Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Объективная психология 50 страница




Наконец, и это чрезвычайно важно, целостный всесторонний анализ причин душевных расстройств требовал выяснения условий жизнедеятель­ности организма, т. е. вводил в число причин внешние социальные факто­ры существования и развития человека. Единство внешнего и внутреннего в объяснении причин психических заболеваний — одна из особенностей психиатрической школы В. М. Бехтерева.

Человек воспитывается и живет в определенной среде, каждодневно подвергается различным воздействиям, некоторые из них оказывают на психику травмирующее влияние. Как добросовестный ученый, честный человек, считающий своим гражданским долгом защиту интересов людей, заботу об их психическом здоровье, Бехтерев не мог не заявить со всей определенностью, что в условиях капиталистической России, в бедственном положении огромной массы народа — корень, истоки многих психических заболеваний. Так, выступая в ¥иеве на съезде психиатров (1905 г.)т прекрасно представляя грозящие ему последствия такого рода заявлений, Бехтерев убедительно вскрывает зависимость душевных расстройств от социально-экономического уклада жизни в России. Тяжелые материальные условия, недостаточность питания организма и мозга не могут не сказы­ваться, по его мнению, на психическом здоровье люден. Столь же резко критикует он общество, обездоливающее, калечащее массы людей, при анализе причин самоубийств в докладе на съезде психиатров в Москве в 1911 г. Активная позиция, стремление найти истинные причины, при­водящие ко всякого рода душевным деформациям, определить пути оздоровления народа, естественно, выдвинули В. М+ Бехтерева в число выдающихся ученых и общественных деятелен своего времени,

Отстаивая материалистическое понимание психических процессов в норме и патологии к опираясь на учение И. М. Сеченова, Бехтерев отказывается от субъективных методов исследования психопатологических явлений и кладет в основу их объяснения принцип рефлекторной орга­низации нервной деятельности. Им описано более десяти новых, неизвест­ных ранее видов рефлексов, разработаны способы их использования в диагностике и лечении душевных расстройств. Например, до сих пор активно применяются в клинической практике предложенные им методы рефлексотерапии при лечении различного рода неврозов, слепоты и глухо­ты, воздействия на больных, страдающих алкоголизмом, Рефлекторный принцип был положен в основу сконструированных Бехтеревым специаль­ных аппаратурных методов для выявления мнимой (симулируемой) глухо­ты и слепоты. За это он был удостоен медали яа Международной Дрез­денской выставке.

Бехтеревым были исследованы многочисленные симптомы, относящие­ся к патологии чувствительности, различного рода нервным и психическим расстройствам, дана их классификация; описаны сложные клинические явления и нозологические формы. Результатом явилась подготовка таких работ, как «Классификация душевных болезней» (Казань, 1891), «Невро­патологические и психиатрические наблюдения» (СПб., 1900), «Неврозы и психоневрозы* (М.; JL, 1929) и др.

По воспоминаниям его современников и многочисленных пациентов Бехтерев был прекрасным врачом, блестящим диагностом. Суть его врачеб­ного кредо состояла в готовности оказать всестороннюю помощь больному человеку, в оптимистическом взгляде на возможности его излечения или облегчения его состояния. Поразительно широким и разнообразным был спектр лечебных воздействий, оказываемых пациентам в клинике Бехте­рева, В этом отношении представляет интерес описание отделов, лабора­торий и лечебных кабинетов созданного им еще до революции Клини­ческого института для борьбы с алкоголизмом б. Здесь в самом начале века широко использовалась в клинических целях гидро-, электро- и фи­зиотерапия, лечебная гимнастика, трудотерапия и др. Бехтерев указывал на благотворное влияние на психику музыки, большое внимание уделял организации культурного досуга пациентов. Им было создано первое в стране хирургическое отделение для оперирования нервнобольных — он стоял у истоков развития отечественной хирургической невропатологии.

Большое место в лечении душевных болезней он отводил гипнозу, став одним из первых отечественных психиатров, внедривших и доказав­ших его эффективность в психиатрической и невропатологической клини­ческой практике. В ряде работ Бехтерева делается попытка теоретического осмысления природы гипноза, механизмов, лежащих в основе его воздейст­вия и лечебных возможностей, это следующие труды ученого: «К вопросу о врачебном значении гипноза» (Казань, 1893); «Лечебное значение гипноза» (СПб., 1900); «Гипноз, внушение и дсихотерапия и их лечебное значение» {СПб., 1911) и др.

В интересах диагностики, эффективности лечения Бехтеревым широко использовался психологический эксперимент. Многие его работы и иссле­дования его учеников выполнены на больных, страдающих различными формами душевных расстройств, содержат материалы, отражающие осо­бенности тех или иных психических проявлений в норме и в патологии*

6 За организацию института* явившегося первым нйучнопрактическнм центром этого про­филя в Европе, Бехтерев получил высшую премию на выставке в Тулоне (Франция). После революции институт стал называться Патолог о рефлексологическим ц вошел в состав Психоневрологической академии.

Следует отметить, что подобные исследования имели не только практи­ческий смысл, но и большое научное значение, представляя собой один на аспектов сравнительного метода (сопоставление психических явлений в норме и патологии), широко используемого Бехтеревым в научных ис­следованиях.

Огромное значение Бехтерев придавал профилактике психических за­болеваний. Умение предотвратить болезнь, по его мнению, даже более значимо, нежели умение ее лечить. С охраной здоровья населения страны, улучшением условий его жизни, повышением благосостояния, ростом куль­туры и грамотности он связывал перспективы развития общества.

Важным направлением профилактической работы Бехтерев считал про­паганду здорового образа жизни. Много сил он отдавал тому, чтобы вопросы психогигиены, профилактики душевных заболеваний обрели ста­тус проблем государственной важности. Его убедительные, яркие по содер­жанию, страстные, эмоционально насыщенные речи и выступления на эту тему были адресованы не только специалистам, но и самой широкой аудитории. Профилактическая, культурно-просветительская работа на производстве, в семьях больных определялась им как одно из важнейших направлений деятельности психиатрической службы.

Одной из первостепенных задач психического оздоровления общества Бехтерев считал борьбу за его дезалкоголизацию. Алкоголь рассматривал­ся им как страшное зло, в основе которого лежит социальное неблаго­получие, тяжелые условия жизни, нищета и бесправие масс. Отравляюще воздействуя на организм, поражая мозг и нанося огромный ущерб психике, он отражается не только на психическом здоровье пьющего человека, но и будущих поколений. Поэтому в вопросах «алкогольной политики & Бехтерев был сторонником крайних мер. Он выступал не за сокращение потребления алкоголя, так называемое «умеренное питие*, а за его полное запрещение. Под руководством Бехтерева широко развернулась антиалко­гольная пропаганда, были созданы и активно действовали антиалкогольные общества, издававшие специальную популярную литературу, устраивались антиалкогольные съезды и т. д. Суровым обвинением в адрес государства звучали слова Бехтерева о недопустимости использования алкоголя как доходной статьи в государственном бюджете. При таком подходе не учи­тывается тот огромный урон, который наносится социально-культур ному развитию общества. Предложенная им программа борьбы против алкого­лизма, разработанные методы его лечения радикальны, ориентированы на интересы человека, его сегодняшние н завтрашние перспективы и долж­ны стать предметом серьезного осмысления при решении данной проблемы и на современном этапе.

Позиция Бехтерева-психиатра характеризовалась высоким гуманиз­мом. Это выражалось в его деятельности, направленной на укрепление материальной базы психиатрии, улучшение содержания больных и их ле­чения, преодоление отношения к психически больному человеку как к изгою, отверженному.

Разработка проблемы локализации психических функций, широкие клинические наблюдения, психиатрическая практика логически привели ученого к исследованию психических явлений в их естественном нормаль­ном течении, к постановке вопроса о роли и месте психики в жизне­деятельности человека, его взаимоотношениях с миром. Серьезным им-пульсом к формированию интересов и определению научных задач в об­ласти психологии стала длительная научная командировка В, М. Бехтерева за границу (1884—1885), открывшая перед ним возможность изучить состояние европейской науки, овладеть новыми методами и направлениями

исследования. Во время командировки состоялось его знакомство с В. Вунд-том. Бехтерев прослушал у Вундта курс экспериментальной психологии, работал в течение зимы 1884/85 г. в его лаборатории. Это была первая экспериментальная психологическая лаборатория, создание которой (1879 г.) открыло новый этап в развитии мировой психологии, ее оформле­нии как самостоятельной научной дисциплины, базирующейся на научном методе исследования.

В, Вундт был сторонником идеалистического направления в понимании природы психических явлений. Психика рассматривалась им как нечто независимое от внешнего мира, как данность субъекта, имеющая свои собственные законы развития, познаваемые исключительно методом интро­спекции. Эксперимент оценивался лишь как средство улучшения интро­спекции, облегчающее ее протекание. И хотя идеалистический взгляд на природу психики исключал возможности ее объективного познания, но эксперимент, получивший благодаря Вундту путевку в жизнь, представ­лял объективно но своим возможностям один из путей выхода за рамки замкнутого внутреннего мира познающего самого себя субъекта и его строго научного изучения.

Работа в лаборатории, изучение методов экспериментального исследова­ния психических процессов, по-видимому, усилили интерес Бехтерева к душевным явлениям, исследованию внутреннего мира человека. При­знавая важность этого фактора в формировании научных взглядов ученого, необходимо иметь в виду, что указанное влияние легло на уже подготовлен­ную и благодатную почву. Вся история и логика становления научного мировоззрения Бехтерева заключалась в переходе к исследованию все более высоких уровней организации человека как целостного образования: от анатом о-морфологических структур мозга к изучению физиологических процессов и наконец к изучению психики и сознания как наиболее сложной и интегральной подструктуры человека.

Обращение Бехтерева к этим проблемам происходило в тот период, когда психология как самостоятельная наука еще только начинала оформ­ляться. Своими корнями она уходила, с одной стороны, в историке-философскую мысль, с другой — & естествознание, черпая в каждой из этих научных областей основания для своего концептуального и методи­ческого аппарата. Особую роль в самоопределении психологии в системе наук сыграло естествознание, вооружившее ее научным методом исследо­вания — экспериментом, Не случайно первые направления психологи­ческих экспериментальных исследований — психофизиология органов чувств, психометрика, психофизика — зародились первоначально в естест­вознании и только затем получили статус специальных областей экспе­риментально-психологического исследования.

Выходя одновременно из русла историко-философского знания, тяго­тевшего к умозрительным, внеопытным, описательным методам исследо­вания, и из естествознания, опирающегося на эксперимент, имея предметом своего изучения субъективную по своему происхождению психику, соз-наяие,— психология с самого начала стала ареной острой идеологической борьбы, противоборства идеалистических и материалистических тенденций в понимании сущности психики и методов ее изучения.

Выделение психологии как самостоятельной науки в конце XIX в. определялось потребностями практики (прежде всего медицины и педа­гогики), выдвигавшей серьезные запросы к объяснению внутренних меха­низмов поведения человека. С разработкой психологических проблем было связано дальнейшее развитие способов практического воздействия на человека в системе трудовой, педагогической, медицинской, пропаган-

дистской деятельности и т, д. Поэтому психология становится в нача­ле XX в. одной из ведущих научных дисциплин.

В России в конце XIX в, также происходил процесс выделения психоло­гии в самостоятельную науку, И здесь она не представляла собой моно-литного образования, а включала ряд течений. Первое было представлено официальной психологической наукой, развивающейся в государственных университетах, как правило, на историко-философских и филологических факультетах. Главными ее представителями являлись университетские профессора психологии А. И* Введенский, А. И, Смирнов, М. Н. Лопа­тин и другие, отстаивающие идеалистический взгляд на психику как на независимую от материального мира субстанцию! проповедующие схо­ластические описательные методы ее постижения, доказывающие невоз­можность точного опытного познания психических явлений. Бурное разви­тие естествознания в России подготовило почву для разработки альтерна­тивного подхода. В наиболее концентрированном виде он был выражен выдающимся русским ученым-естествоиспытателем, физиологом И. М, Се­ченовым, по праву считающимся основателем отечественной материалисти­ческой психологической науки. Им были разработана первая научная программа развития психологии в нашей стране. В статье *Кому и как разрабатывать психологию?*, опубликованной в 1873 г. в «Вестнике Ев­ропы», Сеченов впервые в отечественной психологии поставил задачу развития психологической науки как самостоятельной отрасли знания, обосновал необходимость опытного экспериментального метода в познании психического. «Наиболее верным аналитическим и вместе с тем провероч­ным орудием является опыт* 7,— писал он. Этот вывод опирался на материалистическое понимание психики как функции мозга, рефлекторной деятельности, что открывало пути ее объективного изучения.

Иная модель развития экспериментальной психологии была предложе­на учеными, последовательными сторонниками эмпирической психологии Вундта, Наиболее ярко она была выражена Г. И. Челпановым, Согласно его взглядам, главным методом исследования психики как субъективной реальности является самонаблюдение; эксперимент — дополнительное, вспомогательное средство» призванное улучшать самонаблюдение. Таким образом, в психологии в России конца XIX в. в момент ее самоопределения как научной дисциплины реально существовало три главных направления, характеризующих различные взгляды на понимание сущности психики, методов ее исследования: идеалистическое (описательное), эмпирическое (интроспективное)t материалистическое (опытное). Выбор той или иной из возможных альтернатив определялся общими методологическими уста­новками исследователя, его включенностью в решение практических задач. В свою очередь, утверждение того или иного подхода, его приоритет­ность определялись как его научным содержанием, заключающимися в нем объективными возможностями решения назревших актуальных, теорети­ческих и практических проблем, так теми реальными научными силами, которые пропагандировали и разрабатывали те или иные научные подходы.

История показала, что становление передовых направлений в русской и советской психологии было связано с развитием и углублением идей, лежащих в основе учения И. М* Сеченова. Большую роль в реализации сеченовской программы, ее организационном оформлении сыграли психо­физиологические лаборатории, созданные в конце XIX — начале XX в, в России. Среди них, бесспорно, особое место занимает первая лаборатория, организованная Бехтеревым в Казани в 1385 г.

7 Сеченое И. М. Избранные философские и психологические произведения. М., 1947. С. 210.

Еще во время зарубежной командировки он получил приглашение возглавить кафедру душевных болезней в Казанском университете. Одним из его требований при вступлении в должность заведующего кафедрой стало создание при университете Экспериментальной психофизиологи­ческой лаборатории. Это требование было удовлетворено, и в 1885 г. в Каза­ни возникла первая русская Экспериментальная психофизиологическая лаборатория. Для ее оборудования Бехтереву было выделено около 1 тыс. руб. Ежегодно около 500 руб. лаборатория получала в виде субсидий и дотаций от Министерства народного образования и университета. Под руководством Бехтерева здесь работали врачи, физиологи, психологе: П. Н. Васильев, М. К. Валицкая, Б. И. Воротынский, А. В. Диомидов, Н. Н. Реформатский, П. А. Останков и др.

Кроме стандартного лабораторного оборудования, которым была осна­щена любая физиологическая лаборатория, здесь имелись также приборы, сконструированные самими сотрудниками: большая схематическая модель проводящих путей головного и спинного мозга, выполненная на основе исследований в области анатомии центральной нервной системы (в том числе исследований В, М. Бехтерева); пневмограф — аппарат, построен­ный по чертежам Бехтерева и предназначенный для записи дыхательных движений; рефлексограф — прибор, сконструированный им для записи коленных рефлексов; пружинный молоток, использующийся для смягче­ния силы удара при вызывании коленного рефлекса; рефлексометр — ап­парат, предложенный ученым для измерения силы коленного рефлекса (позволяющий сделать это простым и относительно быстрым способом); аппарат для измерения объема мозга и др.

За относительно небольшой период существования лаборатории ее сот­рудники провели и опубликовали около 30 исследований. Собственно психологические разработки занимали еще относительно небольшую часть их общего объема. Однако значение их чрезвычайно велико: это были, по сути, первые работы, в которых оформлялись общие принципы психо­логического экспериментирования. В их числе — исследования М. К, Ва-лицкон, содержащие данные психометрического изучения больных, стра­дающих нервными расстройствами; Е, А. Геника и Б. И. Воротынского, посвященное психометрическому обследованию людей, находящихся в со­стоянии гипноза; П. А, Останкова иМ. М, Грана, отражающие результаты измерения скорости психических процессов у испытуемых в разное время дня. Все указанные исследования относились к области психометрики и бы­ли выполнены на клиническом материале.

Обобщение результатов исследований, выполненных в лаборатории, нашло отражение в речи, произнесенной В, М. Бехтеревым на торжествен­ном годичном акте Казанского университета в 1888 г. «Сознание и его границы* и опубликованной впоследствии в виде отдельного оттиска. В этой работе отражены его взгляды на проблему сознания, намечены принципы экспериментального психологического исследования, получив­шие развитие в последующей научной деятельности.

В ней впервые четко и определенно Бехтерев заявляет о необходимости использования для изучения психических процессов объективных экспери­ментальных методов исследования. «Было бы совершенно бесплодно,— пи­сал он,— еще раз обращаться в этом вопросе к методу самонаблюдения. Только экспериментальным путем можно достичь возможно точного и об­стоятельного решения вопроса» в. Ориентация иа объективные методы исследования в психологии уже тогда, на ранних этапах творчества Бех­терева, качественно отличала его взгляды от взглядов Вундта,

* Бехтерев В. М* Сознаний н «го границц+ Казань, 1888, С. 436

■ ', Последовательно материалистический подход к оценке сознания как отражению внешнего объективного мира сочетается в этом труде с его онтологическим анализом, включающим изучение его структуры, уровнен и функций. Бехтерев возражает как против рассмотрения сознания вне зависимости от психологических процессов, так и против его сведения 'к простой механической их сумме. Он утверждает, что сознание есть то, что связывает все психические переживания человека и является не добав­кой» т. е. чем-то рядоположным и внешним по отношению к психике человека, а Субъективной ее стороной. Тем самым он пытается представить сознание как целостное явление.

Для определения индивидуального характера психических проявлении Бехтерев вводит понятие «яркость» (или интенсивность окраски психи­ческих процессов), указывает, что она существенно варьируется у разных людей.

Им выделяются также уровни, или формы, сознания (на основе кри­терия «сложность содержания*), представляющие собой ступени его фор­мирования в онтогенезе. Первый уровень и соответственно форма харак­теризуется состоянием, при котором отсутствуют какие-либо ясные пред­ставления, а имеет место лишь неясное безотносительное чувствование собственного существования. Вторая, более сложная форма сознания характеризуется наличием уже определенных представлений, и в первую очередь дифференциацией представления о *Я* как субъекте и «не-Я, или объекте», что является той основой, на которой впоследствии возникает самосознание личности. На этой стадии развития сознания человек уже имеет представления о положении собственного телат движении отдельных его частей и т. д.

Следующая форма сознания отличается наличием пространстве иных представлений о внешнем мире, что позволяет человеку ориентироваться относительно окружающей обстановки.

Несколько более сложной формой сознания является та, при которой возникает способность улавливать последовательность внешних явлений,

на основе чего вырабатывается сознание времени.

Еще более сложная форма сознания — осознание своей личности, вы­ражающееся в развитии нравственных; религиозных, правовых представ­лений, составляющих, по Бехтереву, ее интимное ядро. С этой формой сознания связано проявление воли субъекта.

Высшей ступенью сознания является «то состояние внутреннего мира, когда человек, с одной стороны, обладает способностью по произволу вводить в сферу сознания те или другие из бывших прежде в его сознании представлений, с другой — может давать отчет о происходящих в его сознании явлениях» о смене одних представлений другими, иначе говоря, может анализировать происходящие в нем самом психические процессы»".?.

Все перечисленные формы сознания представляют собой различные уровни в развитии его содержания. Причем если в процессе нормального развития, в ходе онтогенеза идет переход от низшей формы к высшей и при этом каждая последующая форма сознания «предполагает присутствие представлений, характеризующих все предшествующие формы сознания», то в случае патологии сознание претерпевает обратную метаморфоэу: сна­чала расстраиваются высшие формы сознания, затем — более простые, Этот вывод Бехтерева нашел подтверждение в работах ряда русских и советских клиницистов.

Отвечая на вопрос о том, каковы границы сознания, какое количество

См.: Там же. С. 10.

представлений (психических образов) может одновременно находиться в сознании человека, Бехтерев обращается к эмпирическому материалу, подученному им как в лаборатории Вундта, так и в экспериментальной ла­боратории Казанского университета. Следует отметить, что, определяя за­дачу конкретного изучения границ сознания, Бехтерев практически ис­следует объем памяти в зависимости от разных условий протекания мне-мической деятельности.

В работе Бехтерева «Сознание и его границы» поднимается чрезвы­чайно важный вопрос о факторах, детерминирующих психические про­цессы. Опираясь на эксиерименалынын материал, он выделяет две группы факторов: объективные свойства сигналов и индивидуально-личностные особенности испытуемых. Среди первых им выделяется скорость следо­вания звуковых сигналов а также содержание стимульного материала (величина, сложность, структурированность, новизна, сила, яркость разд­ражителя).

Особенно важным представляется вывод В. М. Бехтерева о внутрен­нем опосредовании психических явлений, «Наблюдение показывает*— писал В- М, Бехтерев,— что процесс введения представлений в сферу яс­ного сознания зависит только частично от внешних условий, иначе говоря, от объективных качеств подействовавшего на нас внешнего впечатления, главнейшим же образом — от внутренних условии» ,

Так* анализируя данные экспериментального исследования, он ука­зывает на зависимость характера восприятия и запоминания материала от психического состояния испытуемогот степени его утомления, отноше­ния субъекта к воспринимаемому и запоминаемому материалу; нали­чия или отсутствия интереса к нему; установок, нравственных позиций и ценностей («нравственного ядра*) человека. Индивидуальный опыт, богатство знаний и переживаний, накопленных индивидом в процессе жизнедеятельности, является той внутренней средой, которой опосредуют­ся все внешние воздействия. Иначе говоря, уже в зтой работе Бехтерева выдвигается и получает экспериментальное подтверждение идея индиви­дуально-личностного опосредования психики, которая в настоящее время получила серьезное теоретико-методологическое обоснование и приоб­рела статус одного из главных и основополагающих принципов советской психологии.

Определяя научные основы экспериментальной психологии, Бехтерев подчеркивал необходимость ее тесного взаимодействия с другими дис­циплинами, занимающимися исследованием человека.

Выступая в 1893 г. на открытии Общества невропатологов и психи­атров при Казанском университете, он говорил, что «к неврологии, по­нимаемой в более обширном значении этого слова, которое мы придаем ему в настоящее время, примыкают самым теснейшим образом те отдель­ные знания, которые ставят своею задачей изучение духовного или внутрен­него мира и его болезненных нарушений...» ". И далее: «...Условия раз­вития неврологии в настоящее время таковы, что ее многочисленные от­делы разрабатываются представителями различных специальностей,., ибо нельзя исследовать часть без целого без знакомства со всеми другими отделами неврологии, и чем полнее знакомство, тем более будет спориться работа* 12>

Чрезвычайно актуальной является также высказанная Бехтеревым мысль о единстве теории, эксперимента и практики. «То, что вырабаты-

10 Тяи же. С. 26.

11 Бехтерев В. ЛГ О современном развитии неврологических зияний и значении в этом развитии научных обществ// Невролог * вести + Казань* 1893. Т. 1. С, 8.

12 Там же. О. 11, 13,

вается в кабинетах и лабораториях,— писал ученый,— применяется затем у кровати бального и, с другой стороны, то, что наблюдается у кровати больного, служит предметом лабораторных исследований* |3.

Таким образом в работах Бехтерева мы находим истоки тех положений и принципов» которые в настоящее время составляют методологическую основу советской психологии: целостный подход к исследованию сознания; комплексность научного исследования как условие развития человеко-знания; личностное опосредование психических процессов; единство тео­рии, эксперимента и практики, Уже этот перечень показывает, сколь весом вклад, внесенный Бехтеревым в развитие отечественной психологии.

Понимание Бехтеревым природы психических явлений в дорефлексо-логический период его научной деятельности нашло яркое отражение при рассмотрении им механизма ощущений, их отношения к внешнему миру, что получило освещение в работах: «К физиологии равновесия тела* (1883)t «Теория образования наших представлений о пространстве* (1884), В них подчерчивается, что в локализации положения тела и прост­ранстве ведущая роль принадлежит центральным органам равновесия. Механизм проекции ощущений во внешнем пространстве объясняется формирующей ролью мышечного чувства в пространственном различении. Отмечается, что совместное функционирование периферических органов равновесия обеспечивает саморегуляцию механизма равновесия. Мышеч­ные ощущения и осязания вместе со зрением обеспечивают более точную ориентировку в пространстве. Указывая, что слуховые ощущения, так же как и кожные, могут быть отнесены во внешнее пространство» Бехтерев критически оценивает теорию «местных знаков* Лотце за то, что она не объясняет отражательную природу ощущений.

Значительное внимание в работах Бехтерева отводится исследованию процессов течения представлений и закономерностей их ассоциирования. Представление рассматривается им как «умственное изображение* пред­мета в момент его присутствия или как последействие ощущения. Течение представлений есть переход представления от бессознательной сферы в соз­нательную и обратно* Представления, согласно Бехтереву, ассоциируются по причине, сходству, последовательности, сосуществованию, части и цело­му. Различие между представлениями и ощущениями объясняется их связями с внешним миром. Представления сложнее ощущений, составля­ющих их основу. Оперирование в мышлении происходит с помощью пред­ставлений, составляющих основу суждений. То есть Бехтерев делает ак­цент на динамике представлений, останавливаясь на пороге перехода чувст­венного познания в логическое.

Психические явления рассматривались Бехтеревым в зависимости от процессов питания и гуморальных особенностей мозга и организма в целом. Были выполнены также экспериментальные исследования, пос­вященные выявлению влияния психического на соматическое, в част­ности слуховых восприятий на дыхание,

В 1893 г, начинается новый этап в научной деятельности Бехтерева. Он получает предложение возглавить кафедру психиатрии и клинику нервных и душевных болезней в Петербургской военной-медицинской академии. Здесь Бехтереву удается решить ряд серьезных научи о-орга­низационных задач. По его инициативе на базе Военно-медицинской ака­демии организованы: анатомическая лаборатория для изучения строения центральной нервной системы, физиологическая лаборатория, изучающая функции нервной системы, лаборатория экспериментальной психологии. В 1897 г, Бехтерев одновременно возглавляет кафедру нервных и душев-

Тан же. С. 11.

ных болезней во вновь открытом Женском медицинском и&ститутй,'За б заслуги перед отечественной наукой в 1899 г. бн был убстЫя


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 253. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.048 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7