Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Объективная психология 49 страница




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Так как и в дальнейшей индивидуальной жизни различные по характе­ру сочетательные рефлексы развиваются подобным же образом из простых рефлексов, возникающих под влиянием внешних раздражений, то ясно, что сочетательные рефлексы, развивающиеся при участии репродуктивно-сочетательной деятельности нервных центров, являются элементом всех вообще нервно-психических отправлений, рассматриваемых с объективной точки зрения, следы же от этих рефлексов, как и всех других нервно-психических реакций, составляют тот запас личного опыта, который харак­теризует нервно-психическую деятельность отдельных лиц.

Из вышеизложенного ясно, что мы имеем строго закономерное разви­тие сложных проявлений нервно-психической сферы из простых, или обыкновенных, рефлексов.

Так как, с другой стороны, обыкновенный рефлекс филогенетически развивается из первичной раздражительности простой клеточной прото­плазмы, то этим самым психорефлексология дает основание взгляду, что все наиболее сложные проявления нервно-психической деятельности, как они проявляются в поступках и действиях человека, суть производные пер­вичной раздражительности клеточной протоплазмы. Этим самым уста­навливается общность всех вообще двигательных проявлений в лестнице органических существ, начиная от элементарных двигательных процессов простейших клеточных организмов в виде сократительности их протоплаз­мы и кончая разнообразными проявлениями движений человека, являю­щимися результатом сложнейших процессов его нервно-психической деятельности.

Все развитие нервно-психической деятельности высших существ, еоб-

ственнот и сводится к систематическому воспитанию путем жизненного опыта сочетательных рефлексов, значительно усложняющихся и подвер­гающихся затормаживанию в зависимости от тех или других условий и за­тем вновь оживляющихся при соответственном случае.

При этом вместе с воспитанием сочетательных рефлексов наблюдается два основных процесса, состоящих, с одной стороны, в их днфференцировке в смысле развития сочетательных рефлексов под влиянием все более и бо­лее часто повторяющихся внешних раздражений и, с другой стороны, в избирательном их сочетании, состоящем в том, что один и тот же рефлекс под влиянием жизненного опыта начинает возбуждаться целым рядом внешних раздражений, хотя и различных по качеству, но имеющих те или иные общие внешние условия в смысле их пространственных отноше­ний или последовательности 2&.

Первоначально сочетательные рефлексы обыкновенно имеют более или менее общий характер, развиваясь под влиянием целого ряда родст­венных или смежных внешних раздражений, впоследствии же вследствие жизненного опыта они постепенно все более и более дифференцируются, становясь рефлексами более специализированного характера. Но затем и дифференцированные рефлексы под влиянием того же жизненного опы­та, вследствие избирательного сочетания становятся рефлексами синтези­рованными, вызываясь целым рядомг хотя и различных вообще, но близких друг другу в каком-либо отношении внешних раздражений.

Тому же основному закону развития, как доказывается опытным пу­тем, подчиняются и вторичные, и третичные сочетательные двигательные рефлексы.

Дальнейший важный факт, который раскрывает нам область объек­тивно-психологического исследования нервно-психической сферы, заклю­чается в том, что все следы, оставляемые внешними впечатлениями, суть не что иное, как следы сочетательных рефлексов того или иного рода, представляющие собой пути меньшего сопротивления в нервных центрах и возбуждающие при оживлении те же самые рефлексы, причем самый процесс оживления под влиянием тех или других условий может подвер­гаться торможению.

Таким образом, в условиях развития нервно-психической сферы речь идет» как мы уже говорили в другом месте, не об «анатомических следах», оставляемых нервными центрами после внешних впечатлений, а о «сле­дах», которые представляют собою как бы временно заглохшие вследствие внутреннего или внешнего торможения пути сочетательных рефлек­сов,— пути, оживляемые каждый раз вновь, как только торможение будет преодолено по тем пли иным причинам. Дело в том, что нервный ток всегда легче устремляется по однажды уже проторенному пути как по пути меньшего сопротивления, что служит выражением общего закона проявле­ния энергии, осуществляемого и в области нервно-психической энергии

V V u 2fi

как производной единой мировой энергии .

Очевидно, что если вся нервно-психическая деятельность с точки зрения строго объективной состоит из совокупности сочетательных рефлек­сов, то и запас личного опыта должен состоять не в чем ином, как в сово­купности следов протекших сочетательных рефлексов, стоящих в более или менее близкой связи с органическими впечатлениями и временно под­вергшихся заторможению.

2Ь Бехтерев В. М. Об основных проявлениях нервно-психической деятельности и объектив­ном ее изучении // Русский врач, 1911. Л& 2. С* 457—463 4=*.

26 Сы. о нервно-психической энергии в моем сочинении; Психика н жизнь. СП6 1002. (Psyche vnd Leben, Wisbaden; L'activite psychique et la vie. Paris, 1907.)

ПРИЛОЖЕНИЕ

ОЧЕРК ЖИЗНИ И НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ; ВЛАДИМИРА МИХАЙЛОВИЧА БЕХТЕРЕВА

(1857-1927)

Среди выдающихся отечественных ученых, организаторов и основопо­ложников советской науки выделяется Владимир Михайлович Бехтерев. Невропатолог и психиатр* специалист в области морфологии, гистологии, анатомии и физиологии мозга, психолог и педагог, крупный общественный деятель, создатель оригинальной научной школы, организатор и руково­дитель многих научных и учебных центров, автор более 600 работ и 369 выступлений, опубликованных на русском языке,— вот далеко не полный перечень сторон творческой деятельности этого многогранного ученого,

Следует отметить, что в советской психологической науке, в трудах, освещающих историю ее становления, как это нн парадоксально, до сих пор отсутствует адекватная оценка научного наследия В. М, Бехтерева. В анализе его взглядов наиболее выражены две тенденции. Первая пред­ставляет собой односторонне критическую оценку вклада ученого в разви­тие психологии. Справедливо характеризуя недостатки научного подхода Бехтерева к изучению психических явлений, историческую ограниченность развиваемого им рефлексологического учения, в то же время некоторые авторы не раскрывают в должной мере конструктивного содержания его идея, методологической значимости многих выдвинутых им положений, ценности полученных конкретных фактов, оказавших в свое время большое воздействие на развитие отечественной и мировой психологии и являющих­ся и поныне актуальными как для современной психологической теории, так и для решения практических задач. Совершается, к сожалению, часто используемый в истории науки прием, образно охарактеризованный как выплескивание с водой из корыта и ребенка. В немалой степени этому способствует своеобразный этический фетишизм, связанный со сложив­шимся отношением к самому понятию «рефлексология» как научному на­правлению. Показателем подобной стереотипности научных суждений и оценок, касающихся творческого наследия ученого, является, в частности, недифференцированно общее отношение к Бехтереву-теоретику и Бехтере­ву-экс пер и меытатору* к раннему — клиническому — и позднему — рефлек­сологическому — этапам его научной деятельности. При этом недостаточно, на наш взгляд, вскрывается общенаучная и социокультурная обусловлен­ность возникновения поведенческого направления в психологии, ярким представителем которого в нашей стране был В. М. Бехтерев, его историче­ское место и значение в развитии научного психологического познания. Оценивая то или иное научное наследие, нельзя не учитывать справедливое

замечание В. И. Ленина о том, что «исторические заслуги судятся не по тому, чего не дали исторические деятели сравнительно с современными требованиями, а по тому, что они дали нового сравнительно с своими пред­шественниками» !.

Вторая тенденция, проявляющаяся в анализе научного вклада В. М. Бехтерева, состоит в том, что многогранное, цельное по своему содержанию учение искусственно расчленяется и предметом 'изучения становятся те или иные отдельные его стороны. Разумеется, в интересах глубины анализа требуется специальное детальное рассмотрение вклада Бехтерева в развитие разных областей отечественной и мировой невро­логии, изучение особенностей взглядов Бехтерева-физиолога, Бехтерева-психиатра или Бехтерева-психолога и т. д. Но при этом не следует упускать на виду тот факт, что аналитическая стадия исследования недостаточна сама по себе, не является конечной инстанцией в научном сознании, а предполагает далее создание целостного представления о системе науч­ных взглядов ученого. Это тем более важно, когда речь идет об ученом такого масштаба, как Бехтерев, поставившем задачу и реально попытав­шемся создать целостное учение о человеке, ввести его в общую систему знаний о мире. К сожалению, многие методологически важные идеи и положения, содержащиеся в его трудах и выходящие за границы знания, относящегося непосредственно к тем или иным конкретным направле­ниям и проблемам психологии, до сих пор остаются вне поля зрения исследователей.

".Новое мышление в науке означает отказ от одномерных, односто­ронних оценок и суждении, реализацию подлинно диалектического взгляда на историческое прошлое, максимально полное использование современ­ной наукой всех ценных идей, взглядов, представлений, которые накоп­лены предшествующими поколениями ученых. И без сомнения, В* М. Бех­терев, один из крупнейших представителей нашей отечественной науки, должен занять достойное место как в ее прошлом, так и в настоящем.

В. М. Бехтерев родился 20 января 1857 г, в с, Сорали Вятской губернии в семье служащего. Уже в детские и юношеские годы он увлекался естест­венными науками, проявлял интерес к натуралистическим наблюдениям природных явлений. По его собственным воспоминаниям, предметом особен но тщательного изучения в школьные годы у него стала теория Ч. Дарвина. Знакомство с ней явилось первым серьезным обращением будущего ученого к проблеме развития живой материи, решению которой впоследствии он отдал все свои творческие силы. В это же время он зна­комится с трудами передовых представителей отечественной революцион­но-демократической мысли: Д. И* Писарева, Н. А. Добролюбова, Н. Г. Чер­нышевского и других, что не могло не отразиться на его мировоззрении.

Став в 1873 г. (в неполные 17 лет) студентом Петербургской медико-хирургической (впоследствии Военно-медицинской) академии и окунув­шись в самую гущу общественно-политической жизни России конца XIX в., Бехтерев глубоко прочувствовал остроту социальных противоречий, сам непосредственно включился в студенческое движение. Этот первый опыт активной общественно-политической деятельности оказал, по-видимому, огромное влияние на формирование личности В. М, Бехтерева, опреде­ление его жизненной позиции и передовых взглядов на общественные

процессы.

Петербургская медико-хирургическая академия в 70-е годы представ­ляла собой крупный научный центр, готовивший высококвалифициро-

Ленип В* И. Поля. собр. соч. Т. 36. С. 106+

ванные кадры врачей-практиков и ученых. Передовые традиции в области научной деятельности и воспитания студентов были связаны в академии с деятельностью многих известных ученых, работавших здесь: профессора анатомии В. Л, Грубера, химика А. П. Бородина, создателя анатоми­ческого театра при академии Н. И. Пирогов а, известного русского физио­лога И. М. Сеченова и др.

Наряду с ними выделялась и группа ученых, представлявших идеа­листическое направление в науке, проповедовавших идеи отказа от де­мократических принципов воспитания студентов. К их числу относился, в частности» профессор И. Н» Цнон, заменивший И, М, Сеченова на Ка­федре физиологии в связи с вынужденным уходом последнего в отставку. Студенты были объективно поставлены перед нравственным выбором, касающимся поддержки той или иной научной и общественно-политиче­ской платформы.

В этой духовной атмосфере бурной научной и общественной жизни происходило становление Бехтерева как ученого. Уже в студенческие годы проявились такие его личностные качества, как огромная работоспособ­ность и целеустремленность, любознательность, широта интересов. Бехте­рев с увлечением занимается физиологией, теорией глазных болезней и акушерства. К четвертому курсу он принимает окончательное решение о будущей своей профессиональной специализации, остановив выбор на изучении нервных и душевных болезней. Об осознанности и ответствен­ности принятого решения свидетельствует запись в его автобиографии, из которой видно, что эта специальность оценивалась им как наиболее тесно связанная с «общественностью», выходящая на решение глубоких философских проблем и открывающая значительные возможности в позна­нии личности.

Непосредственным наставником В. М, Бехтерева в выбранной им профессии стал И. П. Мержеевский, руководитель кафедры и клиники душевных и нервных болезней академии, известный русский ученый-психиатр, преемник И. М. Балинского. С его именем, по мнению Бехтерева, связано создание клинико-патопсихологичесного направления в отечест­венной психиатрии, опирающегося в исследовании психических рас­стройств на изучение органических патолого-анатомических изменений в нервных тканях. Такой подход позволил сделать важный шаг в укрепле­нии естественнонаучных основ в русской психиатрии.

Большое влияние на Бехтерева оказали также взгляды профессора медицины, видного русского клинициста С* П. Боткина, автора учения «нервизма», суть которого заключалась в утверждении центральной регулирующей роли нервной системы в жизнедеятельности организма в целом it отдельных его функций, нерва о-психического опосредования реакций организма на различные воздействия среды. Примечательно, что в целях диагностики заболевания н оказания терапевтической помощи пациентам С. П. Боткин предлагал использовать экспериментальные фи­зиологические методы. Именно по его инициативе в 1877 г. во время русско-турецкой войны В. М. Бехтерев, окончивший в это время четвер­тый курс, вступил в добровольческий военно-санитарный отряд и, ра­ботая на передовой, оказывал помощь раненым. Это была его первая самостоятельная серьезная врачебная практика.

В 1878 г.т блестяще выдержав выпускные экзамены и получив звание военного врача-докторанта, Бехтерев остается в клинике душевных и нерв­ных болезней академии, где продолжает работать под руководством И. П. Me рже ев с кого, Это открыло перед ним возможности для интен­сивных научных исследований и подготовки к профессорскому званию, И в 1881 г. Бехтерев защищает диссертацию на тему «Опыт клинического

исследования температуры тела при некоторых формах душевных забо­леваний)). Предметом специального рассмотрения в этой работе явилась проблема взаимосвязи соматических функций и психического состояния душевнобольных. Опираясь на клинические наблюдения и результаты экспериментального исследования больных с различными формами психи­ческих нарушений, ученый вскрывает зависимость температуры тела от деятельности мозга на разных этапах болезни и при различных видах психопатологии. Развивая идеи нервизма, он убедительно доказывает ре­гулирующую роль нервной системы в осуществляющихся в организме тепловых процессах, рассматривает вопрос о центрах терморегуляции в коре головного мозга. Принципиально важным стал вывод диссертанта о том, что психические явления характеризуются определенными объек­тивными показателями (в данном случае температурными изменениями). Тем самым был заложен тот краеугольный камень, который определил все последующие как теоретические и экспериментальные, так и практи­ческие разработки, выполненные Бехтеревым в области неврологии. Так ознаменовалось начало большого и плодотворного, насыщенного творчески­ми поисками и достижениями пути молодого ученого в науке.

Говоря о Бехтереве как об ученомt следует иметь в виду, что главной отличительной особен н остью 'его научной программы были ее системность и комплексность* По существу, комплексность стала тем базовым принци­пом , который являлся стержнем всего научного творчества учено­го, последовательно реализовывался им на всех этапах и уровнях его развития. Заложив основы интегрального целостного исследования челове­ка в системе наук, Бехтерев значительно опередил свое время и как никто из его современников и в теории и в практике приблизился к воплоще­нию идеи создания Института человека 2.

Чем же было обусловлено формирование комплексной стратегии как основы научного творчества Бехтерева? Первая и исходная причина, как нам представляется, кроется в самой научной биографии ученого, его творческом пути. В науку он пришел, имея за плечами опыт врачебной деятельности, где объектом его воздействия являлись реальные люди, отличающиеся определенными свойствами, соматическими и психическими характеристиками, И это определило естественнонаучную направленность его взглядов, обусловило выделение в качестве предмета исследования человека во всей его целостности, в нерасчлененном единстве всех его сторон как полиструктурного, многоуровнего образования. Человек у не­го — это и представитель определенного биологического вида, и носитель нервно-психической организации, и продукт внешней (в том числе со­циальной) среды. Причем стремление преодолеть дуализм социального и биологического и рассмотреть человека в разных его ипостасях вступало (и чем далее, тем все более ярко) в противоречие с биологизаторскими тенденциями, выражающимися в доминировании в создаваемой Бехтере­вым концепции личности природных основ при недооценке общественно-исторических и культурных факторов детерминации развития человека в фил о- и онтогенезе. Но сама по себе идея всестороннего изучения человека, выдвинутая н развитая ученым, представляла большой интерес и легла в основу развития комплексного человекознания в отечественной

2 В дальнейшем эта идея подучила развитие в советской психолог ни, прежде всего в Ленинградской психологической школе, была реализована практически в организации науч но-исследовательского И нети тута комплексных исследовании при Лен иы градском уни­верситете, Института общего образования взрослых Академии педагогических наук СССР, Института психологии Академии наук в Москве, а в последние годы — Комплексного совета по изучению человека и Института человека в системе Академии наук СССР,

науке, заключающегося в интеграции усилий разных областей знания в разработке всех сторон человеческого бытия.

Такое изначально целостное представление о человеке в свою очередь определяло ход и динамику научных интересов Бехтерева. Начиная с ис­следования психических нарушений, он углубляется затем в изучение анатомо-физиологичесних основ нервно-психических расстройств, делает предметом специального глубокого рассмотрения материальный субстрат психики — мозг и нервную систему (их строение, структуру, функции, взаимосвязи и взаимодействия с разными отделами организма). И уже опираясь на данные, полученные им в этих научных областях, он вновь, но уже на уровне значительно более масштабной постановки проблем обращается к анализу психических явлений. Объектом изучения Бехтерева становятся уже не только психически больные, но и здоровые люди. Он пытается рассмотреть место психики в общем эволюционном ряду развития живой материи, найти и исследовать формы ее связи с физическим миром. Таким образом, психический компонент в его научной концепции занял вполне определенное место, будучи надстроенным над другими уровнями и тесно взаимодействующим с ними. Это соответственно определяло и по­нимание Бехтеревым существа психических явлений как материально обусловленных (детерминированных процессами, происходящими в орга­низме и нервной системе человека, а также различного рода внешними влияниями) и проявляющихся в поведенческих актах.

В то же время следует иметь в виду, что намеченную нами схему, являющуюся результатом попытки реконструировать ход развития науч­ных взглядов Бехтерева, неверно было бы представлять в виде некоей линейной хронологической последовательности, на одном из отрезков кото­рой предметом исследований ученого выступала бы одна из сторон целост­ного объекта, на другом — следующая и т. д. По сути, в ней отражается лишь стратегическое направление, общий абрис научных поисков, домини­рование на определенных этапах тех или иных аспектов в структуре творческой деятельности Бехтерева, Уникальность же его состояла в том, что он был в состоянии одновременно подойти к исследуемому объекту и глубоко аналитически и в то же время комплексно охватить разные его стороны и уровни развития, выделить существенные связи, имеющие место в целостном организме. Поэтому нельзя рассматривать творчество Бехтерева с какой-либо одной из его сторон; в его лице органически слились специалист в области анатомии, физиологии мозга, психо- и невро­патологии, психологии и педагогики и т, д. И в каждой из этих областей благодаря своему огромному таланту он сумел оставить глубокий и яркий след.

Безусловно, главным и доминирующим, начиная с самых ранних этапов его творческой деятельности и на протяжении всей жизни, в разработке всех направлений и проблем человекознания был неврологический подход. В этом как раз проявлялась суть научного кредо ученого, состоящего в признании основополагающей роли мозга и нервной системы в жизне­деятельности человека, в регуляции его взаимоотношений с миром.

Центром неврологических исследований Бехтерева становится пробле­ма локализации, рассматриваемая им в двух аспектах: с точки зрения изучения структурной локализации, выявления топографии мозга, а также исследования функциональной локализации. Следует иметь в виду, что в 80-е годы XIX в., несмотря на значительный рост объема и расширение тематики неврологических исследований в мировой и отечественной науке, вопросы строения мозга оставались чрезвычайно слабо изученными. Поэто­му исследования Бехтерева в этой области были революционными,

ему удалось заполнить ряд белых пятен и значительно обогатить и про­двинуть разработку этих проблем.

Самым тщательным образом Бехтеревым были изучены практически все области головного и спинного мозга, а также проводящие пути, обнаружены я описаны разные клеточные структуры. Не случайно поэтому и сегодня на топографической карте мозга многие его зоны называются именем Бехтерева,

Результатом исследований в области анатомии стали создание много­численных схематических моделей строения мозга, подготовка ряда ориги­нальных научных работ и классического двухтомного труда «Проводящие пути головного и спийного мозга* (1392), выдержавшего три издания, переведенного в других странах и справедливо оцениваемого современ­никами Бехтерева как выдающаяся работа, настольная книга всех спе­циалистов-неврологов. За зтот труд Бехтерев был удостоен одной из выс­ших наград Российской Академии наук — премии академика Бэра.

Глубокое изучение анатомических основ мозговой деятельности, прак­тическая ориентированность исследований Бехтерева стимулировали его к поиску механизмов, определяющих работу мозга в норме и патологии, что привело ученого к постановке проблемы функциональной локализации. Бехтерев выдвигает и обосновывает фундаментальный принцип исследо­вания мозга — принцип структурно-функционального подхода, означаю­щий изучение строения мозга в единстве с его функциями. Тем самым он делает важный шаг к разработке системной стратегии научных иссле­дований.

Проблема функциональной локализации мозга в конце XIX в. яв­лялась предметом острых дискуссий. С одной стороны, отрицалось су­ществование локализации функций в головном мозге, с другой — разви­вались и вульгарно-материалистические представления, проявлявшиеся в попытке непосредственной локализации в мозговых структурах сложных интегральных личностных образований, таких, как доброта, агрессив­ность и т. д, К 80-м годам XIX в. были получены эмпирические данные, подтверждающие существование корковых центров ряда функций, что остро поставило вопрос о необходимости дальнейшего развертывания ис­следований в этом направлении, И в этом контексте особенно рельефен вклад Бехтерева, который смог осуществить серьезный прорыв в разработ­ке этой проблемы, опираясь на глубокие знания в области строения мозга н нервной системы, ее проводящих путей.

В цикле его физиологических трудов убедительно, на большом факто­логическом материале выявляются функциональные особенности мате­риального субстрата сознательной деятельности. Используя метод разви­тия, раздражения и разрушения различных участков центральной нервной системы, Бехтерев устанавливает и тщательно исследует корковые центры зрительных, слуховых, обонятельных, вкусовых ощущений; изучает анато-мо-физиологические основы болевой чувствительности, корковые регуля­торы мимических движений. Изучение органов статической координации открывает Бехтереву возможности для научной постановки проблемы пространственных ощущений.

Большой вклад внес Бехтерев в решение вопроса о роли двигательной области коры головного мозга в психических функциях человека. Широкий спектр сопоставления данных, полученных на больных в клинике и на животных, позволил ему прийти к выводу о динамической функциональ­ной локализации двигательной области коры мозга. Важен вывод Бехте­рева о томт что анатомические нарушения мозга вызывают в нем функ­циональную перестройку и приводят к возникновению компенсаторных механизмов. Развитие морфологической структуры, согласно Бехтереву,

происходит в процессе индивидуальной жизни организма; требованиями жизни определяется развитие физиологических функций, связанных с мор­фологическим строением мозга. Понимание мозга как «органа приобре­тенного опыта* в дальнейших исследованиях Бехтерева получило подтвер­ждение в работах, выполненных с помощью методики двигательных соче­тательных рефлексов.

Представляет интерес рассматриваемый в работах В. М. Бехтерева вопрос о роли нисходящих, центробежных нервных путей в организации процессов восприятия и построения образа, объективации ощущений, «Я уже давно высказал предположение,— писал Бехтерев,— что рассматри­ваемые системы играют известную роль в объективировании получаемого ощущения, т. е. в отнесении его наружу. В самом деле, трудно было бы понять закон проекции наших ощущений, если бы в наших чувствующих проводниках и соответствующих им органах чувств не было бы условий для обратного движения нервного тока в периферическом направлении; а такие условия, без сомнения, даны в центробежных системах чувствующих органов» 3,

Отражает целостность научного подхода ученого попытка рассмотреть нервно-психические явления в контексте общей системы жизнедеятель­ности организма и исследовать связи мозговых процессов с деятельностью вегетативной нервной системы, желез внутренней секреции и т, д.

Итоги физиологических исследований Бехтерева в обобщенном виде представлены в наиболее фундаментальном труде этого цикла «Основы учения о функциях мозга» 4.

Важной сферой приложения анатом о-физиологических исследований Бехтерева были невропатология и психиатрии (включая как исследова­тельскую, так и практическую его деятельность в зтой области). Всемирно известные научные достижения ученого в разработке проблем нервной и психической патологии имели в своей основе глубокие знания анатомо-физиологических закономерностей мозговой активности. Ему удалось окон­чательно преодолеть традицию чистого «психологизма* в анализе душев­ных расстройств, природы их происхождения и поставить разработку этой проблемы на материалистическую почву. Это в свою очередь сбрасывало с психических процессов шлейф мистицизма» значительно расширяло как возможности их познания, так и эффективность воздействия на боль­ных, их диагностики и лечения, а также профилактики психических забо­леваний. В этом отношений Бехтерев стал продолжателем идей своих предшественников и учителей — И. М. Балинского и И. П. Мержеевского.

Сам Бехтерев писал в автобиографии:. «Начав заниматься по нервным и душевным болезням, вскоре я должен был убедиться» что а на том о-физиологическая база этой важнейшей области медицины до чрезвычай­ности не разработана и что развитие учения о нервно-психических болез­нях не может осуществляться без выяснения вопросов, связанных со строением и функциями мозгаd 5.

Характеризуя взгляды 13. М. Бехтерева, невропатолога и психиатра, необходимо прежде всего подчеркнуть их целостность. Объектом его изу­чения и воздействия был человек, отличающийся специфической историей формирования, индивидуальным внутренним миром. Поэтому Бехтерев считал необходимым получитьо больном максимум объективных сведений, наблюдая за протеканием клинической картины заболевания, восстанавли­вая историю жизни больного, выявляя наследственные п ред расположен -

3 См.: Проводящие пути спинного и головного мозга. СПб., 1898. С, 304—305,

4 См.: Основы учения о фуанщкях мозга. СПб., 19ОЗ—190Т, Вып. I—VII,

5 См.: Бехтерев В, М. Автобиография. M.t 1928. С. 11.

ноет и, а также используя конкретные экспериментальные данные изуче­ния психических характеристик пациента.

Всесторонний подход к исследованию психических расстройств особен­но отчетливо проявлялся в установлении причин и предпосылок их возникновения. Будучи сторонником материалистического взгляда на при­роду душевных процессов как в норме, так и в патологии, Бехтерев считал, что психические болезни являются болезнями мозга, и в связи с этим основную свою задачу видел в изучении их анатомо-физиологи-ческих основ,

В качестве основной причины психических нарушений он выделяет в первую очередь изменения в деятельности нервной системы и мозга, которые, по его мнению, могут либо иметь травматический характер, т. е. быть прижизненно возникшими, либо являются наследственно обу­словленными. Но в то же время он не сводил причины душевных болезней исключительно к анатомо-фнзаологическим нарушениям отдельных цент­ров мозга, а считал необходимым рассматривать мозговые процессы в единстве с деятельностью всего организма. Это, во-первых, значительно расширяло круг факторов и причин внутреннего характера, подлежащих учету и исследованию в психо- и невропатологии (в частности, Бехтерев указывал на роль эндокринной системы в психическом здоровье, подчерки­вал ее связь с нервной системой ит.д,), Во-вторых, такой подход открывал возможности для перехода от статического изучения мозговых структур к исследованию динамики взаимодействия разных отделов нервной систе­мы и организма в целом как основы душевных процессов. Это означало в свою очередь, согласно оценке В. Н. Мясищева, отказ от «патологоанато-мической» точки зрения и утверждение «патологофизиологических» взгля­дов в объяснении психических расстройств. Исходя из природы патогенеза и степени поражения психической сферы, Бехтерев выделяет три самостоя­тельных класса явлений (и соответствующие им области изучения): нейро-, психо- и патопсихологические процессы.







Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 266. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.033 сек.) русская версия | украинская версия