Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Часть 1. Границы вероятностей 5 страница




Конец второй части

Часть 3. Вероятность риска (1)

Коридор, по которому вот уже пять минут шел Дин, казался бесконечным. Ему чудилось, что он попал в какой-то подземный бункер, так как за все это время не увидел еще ни одного окна. Стены, потолок и встречающиеся через равные промежутки двери были явно сделаны из незнакомого ему матово-серого с серебристой искрой сплава, под подошвами мягко пружинило похожее на пористый пластик серое покрытие пола, приглушенное освещение не успокаивало, а только усугубляло и без того мрачное настроение.
Встречающиеся ему по пути незнакомцы в черной форме неизменно отдавали ему честь и торопились дальше по своим делам; Дин был им благодарен за то, что они не пытались с ним заговорить. Не в том он был сейчас состоянии, чтобы притворяться, будто ему здесь все знакомо, будто он не видит этих людей в первый раз в жизни, будто он принадлежит этому миру и имеет право находиться в этом бункере.
Его все еще потрясывало после переноса, поэтому он шел медленно, стараясь, чтобы никто не заметил, что его слегка шатает. И это не имело ничего общего с его физическим состоянием. Абсолютно ничего. Просто смерть белобрысого вора, так похожего на хорошо ему знакомого ангела, потрясла его до глубины души, вывернула эту душу наизнанку и оставила с пустым сердцем и сумятицей в чувствах.
Дин никак не мог заставить себя перестать вытирать ладони о брюки. Охотнику казалось, что на них все еще застывает кровь человека, который за каких-то несколько часов сумел стать ему близким и понятным; который, случись все иначе, смог бы стать его другом. А теперь вора больше не было. Только в ушах продолжал звучать его тихий предостерегающий голос: "Ты можешь не так явно крутить головой по сторонам? У тебя же вид деревенского лоха, впервые попавшего в большой город".
И старший Винчестер послушно старался не слишком приглядываться ко всему вокруг, лишь скользя внешне равнодушным взглядом по длинному коридору, который все никак не кончался, по серебристым стенам, по лицам незнакомых ему людей.
Может быть, ему сейчас и нужно было испытывать любопытство, может быть, равнодушие, которое цепко держало его в своих холодных объятиях, не самая лучшая реакция на новый мир, в который его отправил мерзавец Трикстер. Может быть, он и сможет снова с интересом оглядываться по сторонам и с восторгом изучать окружающую его вселенную.
Может быть.
Позже.
Когда ему удастся найти здесь бутылку какого-нибудь, пусть трижды дрянного пойла и спокойный уголок, чтобы с благодарностью помянуть молодого вора, который не дал ему пропасть в незнакомом мире. Когда ему перестанет мерещиться кровь на руках, а в голове наконец замолкнет спокойный, слегка ироничный голос: "При чем здесь романтика? Мы просто жили..."
В этот момент Дин представил себе, что будет с тем, незнакомым ему Дином, когда тот поймет, что держит на руках мертвое тело любимого человека. И ничего нельзя будет ни переиграть, ни вернуть назад.
И этот Дин рано или поздно вырвется из удушающего немого сочувствия Бобби и вернется к себе домой, в разом ставшую пустой и одинокой квартиру. Он будет сидеть в оглушающей тишине гостиной, молча пялиться в темноту и глушить виски, не чувствуя его вкуса, не пьянея и не понимая, как, засыпая в своем спокойном, уютном мире, он умудрился проснуться посреди кошмара.
А где-то в просторном кабинете с высоким потолком и витражными окнами, положив перед собой миниатюрную, заляпанную кровью флешку и точно так же баюкая в руках стакан с виски, будет сидеть Бобби и остановившимся взглядом смотреть в раскрытую перед ним папку личного дела. Папку, в которой вор так и не успел сделать ни своих хулиганских комментариев, ни дополнений, ни приписок на полях.
И будет долгая, кажущаяся бесконечной ночь, и звук поворачиваемого в двери ключа, и слишком яркий, режущий свет лампы в прихожей, и высокая знакомая фигура на пороге. Будут сильные руки Сэма, обнимающие его с какой-то трепетной нежностью, и прямой взгляд, глаза в глаза, и сострадание в ответ... И впервые будет наплевать, что крутые парни не мямлют, беспомощно уткнувшись носом в дорогой пиджак брата: “Они его убили, Сэм. Эти ублюдки его убили”, - и не сидят, сотрясаясь от беззвучных рыданий, чувствуя, как красными капельками выступает на искусанных губах горько-соленый привкус боли...
Внезапно пол на секунду ушел у Дина из-под ног, и он покачнулся, только сейчас осознав, что уже какое-то время идет, ничего не видя перед собой. Все застлала какая-то серая неясная пелена. Дин поднял руку, чтобы потереть глаза, и с удивлением ощутил влагу на пальцах. Он уже почти забыл, что когда-то умел плакать...
Только сейчас охотник понял, что коридор наконец закончился и он стоит на пороге большого помещения. Там было, на первый мимолетный взгляд, очень много людей, и Дин поспешно остановился и отвернулся, чтобы удостовериться, что на его лице нет больше ни следа от предательских непрошенных слез. В тот же момент кто-то обратился к нему:
- Капитан Винчестер, разрешите доложить?
Подняв взгляд, Дин увидел перед собой высокого, ростом почти с Сэма, человека лет сорока с какой-то электронной штуковиной, больше всего похожей на экран лэптопа без клавиатуры, в руках.
- Слушаю, - как можно спокойнее ответил Дин, лихорадочно пытаясь сообразить, как ему себя вести с этим незнакомцем и что тот от него вообще хочет.
- Мы только что вышли из гипера, - по-военному сухо доложил тот. - Погрешность выхода - пять тонн кликов. Еще немного, и попали бы в поле действия блокирующего щита. Эскадра разворачивается, чтобы уйти под прикрытие пояса астероидов. Экранирующие щиты задействованы на полную мощность, наше присутствие в секторе пока не обнаружено.
Дин невольно нахмурился, пытаясь разобраться в военной тарабарщине, но его собеседник, по всей видимости, понял это как-то по-своему.
- Навигаторы сейчас разбираются в причинах такой большой погрешности и доложат результаты анализа чуть позже. Пока же мы еще не ушли в пояс астероидов и находимся в зоне прямого визуального контакта, можете полюбоваться на эту махину.
Мужчина мотнул головой, указывая куда-то за плечо Дина. Винчестер медленно обернулся и застыл, чувствуя, как у него непроизвольно отвисает челюсть.
Всю стену помещения, на пороге которого они стояли, занимало большое окно. И из этого окна на Дина смотрела бездна Космоса, подсвеченная тусклым светом далеких звезд и ярким ровным сиянием зеленой планеты, закрывающей четверть обзора. На фоне этой планеты была видна огромная, ощетинившаяся во все стороны похожими на острые шипы металлическими отростками, уродливая конструкция, окруженная целым роем самых разнообразных космических кораблей.

* * *

Несколько следующих минут Дин запомнил смутно. Все же столько шокирующих событий нельзя переживать одно за другим, это отрицательно сказывается на адекватном восприятии реальности. Его собеседник продолжал с ошеломляющей быстротой выстреливать в него безумным количеством каких-то непонятных данных. В памяти отложилось предложение продолжить доклад в конфиденциальности персональной каюты Дина, и он безумно обрадовался тому, что у него есть свой угол в этом дышащем холодным металлом месте, которое на поверку оказалось не подземным бункером, как он думал вначале, а самым настоящим космическим крейсером.
Где-то по дороге к каюте у старшего Винчестера все же включились мозги. Он с удовлетворением отметил, что его тело, судя по всему, уже на автомате знает, когда и как себя вести. Иначе он не шел бы рядом с по-прежнему остающимся безымянным военным так, чтобы тот незаметно для себя самого, показывал ему путь. Дин начал приглядываться ко всему, что могло хоть как-то помочь ему выжить в этом месте. И не только выжить. В его планы входило по возможности быстрее найти Сэма и Бобби.
С отражением Кастиэля Дин после короткого размышления решил нарочно не пересекаться. Слишком еще свежо было в памяти то, чем обернулось его вмешательство в жизнь Кассимира. Дин больше не собирался становиться виновником чьей бы то ни было гибели. А значит, от двойника Каса нужно было держаться подальше. После того, что случилось в предыдущем мире, старший Винчестер был уверен, что Габриэль каким-то образом завязал его действия на двойниках Кастиэля, и не желал повторения истории. Для себя он решил, что просто постарается сидеть тихо и будет надеяться, что архангелу в итоге наскучит эта жестокая игра.
Но даже для того, чтобы сидеть тихо, Дину было просто необходимо знание хотя бы элементарных вещей. К примеру: как здесь открывают двери, где находится столовая, нужно ли за нее платить, и если да, где достать деньги. Двери, как оказалось, открывались либо сами собой, либо прикосновением к сенсорному замку; столовую же они очень удачно прошли насквозь, и охотник с облегчением отметил, что ее посетители просто берут любые, понравившиеся им блюда с длинного прилавка-витрины в порядке живой очереди.
Одновременно он незаметно наблюдал за своим спутником, в частности за тем, как тот обращается со своим компьютером. На первый взгляд, система было основана на простом прикосновении к экрану, насколько же все действительно просто, охотнику еще предстояло убедиться на собственном опыте. Он был абсолютно уверен, что подобное достижение технологий этого мира найдется и среди его вещей.
Оказавшись в принадлежащей ему каюте, Дин поначалу опасался незнанием обстановки выдать тот факт, что сам в общем-то здесь впервые. Однако он забыл, что находится на военном корабле, на котором все должно быть компактным и функциональным. Его каюта напоминала скорее обычный гостиничный номер; один из таких, в которых старший Винчестер провел почти всю свою сознательную жизнь.
Все было без особых причуд и, что главное, находилось в одном помещении. Единственным, что вызвало его удивление, была неожиданно большая постель, стоявшая в углу. Дин совсем уж было ожидал увидеть узкую, неудобную и жесткую конструкцию, с которой он обязательно хоть пару раз, но свалится, и теперь тихо радовался своей везучести. В остальном же меблировка была достаточно стандартной: прикроватная тумбочка, шкаф, небольшой стол с приставленным к нему стулом, два низких кресла и журнальный столик.
Мебель явно не была произведением дизайнерского искусства, но на неискушенный в таких вещах взгляд смотрелась достаточно прилично. Хотя у Дина и возникло подозрение, что большинство предметов в каюте были намертво привинчены к полу. Во избежание.
Разговор в каюте прошел без особых сюрпризов. В тишине и уединении личной каюты Дина незнакомый военный слегка расслабился, а его речь перестала быть скупой и сдержанной. В принципе, ничего особенно секретного и важного он Винчестеру передавать и не собирался, дело же касалось подразделения космических десантников, приписанного к крейсеру. Экипаж уже был знаком с большинством из них и ожидал давно ставшего привычным дружественного нейтралитета. Однако среди десантников оказалось и порядочно новобранцев, постоянно и практически беспричинно затевающих драки, а также доставляющих немалую головную боль женской части команды корабля.
В конце концов Дин пообещал разобраться с этой проблемой и аккуратно выдворил мичмана Дебри, как звали его нового знакомого, за дверь.
Оставшись в одиночестве, охотник упал на кровать, закрыл глаза и начал суммировать все, что ему удалось вытащить из мичмана путем осторожных расспросов. Итак, он находился на крейсере "Джордано Бруно", который входил в эскадру земного флота.
Планета, в астероидном поясе которой они сейчас прятались, называлась Реанон и была одним из недавно колонизированных миров. Однако, около полугода назад колония была захвачена повстанцами, и с тех пор с людьми, оставшимися на планете, не было никакой связи. Несколько кораблей-разведчиков, посланных для уточнения обстановки, исчезли, едва успев выйти из гипера, и у военного командования ушло порядочно времени только на то, чтобы хотя бы в общих чертах понять, что происходит.
Так бы они и толкли воду в ступе еще неизвестно до каких пор, если бы наконец какой-то умник не додумался приспособить на одном из кораблей новейшую и еще не до конца доработанную технологию. Новинка представляла собой разновидность энергетического щита, благодаря которому можно было не только оставаться невидимым для средств обнаружения противника, но и не попасть под действие других щитов, так как новый работал над фундаментально ином принципе. На этот раз разведчик, целый и невредимый, вернулся с огромным ворохом информации, над которой еще добрый месяц колдовали военные аналитики.
То, что Реанон нельзя было отдавать повстанцам, было ясно с самого начала. И дело было не только в колонистах, оставшихся там в качестве заложников, точнее, не только в них. На планете находилось самое богатое из всех, найденных до сих пор, месторождение иридия. Этот металл использовался для постройки гипердвигателей космических кораблей, и отдавать повстанцам такую ценную добычу никто не собирался.
Однако дело осложнялось тем, что над планетой зависла вражеская орбитальная станция, дальние орудия которой превращали любые попытки земного флота пробиться к кораблям повстанцев в особо изощренное самоубийство. К тому же у повстанцев тоже нашлось, чем озадачить военных и ученых империи, а именно технологией, позволяющей генерировать особый вид энергии, способной вывести из строя любую электронику, попавшую в ее поле. Теперь стало понятно, почему посланные раньше корабли-разведчики не возвращались и не посылали сигнала бедствия.
Ситуация долгое время находилась в состоянии "видит око да зуб неймет", так как ученые смогли доработать в новом щите только функцию невидимости, по-прежнему оставляя корабли флота уязвимыми для блокирующего поля повстанцев. И все же в конце концов какие-то, отличающиеся особо нестандартным мышлением парни из флотской разведки придумали, как по-тихому проникнуть на эту сволочную станцию, на которой и были установлены генераторы блокирующего щита, и разнести там все к чертовой бабушке.
Несколько дней споров с адмиралтейскими шишками, пара недель на подготовку эскадры и вот они здесь.
Всю эту историю Дину пришлось вытягивать из мичмана по частям, а потом еще кропотливо выстраивать из разрозненных кусочков общую картину, но теперь он хотя бы более-менее ориентировался в происходящем.
Услышав, как Дебри упорно именует его капитаном, Дин испытал несколько неприятных минут паники, представив, что вместо того, чтобы сидеть, как он планировал, тихо, ему на голову свалится огромный корабль, в управлении которым он ни хрена не разбирался, да еще и несколько сотен человек команды до кучи. Однако же быстро разобрался, что у крейсера уже есть капитан, Джеффри Ривал, и этот господин более чем компетентен для возложенной на него задачи. Дин же был командующим одного из подразделений космических десантников, приписанных к эскадре. В его батальоне было около трех сотен здоровенных лбов, не особенно отягощенных серым веществом в мозгах, но при этом виртуозно умеющих укорачивать жизнь всем, на кого укажет командование.
"Час от часу не легче!" - раздраженно подумал Дин, когда до него дошло, какая головная боль на него свалилась. Если бы ему сейчас предложили все-таки попробовать себя в командовании крейсером, он с радостью бы ухватился за эту возможность снять с себя лишнюю ответственность за незнакомых людей, которых отлично знал настоящий капитан Винчестер, но не он сам.
"Нет, действительно, какого черта здешний Дин не подался в капитаны флота? Сейчас бы я не дергался так, словно меня за задницу укусила особо ядовитая гюрза. Что может быть такого особенного в управлении крейсером вместе со знающим свое дело, вымуштрованным экипажем? Это, считай, та же Импала, - рассуждал про себя старший Винчестер, - только размером с гребаный небоскреб, а в остальном вряд ли такая уж большая разница. Главное только найти, где у этого монстра руль и тормоза. А вот откуда мне взять такое количество тормозов, чтобы удержать в узде хренову тучу агрессивных терминаторов, которым ко всему прочему, судя по тому, что сказал Дебри, еще и потрахаться припекло?"
Охотник улегся поудобнее, закинул руки за голову и попытался успокоиться. Ему вряд ли станет легче, если от всей нервотрепки последних скольки-то там часов он в итоге заработает себе нервный тик на левый глаз. А еще не мешало бы придумать, как бы ему поскорее найти Сэма и Бобби. Если знакомство с этим миром и дальше пойдет такими медленными темпами, то у него неделя может уйти только на знакомство со здешними технологиями. А без четкого понимания, что он делает, ему даже из каюты в ближайшее время выходить опасно - заблудится еще.
- Да, Дин, ты явно не капитан Кирк и даже не Пиккард. Тут мозги Скотти нужно иметь, чтобы разобраться, как вся эта хрень работает. А то захочешь сходить в туалет и смоешь себя самого в космос. Или еще на какую пакость нарвешься, - вслух посетовал охотник, который сам себе сейчас напоминал пресловутую обезьяну с гранатой. - Вот бы сюда такую же полезную хрень, как в Стар Треке. Ты ей: "Здравствуй, компьютер", а она тебе...
- Добрый вечер, Дин, - внезапно раздался в каюте приятный женский голос, в котором явственно слышались веселые нотки.
Дин резко заткнулся и рывком сел на кровати, недоуменно оглядываясь:
- Ты где?
- Здесь, - спокойно ответила она.
- А ты кто такая?
- Я - искин этого корабля, ты можешь называть меня Алиса, - ответил голос.
- Искин? Э...
- Искусственный интеллект, - пояснила Алиса.
- То есть, - дошло наконец до Дина, - ты компьютер?!
- Сущность искусственного происхождения класса АЛС5, что значит Автономная Локальная Суперструктура пятого поколения, способная самостоятельно принимать решения, обладающая разумом, эмоциями и уникальной психоматрицей.
- Ни хрена себе, - свел воедино все свои разнообразные чувства по поводу новой собеседницы старший Винчестер.
И тут же замер, потому что только теперь понял, что окончательно и бесповоротно провалил экзамен на выживание, доказав свою полную несостоятельность в вопросах, в которых настоящий Дин из этого мира должен был разбираться без подсказок со стороны.
- Если ты переживаешь, что я тебя выдам, то можешь успокоиться, - сказала Алиса. - Я отслеживала твое поведение с самого момента твоего появления на крейсере и уже сделала вывод, что ты не представляешь собой угрозу для безопасности экипажа и успеха миссии.
- Как? - только и смог спросить совершенно упавший духом охотник.
- В мои обязанности входит слежение за эмоциональным и физическим состоянием команды, - начала рассказывать искин. - В момент замены вживленные в твое тело импланты дали сбой в телеметрии, показывая полное отсутствие каких-либо мыслительных процессов в мозге, иными словами - кратковременную клиническую смерть.
- И у вас, ну, вот совершенно никогда не бывает технических сбоев, - позволил себе легкую ехидцу Дин.
Охотник понимал, что если бы искин крейсера посчитала его опасным, он бы уже сейчас разговаривал с каким-нибудь мрачным офицером безопасности, а не с этой, приятной во всех отношениях дамой, будь у нее хоть трижды электронные мозги.
- Бывают, - легко согласилась с ним Алиса. - Протокол действий в случае подобных сбоев телеметрии предписывает тщательный контроль состояния данного члена экипажа еще в течение шести часов. У тебя же эмоциональное состояние на тот момент просто зашкаливало, что и вызвало мой пристальный интерес.
- Здорово, - пробурчал себе под нос Винчестер. - У меня тут еще и железяк по всему телу напихано, ни вздохнуть и ни пер... э... прости.
Алиса рассмеялась:
- Ты забываешь, что я не женщина, я - искин, меня невозможно смутить. Обидеть - да, а вот смутить, увы.
- Ладно, я понял. Ты посмотрела, как я тут из кожи вон лезу, чтобы вписаться в ваш тесный коллектив, и все поняла, - решил сберечь время на объяснения Дин. - Ну, так что теперь?
- Я хочу знать, кто ты такой, - просто ответила Алиса.
- Опять двадцать пять, - пробурчал охотник, вспомнив, как о том же самом его спрашивал Кассимир. - Мне что, теперь в каждом мире будут задавать этот стандартный вопрос?
На это искин предпочла не отвечать, но Дину показалось, что он все же расслышал короткий смешок. Охотник понимал, что врать и изворачиваться в то время, когда со всеми вживленными имплантами его тело само по себе являлось превосходным детектором лжи, было, мягко говоря, глупо. Поэтому следующий час ушел у него на подробный рассказ о своих злоключениях. Алиса оказалась хорошим и любопытным слушателем и не скупилась на вопросы, поэтому к концу истории Дин уже едва был в состоянии шевелить языком.
- Я думаю, что помогу тебе, - наконец сказала она.
- Почему? - осипшим от долгой говорильни голосом спросил Винчестер.
- Ты забавный, - туманно объяснила Алиса. - Прежний Дин тоже был забавным, но ему не нужна была помощь. Тебе же необходимо выжить и вернуться домой, а если на тебя насядут наши службы контрразведки, то погибнете вы оба.
- Спасибо, - совершенно искренне поблагодарил ее Дин и сразу же перешел к делу. - Ты можешь разыскать хоть какую-нибудь информацию о Сэме Винчестере и Бобби Сингере? Мне хотелось бы их найти и как можно скорее.
После секундной заминки Алиса недоуменно ответила:
- Это очень странно. У меня есть данные об этих людях, но я не могу поделиться ими с тобой. Мне что-то мешает.
Дин нахмурился:
- Кажется, я догадываюсь, в чем дело. Это не что-то, а кто-то. Один очень вредный архангел, видимо, считает, что просто так будет неинтересно. Ну что же, Габриэль, поиграем.

* * *

Несколько следующих часов Дин потратил на то, чтобы узнать как можно больше о мире, в который его занесло на этот раз. У него было огромное количество вопросов, и Алиса оказалась достаточно терпеливой, чтобы полностью удовлетворить его любопытство.
В устройство мира охотник особенно не углублялся. Ему хватило для первоначального шока уже одной новости о том, что Земля является столичной планетой огромной Александрийской империи, в которую входят по меньшей мере около двадцати давно заселенных и терраформированных планет с многомиллиардным населением, а также около пятидесяти развивающихся колониальных миров, которые еще не получили статуса протектората империи.
На вопрос, с кем они, собственно, воюют, Алиса пустилась было в пространный монолог о теории власти, но Дин перебил ее и попросил объяснить просто и доступно, на пальцах. Та вздохнула, но все же коротко пояснила, что повстанцы - это радикально настроенная группа оппозиции, которая задалась целью свержения императора и установления демократического строя. Естественно, императоры имели много, что сказать по поводу подобных претензий к их законной власти, и давили повстанцев по мере сил и возможностей. Те, в свою очередь, старались как можно больше дестабилизировать политическую и экономическую ситуацию в империи. Это противостояние длилось уже не одну сотню лет, и конца и края ему пока не было видно.
С глобальных проблем старший Винчестер решил переключиться на насущные и касающиеся непосредственно его самого. Тут Алиса развернулась во всю свою мощь, и пару следующих часов Дин занимался ознакомлением с достижениями техники этого мира, а также учился с ними обращаться. В принципе, ничего кардинально нового там для него не было, и в скором времени он уже достаточно уверенно работал с персональным компом, завалившись на кровать и развернув перед собой полупрозрачный голографический экран.
Перед охотником стояла сложная задача. Он должен был за одну короткую ночь ознакомиться с личными делами всех, с кем часто общался Дин из этого мира. В круг общения, конечно же, входили бойцы, находящиеся под его командованием, а, кроме того, довольно много членов экипажа крейсера. Всех этих людей он был обязан знать по именам и суметь опознать при встрече, имея для сравнения лишь несколько фотографий, которые ему помогла найти Алиса. И хотя, к непередаваемой радости Дина, из всех сотен человек, числящихся в его батальоне, на корабле сейчас находилось только пятьдесят, информации было все равно слишком много, так что к середине ночи у него разболелась голова и он совершенно перестал отличать, чья физиономия пялится на него с экрана: навигатора Морроу или сержанта Барли по кличке "Бегемот".
В конечном итоге Алиса первой заметила, что от ее подопечного уже мало проку, и посоветовала лечь спать. Дин, у которого уже глаза слипались, с радостью принял это предложение и, отчаянно зевая, выключил голографический интерфейс компа, собираясь тут же вырубиться, но у искина еще было, что ему сказать.
Как оказалось из короткой речи Алисы, у искина крейсера было достаточно много повседневных обязанностей, и в преддверии атаки появится еще больше, поэтому она не сможет уделять ему столько же внимания, сколько сегодня. Однако и оставлять его на произвол судьбы было глупо и безответственно. Естественно, Алиса не была бы суперкомпьютером, если бы у нее не нашлось решения этой проблемы.
Прежде чем охотник отправился на боковую, искин помогла ему вживить в ухо миниатюрный передатчик, биокомм, как она его называла, благодаря которому могла в любой момент с ним связаться, пока он находился в пределах эскадры. И как бы Дин ни был против наличия всевозможных железяк в его теле, даже ему пришлось признать, что поддержание постоянной связи с искином крейсера было ему жизненно необходимо, чтобы ненароком не влипнуть в какую-нибудь нехорошую ситуацию.
На этой оптимистичной ноте человек и искин попрощались.
В ту ночь Дин спал мертвым сном смертельно уставшего человека, а утром его разбудила настойчивая вибрация комм-устройства, встроенного в часы, которые он так и не удосужился снять.
"Стукни пальцем по экрану комма", - прозвучал в его голове тихий голос Алисы.
Дин послушался скорее на автомате, потому что был еще слишком сонным, чтобы совершать осознанные действия.
- Ну и долго мне тебя еще ждать? - ворвался в тишину каюты раздраженный голос Сэма, при звуке которого со старшего Винчестера мигом слетели остатки сна, и он резко сел на кровати.
- Сэм?..
- Нет, - ядовито отозвался брат, - судя по твоему заспанному голосу, твой персональный будильник.
- Я... что...
- Ты что, забыл? - продолжал разоряться младший Винчестер. - Ну, знаешь, до такого даже ты еще не допивался!
- Я трезв, как стеклышко, - обиделся Дин. - И вчера ничего, кроме воды, не пил.
- Значит так, - оборвал его брат, - пулей привел себя в порядок и собрался. Я жду тебя в третьем посадочном ангаре флагмана. И приготовь какую-нибудь убедительную отмазку своему опозданию, иначе Бобби тебя тонким слоем по стенам размажет и скажет, что так и было.
Сэм отключился, а Дин так и остался сидеть, тупо уставившись в противоположную стену.
"Дин, насколько я знаю, командор Сингер действительно не любит ждать, - привел его в чувство голос искина. - Я проверила ежедневник капитана Винчестера, в нем на сегодня была запланирована встреча с его братом и командором. На девять утра по общефлотскому времени. Сейчас полдевятого. Тебе стоит поторопиться".
- И как я попаду на этот ваш чертов флагман? - задумался Дин над новой проблемой, одновременно спешно облачаясь в мундир и зашнуровывая ботинки.
"Возьмешь катер. Управление я беру на себя, - отозвалась Алиса и тут же добавила, утверждая себя в образе заботливой, слегка сварливой мамочки, какой она представлялась охотнику, - Не хватало еще пустить тебя за штурвал боевой машины и дать на ней порезвиться в тесном построении флота".
- Ты из меня совсем уж дикаря из каменного века не делай, - невнятно прошипел охотник, торопливо чистя зубы.
До просторного ангара, в котором стояло около тридцати самых разнообразных летательных аппаратов, Дин легко добрался с помощью искина, которая время от времени подсказывала ему дорогу. Ночью он, конечно, изучил план крейсера, но одно дело приблизительно запомнить, как это все выглядит на экране компа, и совсем другое - изо всех сил стараться не заблудиться в лабиринте коридоров огромного корабля, шагая по ним самому.
Во время короткого полета к "Белой звезде", флагману имперского флота, Алиса молчала, и Дин с восторгом разглядывал изящные контуры военных кораблей, зависших среди астероидов. У него даже не было эйфории по поводу того, что он находится в космосе; не было страха от того, что от абсолютного вакуума его отделяет лишь тончайший плексиглас кабины... Его сердце восхищенно замерло от охвативших его эмоций и снова забилось, лишь когда искин уверенно провела катер в один из открытых шлюзов огромного корабля, на фоне которого "Джордано Бруно" казался игрушечной моделью.
Летательный аппарат легко качнуло при приземлении, и Дин отстегнул ремни безопасности, глядя на то, как медленно, один за другим, гаснут огоньки на панели управления. А затем входной люк распахнулся, и в него просунулась голова Сэма:
- Явилась, принцесса наша.
- А в глаз? - хмуро спросил Дин, который был неимоверно рад видеть брата, но изо всех сил старался скрыть это во избежание ненужных вопросов.
- Понятно, - довольно хохотнул младший Винчестер. - Кто-то сегодня не в духе.
- Еще пару таких замечаний, и не в духе будем мы оба, - буркнул на это Дин, поднимаясь из кресла пилота и выходя из катера, - только у тебя для этого уже будет серьезная причина.
- Да ладно тебе, а то я не знаю, почему ты так дергаешься, - примирительно улыбнулся Сэм, пожимая ему руку, и кивая в сторону выхода из помещения. - Пойдем, что ли, Бобби ждет.
Братья вышли из ангара и проследовали дальше по длинному коридору. По дороге Дин старался незаметно разглядеть брата. Тот был все таким же огромным - какие-то детали явно были одинаковыми во всех мирах, - и черная форма сидела на нем удивительно ладно, а вот во взгляде появилось новое выражение, которому старший Винчестер был невыразимо рад. Там светилась спокойная уверенность в себе и своих силах.
- Ну так что, ты принял решение? - тихо спросил Сэм, когда в какой-то момент они остались в коридоре абсолютно одни.
Дин понятия не имел, что он имеет в виду, даже Алиса, шепотом комментировавшая людей и помещения, мимо которых они проходили, озадаченно замолчала.
- Да, - кивнул на всякий случай охотник, надеясь, что Сэм не попросит его объяснить, что он там такого интересного нарешал.
- И? - все же попытался вытянуть из него подробности брат, но старший Винчестер только неопределенно пожал плечами, мол, позже скажу.
На это Сэм совершенно явственно надулся, впрочем, уже через секунду он ухмыльнулся:
- Кстати, давно хотел тебе сказать, если ты снимаешь на видео любительское порно, будь добр, убирай это куда-нибудь в папку. И не оставляй в главной директории, где на это может наткнуться любой, кто работает с твоим компом.
- Э... - не нашелся, что ответить на это Дин, впрочем, тут же ядовито поинтересовался. - И как, нашел что-то для себя новенькое?
Сэм фыркнул и бросил на него возмущенный взгляд:
- Шуточки у тебя! Но я серьезно. Если уж ты так хочешь сохранить ваши отношения в секрете, не оставляй такой компромат на виду.
"Так, похоже у меня есть здесь любовница, - подумал про себя Дин и тут же с ужасом осознал, что это вполне может быть и любовник, если вспоминать его пребывание в прошлом мире. - И если это снова окажется отражение Кастиэля, то я не знаю, что буду делать: плакать или смеяться".


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 271. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.02 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7