Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Часть 1. Границы вероятностей 6 страница




* * *

Встреча с Бобби не потрясла Дина так сильно, как это произошло в прошлом мире. Все было почти так же, как и в их последнюю встречу: сидящий за столом до боли знакомый и в то же время совершенно чужой ему человек, стеллажи с книгами, занимавшие целую стену в каюте, еще больше разнообразных книг лежало тут и там по всей каюте, в углу на небольшом столике притулилась початая бутылка виски в окружении нескольких низких хрустальных стаканов с толстым дном. Военный мундир красил Сингера, придавал его приземистой крепкой фигуре горделивое достоинство и скрывал полноту, по которой старший Винчестер мог сразу сказать, что старый друг семьи и в этом мире не отказывал себе в удовольствии хорошо поесть и выпить пару лишних бутылочек пива.
- Садитесь, - коротко бросил Бобби, едва Винчестеры переступили порог его каюты.
Парни уселись в кресла, приставленные к столу, и выжидательно посмотрели на командора:
- Как вы оба знаете, ситуация с планетой Реанон находится под личным контролем императора, - начал тот. - И в наших с вами интересах, чтобы завтрашняя операция прошла без сучка и задоринки. Вынужденное долгое бездействие флота плохо сказывается на репутации императорской власти и на многих колониях уже началось тихое брожение народных масс. Император требует, чтобы Реанон был освобожден от присутствия террористов любой ценой. И завтра мы докажем ему, что он не зря платит нам жалование, - Бобби откинулся в кресле и внимательно посмотрел на сидящих перед ним парней. - Сэм, я хочу, чтобы твои ребята использовали последние часы перед атакой для того, чтобы еще раз проверить все исходные данные и сделанные из них выводы. Мне нужно твердо знать, что мы ничего не упустили, что уничтожение орбитального комплекса действительно именно то, что нужно, чтобы снять их блокирующее поле.
- Мы проверим наши выкладки, - очень серьезно кивнул Сэм, одновременно делая пометку в своем компе, - но я уверен, что дублирующей системы у повстанцев нет. Для создания подобного поля нужны колоссальные затраты энергии, кроме того, спрятать генератор такой мощности можно только на самой планете, но у них просто не было времени, чтобы успеть построить его за такие короткие сроки. Станцию они собрали заблаговременно и пригнали ее сюда силами флота из тяжелых кораблей, а серия наших неудачных попыток отбить планету должна была уверить их в мысли, что оборона планеты совершенна и они находятся в полной безопасности.
- И все же проверь, - нахмурился Сингер. - Не хотелось бы, чтобы все, на что мы идем, лишь бы устранить эту их траханную станцию, оказалось зря.
- Конечно, - невозмутимо ответил Сэм.
Пока шел этот разговор, Дин сидел молча и старался не привлекать к себе особого внимания, хотя и было понятно, что его вряд ли пригласили просто так посидеть в уголке. Значит, скоро ему придется выкручиваться изо всех сил, чтобы не ляпнуть что-то такое, что настоящий Дин никогда бы не сказал.
И он был прав. Закончив с Сэмом, Бобби окинул его долгим внимательным взглядом:
- Ну что, парень, рад небось до охренения, что наконец-то можно своих головорезов в настоящем деле увидеть?
Дин на это только ухмыльнулся, надеясь, что это сойдет за ответ.
Бобби одобрительно покивал:
- Надеюсь, твои парни готовы доказать статус лучших. А то другие батальоны будут только рады перехватить у вас тяжелую работу по охране Его Величества.
- Ну, пусть попробуют, - пожал плечами Дин, начиная понимать, что он командует каким-то супер-крутым подразделением, которое по неясным пока причинам решили бросить в мясорубку грядущего боя.
- Насколько я знаю, - мягко сказал Сэм, - Император был против. Но некоторые личности в Сенате выразили свои сомнения в способности воинской части, уже давно не участвовавшей в реальных боях, успешно защитить своего царственного подопечного. И настояли на такой проверке боем. Кстати, Дин, адмирал Драгин выступил на стороне таких вот сомневающихся главным запевалой...
- И? - лениво откликнулся Дин, когда пауза слишком затянулась.
- Да так, - открыто ухмыльнулся Сэм, переглянувшись с Бобби, - просто не думал, что он будет так переживать оттого, что ему не дали.
- Очень смешно, - прошипел Дин, который просто не нашелся, что еще сказать.
- Ладно, посмеялись и хватит, - пробурчал Бобби, снова напуская на себя серьезный вид. - Задача тебе известна, абордажные команды, как я видел, составлены и утверждены, общий план действий одобрен.
Старший Винчестер на это только сдержанно кивнул, а в душе облегченно выдохнул. Вряд ли у него бы получилось озвучить эти самые планы, вздумай Сингер проверить, насколько хорошо он их помнит. Или, скорее, не помнит. Абсолютно. Да и вообще, во всем, что касалось стратегии и тактики, Дин был полным и безнадежным профаном, и он это понимал. Его просто не учили этому, настоящего капитана Винчестера, который, судя по всему, прослужил в армии практически всю свою сознательную жизнь.
В комнате на несколько секунд повисла тишина, Дин силился понять, не ждут ли от него чего-то еще, каких-то слов, отчетов и прочей военной специфики, а Сэм и Бобби таинственно переглядывались друг с другом. Казалось, что между этими двумя идет какой-то неслышный диалог. Дину даже на мгновение стало не по себе от этих их игр в гляделки, но чувство быстро прошло, когда Бобби достал из ящика стола тонкую стопку каких-то бумаг и снова обратился к нему:
- Помнится, ты давно уже просишь перевести к тебе в отряд хотя бы одного толкового разведчика. Об этой твоей просьбе наши чинуши наконец-то вспомнили...
- После пары пинков для ускорения процесса, - хмыкнул Сэм.
- Им полезно, - буркнул Бобби и нахмурился. - Дин, ты просил хотя бы двух? Здесь у меня, - он постучал пальцем по стопке, - личные дела десяти лучших бойцов нашего флотского разведотряда. Ты можешь выбрать пятерых.
И пододвинул стопку бумаг Дину.
Тот недоуменно посмотрел на Бобби, затем на Сэма, перевел взгляд на личные дела.
- Я должен выбрать сейчас?
- Да, - просто кивнул Бобби. - Мы с Сэмом сейчас пойдем прогуляемся по нашим делам, у тебя будет минут двадцать на то, чтобы принять решение.
Когда Дин остался один, он тяжело вздохнул и принялся раскладывать документы на столе.
- Алиса, ты меня слышишь? - воззвал он к потолку.
"Слышу, и незачем так орать, - ворчливо отозвалась она. - Хочешь привлечь внимание искина флагмана?"
- Нет, - перешел на шепот Дин. - Лучше скажи мне, ты об этом знала?
"О чем? Об атаке, личных делах или интересе адмирала Драгина?" - ехидно осведомилась Алиса.
Дин медленно сосчитал до десяти, выдохнул и подумал, что он явно не единственный, кто встал этим утром не с той ноги.
- О личных делах, - наконец пояснил он, продолжая раскладывать из них на столе пасьянс.
"Нет. Для меня это полная неожиданность".
Дин кивнул, перевел взгляд на последний лист, оставшийся в его руках, и замер, всматриваясь в хорошо знакомые черты Кастиэля, читая первые строки анкетных данных и с упавшим сердцем понимая, что судьба все же снова свела их вместе:
Имя: Каспер де Верн
Возраст: 25 лет
Звание: Лейтенант
Должность: Командир разведроты.

Часть 3. Вероятность риска (2)

После того, как Дин назвал Бобби пять имен из десяти, тот сгреб со стола оставшиеся личные дела и долго молчал, задумчиво поглаживая бороду и не глядя на Винчестеров.
- Ты уверен? - наконец спросил он Дина, подняв на него взгляд.
- Я сделал свой выбор.
- Завтра бой... это последняя возможность...
- Знаю, - решительно перебил его Дин.
Сингер снова замолчал, тяжело, как-то по-старчески вздохнул и вернул документы в ящик стола:
- Ладно, поступай, как знаешь. Хотя хочу все же сказать, что ты меня удивил, Дин.
Старший Винчестер, нахмурившись, метнул быстрый взгляд на как-то странно притихшего Сэма, а затем снова на явно недовольного Бобби. Он не понимал, что эти двое от него хотят, что он сделал не так, почему у них такие мрачные лица, и каким таким загадочным образом, даже совершенно не понимая ситуации, ему удается чувствовать себя таким виноватым.
- Свободны, - так и не дождавшись от него ответа, бросил Бобби, и им ничего не оставалось, кроме как подняться и выйти из каюты.
Дорогу обратно в ангар Дин все же как-то умудрился запомнить. По крайней мере, ни Алиса, ни Сэм не подсказывали ему, куда идти. Он шел практически на автомате; все его мысли были заняты недавним разговором и последними словами Бобби. И еще ему не давал покоя неприятный осадок, оставшийся от всей этой ситуации с выбором. Мало того, что и Бобби, и Сэм не особенно одобрили его выбор, так он еще и сам не был уверен, правильно ли сделал, отклонив кандидатуру отражения Кастиэля.
С одной стороны, по логике вещей и его собственного ужасного опыта в последнем мире, Дин был уверен, что для этого Каспера будет намного лучше находиться как можно дальше от него самого. Безопаснее. С другой стороны, может быть то, что случилось с Кассимиром, было всего-навсего простым совпадением, и Дин зря упустил возможность пообщаться с Каспером. Впрочем, теперь что-либо менять уже поздно. И даже если настоящий, принадлежащий этому миру старший Винчестер и будет против принятого им решения, то ничто ему не помешает забрать де Верна под свое крыло немного позже, когда все вернется на круги своя.
От всех этих мыслей у Дина разболелась голова. Ему бы и хотелось поделиться хоть с кем-нибудь своими сомнениями, но молча вышагивающий рядом Сэм, по лицу которого было видно, что он тоже занят сейчас какими-то своими, не особенно приятными мыслями, не располагал к особой откровенности. К тому же Дин решил быть с братом осторожнее, после того как Алиса шепнула ему, что тот является военным аналитиком высокого ранга. Насколько Дин знал Сэма, стоит тому учуять несколько слишком явных несоответствий, и он начнет рыть носом землю в поисках ответов на свои вопросы. А Дин не хотел еще больше усложнять себе пребывание в этом мире.
Они уже были на полпути к ангару, в котором дожидался Дина его катер, когда на одном из пересечений коридоров Сэм резко остановился, хватая Дина за локоть и тоже останавливая:
- Слушай, ты очень торопишься?
- Да в общем-то, нет, - пожал плечами Дин.
- Тогда пошли в столовую, - Сэм уверенно зашагал по коридору, ведущему налево, даже не сомневаясь, что брат последует за ним. - Готов поставить свое месячное жалование, что ты еще не завтракал.
С удивлением Дин осознал, что действительно страшно голоден. Хотя, если подумать, когда у него вообще была возможность в последний раз поесть, то на ум приходит только другой мир. Пицца. И Кассимир, в нетерпении дожидающийся сигнала духовки. Охотник снова почувствовал, как сжимается сердце при воспоминании о нем.
Нет, он должен прекратить без конца жить в прошлом, в горьких воспоминаниях. Жизнь продолжается. Игра Габриэля тоже продолжается. Он должен пройти ее до конца, и тогда у него, возможно, и будет шанс отплатить Трикстеру за все.
В столовой, на удивление небольшой для такого огромного корабля, каким являлся флагман, было немноголюдно. Видимо, большая часть экипажа уже поела и заступила на вахту, а до следующей еще оставалось какое-то время, чтобы здесь не собрались толпы оголодавших военных. Набрав себе на подносы всевозможной еды, причем Дин тщательно старался выбирать хотя бы внешне знакомые блюда, братья сели за столик в дальнем углу помещения. Алиса известила, что пока в столовой не наблюдается никого, кто мог бы знать Дина, и он позволил себе самую малость расслабиться. А вот Сэм напротив, с улыбкой обменялся рукопожатиями с несколькими знакомыми и просто приветственно махнул тем, кто сидел далеко от них.
Завтракали они в молчании, Дин не рискнул начинать разговор первым, а Сэм, казалось, вернулся к своим невеселым мыслям. Заговорил он только, когда они уже пили кофе:
- Не хочешь мне все же объяснить, почему ты не забрал к себе Каспера? Ведь ты хотел, ты этого ждал. Сам ведь говорил, что собираешься устроить для него сюрприз.
Дин мгновенно насторожился. Значит все-таки отражение Кастиэля и было причиной тому, как на него смотрели Сэм и Бобби. Неужели настоящий Дин все же собирался переманить его к себе в отряд, а Дин ему теперь все похерил? И как теперь выкручиваться?
- Это и будет сюрприз, - плюнув на все и мрачно ухмыльнувшись, начал импровизировать Дин.
Пусть уж лучше Сэм думает, что он решил сыграть над этим самым Каспером злую шутку. Все лучше, чем втравить парня в игру Габриэля, а потом лить слезы еще и по нему. Нет уж. С него хватило и одной потери. С лихвой. Настоящий Дин может делать все, что хочет, но уже после того, как Дин уйдет из этого мира. Даже если это и будет стоить обоим парням огромного количества убитых нервных клеток, разберутся, не маленькие. А вот брать на себя ответственность за еще одну жизнь Дин совершенно не собирался.
Только вот Сэм повел себя совсем не так, как ожидалось. Вместо того, чтобы удивиться, он недобро прищурился и уставился на Дина таким неприятным взглядом, что ему захотелось немедленно забрать свои слова обратно. Но было уже слишком поздно что-либо менять, да и отказываться от своего блефа теперь уже стало совершенно невозможно. Он сам очень качественно сжег за собой все мосты, так что теперь ему оставалось лишь одно: продолжать изворачиваться дальше, изо всех сил поддерживая собственную ложь о злой шутке.
- Не слишком ли жестокая месть? - холодным, каким-то совершенно незнакомым голосом тихо спросил Сэм.
И будь что будет.
- Ровно настолько, насколько он заслужил, - очень старательно сымитировал тон брата Дин, с отчаянием понимая, что со всей дури вляпался в какую-то дурно пахнущую историю и теперь с каждым словом увязал в ней все больше и больше.
Сэм долгое время ничего не отвечал. Он медленно пил свой кофе маленькими глотками, такими размеренными, почти автоматическими. Словно ему нужно было придать какой-то ритм происходящему в его голове мыслительному процессу: глоток - мысль, глоток - мысль.
Наконец он отодвинул чашку к середине стола и поднял на Дина полный сожаления и даже едва скрытого сочувствия взгляд:
- Твой выбор, Дин. Надеюсь только, что ты сможешь после этого спокойно спать по ночам, - он поднялся и взял свой портативный комп под мышку. - И... звони, если совесть уж совсем замучает. Увидимся после атаки.
С этими словами младший Винчестер развернулся и вышел из столовой, а Дин остался сидеть, в полном оцепенении уставившись туда, где только что сидел его брат, и не понимая, что же такого ужасного он успел совершить всего за одно короткое утро.
Не успели автоматические двери закрыться за спиной Сэма, как в помещении прозвенел тихий гонг, и даже самые приглушенные разговоры смолкли.
"Внимание атакующему флоту, слушайте сообщение "Гласа Империи".
Вчера Его Императорское Величество Расмус IV посетил планету-протекторат Новый Эден. Встреча с губернатором протектората состоялась в одном из его личных поместий. Служба безопасности не пожелала разглашать подробности пребывания Его Императорского Величества на планете, опасаясь нежелательных инцидентов.
Пресс-служба правящей семьи отметила, что обсуждаемые вопросы касались прежде всего тревожных сообщений, поступающих последние несколько месяцев от службы терраформирования. Если их прогнозы подтвердятся и человеческое вмешательство действительно повлекло за собой начало бурных тектонических процессов в мантии планеты, местным жителям придется спешно эвакуироваться в другие регионы Империи.
Министерство экономики и финансов отправило своего эмиссара для передачи правительству Нового Эдена своих выкладок, касающихся того, как консервация планеты и массовая эмиграция ее населения отразится на экономическом положении всего сектора.
Более подробно об этом и других событиях дня вы можете прочитать на нашем инфо-портале”.

После этого сообщения в столовой еще некоторое время царила тишина, но постепенно помещение вновь наполнил невнятный шум от приглушенных разговоров и звон посуды.
- Алиса, хотя бы ты можешь мне объяснить, что происходит? – тихо позвал искина Дин, приподняв кружку с кофе так, чтобы окружающим не было видно движение его губ. - Что произошло между Дином и Каспером, и почему Сэм на меня смотрел таким взглядом? Я себя чувствовал каким-то маньяком-убийцей.
"Я бы и хотела, - раздраженно ответила ему та, - если бы какой-то засранец не заблокировал мне логические связи, позволяющие поделиться этой информацией с тобой".
- Ого! - удивился Дин. - Ты еще и ругаться умеешь.
"Мне доступны многие способы передачи собственного эмоционального состояния. Жаль, что рук нет, а то я, кажется, начинаю понимать, почему боцман Хавченко постоянно грозится удавить рядового Шмецца, - с какой-то мечтательной тоской в голосе отозвалась искин. - В данный момент мне тоже хочется удавить того, кто похозяйничал в моем программном коде".
- Не расстраивайся ты так, - посоветовал ей Дин. - Ну, залепили тебе рот пластырем, бывает. Особенно, когда имеешь дело с Трикстером. Ему, по-моему, без разницы, над кем издеваться: человеком, искином или братом-ангелом.
"Со мной еще никогда так неуважительно не обходились", - в последний раз пожаловалась ему Алиса, прежде чем окончательно успокоиться.
- Это только делает тебя ближе к нам, грязным мартышкам, как называют нас ангелы, - на свой манер подбодрил ее охотник и тут же без проволочки перешел к другому вопросу. - Может быть, ты мне тогда объяснишь небольшую нестыковочку в свидетельских показаниях? А то у меня скоро извилины расплавятся, доходить до всего своим умом.
"Какую именно?"
- Из того, что я выжал из мичмана Дебри, выходило, что Дин командует элитным батальоном космодесанта. Причем его ребята - частые гости на крейсере. В общем, я думал, что это обычное воинское подразделение. Так откуда вдруг взялись всякие императоры с личными телохранителями? Да еще и претензии, что мы пороху не нюхали?
"А, это, - скучающим тоном отозвалась Алиса. - Подразделение Дина действительно отвечает за безопасность Императора. Но в него редко берут зеленых кадетов, обычно туда приглашают уже отслуживших свое ветеранов других воинских частей, не раз зарекомендовавших себя в настоящих боях. Что же касается того, откуда вас настолько хорошо знает экипаж крейсера "Джордано Бруно", то ты, наверное, заметил, что изнутри он сильно отличается от флагмана, на котором ты находишься сейчас".
- С каких это пор оббивка стен и дизайн кают имеют какое-то значение? - удивился Дин.
"Имеют, если ты находишься на личном скоростном крейсере Его Императорского Величества".
- Опаньки, приехали, - восхитился Дин. - А эта летающая гостиница класса-люкс что здесь забыла?
"Может, ты и меня как-то сейчас обозвать собираешься? - опасно ласковым голосом осведомилась Алиса. - Если ты не забыл, эта гостиница класса-люкс - мой дом".
- Ну, извини, - едва не пожал плечами Дин, но вовремя одернул себя.
Одно дело, если он тихо и незаметно что-то шепчет в кружку с кофе, и совсем другое, если вдруг начнет вести эмоциональные диалоги с невидимым собеседником. Где-то в другом месте его бы просто тихо и спокойно пригласили пожить недельку в доме с очень мягкими стенами, а вот здесь... здесь такое поведение может грозить нежелательным вниманием со стороны офицеров безопасности.
- И все-таки, что здесь делает личный крейсер этого вашего императора, забыл как его зовут?
"Так же, как и вы, участвует в активных боевых действиях, чтобы проверить уровень нашей готовности ко всяким неприятностям и слаженность действий в условиях реального боя, - пояснила Алиса и тут же добавила. - И тоже с легкой руки адмирала Драгина, чтоб ему в Сенате ни дня спокойно не сиделось".
- А вы-то чем умудрились не угодить этому паскудному адмиралу? - удивился Дин.
"Не мы, - сухо сказала она. - Капитан Ривал".
- Ривал что, тоже ему не дал? - едва не начал хихикать старший Винчестер.
"Вот пойди и сам у него спроси, - огрызнулась Алиса и собиралась было что-то еще добавить, но тут на плечо Дина легла чья-то тяжелая рука.
Охотник вздрогнул от неожиданности и едва не пролил на себя кофе.
- А я все смотрю и думаю, ты это или не ты, - раздался у него над ухом мощный, чуть хрипловатый бас, и на стул напротив плюхнулся неимоверных размеров громила.
Дин с тщательно сохраняемым спокойствием вопросительно приподнял бровь, одновременно разглядывая незнакомца. Тот был наголо обрит, лицо украшала аккуратная испанская бородка, на удивление хорошо сочетавшаяся с откровенно бандитским, явно не раз ломаным носом, а маленькие глубоко посаженные глаза смотрели достаточно дружелюбно, чтобы его можно было сразу вычеркнуть из списка врагов.
"Это Аарон Кожински, - очень вовремя вклинилась в поток его мыслей Алиса. - Вы вместе учились в военной академии и первые годы по ее окончании служили в одном подразделении. Кличка "Барон", но Дин предпочитает называть его Ари. Обрати внимание на его левое ухо".
В мочке уха громилы сверкала небольшая серьга-гвоздик в форме четырехлистного клевера, каждый листик которого был сделан из разных драгоценных камней. Навскидку Дин определил рубин, изумруд и алмаз, но четвертый, переливающийся глубоким черным цветом полупрозрачный камень был ему не знаком.
"Подобная серьга в нашем обществе означает, что человек, носящий ее, является потомственным аристократом", - пояснила искин.
- Так, - протянул между тем Аарон, так и не дождавшись от охотника какой-либо реакции. - смотрит и молчит. Загадочно так. Как будто я не знаю, что ты со своими орлами тоже участвуешь в операции.
- А раз знаешь, чему тогда удивляешься? - позволил себе легкую усмешку Дин. - Привет, Ари, сколько мы уже не виделись?
- Да уж, считай, года полтора, - улыбнулся этот бугай, демонстрируя крупные идеально ровные белоснежные зубы.
Дин смотрел на этого медведеподобного человека, слушал, как тот что-то рассказывает, нимало не заботясь о том, что его собеседник практически ему не отвечает, и все никак не мог привыкнуть к мысли, что сидит за одним столом с самым настоящим аристократом. И разделяет их социальные уровни всего одна маленькая, практически незаметная сережка-гвоздик, ни больше, ни меньше. Во всем остальном Аарон ничем не отличался от какого-нибудь водителя-дальнобойщика, бесчисленное количество которых Винчестеры встречали в третьесортных забегаловках, притулившихся на обочинах дорог.
Сам Кожински ему был сейчас неинтересен просто потому, что выпытать какую-нибудь полезную информацию у человека, с которым настоящий Дин не виделся около полутора лет, было практически невозможно. Одно дело, если бы ему пришлось задержаться в этом мире на долгий срок, тогда Аарон мог оказаться действительно незаменим, но что-то подсказывало Дину, что отсчет отпущенного ему времени и здесь идет на часы.
Отстраненно слушая "старого приятеля" и время от времени вставляя ничего не значащие комментарии, Дин расслабленно разглядывал столовую и ее посетителей. Охотник буквально всей кожей чувствовал атмосферу напряженного ожидания, которая царила на флагмане. Эта атмосфера была повсюду: в приглушенных серьезных разговорах, в царящей в коридорах огромного корабля деловой суете, скрывающейся под внешним хаосом, в паре-другой офицеров, которые наспех поглощали ланч за одноместными столиками, при этом даже не отрывая глаз от экранов своих персональных компов. Все это наводило старшего Винчестера на мысль о том, что ему наверняка тоже нужно что-то сейчас делать, чтобы подготовить свой отряд к грядущей проверке боем.
Дин как раз раздумывал над тем, как бы ему дипломатично попрощаться с ни на секунду не замолкающим Аароном, когда уже в который раз за последние двадцать минут двери столовой мягко разошлись в стороны, впуская новых посетителей.
На этот раз это была довольно большая группа молодых парней, так оживленно что-то обсуждающих между собой, что сразу несколько офицеров, потревоженных их громкими голосами, оторвались от чтения рабочих документов и подняли недовольные взгляды на возмутителей спокойствия.
Свободных столиков было много, поэтому шумная компания первым делом похватала подносы и столпилась у длинного прилавка, выбирая, чем бы поживиться из обилия самых разнообразных блюд. Наблюдавший за ними охотник непроизвольно улыбнулся, прислушиваясь к их шуточкам. Привлеченный совершенно неподобающим шумом и весельем для готовящегося к бою корабля, Аарон замолчал и повернулся, чтобы взглянуть, что творится за его спиной.
К тому времени почти все парни в стандартной черной униформе имперского флота уже перебрались за один большой стол, лишь один из них задержался у прилавка, пытаясь сделать трудный выбор: чай или кофе. Взгляд Дина невольно задержался на его ладной высокой фигуре, на выбритом затылке и шапке волнистых волос, почти черных у корней, но выгоревших сверху до пепельного оттенка.
Сделав выбор в пользу крепкого чая, парень поставил высокий прозрачный стакан на поднос, повернулся и направился туда, где уже сидели его приятели. Он шел медленно, не отрывая глаз от чая, грозящего каждую секунду пролиться на горку аппетитно выглядящей выпечки, и поэтому не замечал, как неожиданно притихли все остальные посетители небольшой столовой, если не считать его друзей. Не замечал этого и Дин, с жадным любопытством рассматривающий человека, которого мог бы узнать в любой толпе, ни разу до этого с ним не встречаясь, Каспера де Верна, отражение ангела Господня Кастиэля.
Тот наконец дошел до своего стола и уселся, попутно что-то тихо сказав явно подшучивающим над ним приятелям. Они моментально замолчали, но продолжили бросать друг на друга веселые взгляды, которые Каспер просто проигнорировал, потянувшись к общей миске со свежими фруктами.
Именно в этот момент его взгляд скользнул по посетителям столовой и остановился на Дине. Глаза Каспера чуть заметно расширились, он медленно выпрямился и напряженно замер, словно не зная, что последует дальше, и стараясь быть готовым ко всему. Дину показалась такая реакция довольно странной, но он не стал особенно над ней задумываться, так как уже поднимался с места, чтобы подойти и поздороваться с явно узнавшим его парнем.
Однако, не успел он сделать и пары шагов, как Аарон грубо и больно схватил его за плечо:
- Ты с ума сошел? Не здесь же! - прошипел он Дину, без особых церемоний притянув его к себе.
- Но... - начал было Дин.
- Я сказал, не здесь, - отрезал Кожински. - Пойдем лучше отсюда, пока на нас его дружки не ополчились. Говнюков во флоте развелось, не продохнуть.
И этот громила, особенно даже не напрягаясь, едва ли не за шкирку вытащил Дина из столовой. В последний момент охотник успел только перехватить взгляд Каспера, в котором, в отличие от взглядов его насупленных и мигом посерьезневших друзей, прячась под внешним холодным спокойствием, плясали веселые чертята.
Или ему это только показалось..?
Уже в коридоре Дин возмущенно вырвался из медвежьего захвата Аарона и остановился:
- Что ты себе, черт возьми, позволяешь?!
- Я позволю себе еще и не такое, если мои действия помогут тебе дотянуть до пенсии без волчьего билета за предумышленное убийство. Это еще будет самый лучший вариант из всех возможных, - и продолжил дальше практически без перехода, наступая на Дина с каждой сказанной фразой. - Если ты не забыл, Лейла была моим другом, и этого гаденыша я бы с радостью придушил и сам, так как я плевать хотел, если меня вышибут со службы. Уеду к себе в поместье и буду жить спокойной жизнью. И совесть у меня будет чиста, так же, как и у тебя, потому что одним ублюдком в этом мире станет меньше. Но ты сам потребовал у меня уступить тебе право мести, прекрасно зная, что на тебя не распространяются привилегии дворянства, что ты не можешь вызвать де Верна на дуэль. Сам!
Дин пятился от разъяренного гиганта до тех пор, пока не уперся спиной в стену. Остановившись, он упрямо набычился и хмуро посмотрел на Кожински:
- И я это сделаю.
Ситуация понемногу начала проясняться. Совсем чуть-чуть, до полной картины было еще далеко, но уже какие-то выводы из сказанного и увиденного охотник мог сделать. Значит, Каспер каким-то образом оказался причастен к смерти женщины, которую, судя по всему, любил настоящий Дин. И на парня теперь имел зуб не только он сам, но и этот, пугающий даже его самого, медведь Аарон. Только вот Кожински ни хрена не мог сделать, так как Дин каким-то образом умудрился перехватить у него право отомстить парню.
Мда, история становилась все интереснее и интереснее. Особенно тот момент, что во взгляде Каспера старший Винчестер не заметил ни страха, ни неприязни. Занятно...
- Я понимаю, что ты ее любил, - Аарон неожиданно сменил тон на проникновенно задушевный, - но, Дин, вспомни о наказании за убийство дворянина. Стоит ли этот сволочной сучонок твоей смерти у позорного столба? Эх, надо нам было тогда быть немного умнее, промолчать, затаиться... А теперь, случись де Верну вдруг неожиданно сыграть в ящик не на поле боя, и имперские ищейки прежде всего придут стучаться в двери твоего дома. Дин, а может...
Кожински неуверенно замолк, а Дина пронзил внезапный и совершенно абсурдный образ того, как этот медведь в человеческом облике застенчиво ковыряет носком ботинка покрытие пола.
- Что, может? - осторожно спросил Винчестер, начиная уже догадываться, куда клонит Аарон.
Он понятия не имел, действительно ли настоящий Дин с радостью бы убил Каспера, доведись ему такая возможность, но пока он находился в этом мире, этот парень был под его защитой.
- Может, ты все-таки откажешься от своего права? - с очевидной неуверенностью в голосе спросил Аарон. - Доверь это дело мне, обещаю, не пройдет и месяца, как о Каспере де Верне можно будет с чистой совестью забыть.
- Нет! - рявкнул Дин, прежде чем даже успел осознать, что он делает.
Аарон отшатнулся от него, пораженный силой ярости, заключенной в одном единственном коротком слове. А Дин вдруг с удивлением осознал, что у него начали мелко трястись руки, и сжал кулаки, чтобы унять эту дрожь. Пытаясь успокоиться, охотник глубоко вдохнул сухой, абсолютно стерильный воздух корабля и медленно выдохнул.
Черт! Даже его дыхание было прерывистым от едва сдерживаемых эмоций. Но он просто не мог спокойно слушать то, как этот приятель настоящего Дина спокойно рассуждает об убийстве его ангела. Так, словно дело идет не о чьей-то жизни, а о покупке нового дивана или о возможности поехать в отпуск на острова.
И старший Винчестер при этом прекрасно понимал, что этот парень, Каспер, вовсе не был тем ангелом, которого он знал. Человек по фамилии де Верн вообще не был ангелом, и по большому счету его жизнь и смерть должны были мало волновать охотника. Но одно дело рассуждать теоретически, и совсем другое - видеть знакомое лицо, фигуру, помнить, каково это - держать на руках умирающего Кассимира; видеть искаженные болью черты его лица и чувствовать, твою мать, всем своим существом чувствовать, как с каждым вдохом, с каждым затихающим ударом сердца его покидает жизнь. И теперь, когда недавняя потеря была все еще свежа в памяти, Дин просто не мог представить, что для кого-то еще его вторжение в чужой для него мир может обернуться гибелью.
И он понимал, что совершил самую ужасную из всех ошибок, которую только может допустить охотник, позволил себе привязаться к кому-то, кто не был его семьей, но... Ему было плевать.
Это откровение застало Дина врасплох. И сначала захотелось закричать от радости, что бесчувственный дурман, державший его душу в течение стольких месяцев, начал наконец рассеиваться. Вот тебе, выкуси это, Голод! Он чувствует. Он не мертв внутри. А потом радость сменилась холодным осознанием разом навалившейся ответственности.
Да, именно так и никак иначе. За ошибку всегда нужно платить. И если ты кого-то пускаешь в свою душу и открываешь сердце, то и платишь тоже сполна. Пониманием, что теперь ты несешь полную и неразделимую ответственность за жизнь другого человека.
И не дай Бог, судьба отнимет у тебя эту, ставшую близкой, драгоценной, незаменимой чужую жизнь, не важно, будь это болезнь, пьяный водитель на встречной полосе, психопат с пистолетом или слепой случай, винить ты будешь все равно самого себя. Только себя и больше никого. За то, что не был рядом, за то, что не попрощался, за то, что не сказал тех единственных, самых важных слов, за то, что не уберег, не спас, не заслонил собой.
Все эти мысли не заняли у Дина и секунды, они пронеслись в его голове со скоростью экспресс-поезда, оставив после себя лишь осознание того, что в этот самый момент с ним что-то произошло. Что-то неимоверно важное, способное заставить его изменить свою жизнь на фундаментальном уровне. А следом пришло знаменитое винчестерское упрямство.
Ну и что? Пусть будет так! Пусть будет хоть это взамен пугающего равнодушия и пустоты.
Видимо, это отразилось на его лице, потому что Аарон посмотрел на него долгим изучающим взглядом, чуть приподнял бровь в унисон каким-то своим мыслям и отступил от него на шаг:
- Хорошо. Считай, что этого разговора не было. А лучше вообще забудь про него.
Дин медленно облегченно выдохнул, не спуская с этого огромного человека настороженных глаз, но уже чувствуя, как его отпускает напряжение, как сами собой разжимаются стиснутые кулаки, как тело расслабляется, оставляя боевую стойку, которую он инстинктивно принял.
- Договорились.
Короткого кивка достаточно для того, чтобы этот, не самый приятный в его жизни разговор наконец закончился.
- Ну, бывай, приятель, - рукопожатие у Аарона оказалось крепким и сухим, таким, каким оно и должно быть между старыми друзьями. - Удачи тебе завтра, а я побежал. Дела, дела, сам понимаешь.
- Давай, Ари, - кивнул старший Винчестер. - Увидимся.
- Надеюсь, не через еще полтора года, - хохотнул тот и, махнув напоследок рукой, удалился по коридору.
Дин же еще долго смотрел ему вслед, пока высокая массивная фигура гиганта не скрылась в одном из ответвлений.
- Ты все слышала? - спросил он искин.
"Да", - лаконично отозвалась Алиса.
- Тебе знакома эта история?
"Конечно".
Снова короткий ответ. Слишком короткий для такой экспрессивной особы, какой была эта дама.
- Одна из тех историй, которыми ты не можешь со мной поделиться? - наугад предположил Дин.
"Тебе обязательно спрашивать очевидные вещи?" - ядовито поинтересовалась она.
Дин на это только усмехнулся, в который раз за последние часы помянул недобрым словом Трикстера и, решительно повернувшись, зашагал по направлению к ангару, где его ждал катер, чтобы доставить обратно на борт крейсера.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 279. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.064 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7