Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Объективная психология 35 страница




В указанном смысле известное социальное значение имеют, в сущно­сти, все вообще мимические движения и поскольку социальная жизнь необходима для сохранения вида, постольку эти движения полезны и в био­логическом смысле. Но, без сомнения, символические движения и между ними обнаружение голоса играют в этом отношении наиболее важную роль, так как дают возможность передавать символические знаки одного животного другому на более или менее значительном расстоянии.

Для указанной цели имеет значение то обстоятельство» что основные мимические движения, как развившиеся путем сочетательного процесса из рефлексов, у всех особей одного и того же вида представляются одина­ковыми.

Тот же закон имеет силу и по отношению к человеческим расам, у кото­рых мимика оказывается в основных чертах одинаковой.

Если иметь в виду, что из мимических движений вообще и в частности из символической мимики и рефлекторного обнаружения голоса, перво­начально имевшего совершенно другое значение, развилась членораз­дельная речь человека, то всякому должно быть ясно то значение, которое имела и имеет мимика ь социальной жизни. Являясь важнейшим орудием

этой социальной жизни, мимика и ее дальнейшее развитие — речь, соб­ственно, и обеспечили положение человека на земле и дали ему возмож­ность существования на всех пунктах земного шара.

Заканчивая исследование, необходимо заметить, что если мы исключаем совершенно субъективное объяснение из области мимики, которого держал­ся еще Дарвин и которого держались и держатся его позднейшие последо­ватели, и если вместе с тем мы вынуждены, подобно многим авторам, совершенно игнорировать его два принципа — антитезы и конституцио­нальной зависимости, то, с другой стороны, весь анализ мимических движе­ний привел нас к выводу, что мимические, или выразительные, движения являются дальнейшим развитием рефлексов, являясь частью в форме обыкновенных же, но более сложных рефлексов (так называемая рефлек­торная мимика), частью в форме так называемых сочетательных рефлек­сов. Вместе с тем тот же анализ привел нас к признанию мимических движений не только полезными в прошлом, как полагал Ч. Дарвин, но и жизненно необходимыми в настоящем и в то же время важными факто­рами в социальной жиани, а следовательно, необходимыми вообще и для сохранения вида.

Таким образом, на примере мимики мы видим полное признание зако­на причинности, столь же непреложного в явлениях нервно-психического порядка, как и в самой биологии.

О РЕФЛЕКСАХ СОСРЕДОТОЧЕНИЯ Внешнее сосредоточение

В числе рефлексов, определяющих внешние отношения организма к окру­жающей среде, получают особое значение подготовительные рефлексы или рефлексы сосредоточения (внимание — по субъективной терминологии).

Так как благодаря рефлексам сосредоточения выигрывает, между прочим, и точность внешних впечатлений, а в известных случаях (при так называемом внутреннем сосредоточении) и точность воспроизведения, то ясно, что эти рефлексы представляют особую важность как для внешних отношений организма, так и для развития нервно-психической сферы вообще. В виду этого нам необходимо остановиться на них особо.

Хотя внешние впечатления могут возбуждать реакции разнообразного характера, например наступательную, оборонительную или подражатель­ную, но несомненно, что первой реакцией, возбуждаемой внешним впечатлением, является реакция сосредоточения, которая благоприят­ствует и самому впечатлению.

Таким образом, рефлексы сосредоточения являются движениями, непо­средственно следующими за внешним раздражением, и служат для уста­новления более близкого знакомства с объектом раздражения, после чего уже следуют при соответствующих условиях оборонительные или .наступательные движения или же дело ограничивается одними рефлек­сами сосредоточения.

Последние могут быть разделены на рефлексы внешнего сосредоточе­ния и рефлексы внутреннего сосредоточения, причем под последними понимается сосредоточение, имеющее отношение к процессам оживления тех или других следов. В интересах краткости в последующем изложении мы будем пользоваться терминами внешнего и внутреннего сосредоточения или вообще реакцией сосредоточения.

В чем состоит реакция сосредоточения?

Под этим названием мы понимаем тот комплекс мышечных сокраще-

ний, который ставит соответствующий воспринимающий орган в наиболее благоприяные условия для осуществления впечатления, устранив в то же время все, что могло бы в той или иной мере воспрепятствовать последнему.

Этот комплекс мышечных сокращений представляется более или менее типичным для каждого воспринимающего органа, служащего местом реак­ции сосредоточения. Таким образом, мы можем различать зрительное, слуховое, осязательное, обонятельное и вкусовое сосредоточение. . Первое характеризуется устремлением головы и взора к предмету сосредоточения, соответственным сокращением аккомодативной мышцы и сокращением зрачков, небольшим сдвиганием и опусканием бровей, служащим к устранению посторонних зрительных раздражений, а также задержкой дыхания в инспйрацин при общей задержке движений других частей тела.

Слуховое сосредоточение характеризуется таким поворотом головы, который дает возможность лучше улавливать звуковые волны. При этом происходит сокращение m. stapedii, и вместе с тем глаза поворачиваются в направлении к источнику звука, лобные мышцы слегка сокращаются, одновременно происходит задержка дыхания и неподвижность мышц всего тела. У животных, кроме того, играет важную роль в слуховом сосредото­чении и соответственный..поворот наружной ушной раковины, что у челове­ка иногда заменяется подставляемой сзади уха ладонью. Кроме того, при наивысшем слуховом состредоточении обыкновенно открывается и рот для улавливания звуков евстафиивой трубой.

Осязательное сосредоточение заключается в ощупывающих движениях пальцев руки, дающих возможность полно уловить внешние особенности предмета при небольшом сокращении лобных мышц, при слегка или совсем прикрытых глазах, при задержания дыхания и при общей неподвижности всего тела.

Можно также отметить типичные признаки вкусового и обонятельного сосредоточения, но мы не будем приводить описания этих признаков, всем более или менее известных.

Из предыдущего ясно, что сосредоточение характеризуется не одними только изменениями в отношении мышц лица, головы и других частей туловища» но еще и изменениями в иннервации дыхания (вероятно, и сердцебиения), а при зрительном сосредоточении еще и изменениями в ширине зрачков и в напряжении аккомодативной мышцы.

По отношению к влиянию сосредоточения на мышцы тела и на дыха­ние имеются исследования, производимые по моему предложению над питомцами Педологического института Поварниным и Владычко '. Иссле­дование производилось над влиянием звуковых раздражений на двига­тельную сферу и на дыхание у младенцев, которое показало, что при слуховых раздражениях, возбуждающих реакцию сосредоточения, вместе с более или менее полной иммобилизацией тела ребенка, дыхание осво­бождается от массы посторонних, отражающихся на нем движений тулови­ща и потому выступает тотчас же на кривой со всею ясностью и становится более спокойным и ровным.

Точно так же и по отношению к вопросу о влиянии сосредоточения яа ширину зрачка в литературе имеются специальные исследования.

Эти исследования показали, что если сосредоточиться на пламени, помещающемся на периферии поля зрения, то зрачок сужается несмотря

1 Владычко С. Д. К вопросу об объективных признаках реакции сосредоточения при слуховых раздражениях у детей: Доклад на засед. педологической секции Психоневро­логического института Г/ Вести, психологии, кринка, антропологии и гипнотизма. 1909. Выц. 3. С. 222-253.

на то что взгляд обращен на темный фон и при этом не происходит изменения в аккомодации и конвергенции глаз (Haab) 2.

Piltz, продолжая вышеуказанные исследования, ставил с одной стороны от испытуемого черный экран, с другой — белый, предлагая испытуемому сосредоточиться то на одном, то на другом, причем оказалось, что при сосредоточении на белом цвете зрачок сужался, при сосредоточении на чер­ном — зрачок расширялся 3.

Точно так же и внутреннее сосредоточение на оживляемом следе от темного объекта вызывало расширение зрачка, хотя и более слабое. С другой стороны, внутреннее сосредоточение на оживляемом следе от бе­лого цвета вызывало не столь резкое расширение зрачка. Безразличные же объекты в отношении силы спета эффекта не вызывали. Даже внутрен­нее сосредоточение на сильпом мышечном сокращении приводило к расши­рению зрачка. Таким образом, эти исследования дали результаты в общем вполне соответствующие данным Haab'a, дополняя их некоторыми новыми наблюдениями.

Heinrich 4 путем офтальмометра исследовал влияние сосредоточения на ширину зрачка и аккомодацию. Для этой цели испытуемого, которому пред­варительно завязывали один глаз и иммобилизировали голову, заставляли смотреть на точку, обозначенную на известном от него расстоянии. Затем под разными углами в боковой части поля зрения помещали белый картон с буквами. Испытуемому предлагалось, не изменяя взгляда, сосре­доточиваться то на точке, то на буквах, то на умственной работе. Оказалось, что при сосредоточении на буквах зрачок расширялся и еще более ом расширялся при сосредоточении на умственной работе.

Специальными опытами можно было доказать, что в этом случае расши­рение зрачка стояло в зависимости от ослабления аккомодации, причем во время сосредоточения на умственной работе глаза принимали положе­ние, близкое к тому нормальному положению, которое обнаруживается при смотрении вдаль.

Одинаковые результаты получались и при сосредоточении на тикание часов.

О внутреннем сосредоточении

Подобно тому как происходит сосредоточение по отношению к внешним впечатлениям, сосредоточение, как мы упоминали выше, предстваляется возможным и по отношению к воспроизводимым следам этих впечатлений. Это достигается тем, что тот самый акт сосредоточения, который вызывался при действии внешнего раздражения, может возбуждаться путем репродук­тивной деятельности, имея своим предметом оживляемые следы,, причем при внутреннем сосредоточении ослабляется или изменяется лишь та часть в рефлексе, которая предназначена для лучшего восприятия внешних впе­чатлений.

Поэтому внутреннее сосредоточение характеризуется внешними приз-паками, состоящими главным образом в сдвигании бровей, прикрытии глаз и раздвигании глазных осей, а иногда и в уклонении взора в сторону при общей задержке дыхания и более или менее неподвижном положении всего тела.

В случае воспрепятствования сосредоточению звуковыми раздраже-

8 НааЬ О. // Neurol. Z«ntr. 1886. ,

3 Piltz L Ucber Aufmerksamkcitsreflex der Pupillen//Neurot. Zentr 1899.

4 Heinrich W. Die Aufmcrksamkeit und die Function der Sinnesorganen // Zeitschrift Psychologic und Physiologic der Sinnesorgane. Bd. IX, XI.

ниями при более напряженном внутреннем сосредоточении происходит и прикрывание ушей руками.

Таким образом, внутреннее сосредоточение характеризуется с внешней стороны главным образом возможным устранением всех внешних воздей­ствий и задержкой движений, благодаря чемут естественно, выигрывает внутренняя работа, состоящая в оживлении следов.

При внутреннем сосредоточении выступает, следовательно, главным образом стремление защитить себя от посторонних внешних и внутренних раздражений, действующих на воспринимающие органы и тем самим тормозящих оживление следов.

Мы видели, однако, что и в мышцах происходит та или другая реакция в зависимости от предмета внутреннего сосредоточения.

Наблюдение и опыт показывают, что существенную помощь внутрен­нему сосредоточению оказывают те или иные мышечные знаки, особенно же внутренняя речь, т. е. те двигательные импульсы, которые осуществля­ют как бы беззвучное слово и которые выражаются едва заметным движением голосовых связок, дыхательных мышц, языка и губ.

Воспроизводя едва заметным образом известный символ, они поддер­живают тем самым и оживление соответствующего ему следа, который является в этом случае как бы сосредоточением нервно-психической деятельности.

Особенно важную роль в процессе внутреннего сосредоточения играет «внутренняя» речь, когда речь идет о следах общего характера, а не кон­кретных.

Таким образом, внутреннее сосредоточение обыкновенно поддерживает­ся «внутренней» речью и является своеобразным видоизменением внеш­него сосредоточения, выражаясь, кроме других движений, еще и подготов­кой речевого аппарата.

Сосредоточение как рефлекс

Как известно, приспособление воспринимающих органов к источникам внешнего раздражения представляется в известной мере чисто рефлектор­ным актом. Так, сужение зрачков и аккомодативная реакция на близь происходит уже рефлекторно вместе с конвергенцией глаз.

С другой стороны, зрительное сосредоточение, насколько оно выража­ется в движениях внутренних мышц глаза, может быть и сочетательным рефлексом, как показывают, между прочим, опыты Haab'a и Pilz'a. To же наблюдается, очевидно, и по отношению к сосредоточению других органов.

Но сосредоточение, как и все другие акты, может быть и личным реф­лексом.

В этом случае, находясь в зависимости и под руководством личной сферы, внешнее сосредоточение дает возможность обогащать невропсихику следами от определенного рода впечатлений, стоящих в более близком соотношении со сферой личности и, следовательно, отвечающих личным требованиям.

Этим самым дана возможность направляющего начала со стороны сфе­ры личности на приобретение определенных впечатлений и, следовательно, на обогащение в определенном направлении следами внешних воздействий.

Так как сосредоточение может быть направлено и на отдельные состав­ные части сложных впечатлений и их следов, то отсюда понятно, что процесс сосредоточения лежит в основе процесса, который известен под названием сравнения, синтеза и анализа.

Из вышесказанного очевидно, что при посредстве сосредоточения

 

происходит и установление соотношений между следами внешних объектов и личной сферой, благодаря чему эти следы легко могут быть оживляемы благодаря1 импульсам, возникающим в связи с личными потребностями, без всякого посредства новых внешних воздействий. Этот процесс соотно­шений между следами внешних объектов и личной или индивидуальной сферой может быть назван индивидуализированием следов, так как в этом случае последние, входя в прочное сочетание с личной сферой, могут быть оживляемы при посредстве последней и не нуждаются для этого ни в каких других воздействиях. Благодаря этому дана возможность и личного внутреннего сосредоточения, которое состоит в постоянном ожив­лении известных следов при возможном устранении всех других следов и при подавлении всех вообще внешних реакций.

Степень сосредоточения как подготовительной реакции, имеющей зна­чение в каждом вообще труде и в особенности умственномt естественно, отражается как на количестве работы, так и на ее точности. Этим косвен­ным приемом и пользуются для суждения о степени сосредоточения.

Методы исследования сосредоточения

Одним из употребительных методов исследования степени сосредоточения является корректурный метод, введенный впервые Binet5 и состоящий в зачеркивании определенных букв в тексте, расположенном, как и всякий печатный текст, в строки. Метод этот отчасти с некоторыми изменениями был применен затем Binet и Henri, Scharp'oM, Vaschide'oM и нашей лабора­тории — Владимирским, Владычко, Ильиным а и многими другими.

Ценность его заключается в его относительной простоте и общедоступ­ности. Количество зачеркнутых букв или значков Vaschide служит в нем указанием на количество работы, а большее ила меньшее число сделанных пропусков будет определять качественную сторону этфй работы.

Для опытов можно воспользоваться или таблицей Vase hide, состоящей из ряда значков, или, как пользовались у нас специальной таблицей, составленной из ряда латинских букв, для чего достаточно выбрать около 8—10 букв, нерезко выделяющихся друг от друга какими-либо особен­ностями и не выходящих за строку своими частями, и распределить их а неправильном порядке построчно на одну страницу.

Эти таблицы, выработанные у нас окончательно д-ром Анфимовым, между прочим, дают возможность относительно легкой проверки правиль­ности произведен ной работы с помощью трафареток с отверстиями, соответ­ствующим а положению назначенных к зачеркиванию значков или букв. Эти заранее приготовленные трафаретки накладываются на таблицы и тотчас же показывают сделанные в таблице пропуски (М. Мал яре в-екпн).

Наконец, если нет специально приготовленной таблицы, то можно

6 Binet Л. Attention et adaptation // LTannee psychologique, Paris, 1900, 6 Binet A., Henri V. La psychologique individuelle // L/annee psychologique. Paris, 1895* An. 2. P. 411—465; Seharp. Individuals psychology//American Journal of psychology. N. Y.t 1S89+ Vol. IV- Vaschtde N.. Toulouse E, Mechanique de psychologic experimentale; (Examen des sujete), Paris, 1904; Mesure da rattention, P. ITT; Владимирский А. В. Ха­рактерные особенности реакции сосредоточения а умственной работе у глухонемых. СПб,, 1908; Владычко С. Д. Внимание, умственная работоспособность и свободно возни­кающие ассоциации у больных с ранним слабоумием // Обозрение психиатрии, невро­логии и экспериментальной психологии. 1908, <№ 6+ С 328—338; Ильин Л, В. К методике шксиеримнтально'псикологическога исследования акта внимания, гезр. процесса сосре­доточения // Обозрение психиатрии, веврологик и экспериментальной психологии. 1908. ,№ 6+ С. 338-344.

воспользоваться любым текстом, требуя лишь, чтобы известная буква из текста вычеркивалась 7,

В общем процент ошибок для буквенных таблиц у взрослых мужчин, как показали проведенные у нас исследования, не превышает 0,002— 0,005%, пропусков — колеблется от 0,46 до 0,73% у женщин процент оши­бок достигает 0,06%t а пропусков — от 0,51 до 0,94%,

Для значковых же таблиц у мужчин процент не превышает 0,007, у женщин — 0,002, у мужчин он колеблется от 0,94 до 6,37%, у женщин же — от 5,51 до 7,60%, :

Для исследования сосредоточения можно пользоваться также текстом, состоящим из отдельных слов* в которых намеренно проставлены описки и опечатки, состоящие в замене одних букв другими, испытуемому же предлагается, читая текст, зачеркивать все встречающиеся в тексте описки или опечатки.

Очень подходящим методом для исследования сосредоточения, кроме упомянутых таблиц, для зачеркивания может служить также метод Ebbing-haus'a со вставкой слов, не достающих в тексте какого-либо рассказа,

Этот метод уступает предыдущим методам в чистоте, но зато он более поддерживает внимание, так как сама работа представляет больший ин­терес, нежели в предыдущих случаях.

Некоторые для исследования сосредоточения пользуются вставлением точек в центр клеточек неравномерно разграфленной бумаги, но этот метод имеет более крупные недостатки по сравнению с предыдущими, не давая в то же время никаких преимуществ.

Специально произведенные у нас опыты (д-р Ильин) й с двумя первыми методами показывают, что нормальные лица делают пропуски в количе­стве 4—7 на тысячу просмотренных букв или значков, в среднем же можно считать 5 pro miUe. При этом количестве произведенной работы на каждый опыт, длящийся 5 мин, колеблется от 757 до 1105, в среднем ж& — около 1000 (996) просмотренных букв и значков, причем ошибочные отметки составляют в общем 6,2% количества пропущенных букв и значков.

Затем сделанные у нас сравнительные исследования (д-р Анфнмов) показали, что с буквенными таблицами здоровые и больные исполняют работу в большем количестве и с большей точностью, нежели с значковыми таблицами Vaschide'a; нормальные лица мужского пола в среднем за 10 мин просматривают от 3508 до 4550 букв и отмечают от 582,5 до 756 назначен­ных букв* значков же вв. то же время просматривают от 2063 до 2797, отмечая всего от 242 до 364 значков. Женщины за то же время просматри­вают в среднем от 3793 до 4451 буквы, отмечая от 628 до 732 назначенных букв, значков же просматривают от 2511 до 3284, отмечая от 330 до 416 значков.

Для усложнения работы с буквенными и значковыми таблицами в случае необходимости можно предложить испытуемым зачеркнуть не одну букву и не один значок, а, например, две буквы и два значка.

При этом оказывается, что вместе с трудностью работы уменьшается ее количество и ухудшается ее качество. Так, при исследовании с буквен­ными таблицами при зачеркивании двух букв количество работы у нор­мальных лиц уменьшилось в среднем на 40,4%, качество же работы ухуд­шилось на 4; при исследовании с таблицами Vaschiede'a количество работы

Предложенный А* Н+ Бернгптейноы метод досчитывания цветных шариков для испы­тания сосредоточения мы считаем менее пригодным для вышеуказанной цели. 9 Ильин Л. В. £)пыт экспериментального исследования процесса сосредоточения у слабо­умных; Доклад в Русском обществе нормальной и патологической психологии, 1008;

Ильин А. В. О процессах сосредоточении (внимания) у слабоумных душевнобольных:

Дис. ... д-ра медицины. 1905.

уменьшилось в среднем на 36t6%, качество же ее ухудшилось на 8%

(А. В. Ильин)'.

Заслуживает внимания, что сосредоточение во время работы у нормаль­ных лиц приобретает известный навык, благодаря чему при ежедневном производстве работы возрастает в общем как количество, так и качество произведенной работы'.

Если мы возьмем относительно простую работуt например зачеркивание букв, и рассмотрим результаты ее последовательно по минутам, то в течение следующих 5 мин для нормальных лиц общее число просмотренных букв будет достигать 321—296—276—281—285, а общее число «росиотренных значков Vaschide'a будет 191 —174—174 — 18—182 (д-р Ильин),

Отсюда очевидно, что нормальными людьми большею частью в 1-ю минуту работа выполняется с несколько большею скоростью, нежели в последующие 2-ю и 3-ю мин, после чего работа снова ускоряется; в треть­ем же случае работа прогрессивно нарастает; что же касается качества работы, то в течение каждой из 5 мин последовательно нормальными лицами было сделано следующее количество ошибок и пропусков при зачеркивании букв: 72—49—38—17—17; ори зачеркивании значков из таблицы Vaschide'a; 80—57-43-42-29.

Очевидно, что состояние сосредоточения вместе с работой постепенно усиливается, благодаря чему и работа становится более успешной.

Если мы возьмем более сложную работу, например, отметку двух

букв или двух значков то среднее количество просмотренных значков

в каждую из последующих минут выразится в следующих цифрах для

-букв: 156-167 —170-170—186; а для значков: 134127—125132—140.

Отсюда очевиднее что при более трудной работе не обнаруживается начального оживления, отмечаемого во многих работах Kraepelin'a на уче­никах, а также в работе, произведенной у нас д-ром Щегловым 9; работа в этом случае большею Частью постепенно нарастает количественно. Качественно же она выразится числом пропусков и! ошибок для букв следующим образом: 96—65—62—27—31; а для значков: 151 —114—59— 52—46.

Иначе говоря, я здесь точность работы нарастает с каждой последующей минутой.

Активное и пассивное сосредоточение

Сосредоточение возбуждается, с одной стороны, внешними воздействиями в виде сочетательного рефлекса, следовательно, импульсам и t исходящими из воспринимающих органов, с другой стороны — внутренними импуль­сами, возникающими путем сочетаний и оживления следовt входящих в область личной сферы.

В последнем случае сосредоточение может быть названо личным или активным, в первом же случае оно может быть названо сочетатель­ным или пассивным.

Так как о возникновении активного сосредоточения, как основанного на оживлении следов личной сферы, речь была уже выше, то мы остано­вимся здесь главным образом на пассивном сосредоточении.

Опыт показывает, что из целого ряда внешних раздражений возбуждают сосредоточение ничуть не все внешние раздражения или по крайней не все в одинаковой мере, вследствие чего возникает вопрос, какие условия содействуют возбуждению сосредоточения. Наблюдение показываем что

Щеглов Л. Л. Об умственной работоспособности малолетних преступников: (Экснерим. нсихол. исслед.): Дис ,«. л-pft медицины. СПб., 1903.

сосредоточение возбуждается прежде всего при условияхболее благоприят­ного положения объекта раздражения по отношению к воспринимающему органу.

Допустим, что человек смотрит на окружающее пространство. Из всех предметов, находящихся в поле его зрения, реакцию сосредоточения возбуждают прежде всего с большею легкостью те, которые падают на желтое пятно, как дающее более резкие впечатления, и в меньшей сте­пени те, которые падают на периферические отделы сетчатки. В свою очередь, реакция сосредоточения возбуждается с большой легкостью теми раздражениями, которые действуют на области сетчаток, соседние с жел­тым пятном, по сравнению с раздражениями, действующими на более уда­ленные части сетчаток,

Вследствие этого естественно, что взор при смотрении в прямом направ­лении, встретив известный предмет, сначала переводится на ближайшие от него предметы, а затем и на более отдаленные.

Другое условие, которое возбуждает реакцию сосредоточения, состоит в особой интенсивности и внезапности раздражения. Все вообще раздраже­ния, выделяющиеся от других своей интенсивностью или внезапностью, возбуждают с особенной легкостью реакцию сосредоточения.

В этом случае и раздражения, действующие на периферию сетчатки благодаря особой интенсивности, могут вызывать реакцию сосредоточения даже преимущественно перед теми раздражениями, которые действуют на желтое пятно сетчатки.

Но не одна только интенсивность раздражения, а и другие внешние особенности раздражения, выделяющие его из целой массы раздражений иного рода, являются стимулом для возбуждения реакции сосредоточения*

Возьмем определенный ряд букв, например в числе 25, расположим их правильно по 5, затем заставим наблюдателя смотреть на этот ряд возможно короткое время. Первое впечатление при этом будет состоять в общем виде расположения букв. Теперь поставим в один из рядов одну букву вверх ногами, и окажется, что при общем впечатлении от всех рядов букв эта неправильно поставленная буква явится в результате привлекаю­щей сосредоточение более всех других.

Таким же точно образом можно доказать более резкое влияние раздра­жения в зависимости от его особого очертания, особого цвета, выделяющего его из других, увеличения или уменьшения его размеров по сравнению с другими, удвоения и т. п.

Равным образом реакция сосредоточения возбуждается качественными особенностями внешнего объекта. Так, все насыщенные цвета возбуждают реакцию сосредоточения в большей мере, нежели менее насыщенные,

Во всех этих случаях имеют значение, собственно, не абсолютные особенности раздражения, а его относительные качества. Допустим, что среди оркестровой музыки мы слышим нежную мелодию. Она тотчас же возбуждает в нас реакцию сосредоточения, тогда как в ряду других нежных мелодий она может и не возбудить нашего сосредоточения. Равным образом, если мы услышим резкий диссонанс среди массы других звуков, он тотчас эке возбудит в нас реакцию сосредоточения, тогда как среди других диссонансов тот же звук может остаться совершенно неза­меченным. Точно так же, если человек среди тишины внезапно услышит какой-либо своеобразный звук, он невольно сосредоточивается; с другой стороны, если человек, проходя по однообразному зеленому лугу, вдруг встречает цветок, особенно яркий по своей окраске, он тотчас же возбужда­ет реакцию сосредоточения. Если в саду нас достигает приятный запах резеды, мы не можем пройти, не сосредоточиваясь на нем, хотя бы на секунду и т, п. Подобные же условия со стороны внешних раздражений,

действующих на орган осязания и вкусаt приводят также к развитию акта сосредоточения.

Особое значение имеет и прошлый опыт в вызывании реакции сосредо­точения* То, что уже однажды возбуждало реакцию сосредоточения, обычно возбуждает ее и впредь. Так, человек, осматривая выставку и неожидан­но для себя найдя на ней знакомый ему предмет, хотя бы и невыде-ляющийся из других предметов внешне невольно на нем сосредоточи­вается. Но часто сосредоточение на одном и том же предмете не благо­приятствует ему вследствие утомления,

С другой стороны, предшествующие раздражения, вызывающие реак­цию сосредоточения, могут путем сочетания следов влиять на последую­щую реакцию сосредоточения. Так, все новые раздражения, если они стоят в близком соотношении с недавними раздражениями, возбудившими реак­цию сосредоточения, имеют больше шансов вызвать эту реакцию» нежели другие, равносильные в последующем раздражении.

Человек, как известно, сосредоточивается с большею легкостью на всех предметах, ему в том или ином отношении близких, хотя бы они и не выделялись внешне, и, наоборот, сосредоточение его не возбуждается* если его умственная сфера занята впечатлениями и следами, не имеющими близкого отношения к данному внешнему предмету,

Вообще в процессе сосредоточения большое значение имеет возбужде­ние внешним объектом процесса оживления следов, особенно в области личной сферы при посредстве сочетательной деятельности.

Допустим! что мы имеем два раздражения, приблизительно равных во всех других отношениях, но одно из них возбуждает оживление следов того или иного рода, другое — нет или почти нет. Первое вызовет тотчас же реакцию сосредоточения при всевозможных условиях, тогда как другое может и не возбудить реакцию сосредоточения, если не будет к тому благоприятных условий. Так, вид прирученного и дикого животного, крас­ный цвет и вид крови не будут равносильны в отношении реакции сое ред ото че н и я *


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 258. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.068 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7