Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Темные видения. Книга 1. 10 страница




— Ты уверен? — спросил Льюис.

 

— Да.

 

Кейт решила не упоминать, что на самом деле Габриэль не чувствовал такой уверенности, какую он вложил в ответ.

 

— В любом случае нам действительно надо идти спать, — сказала она. Только сейчас, когда вся ее паника и возбуждение прекратились, она начала осознавать, как сильно устала. Тело Кейтлин ломило от напряжения и от сидения под столом. А ее мозг был изможден от попыток разобраться во всем, что произошло сегодня. Приступ Марисоль, появление мистера Зитса у секретной двери, ее рисунок на занятии и в конце концов взлом. Так много всего случилось, что ее голова уже просто не выдерживала.

 

— Но вы же не рассказали нам о том, что там внизу, за панелью, — сказал Льюис. — Вы нашли что-нибудь?

 

— Мы нашли предостаточно и ничего хорошего, — ответил Роб. — Но Кейтлин права. Мы можем поговорить об этом завтра.

 

Кейт могла почувствовать, как Анна прикусила губу, желая задать вопрос, но рассудила, что будет мудрее подождать. Кейтлин могла так же почувствовать, как Льюис вздохнул. Но это все было заглушено ужасным ощущением истощения, даже головокружения или болезни. Она ощущала не только свое утомление. Габриэль был на грани обморока. Он был...

 

— Роб, — сказала девушка настойчиво.

 

Роб уже двигался. Пытаясь подняться, Габриэль споткнулся и упал на колени. Кейтлин помогла Робу усадить его обратно на диван.

 

— У него плохи дела. Как у тебя, когда ты израсходовала слишком много энергии вчера, Кейт, — сказал ей Роб. Он держал руку Габриэля, а тот слабо сопротивлялся.

 

— Я не расходую энергию, делая это, я потребляю ее, — возразил он.

 

— Ну, в этот раз что-то ты израсходовал, — ответил Роб. — Может, потому что ты соединял так много людей. В любом случае... — Кейтлин могла слышать его глубокий вдох и почувствовала, как он сильнее сжал руку Габриэля. — В любом случае, возможно, я могу тебе помочь. Позволь мне...

 

— Нет, — крикнул Габриэль. — Отпусти меня.

 

— Но тебе нужна энергия. Я могу...

 

— Я же сказал, отпусти! — и вновь сама мысль была нападением.

 

Кейтлин поморщилась, и все немного отступили. Все, за исключением Роба. Он стоял на своем.

 

Льюис слабо сказал:

 

— Я думаю, прямо сейчас у него достаточно энергии.

 

Все внимание Габриэля было по-прежнему сосредоточено на Робе.

 

— Мне ничего и ни от кого не нужно, — огрызнулся он, пытаясь вырваться из хватки Роба. — Особенно от тебя.

 

— Габриэль, послушай, — начала Кейт, но Габриэль явно был не в настроении слушать. Она могла чувствовать волны оборонительной, разрушительной ярости, бьющей по ней, как ледяной удар шторма.

 

— Мне никто из вас не нужен. Это ничего не меняет, так что, даже не думайте об этом. К завтрашнему дню все пройдет, а до тех по просто оставьте меня в покое!

 

Роб колебался, затем отпустил руку Габриэля.

 

— Как хочешь, — сказал он почти мягко и отступил назад.

 

«А сейчас, — подумала Кейт, — самая интересная часть. Сможет ли Габриэль самостоятельно добраться до своей комнаты или нет?»

 

Он смог. Не очень твердо, но воинственно. Не нуждаясь в словах, чтобы послать сообщение о том, что им лучше держаться подальше.

 

Дверь в большую спальню резко за ним захлопнулась. Кейтлин могла ощущать его присутствие по ту сторону, но это был образ стен и барьеров с шипами. У нее самой раньше были такие стены.

 

— Бедный парень, — пробормотал Льюис.

 

— Я думаю, нам всем стоит пойти спать, — предложила Анна.

 

Так они и сделали. На часах Кейтлин было 2:52 утра. Девушка смутно размышляла о том, как они доберутся до школы завтра, когда сильная усталость победила ее.

 

Последнее, что она помнила перед тем, как уснуть, было мыслью:

 

— Кстати, Габриэль, спасибо, что рискнул своей собственной головой.

 

В ответ она получила только ужасные образы ледяных стен и запертых дверей.

 

Кейт снился сон. Это был тот старый сон о мысе, скалистом мысе и океане с холодным ветром. Дквушка дрожала от брызг. Небо было таким темным из-за туч, что она не могла понять, был это день или вечер. Одна единственная чайка кружила над водой.

 

«Какое пустынное место», — думала она.

 

— Кейтлин!

 

«Ах, да, — вспомнила Кейт. Голос, зовущий ее. Это тоже было в ее первом сне. — А сейчас я оглянусь, и там никого не будет».

 

Она покорно обернулась и вздрогнула.

 

Роб спускался со скалы. Его светло-золотые волосы покрыты брызгами, низ пижамных штанов был в мокром песке.

 

— Я не думаю, что ты должен быть здесь, — сказала ему Кейтлин, смущенная откровенностью ее сна.

 

— Я и не хочу быть здесь. Тут холодно, — ответил он, подпрыгивая и хлопая ладонями по голым рукам.

 

— Ну, тебе стоило одеть более практичную одежду.

 

— Мне тоже холодно, — сказал третий голос. Кейт оглянулась. Льюис и Анна были за ней, оба выглядели замерзшими и незащищенными от ветра.

 

— Кстати, чей это сон? — добавил Льюис.

 

— Это очень странное место, — сказала Анна, осматривая его своим темным задумчивым взглядом. Затем она сказала: — Габриэль, ты в порядке?

 

Габриэль стоял немного ниже по мысу, скрестив руки на груди. Кейтлин чувствовала, что ее сон становился многолюдным и от этого довольно абсурдным.

 

— Забавно, — начала она.

 

— Я не думаю, что это забавно, и я не буду притворяться, — произнес голос Габриэля у нее в голове.

 

«...если это сон».

 

Внезапно Кейтлин очень засомневалась.

 

— А ты действительно здесь? — спросила она Габриэля. Он просто холодно взглянул на нее глазами такого же цвета, как и океан, окружавший их.

 

Кейт повернулась к остальным.

 

— Послушайте, ребята. У меня уже был этот сон, но тогда вас в нем не было. Это, правда, вы? Или вы мне снитесь?

 

— Я тебе не снюсь, — сказал Льюис. — Я вообще думаю, что это ты мне снишься.

 

Роб не обратил на него внимания и покачал головой, смотря на Кейтлин.

 

— Я никак не смогу доказать, что я настоящий, до завтрашнего дня.

 

Странным образом это убедило Кейт, а может, это была близость Роба, ее пульс ускорился, когда она посмотрела на него. Определенно, ее сознание не могло изобразить что-то столь ярко.

 

— Так у нас теперь и сны общие? — спросила она нервно.

 

— Это, должно быть, телепатическая связь. Та твоя с, — сказала Анна.

 

— Если у Кейт раньше был этот сон, это ее вина, — сказал Льюис, — правильно? И, между прочим, где мы?

 

Кейтлин смерила взглядом узкую отмель.

 

— Не имею ни малейшего представления. Мне пару раз снился этот сон, но он никогда так долго не длился.

 

— А ты не могла бы погрезить о каком-нибудь более теплом месте? — попросил Льюис, стуча зубами.

 

Кейтлин не знала как. Это не походил на сон, скорее, она чувствовала себя более бодрствующей Кейтлин, чем неясной Кейтлин, которая полусознательно двигалась по снам.

Анна, которую, казалось, холод затронул меньше всего, сидела на коленях у края воды.

 

— Это странно, — сказала она. — Видите те груды камней повсюду?

 

Это было то, чего Кейт раньше не замечала. Мыс граничил со скалами, большинство из которых выглядели, будто их прибило к берегу. Но некоторые из них лежали грудами, наложенные друг на друга, образовывая причудливые башни. У некоторых из них были длинные оси, другие были расположены горизонтально. А некоторые походили на здания и фигуры.

 

— Кто это сделал? — спросил Льюис, собираясь пнуть груду.

 

— Эй, не надо, — сказал Роб, блокируя удар.

 

Анна встала.

 

— Он прав, не порти ничего. Это не наше.

 

Это ничье. Это только сон, — сказал Габриэль, окидывая их взглядом, который был еще холоднее, чем дующий ветер.

 

— Если это сон, почему ты еще в нем? — спросил Роб.

 

Габриэль молча отвернулся.

 

Кейтлин точно знала одно: этот конкретный сон был длиннее, чем все остальные. Они, возможно, и не находятся в нем, но Роб покрылся гусиной кожей. Им нужно было найти укрытие.

 

— Здесь должно быть место, куда можно пойти, — сказала она. Там, где мыс соединялся с землей, был очень сырой и скалистый берег, а над ним каменная отмель и деревья — высокие ели, которые образовывали темную и непривлекательную чащу.

 

С другой стороны была вода... А напротив — одинокий утес, оголенный в некоторых местах и черный из-за деревьев в других. Там не было никакого признака человеческого проживания, за исключением...

 

— Что это? — спросила она. — Та белая вещь?

 

Она едва могла рассмотреть ее в тусклом свете, но это походило на белый дом на отдаленном утесе. У нее не было мыслей о том, как туда добраться.

 

— Это бесполезно, — пробормотала она, и в тот же момент волна теплоты охватила ее. Как странно. Все становилось мутным. Кейтлин внезапно поняла, что в то же время, как она стояла на скалистом мысе, она лежала… лежала на кровати.

 

На секунду ей показалось, что она может выбирать, где она хочет быть.

 

«Кровать, — подумала она решительно. — То, другое место, слишком холодное».

 

Затем Кейт перевернулась. Она была в кровати и натягивала на себя одеяла. Ее сознание казалось слишком затуманенным, чтобы позвать остальных и выяснить, действительно ли они были в одном сне.

 

Глава 12

 

С

ледующим утром Кейтлин разбудил возглас:

— О, нет!

 

— Льюис? — смутно подумала она.

 

— Привет, Кейтлин! Привет, Роб!

 

— Пр'валивай, Л'юс, я сплю, — ответил Роб невнятно. Но, разумеется, он не сказал этого, по крайней мере, вслух. Он был в своей спальне, точно так же, как и Льюис. Кейт почувствовала там их присутствие. Она глянула на груду одеял и заметила, что Анна смотрела на нее с соседней кровати. Она выглядела румяной, милой и смирившейся.

 

— Привет, Анна! — сказала Кейтлин, так же смирившись.

— Привет, Кейт!

— Привет, Анна! — весело произнес Льюис.

 

— И спокойной ночи, китаец! — прокричал Габриэль с другого конца дома. — Заткнитесь все к чертовой матери!

 

Анна и Кейтлин посмотрели друг на друга.

 

— А он вспыльчивый по утрам, — заметила Кейтлин.

 

— Все парни такие, — спокойно сказала ей Анна. — Во всяком случае он, кажется, восстановил свои силы.

 

— Я думал, — начал Роб, его мысленный голос стал более бодрым, — ты сказал, что к утру это пройдет.

 

Ответом ему было зловещее молчание со стороны Габриэля.

 

— Мы могли бы, кстати, одеться, — произнесла, наконец, Кейтлин, почувствовав, что тишина затянулась. — Почти семь.

 

Она обнаружила, что если сосредоточиться на себе, то мысли остальных уходят на второй план, что было очень кстати во время душа и переодевания. Есть некоторые вещи, которые необходимо делать в одиночестве.

 

Но не имело значения, что она делала, они все равно были там, в уголках ее сознания, как друзья, только в пределах слышимости. Уделение внимания любому из них, приближало этого человека.

 

Не считая Габриэля, который, казалось, заперся в углу. Попытки дотянуться до него отскакивали рикошетом от его гладких стальных стен.

 

Пока Кейтлин не оделась, она и не вспоминала о сне.

 

— Анна, прошлой ночью… тебе снилось что-то необычное?

 

Анна взглянула на нее из-за блестящих волос цвета воронова крыла.

 

— Ты о том месте у океана? — спросила она, энергично расчесываясь. Девушка не выглядела обеспокоенной.

 

Кейт села.

 

— Это, и правда, было. Я имею в виду, вы на самом деле там были. Ребята, вы все были в моем сне, — беззвучно добавила она, чтобы все могли услышать.

 

Ну, это не так уж удивительно, да? — спросил Роб из своей комнаты. — Если наши умы телепатически соединены, а одному из нас снится сон, остальные могут в него попасть.

 

Кейтлин покачала головой.

 

— Это гораздо серьезней, — сказала она Робу. Но что именно, она не знала. Так или иначе, в тот момент вмешался Льюис, спускающийся с лестницы.

 

— Эй, я думаю, Джойс дома. Я слышу кого-то на кухне. Пошли вниз!

 

Все мысли о сне исчезли. Кейтлин и Анна выбежали из комнаты, встретив Роба на полпути к лестнице.

 

— Джойс! — воскликнул Льюис, когда они зашли на кухню, он также произнес это и мысленно, но Джойс не могла этого заметить.

 

— Вы в порядке? — спросила Кейт. Джойс выглядела очень бледной, и у нее под глазами были огромные темные круги. Она казалась почему-то... моложе, словно ребенок с короткой стрижкой, которая ему не идет.

 

Кейтлин сглотнула, но не смогла произнести следующие слова. Анна сказала их за нее:

 

— А Марисоль?..

 

Джойс опустила коробку с хлопьями, так, будто она была слишком тяжелой.

 

— Марисоль... стабильна, — затем, казалось, самоконтроль, присущий взрослому человеку, оставил ее, губы затряслись, и Джойс выпалила: — Она в коме.

 

— О Боже, — прошептала Кейтлин.

 

— Врачи наблюдают за ней. Я оставалась с ее семьей в больнице прошлой ночью, но у меня не получилось побыть с ней.

 

Джойс покопалась в сумочке, и, найдя салфетку, высморкалась. Она подняла пачку с завтраком и тупо посмотрела на нее.

 

— Давайте вы сейчас опустите коробку и просто присядете, — заботливо предложил Роб. — А мы обо всем позаботимся.

 

— Точно, — сказала Кейт, радуясь, что кто-то взял командование на себя.

 

Она сама чувствовала себя больной и напуганной. Но когда она делала что-то, ей становилось лучше. Через несколько минут Джойс сидела за кухонным столом рядом с Анной, поглаживающей ее руку. Кейтлин заваривала кофе, а Роб и Льюис расставляли чашки и раскладывали ложки.

 

— Это все так сбивает с толку, — сказала Джойс, вытирая глаза и сжимая салфетку в кулаке. — Семья Марисоль не знала, что она на препаратах, они даже не знали, что она ходит на приемы к психиатру. Мне пришлось им рассказать.

 

Кейтлин посмотрела на Роба, заслоненного дверцей от буфета, он ответил ей мрачным многозначительным взглядом. Затем, внимательно считая ложки молотого кофе, девушка спросила Джойс:

 

— А кто вам рассказал, что она ходит к врачу?

 

— Кто? Мистер Зитс. — Джойс поднесла руку ко лбу. — Кстати, он сказал, что вы, ребята, вели себя очень хорошо прошлой ночью. Рано легли спать, и все такое.

 

Анна улыбнулась.

 

— Ну, мы же не дети, — она была единственной, кто мог говорить, остальные были заняты потоками мысленных разговоров.

 

— Я так и думала, — сообщала Кейтлин Робу. — Джойс ничего не знает о Марисоль, кроме того, что ее нанял мистер Зитс. Помнишь, когда я спросила ее о лекарстве Марисоль, она ответила: «Он сказал, что его выписал психиатр»? Это был мистер Зитс. Тот, кто рассказал ей об этом. Откуда нам знать, может, Марисоль вообще на самом деле ничего не принимала?

 

Лицо Роба было непроницаемым.

 

— А сейчас она в коме потому, что…

 

— Потому, что она знала слишком много о том, что здесь происходит. Что на самом деле происходит, — закончила Кейт.

 

— О чем, ребята, вы нам все еще не рассказали, — напомнил ей Льюис. — Но, послушайте, а почему бы нам не рассказать Джойс о том, что происходит? Я имею в виду, о том, что происходит с нами. Она может знать, как эта телепатическая связь работает…

 

— НЕТ!

 

Мысль обрушилась сверху как раскат грома. Кейтлин непроизвольно посмотрела наверх.

 

Мысленный голос Габриэля был полон ледяной ярости.

 

— Мы не можем никому рассказывать, особенно Джойс.

 

— Почему? — спросил Льюис.

 

Через пару секунд Кейтлин поняла, что он сказал это вслух. Анна бросала встревоженные взгляды из-за стола.

 

— Эм, кто-нибудь хочет сахар или подсластитель? Может, что-нибудь еще к хлопьям? — вмешался Роб. — Льюис, будь острожен, — произнес он мысленно.

 

— Сахар, — сказал тот, послушавшись. — Но почему мы не можем рассказать Джойс? Вы ей не доверяете? — добавил он так, что это прозвучало театральным шепотом.

 

— Подсластитель, — попросила Кейтлин у Роба. — Я думаю, я на самом деле доверяю ей, я не считаю, что она что-то знает.

 

— Идиотка! Нельзя никому верить, — прорычал Габриэль сверху. Громкость его мыслей доставляла Кейт головную боль.

 

Похоже, Роб и Льюис тоже страдали от этого, они сели за стол. Кейтлин налила Джойс чашку кофе и присоединилась к ним.

 

Произносимые и мысленные разговоры сформировали ужасный контрапункт[33].

— Мне не хотелось бы этого говорить, но я думаю, он прав, — сказал Роб тихо, когда смолкли раскаты эха яростного сообщения Габриэля. — Я тоже хочу верить Джойс, но она все передает мистеру Зитсу. Она рассказала ему про Марисоль, и смотрите, что случилось.

 

— Все будет хорошо, — проговорила Анна, обращаясь к Джойс. — Она очень переживает из-за Марисоль. Это искренне, — сказала она остальным.

 

— Она взрослая, — категорически заявил Габриэль. — Взрослым вообще нельзя доверять.

 

— И если она невиновна, она может пострадать, — добавил Роб.

 

— Если мы как-нибудь можем помочь Марисоль, дайте нам знать, — сказала Кейтлин Джойс. — Хорошо. Мы не расскажем ей, — согласилась она. — Но нам нужно где-то добыть информацию о телепатии и поговорить о том, что мы с Робом нашли в секретной комнате.

 

Роб кивнул, замаскировав это под сильный приступ кашля.

 

— Нам лучше встретиться в школе. Одним. А то разговоры, вроде этого, сведут меня с ума.

 

Кейтлин почувствовала согласие, идущее отовсюду, кроме верхнего этажа.

 

— Тебя это тоже касается, Габриэль, — угрюмо сказал Роб. — Ты тот, кто это начал, так что, ты придешь, парень.

 

Вслух же он произнес:

 

— Не могли бы вы передать мне апельсиновый сок?

 

Они встретились во время ланча. Кейтлин и Роб рассказали обо всем, что нашли в секретном офисе мистера Зитса под лестницей. Как и Кейт, Анна и Льюис были озадачены наличием тех папок и бумаг.

 

— Пси-оружие, — произнес Габриэль, казалось, эти слова доставляют ему удовольствие.

 

По единогласному решению они разговаривали вслух, и Кейт не могла понять, о чем Габриэль думал, скрываясь за своими стенами.

 

— Ты знаешь, что это значит? — спросил его Роб. Его отношение к Габриэлю изменилось за одну ночь. В нем чувствовалась новая терпимость и товарищеский дух. Кейтлин несколько беспокоилась, что он собирался подталкивать и провоцировать Габриэля всякий раз, когда он решит, что это будет тому полезно.

— Ну, «пси» должно быть понятно и дураку, — сказал Габриэль. — Это означает нечто, активируемое людьми со сверхспособностями.

— В противоположность чему-то, активированному психами?

 

— Льюис! — хором воскликнули Анна, Кейтлин и Роб. Габриэль ограничился испепеляющим взглядом.

 

— Я ничего не смог поделать. Извините. Я больше ничего не скажу таким образом, хорошо? — Льюис сосредоточился на своем молоке.

— Что-то... активируемое... сверхспособностями, — холодно повторил Габриэль, бросив взгляд на Льюиса. Когда никто не вмешался, он повернулся к Робу. — Мне нужно объяснять про оружие или ты сам с этим справишься?

 

Роб наклонился вперед.

 

— Зачем... НАСА... необходимо, чтобы он... разрабатывал оружие?

 

Кейтлин бросила вилку на стол между ними, чтобы привлечь внимание.

 

— А может, НАСА на самом деле не хотели, чтобы он разрабатывал оружие, а им было нужно, чтобы он выяснил, есть ли кто-то еще, занимающийся этим? Тысяча девятьсот восемьдесят шестой — это же год, когда взорвался Челленджер[34], верно? Может, НАСА решило, что взрыв являлся саботажем? Что были использованы сверхспособности?

 

— Саботаж, совершенный кем? — тихо спросил Роб.

 

— Я не знаю, может, бывшим Советским Союзом? Или кем-то еще, кто не хотел, чтобы космонавтика продолжала развиваться. Если есть люди, обладающие психокинезом, который работает на очень больших расстояниях, можно с легкостью переключить управление на космическом корабле, просто находясь на земле. Я понимаю, что это не слишком приятная мысль, но это возможно.

 

— Мы имеем дело с не слишком приятными людьми.

 

— Послушайте, а что насчет остальных вещей в той комнате? — спросил Льюис. — Я о бумагах, связанных с пилотным исследованием, и письме от судьи...

 

— Забудьте об этом! Обо всем! — резко сказал Габриэль, а когда несколько человек повернулись, чтобы возразить, он добавил: — Забудьте! Для начала, нам есть, о чем побеспокоится, понятно?

 

Кейтлин медленно кивнула:

 

— Ты прав. Если эта... сеть... что соединяет нас, станет нестабильной....

 

— Да даже если и не станет, надо от нее избавиться, — жестко сказал Габриэль. — А единственное место, где мы можем получить информацию о телепатии, достоверную и подробную, это Институт.

 

— Точно, у Джойс куча книг, журналов и прочего в лаборатории, — сказал Льюис. — Но она посчитает странным то, что мы вдруг так заинтересовались.

 

— Если только мы не пойдем прямо сейчас, — произнес Габриэль. — Она, возможно, спит.


— Может, и спит, — сказала Кейтлин осторожно, — а если нет? А если мистер Зитс там...


— Если бы да кабы... Мы не узнаем, пока не пойдем и не выясним. — Габриэль встал, будто все уже было решено.

 

— Черт подери, он вдруг стал весь такой активный! В этом-то он явно заинтересован.

— Льюис, — произнесла Кейт мягко.

 

Но Льюис был прав.

 

Джойс действительно спала. Стеклянные двери, ведущие в ее комнату, были распахнут настежь. Кейтлин посмотрела на Роба, и сейчас он мог понять ее без слов.

Жалко, — все же сказала она ему, — я наделась, у нас будет шанс вернуться в секретную комнату. Но это слишком рискованно. Она может услышать нас.

 

Он кивнул.

 

— Это в любом случае слишком опасно. Эти двери практически полностью стеклянные, если она проснется, то сразу же увидит ту панель.

 

На лице Льюиса возникло нетипичное для него хмурое выражение.

 

— Я думал, мы должны разговаривать вслух.

 

— Только не тогда, когда мы стоим у двери Джойс, — пояснила Кейт. — Эта штука полезна, когда нам необходимо вести себя тихо. — Она беззвучно ушла.

 

Они обнаружили Габриэля в лаборатории, уже сидящего на коленях у шкафа и просматривающего стоящие в нем журналы. Кейтлин отправилась помогать ему.

 

— В задней лаборатории есть еще шкафы, — сказала Анна, и они с Льюисом вышли за дверь.

 

Роб присоединился к Кейт. Ему не нужно было ничего говорить, она могла чувствовать его бдительную защиту. Он собирался смотреть в оба, когда Габриэль был поблизости от нее.

 

«В этом нет нужды», — подумала Кейтлин, а потом ей стало интересно, услышали ли ее остальные. Ох, не нравилась ей эта… эта демонстрация. Неуверенность в том, были ли ее собственные мысли личными. Она раздраженно потянулась за книгой.

 

— Нам нужно избавиться от этого.

 

Она почувствовала, как от Роба и Габриэля, находившихся по обе стороны от нее, исходило согласие.

 

Они искали целую вечность. Кейтлин просматривала различные журналы, такие, как «Журнал Американского сообщества Физического Исследования» и «Исследования в области Парапсихологии». Некоторые из них были переводами с трудно произносимыми названиями, вроде «Сделоваци Техника».

Там были статьи о телепатии, проецировании мыслей и внушаемости. Но ничто не выглядело хоть отдаленно похожим на их ситуацию.

 

Наконец, когда Кейтлин уже начала беспокоиться, что Джойс может скоро проснуться, Анна взволнованно позвала их из другой комнаты.

 

— Народ! Я кое-что нашла.

 

Они все поспешили в заднюю лабораторию и окружили девушку.

 

— «О стабильности телепатической связи, как о действии равновесия в самоподдерживающихся геометрических конструкциях», — зачитала она, держа в руках журнал с красной обложкой. — Он о группах, находящихся в телепатической связи, таких же, как наша.

 

— Что за самоподдерживающиеся геометрические конструкции? — спросила Кейтлин очень спокойным голосом.

 

Анна улыбнулась.

 

— Это сеть. Ты же сама ее так назвала, Кейтлин. Мы, как пять точек, соединенных в геометрическую фигуру. И суть в том, что она стабильна, так говорится в статье. Два соединенных разума — нестабильны, три или четыре — нестабильны. Но пять — вполне. Они образуют что-то вроде неизменной формы, и вся она, в итоге, находится в равновесии. Вот почему мы все еще связаны.

 

Роб взглянул на Габриэля.

 

— Это ты виноват, тебе не стоило соединять нас, всех пятерых.

 

Габриэль не обратил на него внимания, потянувшись за журналом.

 

— Все, что я хочу знать, это то, как нам разъединиться.

 

— Я как раз к этому перехожу, — сказала Анна, держа журнал подальше от Габриэля. — Я еще не прочитала эту часть, но там есть параграф о том, как нарушить стабильность и разорвать связь.

 

Ее глаза просматривали страницу, продолжая удерживать журнал на достаточном расстоянии от Габриэля.

 

Остальные нетерпеливо ждали.

 

— Здесь говориться, что это все теоретически, так как до этого никто не соединял пять разумов... подождите... здесь говорится, что большие группы тоже могут быть стабильными... хорошо... вот. Нашла, — Анна начала читать вслух. — «Разрушить связь будет труднее, чем создать, потребуется гораздо большее количество усилий». Подождите, здесь пишут, что есть один верный способ разорвать ее.

 

Анна резко остановила взгляд на странице. Кейтлин могла почувствовать ее шок и испуг.

 

— Что? — потребовал Габриэль. — Что там говорится?

 

Анна посмотрела на него.

 

— Тут говорится, что единственный верный способ уничтожения сети — смерть одного из участников.

 

Все пораженно уставились на нее, не произнося ни звука: ни мысленно, ни вслух.

— То есть, — сказал Льюис дрожащим голосом, — сеть не убьет нас, но единственный способ избавиться от нее заключается в том, что один из нас должен быть убит?

Анна покачала головой. Не отрицая, просто беспомощно.

 


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-09-04; просмотров: 249. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.179 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7