Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 18. — У моей квартиры обнаружилось дополнительное достоинство, на которое я даже не рассчитывал, — произнес Патрик




 

— У моей квартиры обнаружилось дополнительное достоинство, на которое я даже не рассчитывал, — произнес Патрик, когда мы принялись за напитки.

Я очень постаралась выказать интерес.

— Мыши! — объявил он и рассмеялся, увидев мой сморщенный нос. — Вот именно. Они гадят повсюду, грызут пакеты из-под хлеба и плевать хотят на то, что девушки, которых я привожу домой, пугаются и визжат. Вот если бы к тебе мышонок вскочил на кровать? — Он отхлебнул пиво. — Ужас!

— А мышеловки ты установил?

— Да. Сегодня утром попались две. Но мне предложили интересную альтернативу. На работе одна девушка рассказала. Все, что тебе нужно, — он спародировал произношение той девушки, хотя и по-доброму, — это поставить маленькую ванночку, налить в нее воды, а в другую посудину насыпать цемент, смешанный с сахаром. Мышь почует запах сахара, съест угощение и пойдет напиться. В животе у нее все зацементируется, и она превратится в кирпич.

Впервые за неделю я искренно рассмеялась.

— Здорово, — улыбнулся он.

— А если бы не мыши, квартира тебя устраивает?

— Да ничего, — пожал плечами Патрик. — До работы десять минут. Телевизор есть, душ нормальный. Больше мне ничего и не нужно.

Он всегда был терпим к недостаткам. В школе над ним посмеивались. Достаточно спортивный, чтобы не считаться «ботаником», но не настолько, чтобы участвовать в соревнованиях, он был шутом. Девушек это привлекало. На нескольких вечеринках Кэти ходила за ним хвостом, пока он не сдался: и темном углу гостиной они предались бурной страсти. Позже, в ванной, она поведала мне, задыхаясь, что он оказался лучшим партнером, какой когда-либо у нее был. Поэтому мы с Патриком страшно удивились, когда на следующей неделе обнаружили ее милующейся с Адамом Стеббингсом в спальне родителей Патрика.

— Извини, — сказала я тогда Патрику. — Она говорила, что ты ей очень понравился, но…

— Адам понравился ей больше, — сокрушенно заключил Патрик.

— По-моему, он гад, — ответила я. — Если это тебя утешит.

— Да нет, переживу. Хочешь выпить, Миа? — спросил он.

Так началась наша дружба. Кэти то приближала его к себе, то бросала. Она ворчливо говорила мне, что он вечно болтается у нее под ногами. Может, мне лучше подружиться с каким-нибудь другим мальчиком? Но Патрик мне нравился: он меня смешил.

Потом они поддерживали с Кэти прохладно-вежливые отношения. Когда мы с ней поступили в университет, Патрик просто блистал остроумием, и я очень к нему тянулась.

Нежные чувства к Патрику я питала короткие три месяца, незадолго до моей встречи с Питом. Началось это в пятницу вечером. Я, как всегда, попросила его вызвать такси. Мы оба выпили и, пока ждали машину, плюхнулись на диван и включили телевизор.

Не знаю, чем этот вечер отличался от других, но меня вдруг к нему потянуло. Патрик высокого роста, регулярно посещает тренажерный зал, и его торс, хоть и не слишком мощный, весьма впечатляющ.

Он легко обнял меня за талию, и я почувствовала запах его лосьона. Помню, как взглянула на него и впервые подумала, что интересно было бы с ним поцеловаться. Мысль эта меня обеспокоила. Патрик, должно быть, почувствовал, что я на него смотрю, потому что наступила ужасная пауза. Он придвинулся чуть ближе, и я закрыла глаза, но в этот момент в дверь постучали и сказали, что такси подано. Никогда в жизни я так быстро не трезвела. Мы взглянули друг на друга, подпрыгнули и смущенно забормотали:

— Куда подевались мои туфли?

— Господи, я кошмарно себя чувствую!

— Черт, который час?..

Я пошла к двери и обернулась к нему, чтобы попрощаться, но впервые не знала, что делать дальше. Все, что едва не произошло секунду назад, словно плавало в воздухе. В другой раз я бы чмокнула его в щеку, ущипнула за руку либо совершила иной дружеский жест, но неожиданно мне стало страшно к нему притрагиваться. Разумеется, это было смешно.

Мы стояли друг перед другом, и это казалось вечностью. Наконец водитель нетерпеливо высунулся из окошка:

— Ну, где вы там?

Атмосфера изменилась, мы оба облегченно рассмеялись.

— Приезжай, не забывай.

Патрик дружески, по-медвежьи, обнял меня, а я притворно стукнула его в живот. Затем села в такси, очень смущенная.

На следующее утро мы не разговаривали. Увидела я его только через три дня. К тому моменту я уже не была уверена ни в чем: может, мне с пьяных глаз все померещилось? Не стала спрашивать, был ли он тогда трезвее меня.

Итак, этот эпизод мы не обсуждали, и наши отношения снова наладились. Какое-то время я думала о нем по-новому, что меня страшно напрягало. Я боролась с собой и не могла понять, нравится мне Патрик или нет и не помешает ли это нашей дружбе. Потом окончательно решила: да, все пустяки. К тому же у него была отличная девчонка.

Однажды мое сердце екнуло, когда в пятницу вечером он вошел в паб, держа ее за руку и счастливо улыбаясь (слава богу, я не сказала ему, что чувствовала в тот вечер). Я сдержалась, напустила на себя веселый вид и досидела до конца вечера, а дома поплакала в подушку.

Но все было к лучшему, потому что вскоре я познакомилась с Питом, и наступило безоблачное счастье. В это же время Патрик и Мел (кажется, так звали его девушку) расстались.

— Ну, расскажи, что нового? — Патрик проводил взглядом проходившую мимо девушку и снова обратил на меня внимание.

Я еле удержалась от истерического смеха и на мгновение представила, как говорю: «Да так, ничего нового. Узнала на днях об измене Пита, инсценировала ограбление, пустилась на поиски его любовницы, чтобы отшить ее, а в ее квартире увидела фотографию Пита возле ее постели. Так что все по-старому».

— Я почти всю неделю болела, так что никаких событий. А у тебя?

— Ничего хорошего, — ответил он. — Работа идет кое-как, а о своей любовной жизни я тебе сообщил все, что мог. Недавно, правда, попал в переделку…

Я изобразила интерес, а сама тем временем думала: звонит ли Пит ей сейчас по телефону?

— …довольно мрачная история. Я был на станции, а она подошла ко мне и поздоровалась. Я уж и позабыл, когда последний раз ее видел. Возможно, перед тем, как вы с ней расстались.

— Прошу прощения. — Я навострила уши. — Ты о ком?

— О Кэти, — сказал он, глядя через мое плечо. — Хочешь еще коктейль, пока бармен освободился?

— Нет, спасибо, у меня еще есть, — быстро ответила я. — Что она сказала? Что-нибудь интересное? Чем занимается?

— Как много вопросов. — Патрик с любопытством взглянул на меня.

— Мне любопытно, — пожала я плечами, стараясь не показывать интереса. — Как она выглядит?

Он на мгновение задумался.

— Немного похудела. Осунулась. Хотя не слишком изменилась. Стала старше.

— О чем вы говорили? Патрик снова задумался.

— Да так, не много друг другу сказали… Она отправляется в путешествие.

Я нахмурилась, не донеся до рта бокал.

— В путешествие? Куда?

— Не знаю, — отозвался он. — В одну из стран но какой-то программе, что-то вроде спасения яков. Я говорил тебе, что видел еще и Рубена? Того парня, что устроил пожар в лаборатории? Теперь он мировой судья…

— Так она сказала, куда именно едет? — настойчиво спросила я.

Патрик явно удивился.

— Я не спрашивал. Мы недолго разговаривали.

— А… меня не упоминала? — поинтересовалась я, ненавидя себя за этот вопрос.

Он смущенно поерзал в кресле.

— Да мы всего несколько минут беседовали…

— Так что, не спрашивала?

— Нет, боюсь, что нет. — Он дружелюбно похлопал меня по руке. — Извини.

Я ничего не ответила, лишь пожала плечами и принужденно улыбнулась.

— Впрочем, не пойму, зачем бы ей спрашивать? И почему тебя вообще это интересует? Она же с тобой так подло поступила!

Я молчала. В самом деле? А может, она не лгала мне?

— Рисковать дружбой из-за парня один раз — это еще ладно, но дважды? — Он покачал головой. — Извини, Миа, но я не думаю, что Кэти сильно из-за этого переживала. А ты думала, она все еще хочет наладить с тобой отношения?

— Может быть. — Я не смотрела ему в глаза.

— Но она пока не добилась цели? — спросил он тихо.

Мы помолчали.

— Не принимай все близко к сердцу, — сказал он наконец. — Ты же ее знаешь. Она меня ни о чем не спрашивала. Кэти интересуется только самой собой.

Я молчала. Знала, что он никогда не забудет обиду. Странно, что поцелуй в шестнадцать лет останется с тобой на всю жизнь.

— Она говорила только о себе. Сказала, что нам нужно встретиться, дала мне номер своего мобильника. Вот и все.

— Она дала тебе свой номер? — изумилась я.

— Да, — кивнул он устало. — Звонить я ей не собираюсь. Во-первых, она поглощена собственной персоной, во-вторых, плохо обошлась с тобой, в-третьих, уезжает путешествовать. Скучнее рассказов о путешествиях могут быть лишь рассказы о чьих-то снах. Кстати, мне приснилось, будто я женился на Мел. Помнишь ее? — Он содрогнулся.

— Говорят, сны сбываются с точностью до наоборот.

Патрик нахмурился.

— Что ж, надеюсь, хотя бы в отношении женитьбы на Мел это оправдается. Порой мне снится, что я пешком иду на работу, но летать я до сих пор не умею.

— Тебе снится, что ты идешь на работу пешком? — Я смотрела на него с недоумением. — Какая ерунда тебе снится! Поскольку полеты — противоположность пешим прогулкам, с тобой точно не все в порядке. Ведь если бы тебе приснилось, что ты умираешь, это означало бы долгую и счастливую жизнь.

— А ты думаешь, вы с Питом поженитесь? — неожиданно спросил Патрик.

Я криво улыбнулась, пожала плечами и прищурилась.

— Надеюсь, что так. Он мне пока не предлагал.

— Предложит. — Патрик отхлебнул пива. — Он сумасшедший, если этого не сделает.

Патрик оглянулся. Слева от него маленький толстый мужчина вскинул кулак и завопил. Он выиграл джекпот на автомате, и оттуда посыпались монеты.

— Вот счастливчик!

Я глянула на Патрика, и сердце неожиданно забилось. Кого он имел в виду? Пита? Или толстяка, рассовывающего по карманам деньги? Но тут на экране моего мобильника, лежавшего на столе, высветилось имя «Пит», и телефон завибрировал в луже пролившейся диетической колы.

— Привет, это я, — непринужденно сказал Пит. — Ты можешь приехать домой?

— Сейчас? — Я взглянула на часы, а Патрик в это время одними губами спросил: «Еще заказать?» — и весело мне улыбнулся.

Момент упущен, и теперь я не узнаю, кого он имел в виду.

— Клара приехала.

— Что? К нам домой? — Я изумилась и покачала головой. — Что она делает?

— Подожди, я передам ей трубку.

Послышалось шуршание.

— Привет, зайка, — сказала Клара. — Где тебя черти носят?

— Я в пабе, а ты что у нас делаешь?

— Кое-кто, а именно наша мамочка позвонила и сказала, что беспокоится о тебе. Попросила, чтобы я приехала и убедилась, что у тебя все в порядке. Ей твой голос не понравился.

— Я просто болела, — поспешно ответила я.

— Судя по всему, паб хороший… Я сказала маме, что у тебя все в порядке. Но все-таки решила сделать тебе сюрприз. Думала, ты лежишь в кровати, захватила с собой «Люкозад»[22], журналы и фрукты. Принесла в жертву пятничный вечер.

— Надо было позвонить.

— Тогда и сюрприза бы не получилось. С каких пор ты по пятницам выходишь в люди? В каком ты пабе? Я к тебе приеду.

— В «Баттл Хаус». Не беспокойся, я уже возвращаюсь.

Но телефон замолк. Ну вот, придется дожидаться ее здесь, а мне хочется домой.

— Сейчас к нам присоединится сестра, — сказала я Патрику.

Он нахмурился.

— Ей около пятнадцати?

— Ей было пятнадцать семь лет назад. Неужели ты так давно ее не видел?

Патрик и глазом не моргнул.

— Я точно не помню. Пойду закажу еще чего-нибудь. Что она пьет? Лимонад?

— Если вольешь в нее четыре рюмки водки, возможно, она не откажется и от лимонада, — фыркнула я.

Он все еще стоял у барной стойки, когда к столу, запыхавшись, подлетела Клара. Щеки у нее раскраснелись. Сестра кинула сумку на пол.

— Привет! — Она меня поцеловала. — Вижу теперь, что имела в виду мама: ты действительно выглядишь больной. Я сегодня могла закатиться куда-нибудь, а мама мне: «Не будь эгоисткой, садись на поезд и поезжай». Где твой приятель? Или он от тебя сбежал?

— У стойки, — ответила я. — Послушай, Клара, я не хочу здесь задерживаться…

— Ну вот. — Она закатила глаза. — Он что, придурок?

— Нет, это же Патрик. Ты его видела. Ее лицо ничего не выразило.

— Должно быть, склероз. Абсолютно не помню.

— Просто не хочу оставлять Пита одного на целый вечер и…

— Почему? — Клара скорчила гримасу. — Он был вне себя, когда я приехала. Слышала, как он кричал на кого-то, когда я подходила к дому. Пусть еще поорет.

— На кого он кричал? — В груди у меня похолодело.

— Понятия не имею. — Клара пожала плечами. — Он открыл мне дверь с телефонной трубкой в руке и сказал этому человеку, что перезвонит. Я думала, что это ты, и хотела двинуть ему как следует. О, здравствуйте!

Ее голос вдруг стал тише, в нем послышались мягкие нотки. К столику подошел Патрик с тремя бокалами.

— Здравствуйте. — Патрик откашлялся, улыбнулся и вспомнил о правилах хорошего тона. — Позвольте предложить вам вот это. Извините, у меня мокрые руки. Гм… Меня зовут Патрик. По-моему, я вижу вас впервые.

Но Клара смотрела на него так, словно мир вокруг них исчез и остались только одни они. Я смутилась и повернулась к Патрику с извиняющимся видом, но он тоже смотрел на мою сестру как-то необычно.

— Да виделись вы уже! — быстро сказала я. — Это Клара, моя маленькая сестра. Клара, это Патрик.

Патрик высоко вскинул брови.

— О господи! Прошу прощения! Я думал, вы… Боже, ты очень изменилась.

Румянец Клары стал еще ярче.

— Благодарю вас… Патрик. — Она произнесла его имя медленно, словно пробуя на вкус. — Приятно снова тебя увидеть.

Патрик уселся и передал нам напитки.

— Это тебе, а это тебе… Прошу прощения, чем же ты занималась последние семь лет?

— Сдавала выпускные экзамены, надевала потихоньку мои платья, ходила в университет, — резко перебила я.

Клара нахмурилась.

— Послушай, Клара, ты действительно не знаешь, на кого он кричал?

Клара беззаботно рассмеялась с таким видом, словно говорила: «Не знаю. Может, поговорим об этом позже?» И тут же подтвердила это словами:

— Понятия не имею. Извини, сестренка.

Она повернулась к Патрику, откинула с лица прядь волос и весело сказала:

— Ну, Патрик. Ты работаешь где-то поблизости?

Спустя полчаса они уже вовсю ворковали, и я чувствовала, что назревает нечто важное, причем происходит это с неимоверной скоростью. Я кусала ногти и придумывала, как бы поскорее попасть домой: нельзя было показаться грубой и дать понять, что меня что-то взволновало.

— Что предпочитаешь — жабры или крылья? — спрашивала Клара.

— Конечно жабры. Может, с русалочкой познакомлюсь, — кокетничал Патрик.

— Господи, неудивительно, что он до сих пор один.

— Что? — Они оба уставились на меня.

— Прошу прощения, — говорю я невинно. — Я что, сказала это вслух?.. Послушай, Клара, мне кажется, что нам пора…

— Ну, хорошо, — задумчиво сказала Клара, не обращая на меня внимания. — Что лучше: быть покрытым мехом или чешуей?

— Мехом, — ответил Патрик. — Потому что его можно сбрить и выглядеть почти нормальным.

— То есть легкая щетина по всему телу — это нормально? — поддразнила его Клара.

— Хороший аргумент, — согласился Патрик. — А что ты предпочла бы… побрить язык или…

— …съесть пиццу с лобковыми волосами Дот Коттон?[23]— закончила за него Клара.

Патрик чуть не захлебнулся.

— Уже лучше побрить язык.

— Хорошо… а как тебе французский поцелуй с собакой?

— Это уже случалось, — сказал Патрик. — Ну, давай, спрашивай еще.

— С настоящей собакой… или с Энн Уайдкомб?[24]

— Клара! — Я поставила свой бокал. — Я бы попросила!

Но Патрик лишь рассмеялся.

— Конечно с собакой.

Клару понесло. Она лукаво на меня посмотрела.

— Извини, мне следовало говорить потише. Давайте поговорим о политике. Ты предпочтешь секс с Джоном Прескоттом[25]или лучше возьмешь за задницу Тони Блэра — без перчаток?

— А если я уже сделал это с Джорджем Бушем?

— Что ж, Клара в восхищении. Ты не только красавчик, у тебя и с чувством юмора неплохо.

Патрик впервые покраснел.

— Все, довольно, — твердо сказала я. — Хочу напомнить, что мне нездоровится. Мне только Джона Прескотта не хватает.

— К черту! — воскликнула Клара и поперхнулась.

— Я ухожу, — заявила я и бросила на сестру красноречивый взгляд. — Мне нужно быть дома.

— Ну и катись, — бросила Клара. — Никто тебя не держит.

— Я хочу, чтобы ты поехала со мной!

— Зачем? — спросила Клара. — Позвони Питу, он приедет и заберет тебя.

Я не знала, что на это ответить, и довольно глупо стояла на месте. Клара невинно прихлебывала вино, а Патрик опустил глаза. Он боролся между желанием остаться в пабе и хорошими манерами, предписывавшими ему доставить меня домой. Победила сестренка.

— Ну ладно, — сдалась я. — Патрик, пожалуйста, верни Клару в целости и сохранности. Я полагаю, сегодня ты ночуешь у нас и в университет не поедешь?

Клара кивнула.

— Ты не обидишься… — Патрик поднялся из-за стола.

— Нет, — ответила я, хотя на самом деле обиделась. Я видела, что происходит. И слепой бы заметил. Но мне надо было срочно домой. Как-то сразу все навалилось: мы с Питом, Клара с Патриком, а тут еще и Кэти…

Пит сказал «привет», когда я села в машину.

— Спасибо, что заехал, — устало выговорила я.

— Не за что. — Он оглянулся через плечо, выезжая с парковки. — Говорил же тебе, оставайся дома.

— Да. — Я потерла виски. В голове шумело. — Извини за Клару. Похоже, сегодня она ночует у нас.

— Она все еще здесь? Где? — изумился Пит.

— В пабе. С Патриком, — ответила я.

— Вон оно что! — отозвался он, и по его лицу расплылась улыбка.

— Не смейся, — сказала я и закрыла глаза. А я-то хотела заставить его ревновать!

— А ты уверена, что ночевать она будет у нас? — поддразнил он меня.

— Уверена, — произнесла я резче, чем хотела.

— Да ладно, успокойся, — удивился Пит. — Я пошутил.

— Извини, — сказала я примирительно. Зачем ему ссориться со мной? Со мной он должен ладить, а вот с Лиз пусть ругается. — Как прошел вечер без меня?

— Спокойно.

Я искоса глянула на него и не удержалась:

— Вот как? Клара сказала, ты на кого-то кричал по телефону.

— Пошли прочь с дорога! Господи, когда-нибудь они погибнут под колесами! — Он притормозил, так как какие-то подростки в пьяном угаре решили, что наш автомобиль дальше от них, чем они думали. — Когда ты ушла, я заказал индийскую пиццу. Они обещали доставить через полчаса и не доставили. Вот я и сорвался.

— Должно быть, так все и было, — сказала я с сомнением.

Я приготовила гостевую комнату, мы посмотрели телевизор, затем Пит сказал, что пойдет спать, а я осталась ждать Клару. Он чмокнул меня и пошел наверх. Меня вдруг осенило, и я пошла в кухню — осмотреть мусорное ведро. Упаковок из пиццерии там не оказалось. Еще одна ложь.

Я огляделась в поисках его мобильника, но ничего не нашла. Выбора не оставалось: я написала Кларе, где оставила ключ, и пошла спать.

 


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-06-29; просмотров: 258. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.06 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7