Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Часть 1. Границы вероятностей 7 страница




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

* * *

День пролетел незаметно. Как командиру атакующей группы, Дину нужно было столько всего сделать, везде успеть, проверить по десять раз, что вечером он ввалился в свою каюту и просто рухнул без сил на кровать. В голове с сумасшедшей скоростью сменяли одна другую картинки этого долгого дня. В остальном же его окружала блаженная тишина, от которой он почти отвык, вынужденный весь день слушать указания, рекомендации и советы Алисы. Боже! Чтобы он без нее делал, без этой невозможной, острой на язык, вспыльчивой, но неизменно дарящей ему поддержку дамы с электронными мозгами!
У него просто не находилось слов для благодарности. Ведь за один только день он пережил несколько не самых приятных ситуаций, и хрен бы он из них выкрутился, не будь у него информации, которой Алиса с ним щедро делилась.
Утром, едва Дин снова оказался на крейсере, искин напомнила ему о просьбе мичмана Дебри приструнить своих терминаторов. А потом целых полчаса ему пришлось расхаживать взад-вперед перед строем вытянувшихся в струнку парней и распекать их на чем свет стоит самыми крепкими словечками в своем лексиконе. И эти уроды без царя в голове стояли, слушали его и украдкой лыбились, когда он отворачивался.
"Бьет, значит любит", - просветила его в солдатской психологии вездесущая Алиса.
Причем сделала это так вовремя, что он еще несколько секунд молча хватал ртом воздух, сбившись с мысли и разом растеряв все припасенные ругательства для идущего своим чередом разноса.
- Идиоты, - тихо цедил он сквозь зубы позже, направляясь по коридору в центр управления крейсером, где его ожидал капитан, чтобы согласовать какие-то мелкие детали по грядущему одновременному старту десяти катеров с его бойцами на борту. - Дебилы, все как один! Извращенцы хреновы! Мазохисты несчастные!
"Каждого из них Дин выбирал сам из сотен кандидатов", - информировала его искин.
- Он что, тоже извращенец? - опешил Дин. - Нафига ему целая толпа терминаторов без страха и упрека, высшей радостью которых является прыгающий вокруг них и брызжущий слюной от ярости командир?
"В Империи профессиональная армия. И для многих простых деревенских парней служба является билетом в лучшую жизнь, - спокойно пояснила Алиса. - При этом, как ты понимаешь, от них не требуется особого образования, достаточно сообразительности, быстроты реакции и крепких нервов. Ну, а жизнь в деревне подчинена строгим правилам и законам, и староста для них в одном лице - строгий отец, Император и Господь Бог. Не удивительно, что, попав в армию, любой командир, обладающий волей и сумевший найти к ним подход, становится для них неким жизненным стержнем”.
- И таким долбоебам доверяют охранять Императора? - ужаснулся Винчестер.
“Я вовсе не говорила, что они все такие. В твоем подразделении гораздо больше образованных, умеющих думать и просчитывать свои поступки ребят, чем где либо еще. Но и от тех, кто умеет лишь следовать приказам, не отклоняясь от них ни на йоту, тоже есть определенная польза. Просто так уж получилось, что в этот вылет попало гораздо больше вторых, нежели первых.”
- Погоди, дай я сам догадаюсь, - невесело усмехнулся Дин. - Драгин?
"Я смотрю, ты быстро ориентируешься в реалиях нашей жизни", - отозвалась Алиса.
- Хочешь жить - умей вертеться, - провозгласил он простую истину, довольный похвалой искина. - Я удивляюсь, что на этого паскудника до сих пор никто не нашел управы.
"Император уже поглядывает на него с неудовольствием. Думаю, что очень скоро он сам подаст в отставку".
- Что, вот так просто, ни с того ни с сего, внезапно решит, что умывает руки? - недоверчиво переспросил Дин.
"Имперская внутренняя служба может быть достаточно убедительной", - равнодушным тоном отозвалась искин.
Дин как раз подошел к центру управления крейсером, и разговор пришлось прервать.
Позже, когда у него выдалась свободная минутка, чтобы перекусить и почитать подробный план атаки, он испытал невероятное облегчение, узнав, что ему не нужно будет идти в бой лично.
"Твоя задача - координировать работу абордажных групп, отмечать их продвижение и выполнение поставленных задач, позаботиться, чтобы у них было прикрытие и план Б на случай отхода".
- Ты издеваешься? - не выдержал охотник. - Да под моим чутким руководством они там все полягут!
"Успокойся. Я буду тебе помогать и говорить, что делать. Хотя и не думаю, что у них возникнут какие-либо проблемы. Не забывай, что они почти все ветераны, лучшие из лучших, прошедшие огонь, воду и медные трубы. Уверена, если ты им и понадобишься, так только для того, чтобы отчитаться об успехах и поинтересоваться, как ты предпочитаешь видеть врагов Империи, нашинкованными в мелкую капусту или нашпигованными пулями".
В таких разговорах прошел весь день, и теперь у Дина в ушах стоял непрекращающийся гул, хотя Алиса молчала уже добрых два часа. Как бы он ни устал, спать совершенно не хотелось, плюс ко всему его не покидало ощущение, что он что-то забыл. Что-то очень важное. Конечно, это можно было бы списать на легкий мандраж перед боем, но, к собственному удивлению, Дин совершенно не волновался о завтрашнем дне. Нет, его беспокоило что-то, на что он обратил внимание, а потом закрутился и забыл.
Прокручивая в голове лица людей, с которыми сегодня виделся, он отметил, что испытывает легкое беспокойство, когда думает о Сэме и Бобби. Что это, обычное волнение за жизнь близких ему людей, или кто-то из них что-то такое сказал, что заставило Дина обратить внимание? Бобби или Сэм? Сэм или Бобби? Чем больше Дин ломал над этим голову, тем больше ему казалось, что именно Сэм является причиной его неспокойного состояния.
С этими мыслями он задремал, и разбудил его громкий писк, который издавал комм.
- Слушаю, - отозвался Дин, легко стукнув по экрану устройства.
- Говорит мичман Дебри, - послышался голос его вчерашнего знакомого. - Капитан, мне кажется, вам стоит подойти к жилым отсекам ваших бойцов.
- Что они выкинули на этот раз? - устало поинтересовался Дин, накидывая китель и быстро застегивая пуговицы.
- О, ничего особенного, - голос мичмана буквально источал сарказм. - Всего лишь собираются вывести из строя группу флотских разведчиков, которые должны буду стартовать с нашего крейсера через несколько часов.
- Каким образом вывести из строя? - настороженно спросил Винчестер, выходя из каюты.
- Избить, - кратко отозвался Дебри и отключился, видимо посчитав дальнейший разговор бессмысленным, так как через несколько минут Дин сам будет иметь возможность оценить ситуацию.
- Что за ерунда, - раздраженно пробурчал себе под нос охотник, шагая по коридору. - Алиса, тебе что-нибудь понятно?
"Думаю, что смогу ответить тебе на этот вопрос, - немедленно отозвалась искин. - Дело в том, что с час назад на крейсер прибыл отряд разведчиков под командованием Каспера де Верна. Стоит ли объяснять, что он не самый популярный человек среди твоих бойцов".
- А он-то что здесь забыл? - недоуменно нахмурился Дин.
"Его группа отвечает за выведение орбитальной станции из строя. - пояснила Алиса. - Я не посвящена в детали их операции, но именно они должны будут каким-то образом отключить энергетический щит, генерируемый станцией, и дать сигнал к общей атаке".
- Ясно, - разом помрачнел Дин. - Ты можешь хотя бы примерно сказать, насколько это будет для него опасно?
"Такой информацией я не обладаю. К тому же завтра во всей этой звездной системе вряд ли найдется хоть одно безопасное место. Жизнь солдата империи всегда связана с риском, Дин, хочется тебе этого или нет".
Стоит ли говорить, что его настроение было далеко от радужного, когда он влетел в жилой отсек и обнаружил там своеобразное противостояние между его собственными бойцами и небольшой группой тех самых парней, которых он видел ранее на борту флагмана. Их было больше, чем утром, человек двадцать, и все они сжимали в руках боевое оружие, готовые в любой момент отразить атаку.
- Что здесь происходит? - не предвещающим ничего хорошего тоном, прошипел Дин, входя в помещение.
- Капитан в отсеке! Всем смир-но! - едва не оглушив его, рявкнул над ухом ближайший к нему громила.
Агрессивные терминаторы с куриными мозгами разом растеряли весь свой боевой запал, вытягиваясь перед командиром.
- Я спрашиваю еще раз, - в полной тишине голос Дина, казалось, заполнял собой все помещение, - что здесь, вашу мать, происходит!?
- Это, как я понял, дружеский комитет по встрече, - с едва заметной презрительной усмешкой сказал стоявший неподалеку от него Каспер. - И я был бы очень вам благодарен, капитан, если бы ваши люди сдали немного назад и не мешали нам готовиться к завтрашней операции.
Дин смерил его долгим взглядом, молча кивнул, потому что в этот самый момент, когда он стоял так близко к де Верну, голос внезапно ему изменил. Это длилось пару секунд, а когда он снова почувствовал в себе способность говорить, то рявкнул на своих парней:
- Если мне еще раз доложат, что хоть один из вас, идиотов, все еще околачивается поблизости, вылетите из подразделения всем скопом! Вам ясно?!
Послышался разрозненный гул недовольных голосов и Винчестер прикрикнул на них:
- Не слышу!
- Да, сэр!!!
Дин подумал, что случись этому всему случиться в мультиках, его бы снесло звуковой волной. Но так как все происходило в реальности, то он отделался всего лишь заложенным ухом и начавшей стучаться в виски головной болью.
- Всем разойтись! Сержант Барли, задержитесь на пару слов.
Следующие несколько минут были не самыми лучшими в жизни сержанта. Тот узнал очень много нового о тупоголовых агрессивных дебилах, которых не способен держать в узде, себе любимом, как результате многочисленных сексуальных экспериментов половины его предков с самыми разнообразными представителями земной фауны, а также о том, каких размеров затычку получит в свою задницу, если его командира еще хоть раз потревожат этой ночью.
Когда Дин наконец отпустил несчастного, красного, как рак, сержанта, ни де Верна, ни его людей уже не было в помещении.
По дороге обратно в каюту, усталый и с капитально взвинченными нервами, Дин наткнулся на нескольких офицеров из команды крейсера. Те о чем-то вполголоса разговаривали у дверей в бар для командного состава, который представлял из себя небольшое помещение, где по вечерам можно было спокойно расслабиться, не опасаясь любопытных взглядов своих подчиненных. Завидев Винчестера, они прервали беседу и, не слушая никаких отговорок, потащили его внутрь, уверяя, что перед завтрашним нужно обязательно пропустить стаканчик-другой чего-нибудь высокоградусного.
Стаканчик-другой через час превратился в четыре-пять и, в конечном счете, Дин покинул это гостеприимное заведение, обнимая двух девушек из числа офицеров связи. Те, в свою очередь, весь путь до его каюты весьма недвусмысленно льнули к нему, бросая друг на дружку ревнивые взгляды, хотя он и всячески уверял их, что ничего такого у него в планах нет, а просто он уже пьян до такой степени, что без двух таких очаровательных помощниц просто не в состоянии найти дорогу к себе. На самом деле он вовсе не был так уж пьян, но когда еще у него будет возможность просто махнуть рукой на весьма качественный дурдом, в который превратилась его жизнь, и хоть немножко расслабиться?
А вот у дверей каюты его поджидал неожиданный сюрприз в лице подпирающего стену Каспера. При виде их троицы тщательно сохраняемое выражение ленивого равнодушия дрогнуло. Нахмурившись и неприязненно покосившись на девиц, де Верн отлип от стены и преградил ему дорогу.
- Капитан Винчестер, вы не могли бы уделить мне несколько минут своего времени? - ровно спросил он, снова бросил короткий взгляд на сопровождение Винчестера и добавил. - Наедине.
Девицы гнусненько захихикали и наперебой начали шептать на ухо Дину всяческие скабрезные предположения, почему это молодой лейтенант так рвется пообщаться со своим заклятым врагом в ночь перед атакой. И как бы ни было неприятно выслушивать эти гадости, Винчестер был вынужден выслушать их, против всякого желания растягивая губы в точно такой же неприятной ухмылке. В душе же он честил себя за то, что не смог удержать свою вдруг не к добру проснувшуюся кобелиную натуру в узде.
Ну что ему стоило сделать над собой усилие и хоть один раз послушать инстинкт, требующий, чтобы именно сегодня он костьми лег, но дотопал до своей постели в одиночестве? А ведь подумай он хоть немного своими куриными мозгами, и до него бы дошло, насколько правы были все его чувства, буквально кричавшие ему на протяжении всего дня, что натянутые отношения настоящего Дина с де Верном - это всего лишь официальная версия для толпы.
И тот веселый взгляд, который бросил на него Каспер утром в столовой, вовсе ему не показался. И Габриэлю бы не пришло в голову блокировать Алису, если бы дело всего-то шло о банальной вражде, не имевшей двойного дна.
А оно здесь точно было, или ему, Дину Винчестеру, можно было смело бросать свою работу и выходить на пенсию. Потому что охотник за нечистью, не обладающий способностью задницей чуять подвох - это мертвый охотник.
Сейчас же, глядя на явно не ожидавшего его появления в компании девиц, удивленного и, что главное, заметно недовольного Каспера, Дину хотелось от души выматериться и со всей дури стукнуть кулаком в ближайшую стену. О чем бы тот ни хотел с ним поговорить в этот поздний час, это лучше было делать без свидетелей, да еще и таких, которые, ни секунды не колеблясь, растрепят об их встрече каждому встречному, хоть когда-нибудь, хотя бы краем уха слышавшему о существовании таких двух людей, как Дин Винчестер и Каспер де Верн. Попытаться же отвязаться от этих сорок было абсолютно нереально, один Бог знает, какие мысли возникнут в этих белокурых головках, если он намекнет им о нежелательности их дальнейшего присутствия. И если Дин вовсе не был против компании Каспера, то перспектива еще целый час развлекать липнущих к нему девиц приводила его в тихое отчаяние.
"О Боги, за что?!" - скорбно подумал он, испытывая в тот момент только одно желание: найти стенку покрепче и основательно приложиться об нее головой. И тогда, может быть, ему удастся хотя бы просто вырубиться, если уж все его попытки расслабиться и хоть немного отдохнуть душой в компании бутылки виски не только не принесли никакого результата, а еще и добавили ему лишней головной боли.
Боги ему не ответили, зато снова нарисовалась Алиса, мрачно буркнув:
"Ну, и долго еще вы, два охламона, будете друг на друга так интенсивно пялиться?"
- Это как-то касается предстоящего боя? - по-прежнему продолжая ухмыляться, чтобы удовлетворить предвзятость злобных дамочек, осведомился Дин.
Втайне же он отчаянно надеялся, что Каспер догадается ответить положительно на этот вопрос.
- Нет, - тот немного замялся, - не особенно.
"Черт, Кас! Ну что тебе стоило солгать?" - обреченно подумал Дин, понимая, что теперь у него не оставалось иного выхода, кроме как доиграть этот спектакль для двух зрителей до конца.
- Тогда этот разговор может подождать до завтра, - сказал он вслух.
- Я... Дин... - в полнейшем замешательстве начал Кас, глядя на него умоляющими глазами.
Затихшие было дамочки, все еще висящие на Дине, оживились и захихикали. А Дину захотелось их по-тихому придушить, прямо сейчас, и спрятать тела в каком-нибудь укромном уголке корабля. Все лучше, чем наблюдать, как поникли плечи Каспера, как его взгляд потух и стал практически мертвым. Это заняло всего секунду, может, две. А затем парень, стоящий напротив Дина, снова расправил плечи, сразу показавшись выше, чем он был на самом деле, и бесцветным голосом произнес:
- Я понял, Дин. Я наконец-то все кристально ясно понял. Конечно, это может подождать. До завтра.
Де Верн едва ли не по-строевому развернулся на каблуках и решительно зашагал прочь, а Дин остался беспомощно смотреть ему вслед, не понимая, что только что произошло. Почему Каспер так болезненно отреагировал на его желание перенести их разговор. Неужели он не понимал, что в идеале девушки не должны были даже видеть их рядом, а уж вести какие-то беседы вообще лучше в тишине бункера на какой-нибудь безлюдной планете?
Сказать, что он протрезвел во время этой короткой встречи с де Верном, значило не сказать ничего. Он не только протрезвел, но еще и обнаружил, что категорически не способен даже испытывать состояние сонливости, которая была бы вполне понятной после прошедшего долгого и полного событий дня. А вот девушки... Ему все же пришлось пригласить их в свою каюту и еще около сорока минут наблюдать за их веселой пьяной возней совершенно трезвыми глазами.
В конце концов ему окончательно остопротивели их пронзительные голоса, идиотский смех и пьяные рассуждения о том, что де Верн, должно быть, окончательно спятил, чтобы вот так в открытую нарываться на крупные неприятности и стопроцентный мордобой в лице Дина Винчестера. Его терпение кончилось в тот самый момент, когда эти злобные гарпии на полном серьезе начали сожалеть о том, что знаменитая выдержка капитана Винчестера не изменила ему и сегодня. А то, мол, они бы еще и помогли.
"Ага, - злорадно ухмыльнулся про себя Дин, - а этот парень, который наверняка не за красивые глаза выбился в лейтенанты разведки, с удовольствием раскидал бы вас в разные стороны, как несмышленых котят. Жаль, что мне не доведется увидеть подобное зрелище. А то я бы еще и попкорном озаботился".
С этой мыслью в голове он энергично вытолкал не желавших покидать его общество девушек из своей каюты и наконец-то получил возможность рухнуть на постель и устало прикрыть глаза.
- Алиса, сколько осталось до утра? - спросил он тишину.
"Шесть часов", - немедленно отозвалась искин.
- Мне тут пришла одна мысль, - он повернулся и устроился на боку, подмяв под локоть подушку. - Помнишь, Сэм говорил, что наткнулся у меня на какую-то любительскую порнушку, которую мне не стоило оставлять в открытом доступе? Ты знаешь, о каких файлах шла речь?
"Думаю, да".
- Можешь вывести их на голоэкран?
"Может тебе все же стоит немного поспать? Завтра будет тяжелый день. От твоих действий могут зависеть жизни других людей..." - попыталась было она читать ему нотации, но он ее оборвал.
- Мы оба прекрасно понимаем, что от меня завтра не будет зависеть ровным счетом ничего. Я в этих ваших военных делах ни хера не смыслю, так что придется тебе отдуваться и за себя, и за того парня.
"Ммм, за какого парня?" - в голосе искина послышалось неприкрытое удивление.
- За вот этого парня, - ткнул себя пальцем в грудь Дин. - Ну, и заодно за настоящего Дина. Вряд ли он будет в восторге, вернувшись в свое тело, внезапно обнаружить себя без работы.
"Я поняла, - отозвалась она. - Это у вас такая идиома, да?"
- Ну, да.
"Забавно. Мне нравится".
И Дин понял, что этот мир уже никогда не будет прежним. Ведь Алиса обязательно постарается поделиться достижениями могучего английского языка, услышанными за последние сутки от него, со всем экипажем крейсера, ну, и до кучи, с другими искинами тоже.
Нет, его определенно нельзя было выпускать без охраны в другие миры. Ну и, Дин, что выкинем на бис? Взорвем крейсер? Чтоб уж точно сделать свое присутствие здесь незабываемым для всех заинтересованных лиц.
- Так что там с порнушкой? - напомнил он.
"Хорошо. Только должна предупредить, у меня нет доступа ко всем файлам, только к трем. Похоже, твой знакомый ограничил мои возможности и в этом".
- Он не мой знакомый, - мгновенно ощетинившись, прошипел Дин. - Таких знакомых нужно солить и жечь без разговоров. Жаль, что этому пернатому ублюдку такие меры - что мертвому припарка.
"Копирую файлы во внешнюю память. Дин, думаю, тебе лучше бросить развертку голоэкрана на стену".
Дин послушно отдал команду экрану открыться на стене напротив и увеличиться до размеров привычного ему, телевизионного. Алиса сама приглушила свет в каюте и открыла первый файл.

Часть 3. Вероятность риска (3)

Первые пару секунд экран оставался абсолютно темным, если не считать надписи внизу: "Земля. Императорский дворец. Покои начальника императорской охраны капитана Дина Винчестера. Пятое октября 2331 года. Запись номер 3/5641".
"Видео записи покоев любого обитателя дворца ведутся службой безопасности, и обычно их невозможно получить в личное пользование. Но Дин, как начальник охраны, имеет право просматривать их и сделать себе копию, если есть необходимость. Так же у него есть право в любой момент прервать ведение записи в своих апартаментах, так как он один из немногих, чья лояльность не нуждается в подтверждении; наблюдение ведется только для его же безопасности", - тихо объяснила Алиса.
- Запись ведется круглосуточно? - уточнил Винчестер.
"Нет, только если приходит посетитель или кто-то стучится в дверь".
Словно в подтверждение ее слов послышался громкий, нетерпеливый стук, а следом за ним сонное ворчание: “Да слышу я, слышу, сейчас...”
Экран озарился мягким светом прикроватной лампы, а очень заспанный и взъерошенный настоящий капитан Винчестер рывком откинул одеяло, встал с постели и как был, в одних брифах, протопал до двери.
Видимо, комната была оборудована несколькими камерами, потому что в следующий момент картинка поменялась, показывая вместо спальни узкую прихожую, в которую как раз ввалился поздний гость.
Не узнать этого человека Дин попросту не мог и удивленно присвистнул, разглядывая Каспера де Верна, собственной персоной. Поправка, невероятно уставшего и едва ли не шатающегося, бледного и с заметными темными кругами под глазами, де Верна.
- Ничего себе, - пробормотал Дин, поставив видео на паузу. - Алиса, это у вас вообще в порядке вещей, что заклятый враг посреди ночи, как к себе домой, заваливается?
"Нет, с чего ты взял?"
- Просто не вижу особого возмущения на собственной физиономии, - усмехнулся он.
"Думаю, будет лучше, если ты посмотришь файл до конца, а потом, если тебе захочется, мы можем его обсудить", - предложила искин.
- Ладно, - согласился с ней Дин. - Действительно, не ставить же без конца на паузу, мы так и к утру не управимся.
На экране между тем Дин закрыл за Каспером дверь и улыбнулся, все еще немного щурясь на свет: "Я уж думал, ты сегодня не придешь".
"Я же обещал", - Каспер как раз снял с плеча явно тяжелый рюкзак армейского образца и повесил на крючок форменную, неимоверно заляпанную черную куртку.
"Мало ли, что ты мне обещал, - проворчал Дин, поворачиваясь к нему спиной и возвращаясь в спальню. - Все остальные бойцы уже давно вернулись и разошлись по домам, что я должен был думать?"
"Что у меня какая-то очень веская причина..." - начал было Каспер, тоже заходя в комнату, но неожиданно вскрикнул и начал падать, отчаянно пытаясь хоть за что-нибудь ухватиться.
Дин молниеносно сорвался с места, подхватил парня и уложил на кровать.
"Кас, что случилось?" - в голосе Винчестера послышалось явное беспокойство.
"Ноги судорогой свело, - выдохнул тот. - Бегемот, сука, сорок километров в полной боевой выкладке заставил бежать".
"Он что, сдурел? - удивился Дин, начиная энергично стягивать с несопротивляющегося де Верна ботинки и одежду. - А как они на карауле завтра стоять будут? Мне что, сегодняшние смены снова ставить?"
"Не, - мрачно протянул Каспер, маскируя за усмешкой очередную гримасу боли, - это удовольствие было исключительно для избранных любимчиков сержанта".
"И сколько из вас бежало?" - нахмурился Дин.
"Я и три пацана из недавнего пополнения. Ты должен их помнить, интеллигентные такие ребята, Бегемот их сразу невзлюбил. Ай, Дин, ты что делаешь?!" - вскрикнул уже совершенно обнаженный Каспер, которого Винчестер рывком перевернул на живот.
"Массаж тебе сейчас буду делать, - дрожащим от едва сдерживаемой ярости голосом отозвался Дин, встал с постели и ушел в ванную, откуда донеслось, - а то ты завтра вообще ходить не сможешь, да и ночью мне не дашь спать своими воплями, когда тебя судороги крутить будут. Сержанту Барли же я уже давно планировал хвост накрутить, только все повода действительно хорошего не было, но он наконец допрыгался".
"Отрадно слышать", - отозвался Каспер, немного повозился, устраиваясь поудобнее, и подтянул поближе одну из подушек, расслабленно уткнувшись в нее лбом.
Вернулся Дин, по-хозяйски потрепал парня по голове и сел рядом, попутно отвинчивая крышку объемистой банки. "Где сейчас остальные? - поинтересовался он, массирующими движениями начиная растирать мазь по ногам парня. - Ты то хоть себя в форме и до службы держал, а те рохли..."
"Я их в лечебницу отволок, - тихо ответил Каспер, и чувствовалось, что он изо всех сдерживается, чтобы не застонать. - Пусть над ними доктор Стенли колдует. А сам заскочил в душ, переоделся и рванул к тебе".
"Ага, скорее пополз, - недовольно нахмурился Дин и уже всерьез принялся разминать мышцы ног де Верна, выругавшись сквозь зубы, когда тот захлебнулся криком. - Ты мне лучше скажи, почему у тебя один бок ободран, а на другом синяк красуется?"
"Скатился... со склона", - выдохнул в подушку Каспер и, похоже, вцепился в нее зубами, гася еще один крик. Его плечи были напряжены от боли, которую ему причинял массаж, но он терпел, понимая, что в том состоянии, в каком были его ноги, это было просто необходимо.
"Это ободранный бок, а синяк откуда?" - дотошно продолжал допрашивать его Дин.
"Все тебе скажи... - пробурчал Каспер и тут же заработал подзатыльник. - Ай! Упал я! Доволен?!"
"Не умеешь врать, не берись, - с напускным спокойствием посоветовал ему Винчестер. - Думаешь, я не узнаю синяк от пинка Бегемота? Только у него на ботинках специальные металлические набойки, оставляющие именно такие следы на ребрах".
Де Верн ничего на это не ответил, только снова зарылся лицом в подушку и стойко терпел издевательство, которое Дин учинял над его протестующими мышцами.
"По поводу этих чертовых набоек я с Барли еще отдельно пообщаюсь, - не обещающим ничего хорошего голосом проговорил Дин и, видимо, от избытка чувств слишком сильно вдавил пальцы в икру парня, потому что тот просто взвыл, выгибаясь всем телом. - Извини. Кас... Мать твою, ты что там, подушку жуешь?"
"Садист", - простонал в ответ де Верн.
"Оставь в покое мою подушку, мне на ней еще спать, - потребовал Дин, а затем ехидно осведомился. - Вон, хочешь, вибратор тебе дам, и грызи его сколько влезет".
"Иди ты в задницу", - отозвался Каспер, которого наконец-то немного отпустила боль.
Дин хохотнул и от души шлепнул парня по голой ягодице: "Это само собой. Вот только закончу возиться с ногами и сразу же займусь действительно интересными частями твоего тела".
"Маньяк, - расслабленно хихикнул Каспер в подушку и добавил. - Сексуальный".
"Ну так, - ухмыльнулся Дин. - Его Величество совершенно точно знал, кому тебя можно доверить, когда отправлял в армию".
"Скорее отсылал в сексуальное рабство", - рассмеялся де Верн и сделал попытку приподнять голову, но Дин легко шлепнул его ладонью по затылку, заставив снова уткнуться носом в подушку.
"Тиран", - полупридушенно донеслось до него.
"У тебя еще не кончились комплименты в мой адрес?" - осведомился Дин.
"Неа, у меня очень большой словарный запас, - горделиво ответил Кас и тут же дернулся. - Эй, там у меня ног точно нет".
"Я знаю", - ответил Дин, наклоняясь к нему и целуя в многострадальный затылок.
"А еще я устал, у меня все болит и единственное, чего мне сейчас хочется - это спать", - снова попытался отговориться Каспер.
"Ну, там-то у тебя вряд ли болит, - усмехнулся Дин, закрывая банку с мазью. - Кроме того, если бы тебе не хотелось потрахаться, то ты не ломился бы посреди ночи ко мне в дверь после марш-броска в сорок километров, а тихо-мирно пополз бы спать в свою собственную роскошную постельку. И вообще, мне до сих пор интересно, как ты умудряешься приходить ко мне через весь дворец незамеченным".
"Секрет прост: побольше наглости и уверенный взгляд. Все думают, что я просто срезаю путь до дома через служебные ворота. А вообще, ты так говоришь, словно я к тебе только трахаться хожу", - в голосе Каспера прозвучала неприкрытая обида.
"Кас, - вздохнул Дин, ложась на бок и придвигаясь вплотную к нему, - я про то, что у меня, когда ты рядом, совершенно сносит крышу. И ты это знаешь. Но шутки в сторону, если ты правда не в настроении..."
Ответом ему был поцелуй, и еще один, и еще... Только когда Дин подпихнул под бедра парня сложенную в тугой валик подушку и сказал, чтобы тот просто расслабился и получал удовольствие, он все сделает сам, Каспер спросил: "Ты, может, запись все же выключишь? У тебя и так комп порнухой под завязку забит".
Запись оборвалась, экран потух.
Несколько долгих секунд Дин отходил от увиденного, отчетливо ощущая, что у него горят уши и лицо. Все же одно дело смотреть, как один практически обнаженный парень делает массаж другому, да и то вряд ли такое занимательное кино будет интересно большинству из мужчин. И совсем другое - наблюдать за прелюдией к сексу, которая разворачивалась на экране несколько последних минут.
А у него ни мысли, ни полмысли не возникло, чтобы выключить это безобразие на хер! Нет, он сидел и пялился в экран, едва ли слюной не капал. И хорошо бы еще что-то сделать с одним совершенно неожиданным, но от этого не менее позорным фактом, который он сам сейчас прятал от посторонних - алисиных - глаз, стратегично прикрыв его подушкой.
Алиса тем временем дипломатично хранила молчание, предпочитая сначала дождаться его реакции.
- Пока что вопрос у меня только один, - наконец выдавил из себя Дин. - Мне там что, медом намазано? Почему во всех мирах меня тянет именно к этому пернатому недоразумению?
"Тебя это расстраивает?" - осторожно спросила Алиса.
- Не то чтобы расстраивает, - пожал плечами Дин, - просто в прошлом мире тот Дин тоже был вместе с Касом. И, кажется, им было хорошо вместе. Черт, зря я вспомнил...
"В том, что Кассимир погиб, не было твоей вины, - мягко сказала искин. - Ты просто оказался не в том месте, не в то время".
- Мне кажется, что все как раз наоборот. Если бы меня там не было, если бы рядом с Кассимиром был его Дин, ничего могло не случиться. Но появился я и в результате, Кас мертв, а я жив... И мне нужно держаться от Каспера как можно дальше, это пока единственное, что я понял из всей этой истории. Я и так уже капитально подгадил настоящему Дину.
"Ты про то, что вам не удалось поговорить?"
- И про это тоже, - вздохнул Винчестер. - Я догадывался, что между Каспером и Дином не все так просто, но не думал, что и здесь они окажутся любовниками. Да еще и скрывают свои отношения от всех вокруг. Хотя... Сэм точно знает, иначе бы утром он так ехидно не ухмылялся. Насчет Бобби не уверен, но вполне может быть, что и старикан тоже в курсе.
"Зато ты с полной уверенностью можешь записать Аарона Кожински в список людей, которые не имеют ни малейшего понятия о том, какие в действительности отношения связывают капитана Винчестера и лейтенанта де Верна", - заметила Алиса.
- Да, если этот громила когда-нибудь узнает, боюсь, у парней будут очень большие неприятности, - нахмурился было Дин, но потом передернул плечами. - Но это уже не мои проблемы, я здесь проездом.
"Главное, чтобы твое краткое пребывание в моем мире не запутало все еще больше", - озвучила Алиса его самый большой страх.
И на это тоже Дин только пожал плечами. В словах не было нужды, он и так постарается сделать все возможное, чтобы не оставить за спиной еще одну трагедию.
- Ладно, давай смотреть дальше. Надеюсь, оставшиеся файлы не настолько откровенные?
"Следующий, насколько я могу судить, нет".
"Земля. Императорский дворец. Покои начальника императорской охраны капитана Дина Винчестера. Двадцать четвертое мая 2332 года. Запись номер 5/7256".
Экран засветился, и на нем появилось изображение капитана Винчестера, одетого в, судя по всему, парадный мундир.
Все такой же черный, как и его обычный, но с большим количеством серебряного шитья и каймы, украшающей рукава и строгий воротник-стойку. На груди виднелась узкая полоска, собранная из разноцветных квадратиков, - награды, догадался Дин, а с плеча причудливым изгибом свисали плетеные шнуры аксельбантов. Серебряная окантовка воротника даже на вид казалась слишком грубой, но шею капитана защищал белый до снежной синевы шелковый платок. Заканчивающиеся бахромой концы такого же шарфа, служащего ему поясом, свисали с правого бока и заканчивались у самого колена.
В целом вид у Дина Винчестера был необыкновенно представительный.
- Ну, не красавцы ли мы! - самодовольно ухмыльнулся охотник, ставя изображение на паузу и с откровенной гордостью рассматривая своего двойника на экране.
"Я от вас обоих просто в восторге, - в голосе Алисы слышалось снисходительное ехидство, - но, может быть, мы все же продолжим?"
- Ну вот, все удовольствие обломала, - проворчал Дин, но все же снова запустил видео.
"Ты еще долго прихорашиваться будешь?" - прокричал капитан Винчестер кому-то за пределами камеры.
"Уже, - хмуро ответил Каспер, проходя в комнату. - Твоей бритвой покалечиться можно, я два раза порезался, пока брился. Считай, что подарок на День офицеров я тебе уже придумал".
Он подхватил со стула точно такой же китель, как у Дина, только наград на нем было гораздо меньше, накинул его поверх белоснежной рубашки и начал застегивать пуговицы перед большим зеркалом.
"Ну-ка, повернись ко мне, - сказал Винчестер, подходя к нему поближе и внимательно рассматривая его лицо.
Каспер недовольно отмахнулся от тянущейся к нему руки: "Отвали, я уже меди-гелем смазал, через десять минут заживет, лучше помоги серьгу вдеть".
Дин только тяжело вздохнул: "Опять дырка заросла?"
"Ага", - кивнул Каспер, завязывая пояс и придирчиво разглядывая свое отражение в зеркале.
"Не понимаю, сейчас-то ты почему ее не носишь? Или на твои уши и там посягают?" - полюбопытствовал Дин, копаясь в большой сумке, лежащей на постели. - Черт, куда ты ее мог засунуть?"
"В боковом кармане посмотри... Ой... Твою же...!"
"Господи! Ну что на этот раз?", - закатил глаза Винчестер, снова подходя к нему с небольшим футляром в руках.
"Я забыл лейтенантские звезды дома", - с тихим ужасом прошептал де Верн.
"Твою же! - тоже выругался в ответ Дин, - Ты бы еще голову дома забыл, придурок!" Он метнулся к приземистому комоду, стоявшему у окна, и долго копался в его ящиках, пока не наткнулся на искомый предмет.
"Вот, нашел, - с явным облегчением в голосе показал он Касперу лежащие на его ладони серебряные звездочки. - Мои старые". Он за плечи развернул де Верна к себе лицом и склонился к его воротничку; тусклые медные крестики были извлечены из специальных зажимов, а на их место встали звезды. Они тоже не были в идеальной кондиции - металл от времени потемнел, и его испещряли царапины, - но Каспер просто просиял, когда снова повернулся к зеркалу.
"Спасибо, Дин... Это... Черт, у меня слов нет", - прошептал он. "Я тебе их обязательно верну, когда доберусь до своих".
"Знаешь, - задумчиво посмотрел на него Дин. - Оставь их себе. Если хочешь, конечно".
"Ты серьезно?! - расширенными от изумления глазами посмотрел на него де Верн. - Но... Ты же сам говорил, что они - твой талисман на удачу. Я не могу..."
Винчестер положил ему руку на плечо и приобнял, притягивая к себе: "Помнишь, как я бесился, когда ты мне сказал, что подал прошение о переводе в разведку?"
Каспер неуверенно кивнул.
"А как я клялся и божился, что таким нежным фиалкам, как ты, нет места в армии?"
Снова кивок и слегка возмущенное фыркание.
"Вчера, во время церемонии, когда тебе вручали эти чертовы лейтенантские звезды... Я стоял там, как дурак, смотрел на тебя и думал, что еще немного и я, черт возьми, разревусь от гордости за одного несгибаемого упрямого сукина сына, который все делает по-своему и обычно через задницу, но все равно рано или поздно добивается своего. И эти звезды, Кас, нужны тебе гораздо больше, чем мне. Свою удачу я уже поймал".
По лицу де Верна было видно, что он не знает, что сказать. Он словно через силу сглотнул, снова покосился в зеркало на звезды в зажимах своего воротника и прошептал: "Спасибо".
А Дин, словно смутившись оттого, что так неожиданно расчувствовался, шаловливо потрепал парня по светлой макушке, приводя его прическу в полнейший беспорядок, и отошел к столу, на котором сиротливо лежал футляр с серьгой Каспера. "Ты только, мать его, оставайся живым", - одними губами прошептал он, краем глаза следя за снова прикипевшим к зеркалу новоиспеченным лейтенантом.
Так тихо, что Каспер его не слышал, но чувствительные сенсоры записывающей аппаратуры все же уловили эти слова. И сберегли.
Запись закончилась, экран снова потемнел.
Некоторое время Дин молчал. Да и нечего ему было сказать. Похоже, тот, незнакомый ему Дин, так же, как и он сам, попал в лапы страха, преследующего его самого всю жизнь. Страха потерять тех, кто стал ему близок. Семья ли, чужие, но ставшие родными люди, не важно.
"...оставайся живым".
И в глазах капитана Дин углядел тот самый потаенный ужас, который он сам слишком часто видел в зеркале. Когда никого не было рядом. Когда не нужно было притворяться, не нужно было казаться сильнее, чем он был на самом деле.
Эти самые слова он с полным правом мог сказать и живым, и мертвым. Тем, кого у него отобрала судьба, и тем, кто все еще был рядом. Просто останьтесь живыми. Просто останьтесь...
"Дин, ты в порядке? - участливо спросила его Алиса. - Мне не нравятся показатели твоего эмофона".
- Да, - хрипло ответил он. - Все хорошо. Просто... он ведь его действительно любит, так?
"Ты имеешь в виду капитана Винчестера?"
Дин только кивнул в ответ.
"Думаю, да. Но я не могу судить о том, что мне недоступно. Любовь - это исключительно человеческая слабость".
- Ты думаешь, что это слабость? Разве она не делает нас сильнее?
"А также толкает на необдуманные и глупые поступки, заставляет совершать ошибки, которые порой способны разрушить всю жизнь".
- Придает сил, чтобы бороться.
"Делает вас уязвимыми"
- Заставляет свернуть горы, лишь бы защитить.
"И способна убить, если вы теряете тех, кого любите".
- Но все же стоит риска.
"Вся ваша недолгая жизнь - это риск. А для капитана Винчестера и лейтенанта де Верна риск - это то, с чем они встречаются каждый день на профессиональной основе".
- Что не мешает им урвать от жизни хоть немного счастья, - заметил Дин.
"Если один из них погибнет, жизнь другого превратится в кошмар", - не сдавалась Алиса.
- Это их выбор, - покачал головой Дин. - Они сами выбрали, кем хотят быть и что хотят делать в этой жизни. Да, они рискуют, но это - часть их долга. Долга перед миром, в котором они живут. А их любовь - это то, что они оставили только для себя.
"Значит, ты уверен, что любовь стоит риска? Что она стоит потери и одиночества?"
Дин нахмурился. Странно, еще несколько дней назад он бы целиком и полностью согласился с мнением искина. Долг был прежде всего, а любовь.. она только все во много раз усложняла, запутывала и без того непростую и предельно опасную жизнь охотника на нечисть еще сильнее. Делала его уязвимее, а значит, слабее.
Так почему сейчас он с непонятным ему самому упорством готов защищать этих двух незнакомых ему парней, которые так же, как и он сам, привычно играют со смертью? Почему то, что он увидел на экране, не вызвало у него протеста, показалось ему совершенно нормальным и даже больше - правильным?
У него не нашлось ответов на эти вопросы, но Алиса все еще терпеливо ждала, что он ей скажет.
- Они кажутся счастливыми, - улыбнулся он наконец. Улыбка вышла грустной, с оттенком легкой зависти к тому, что ему самому не было дано испытать. - Может быть, лучше какое-то, пусть совсем короткое время обладать этим счастьем, чем отказаться от него и в конце пути понять, что у тебя нет даже воспоминаний, только мечты о том, как все могло бы быть.
"Время покажет, - тихо откликнулась Алиса. - Не ожидала от тебя таких слов. Из твоих рассказов выходило, что быть одному намного легче".
- Кто сказал, что я был прав? - усмехнулся Дин, качая головой. - Ладно, у нас остался еще один файл.
"Ммм... - искин замялась. - Я его бегло просмотрела, пока мы говорили. Он достаточно откровенный".
- Да мне уже как-то наплевать, - отмахнулся от нее Дин. - Включай.
"Земля. Императорский дворец. Покои начальника императорской охраны капитана Дина Винчестера. Второе апреля 2333 года. Запись номер 8/2201".
Стремительный росчерк быстрого, почти смазанного движения, и капитан Винчестер оказался прижатым спиной к стене прихожей: "Что..?"
Он не успел договорить, потому что уже в следующее мгновение его губы оказались запечатанными голодным, жадным поцелуем. О сопротивлении не шло даже и речи, скорее, наоборот. Пальцы до побелевших костяшек, до обломанных ногтей впились в плечи атаковавшего его человека, притягивая к себе еще ближе, чем казалось возможным, со стоном открывая рот, позволяя углубить поцелуй и отдавая ровно столько же, сколько получал.
Дрожащие от нетерпения руки уже стаскивали с гостя черную форменную куртку, а потом, ухватив за пояс, тянули его в глубь комнаты, прямо в спальню. Впрочем, кто кого тянул, а кто наступал, уверенно толкая свою податливую добычу на постель, падая сверху и вжимаясь всем телом, словно стараясь слиться воедино?
"Скучал, скучал, скучал..." - тихий прерывистый шепот на грани стона разрушил неустойчивую тишину, лихорадочное освобождение от одежды и ответное: "Кас..."
И плевать, что на дворе стоит ясный день, а тяжелые портьеры покоятся в зажимах по углам окна, беспрепятственно впуская внутрь слепящие лучи яркого весеннего солнца. Плевать, что первый этаж, и любой, кому во время прогулки по дворцовому саду приспичит заглянуть в окно, увидит переплетение обнаженных тел на просторной разобранной постели.
В эти минуты, в этот долгожданный отрезок времени не существует ничего и никого, кроме этих двоих, тихих звуков поцелуев, едва сдерживаемых стонов; так, чтобы не в полный голос, чтобы распалить сильнее, а потом сдаться лишь для того, чтобы вырвать такой же приглушенный ответный стон. Шорох постельного белья слышен только им. И лишь для них он кажется оглушительным в до странного уютной дисгармонии осознания того, что, против всех чувств и ощущений, они не зависли в зыбком ничто, а все еще находятся в этом мире, в этих небольших апартаментах, на этой постели.
Но об этом не хочется ни думать, ни помнить, и вскоре сознание сужается до горящей от прикосновений и поцелуев коже, до крепких слегка шершавых рук, беспрепятственно блуждающих по телу. Сужается до одного лишь эротического танца, который больше похож на маленькую войну, в которой нет ни победителей, ни проигравших, лишь удовлетворение от удачной схватки и освобождение от давно поселившегося в них напряжения, которое еще несколько минут напоминает о себе неконтролируемой дрожью, сотрясающей их тесно прижавшиеся друг к другу тела.
"Ни черта себе..."
"Да уж..."
"Ты хоть дверь успел закрыть?" - Каспер смахнул со лба потемневшие от пота волосы и скатился с Дина, расслабленно устроившись на животе и подсунув руки под подушку.
"А хрен его знает", - Дин все еще тяжело дышал после обрушившегося на него сильного оргазма. Потом все же собрался с силами, приподнялся на локтях и, смешно вытягивая шею, всмотрелся в прихожую: "Кажется, да. Я не ждал тебя сегодня".
"Хотел сделать тебе сюрприз, - сонно улыбнулся Каспер, прогибаясь, как кошка, и потягиваясь всем телом. - Но вполне могу пойти досыпать к себе..."
"Я тебе пойду, - проворчал Дин, слегка морщась, повернулся на бок и положил ладонь на обнаженную спину де Верна. - У меня на тебя далеко идущие планы. Черт, Кас, я тебя месяц не видел! А до этого, сам знаешь..."
"Знаю, знаю, - тоже чуть ворчливо отозвался тот. - С чего, ты думаешь, я так сюда рвался? Мои ребята, кстати сказать, до сих пор на транзитной станции сидят".
"Иногда хорошо быть начальством, правда? - лукаво улыбнулся Дин, начиная чертить кончиком пальца невидимые круги на спине парня. - Только, если я тебя хоть немного знаю, то твои же ребята тебя всем хором со станции и выпихнули в добровольно-принудительный отпуск. Скажешь, не так?"
Де Верн приглушенно захихикал в подушку: "Ага, отконвоировали на первый же катер на планету, швырнули в люк мои манатки и радостно загерметизировали шлюз. При полной поддержке нашей очаровательной докторши, если не сказать, что под ее руководством".
"Удачный рейд?" - поинтересовался Дин.
"Ты же знаешь, я не имею права тебе рассказывать", - пожал плечами Каспер.
"А я тебя разве о чем-нибудь спрашиваю? - удивился Винчестер. - Я просто хочу знать, что у тебя все в порядке. Или это тоже секретная информация?"
"Нет. Нормально", - коротко ответил де Верн, и не нужно было быть телепатом, чтобы понять, что он не испытывает большого желания развивать эту тему.
Дину же до его желаний не было никакого дела, тем более, что он примерно представлял, что могло заставить обычно довольно разговорчивого приятеля прикусить язык.
"Так я и знал! - выдохнул он, стягивая с Каспера одеяло, которым тот только успел накрыться, и пристально изучая его спину. - Мы же со Стэнли хором кричали, что тебе еще рано принимать участие в операциях! И кто-то мне тут торжественно клялся и божился, что не полезет в самое пекло, а будет, как примерный мальчик, сидеть на связи и дальше Контроля ноги его не будет! Не удержался, да?"
"Дин, успокойся, - де Верн дернулся всем телом, когда пальцы Винчестера нащупали россыпь выпуклых шрамов, украшавших правую сторону его спины. - Ничего не случилось. И дальше Контроля я не ходил, как и обещал".
"Тогда что?"
"Ничего смертельного, - насупился Каспер, приподнявшись на локтях и уткнувшись лбом в подушку, - просто наткнулся на твоего закадычного приятеля, и мы ммм... немного прояснили наши отношения".
Винчестер на пару секунд замер, прикидывая, какого приятеля тот может иметь в виду, а потом его глаза слегка расширились от поразившей его догадки: "О, боги..! Только не говори мне, что из всех возможных вариантов, из всех планет и станций империи, какие только могут быть, ты умудрился оказаться в одно время и в одном месте с Кожински!"
Каспер на это только захихикал, кивая головой: "Слушай, ну и медведь же этот твой Кожински! Я, конечно, представлял, что с его комплекцией силища там должна быть немерянная, но вот так запросто одной рукой поднять меня за шиворот.... ой..."
"Нет-нет, ты уж договаривай, раз начал, - опасно ласковым голосом подбодрил его Дин. - Мне, знаешь ли, ужасно интересно узнать, что он сделал после этого. И даже не пытайся мне врать, отловить вашу очаровательную докторшу и задать ей пару вопросов для меня не представляет никакой проблемы".
"Хорошо, - сдался Каспер, - а дальше я тесно познакомился с очень симпатичной стеной. Заодно проверил на своей шкуре, что переборки на станциях третьего поколения строят на совесть, в отличие от распространенного прямо противоположного мнения".
"Ну, твою же..! - аж задохнулся от возмущения Винчестер. - А в твою тупую голову не пришло, что это знакомство со стеной для тебя могло оказаться последним? Неужели обязательно нужно было собачиться с Ари? Ни за что не поверю, что он вот так внезапно выпрыгнул из-за угла и сразу же набросился на всего такого беззащитного, мирного и невинного тебя!"
"Я, кажется, не обязан тебе отчитываться в свои действиях, - холодно произнес Каспер, для пущего эффекта отодвигаясь от него. - И уж тем более не обязан молча сносить оскорбления, на которые, уж поверь мне, твой приятель совсем не скупился. Не нужно учить меня жить!" По мере своей короткой речи он постепенно повышал голос и последнюю фразу буквально выкрикнул Дину в лицо.
А тот, не зная, что ему еще сказать, как объяснить свои чувства этому непробиваемому упрямцу, неожиданно резко притянул де Верна к себе и впился в его губы жестким, почти болезненным поцелуем.
"Почему мы с тобой постоянно о чем-то ругаемся..." - хрипло спросил Каспер, когда поцелуй сошел на нет и ему удалось отстраниться от Дина. Ненамного, всего на пару сантиметров, так, что их дыхание смешивалось, а кончики носов соприкасались.
"Не знаю, - тихо ответил Дин, у которого уже тоже прошел внезапный запал. - Ты постоянно со мной споришь и вечно пытаешься сделать все по-своему. Знаешь, порой мне ужасно хочется надеть на тебя ошейник и никуда больше не отпускать".
"БДСМ какой-то получается, - мимолетно улыбнулся Каспер, но его глаза оставались серьезными и немного грустными. - Может, я просто не хочу поддаваться тебе, и плевать мне, что ты старше и физически сильнее, плевать, что ты выше меня по званию. Порой мне кажется, что ты меня подавляешь до такой степени, что становится трудно дышать. Но и дышать без тебя рядом тоже совершенно невозможно. А я же... Я просто хочу сам набивать свои собственные шишки".
Дин прижался лбом к его лбу и закрыл глаза, шепча:
"Только ты не думаешь, что, набивая свои шишки, делаешь больно и мне, Кас".
"Наверное, по-другому я просто не умею", - тоже опуская голос до шепота, ответил Каспер.
Дин молчал, и казалось, что у него и в мыслях не было выпускать свою непокорную добычу из рук, а де Верн даже не пытался отстраниться от него.
"Я ведь приходил к тебе тогда. В госпиталь, где тебя собирали буквально по кусочкам".
"Мне никто не говорил", - нахмурился Каспер, поднимая голову и в упор глядя на Дина.
"У тебя весь правый бок разворотило, и я не знал, выживешь ты или нет, - словно не слыша его, продолжил Винчестер. - Никто не знал. Черт! Kаждый день я приходил туда лишь для того, чтобы хотя бы узнать, дышишь ли ты еще. И каждый чертов день это казалось каким-то непередаваемо жестоким чудом. Чудом, потому что ты, единственный из всех, кто был в машине, умудрился остаться в живых, когда вы налетели на ту траханую мину. Жестоким, потому что видеть тебя в агонии, наблюдать, как ты отчаянно цепляешься за жизнь, когда, казалось бы, цепляться уже просто не за что, было слишком больно. Понимаешь, тупой ты ублюдок?! Больно!"
Каспер, словно прося прощения за то, над чем у него не было власти, уткнулся лбом в плечо Дина, а тот практически неосознанным движением запустил пальцы в его густую шевелюру. Поцеловав эту взъерошенную макушку, Дин переключил свое внимание на его уши, шею и плечи.
"Прекрати, ты меня снова заводишь", - донеслось до него недовольное ворчание расслабленного и полусонного Каспера.
"В этом и был мой злодейский план, - усмехнулся Дин, хотя по его лицу было видно, что настроения для шуток у него совершенно не было. - Я, как мы, злодеи, это всегда делаем, специально заманил тебя к себе и теперь собираюсь приковать к этой кровати и всю неделю пользоваться твоим беспомощным состоянием для реализации своих извращенских фантазий".
Плечи де Верна затряслись от неслышного смеха, а Дин одним рывком перевернул парня на спину и, упираясь руками в матрас, осторожно навис на ним: "Кстати, твой отец о нас теперь знает", - доверительно сообщил он ему новость.
Синие глаза ошеломленно распахнулись: "Ты серьезно? Откуда? Я ему ничего не говорил!"
"Его внезапному прозрению поспособствовала моя мрачная и скорбная физиономия, каждое утро маячившая под окнами твоей палаты. Мне как-то не повезло нарваться на твоих парней, и на следующий день же меня перестали к тебе пускать. Не знаю уж, что они там надумали. Наверное, решили, что я выжидаю удобного момента, чтобы перекрыть тебе кислород. Слушай, Кас, - резко переключился он на другую тему, - а паранойя в таких масштабах вообще лечится? Твоим парням явно нужна помощь профессионалов, потому что она у них уж больно в застаревшей и запущенной форме".
Каспер не ответил, он был слишком занят тем, что беззвучно хихикал, да так, что в его глазах заблестели слезинки.
"В общем, твой папаша несколько дней проходил мимо, старательно меня не замечая, - невозмутимо продолжил Дин, - пока я не положил на эту дурацкую конспирацию и..."
"Что положил?" - простонал Кас, перебив его.
"Хер, - решительно отрезал Винчестер. - Большой такой, толстый хер! Ты дальше слушать будешь?"
Де Верн только энергично закивал.
"Короче, после того, как я загнал твоего старика в угол и потребовал от него подробностей о твоем состоянии, он интеллигентно так - сразу видно книгогрыза в -дцатом поколении - поинтересовался, для чего кровнику его сына понадобились такие сведения".
"Представляю папу в тот момент", - не удержавшись и немного нервно хихикнув, снова прервал его рассказ Каспер.
"Даже не представляй, я тебе потом покажу запись камер наблюдения, - ухмыльнулся Дин. - Знаешь же, что они вокруг Имперского госпиталя на каждом углу натыканы. Так, на чем это я остановился?"
"На моем папе и вопросе про кровника", - с готовностью подсказал ему Каспер со смехом в голосе.
"А, да, точно. Так вот, твой чопорный папа, видимо, приготовился к большому скандалу и танцам с кинжалами и уже было надулся, прям как тот воздушный шарик. А потом долго ловил ртом воздух... Кстати, он у тебя часом не сердечник? ...когда я официально, со всеми идиотскими поклонами, приседаниями на одно колено и ритуальными фразами положил к его ногам свою саблю".
Судя по тому, как неожиданно замер под ним Каспер, смеяться тому резко расхотелось.
"Ты что?" - тупо спросил он, словно не совсем хорошо расслышал в первый раз.
"Положил саблю", - повторил Дин уже тише.
"Ты хоть понимаешь, что это значит?" - опустил голос до шепота де Верн.
"Ну, если та дурацкая энциклопедия хрен-его-знает-какого-мохнатого-года не врет, то принес присягу на верность твоей семье, - ответил Винчестер. - Кас, пойми, мне в тот момент было как-то насрать на подробности. Я с ума сходил от неизвестности и готов уже был гранитные стены госпиталя грызть, лишь бы до тебя добраться и своими глазами увидеть, что с тобой пока все в порядке. Или хотя бы не хуже, чем было".
"Дин, ты идиот! Ты король идиотов! - каким-то замогильно-мрачным голосом проинформировал его Каспер. - Тебе в голову не приходило, прежде чем совершать какой-то старинный ритуал, с кем-нибудь посоветоваться? Да хоть с тем же Кожински, он, насколько я знаю, всегда интересовался историей дворянских обычаев и традиций".
"Хочешь сказать, что я что-то сделал не так? - заметно забеспокоился Дин. - Но твой старик мне ничего такого не сказал. Даже пожал руку, обнял и без разговоров провел меня к тебе через вход для представителей дворянства. Там твои парни не додумались поставить блок-пост, видимо, в курсе, что до дворянства мне, как пешком до Луны. Ну а потом, ты сам знаешь, Император отправился в путешествие по протекторатам и я улетел вместе с ним. Хорошо, что твой папа так трогательно присылал мне весточки о твоем состоянии, а то бы я за те три недели с ума сошел".
"И ничего мне не сказал, - хмыкнул Каспер. - Вот ведь интриган старый".
"Может, все же объяснишь, чего ты так переполошился? - продолжал волноваться Дин. - А то я нервничать начинаю. А когда я нервничаю, я хочу кушать. А для этого придется выползти из постели, чего мне сейчас хочется меньше всего".
"Да так, хи-хи, ничего особенного ты, конечно, не сделал, - нервно хихикнул Каспер. - Всего лишь попросил у отца разрешения на наш брак. И, судя по тому, что ты не схлопотал по шее на месте, отцовское благословение у тебя уже в кармане. Наверное, старик от шока дар речи потерял. Я только не понимаю, почему он позже с тобой не встретился, чтобы объяснить все права и обязанности, которые накладывает на тебя получение статуса младшего дворянина? Или думал, что раз ты докопался до такого древнего ритуала, то все и так сам знаешь? - продолжил рассуждать де Верн, но в этот момент заметил совершенно обалдевшее лицо Винчестера. - Эй, Дин, ты чего? Ты в порядке?"
"Я попросил разрешения на наш брак? - хрипло повторил не торопящийся приходить в нормальное состояние Дин. - Младший дворянин? Кас, твой папа в детстве ни обо что башкой с размаху не бился? Вот так, с полпинка согласиться на брак своего обожаемого единственного сыночка с каким-то подозрительным плебеем с сомнительной репутацией? Да у вас там сейчас наверняка фамильное кладбище ходуном ходит - вся династия в гробах переворачивается от этого безобразия!"
"Ну что ты так переживаешь? - попытался де Верн успокоить своего разволновавшегося приятеля. - Никто не заставляет тебя на мне жениться. Расторгнем по-тихому помолвку и все дела. А папа, кстати, ни обо что с размаху не бился. Он прекрасно знает, что я все равно сделаю все по-своему, как бы он не шебуршился, и давно уже махнул рукой на мои закидоны. Я ведь ему за последние три года о тебе уже все уши прожужжал, вот он, скорее всего, и решил: раз уж ты с какого-то перепугу вдруг решил сделать мне предложение, то проще согласиться, чем потом слушать мои вопли по поводу отказа. А там, какими бы ни были причины, толкнувшие тебя на такой поступок, стерпится - слюбится. Да и вообще, если бы мой папа действительно умом тронулся, то о нашем намечающемся браке уже полстолицы было бы в курсе. Но, если ты не заметил, пока все тихо и репортеры скандальной хроники высшего света еще не ломятся во все двери и окна, чтобы выпытать потрясающие подробности нашего мезальянса".
Дин нахмурился, над чем-то очень серьезно и сосредоточенно раздумывая, а затем несмело спросил: "А если я не хочу расторгать эту дурацкую помолвку? Что тогда?"
В ответ Каспер ослепительно ему улыбнулся: "Тогда у меня будет самый замечательный консорт, о каком я только мог мечтать. Дин, ты серьезно? Ты действительно хочешь войти в мою семью?"
"Пожалуй, да, - лениво ухмыльнулся тот, по привычке облекая то, что на самом деле было у него на душе, в шутливые слова. - Ну, сам понимаешь, младшее дворянство - вещь в хозяйстве полезная. А там, как говорит твой старик, глядишь, и правда стерпится-слюбится".
"Идиот! - рассмеялся Каспер. - Нет, ты..!"
Но Дин уже не обращал внимания на его вопли, затыкая ему рот поцелуем. Несколько минут в постели происходила весьма интересная и довольно возбуждающая возня, пока между стонами Каспер не выдавил из себя: "А ведь ты мне очень вовремя подарил свои звезды, они действительно приносят удачу, - и, прежде чем Дин успел что-либо ответить, добавил. - И выключи в конце концов эту чертову запись!"







Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 296. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.022 сек.) русская версия | украинская версия








Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7