы действий высокоустойчивыми структурными опорами, в полной мере аналогичными тем, которые обеспечива­ются генетическими материалами вида.

Такая система культурных образцов создает устойчивые свя­зи для структурирования индивидов в единую социальную систе­му, поскольку научение человека образцам поведения происходит в контексте определенной культурной системы, а усвоенная им посредством обучения поведенческая система (которую Т. Пар-сонс называет его личностью) имеет общие с другими личностями черты, например, язык, на котором он привык говорить. И в то же время вследствие уникальности личности каждого человека его собственная поведенческая система оказывается уникальным ва­риантом культуры и ее специфическим образцом действия.

В силу того, что система культуры определяет основания для прав и запретов, которыми должна руководствоваться каждая лич­ность (разумеется, при сохранении своей уникальности и автоном­ности), именно эта система структурирует обязательства лично­стей перед социальной реальностью в значимые ориентации по отношению к остальному окружению и системам действия, физи­ческому миру, организмам, личностям и социальным системам. В кибернетическом смысле именно она занимает высшее место в системе действия, выполняя роль регулятора по отношению ко всем остальным системам - к социальной системе, личности и ор­ганизму. «Поэтому, - подчеркивает Т. Парсонс, - мы должны со­средоточиться на кибернетически высокоорганизованных структу­рах - культурной системе среды общества - для того, чтобы уви­деть главные источники широкомасштабных изменений» (5; 500).

Что же представляют из себя социальные системы? Отвечая на этот вопрос, Т. Парсонс пишет: «Социальные системы - это системы, образуемые состояниями и процессами социального взаимодействия между действующими субъектами» (6; 18). В та­ких системах социальные действия субъектов (акторов) органиче­ски взаимосвязаны с социальными структурами, в которые акторы включены. «Структуру социальных систем можно анализировать, применяя четыре типа независимых переменных: ценности, нор­мы, коллективы и роли» (6; 18). Каждая из названных независи­мых переменных, являясь своеобразным структурным компонен­том социальной системы (общества), выполняет вполне опреде-


ленные функции в этой системе. Ценности занимают ведущее ме­сто в том, что касается исполнения социальными системами функ­ций по сохранению и воспроизводству образца, т.к. они суть не что иное, как представления акторов о желаемом типе социальной системы, и именно они регулируют процессы принятия субъекта­ми действия определенных обязательств.

Нормы, существующие в обществе и выполняющие в нем основную функцию - интегрировать социальные системы - всегда конкретны и специализированы применительно к отдельным со­циальным функциям и типам социальных ситуаций. Они не только включают элементы ценностной системы, конкретизированные к соответствующим уровням в структуре социальной системы, но и подразумевают конкретные способы ориентации для действия в определенных функциональных и ситуационных условиях, специ­фичных для определенных индивидов, коллективов и ролей.

Коллективы представляют такие структурные компоненты социальной системы, для которых наиболее важна функция целе-достижения. Т. Парсонс относит к числу коллективов далеко не все групповые скопления людей. Толпа, собирающаяся по случай­ному поводу, в его представлении коллективом не является. Кол­лектив как специфическая социальная общность, считает он, дол­жен отвечать двум критериям. Во-первых, он должен иметь опре­деленный статус членства, позволяющий проводить четкое разли­чие членов и не членов данного коллектива, критерий, при­меняемый в широчайшем спектре случаев- от элементарной семьи до политических сообществ. Во-вторых, внутри коллектива должна существовать дифференциация его членов по статусами и функциям, так что от некоторых его членов ожидается, что они будут делать нечто определенное, а именно то, чего не ожидают от других.

Социальная роль - это такой структурный компонент соци­альной системы, который в первую очередь выполняет адаптив­ную функцию. С ее помощью определяется класс индивидов, ко­торые посредством взаимных ожиданий включаются в тот или иной коллектив. Поэтому роли охватывают основные зоны взаи­мопроникновения социальной системы и личности индивида. Од­нако отдельно взятая роль никогда не составляет единственную отличительную особенность конкретного индивида. Отец является


особенным отцом только для своих детей; с точки зрения ролевой структурны всего общества он всего лишь один из социальной ко­горты отцов. Одновременно он также участвует во множестве дру­гих видов взаимодействия, например, выполняет свою роль в про­фессиональной структуре в качестве учителя, инженера или адво­ката.

Все названные структурные компоненты социальной систе­мы, с точки зрения Т. Парсонса, являются по отношению друг к другу независимыми переменными. Например, высокоабстрактные ценности, такие как любовь, долг, справедливость, свобода, вовсе не всегда реализуются в одних и тех же нормах, коллективах и ро­лях при любых обстоятельствах. Точно так же многие нормы регу­лируют действия множества коллективов и ролей, но лишь в опре­деленной части их действий. Поэтому коллектив обычно функ­ционирует под контролем большого числа специальных норм. И, тем не менее, социальные системы состоят из различных комбина­ций перечисленных структурных компонентов. Чтобы эффективно действовать, коллективы и роли должны руководствоваться кон­кретными ценностями и нормами, а сами ценности институциона­лизируются только в той мере, в какой они воплощаются в жизнь конкретными коллективами и индивидами, выполняющими опре­деленные роли.

В теоретической социологической конструкции, разработан­ной Т. Парсонсом, четыре структурных компонента социальной системы оказываются органически связанными с четырьмя основ­ными функциями, выполняемыми системами действия, охаракте­ризованными выше, и с основными аспектами процесса развития, которых также четыре. Все это вместе взятое в своем непрестан­ном взаимодействии приводит к формированию четырех основных подсистем в системе общества. Так, подсистема сохранения и воспроизводства образца преимущественно касается отношений общества с культурной реальностью; целедостиженческая, или по­литическая, подсистема, затрагивает главным образом отношения с личностными системами; адаптивная, или экономическая, под­система охватывает отношения с поведенческим организмом и че­рез него с материальным миром (эти взаимосвязи отражены на рис.12, (6; 24))



 


имеет определение «обязательств, вытекающих из лояльности по отношению к социетальному коллективу как для его членов в це­лом, так и для различных категорий дифференцированных стату­сов и ролей внутри общества». Причем особую важность пред­ставляют «отношения между лояльностями подгрупп и индивидов по отношению к социетальному коллективу, то есть всему обще­ству» (6; 25). Характеризуя структуру социетального сообщества, Г. Парсонс отмечает, что оно представляет собой сложную сеть взаимопроникающих коллективов и коллективных лояльностей; систему, для которой характерны дифференциация и сегментация. Так, например, семейные ячейки, деловые фирмы, церкви, учебные заведения и т.п. отделены друг от друга, т.е. дифференцированы.

С иерархической точки зрения, подчеркивает Т. Парсонс, нормативное упорядочение социетального сообщества в терминах членства подразумевает существование стратификационной шка­лы, т.е. шкалы признаваемого и легитимизированного престижа входящих в это сообщество в качестве членов его, коллективов, отдельных лиц, а также их статусов и ролей. В стратификацион­ных механизмах социальной дифференциации существенную роль традиционно играли родовые коллективы, этнические группы, со­словия, социальные классы. Однако в современном обществе, счи­тает Т. Парсонс, индивиды во все большей мере высвобождаются из таких коллективных уз, а это существенно изменяет характер современных систем стратификации (6; 27).







Дата добавления: 2015-09-18; просмотров: 138. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.011 сек.) русская версия | украинская версия