Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ЗАЯВЛЕНИЕ




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Уважаемый секретарь ЦК т. ПОНОМАРЕВ[12], обратите внимание на творимый произвол троцкистов из Гом. обл. НКВД. Описывать Вам все ужасы пыток, часто кончающихся смертью, нет места, а мы просим Вас приехать вместе с Наталевичем[13] и прокурором и зайти во все казематы Гом. тюрьмы и вам откроют все методы инквизиции творимой Гом. НКВД над рабочими, калгасниками, коммунистами и беспартийными.

За год, который сидим в тюрьме, никто из представителей власти не был, нет кому пожалиться, бумаги на заявления не дают.

В Речице на допросе убили работники особ. отд. 37 с. д. часового мастера Квинта, в Гомеле [—] учителя Круковского и еще 4 человека. Приедте вызовите на допрос Карасика, Станкевича, Демета, Упита, который перерезал вены и Карга и др. и они Вам расскажут, как их сделали проклятые троцкисты-садисты врагами-шпионами. Надеемся, что голос трудящихся из тюрьмы будет услышан, и мы вас увидим, а вы ликвидируете Гом. фабрику шпионов.

За нач. Спецсектора през. Верховного совета БССР Садовская

Ф. 4, воп. 21, спр. 1064, л. 70. Завераная копія.

 

 

2. Пратакол допыту Цёмкіна Андрэя Іванавіча

ад 16 лістапада 1938 г.

ВОПОС: На допросе 15.11.1938 г. Вы заявили, что работники Особого Отдела применяли к Вам при следствии «разные методы». О каких методах речь идет. Расскажите подробно?

ОТВЕТ: 23-го мая 1938 года я был передан на следствие в Особый Отдел. Следователем моим был ФИЛОНОВ – так он себя отрекомендовал. В течение 2—3-х дней он со мной разговаривал в спокойной обстановке, затем он передал меня следователю ВИШНЕВКИНУ, который работал со мной в течение целого месяца – т.е. до 20—22 июня.

ВИШНЕВКИН в течение месяца держал меня на ногах — не давал мне сесть, приказывал стоять полусогнутыми коленями в углу; заставлял стоять в согнутом состоянии, и когда я выпрямлялся, то он одевал мне табуретку и стул на голову, чтобы тяжесть эта тянула вниз мою голову. Заставляя часами выбрасывать в стороны ноги, при чем спрашивал – какая нога больше болит мне, как ревматику (у меня в это время было обострение ревматизма). Когда я ему указывал, какая нога, то он заставлял именно эту ногу больше выбрасывать. Затем он применял следующее: ставил меня вплотную в угол – лицом к углу, заставлял согнуть колени и наступал своими ногами на мои икры. Этим самым давил меня вплотную к углу.

Я прошу отметить, что когда я все эти приемы проделывал, ВИШНЕВКИН либо лежал на диване, либо разучивал фокстроты. Причем и меня заставлял танцевать, но я этого не делал.

ФИЛОНОВ неоднократно захаживал в комнату, где я находился на допросе у ВИШНЕВИКНА. Не помню, какого числа, при таком посещении ФИЛОНОВА, последний заподозрив что я, якобы, сплю стоя в углу, предложил ВИШНЕВКИНУ написать – как я лично ее называл – памяткой – что я – ТЕМКИН Андрей Иванович – враг народа, фашист и прочее, но показаний давать не хочу. Эту памятку ВИШНЕВКИН и ФИЛОНОВ заставляли читать громко, часами. При этом кто-то из них говорил: «Пусть идеологию себе набивает». ВИШНЕВКИН заготовил на бумаге фашистские знаки и наклеивал мне их на лицо, лоб, щеки и на грудь. Чтобы знаки эти держались – он своей слюной намачивал их. Так я простаивал в углу часами. За весь этот месяц ФИЛОНОВ два-три раза ударил меня по лицу, столько же ВИШНЕВКИН, который не жалел мне щелчков по носу.

На протяжении этого времени 2—3 раза к нам заходил ЗАВАДСКИЙ. Последний раз, когда он мне зачитывал показания ЮНГА и ПИСМАНИКА, он, после моих протестов два-три раза ударил меня в лицо. В это время у него сорвался ремешок от ручных часов, и часы упали на землю – он меня отпустил и распорядился отправить в камеру.

Через два месяца меня опять вызвал ФИЛОНОВ. Когда я, как и раньше, отказывался писать показания, ФИЛОНОВ посадил меня за стол, подбил стул, на котором я сидел – таким образом, что ребро стола сдавило дыхание. Так меня держали с короткими перерывами на обед – четверо суток. На четвертые сутки я простоял в углу часов 15. На этом следствие тогда прекратилось, и я был направлен в камеру.

Протокол записан с моих слов верно: ТЕМКИН

ДОПРОСИЛ: пом. наркома внутренних дел БССР

капитан Государств. Безопасности Соколов

Ф. 4, воп. 21, спр. 1395, лл. 137—139. Арыгінал.

 

 

3. Ананімны ліст сакратару ЦК КП(б)Б Грэкавай Аб збіеннях дапытваемых у Мінскай падследнай турме НКУС

Не пазней 31 снежня 1938 г. [14]

Я как советский гражданин, считаю своим долгом поставить Вас в известность о виденном и слышанном мною в Минской подследственной тюрьме НКВД.

Чтобы не быть голословным и чтобы это заявление не носило характер сплетни, я буду указывать фамилии лиц потерпевших о которых мне известно.

Такушевич Константин Николаевич, били на допросах, и подвергался пыткам, ему под ногти запускали иголки, срывали ногти, при пытках получил боле 50 ран, 49 дней лежал в больнице, как последствие пыток, делали операцию в плече. Заявил следователю, что пишет ложь, на что следователь ему сказал, пиши ложь, мне все равно.

Демиденко Антон, на допросах били, когда он заявил следователю, что “если бы я не был добровольцем в Красной армии и не был бы чекистом – то не был бы вероятно и шпионом”. На это ему следователь ответил: “Кто тебя просил идти добровольцем в Красную Армию”.

Каберника на допросах били, когда он сказал следователю: “Как вы меня обвиняете в шпионаже, ведь я был партизан”. На это следователь ответил: “Ах ты польская морда, а кто тебя звал в партизаны”.

Яновский Владимир Иванович, били и допрашивали беспрерывно в продолжение 15 суток. Его заставили втянуть много невинных людей. Чтобы вызвать прокурора был вынужден объявить голодовку.

Равновский Мирон Максимович, одевали смирительную рубашку и противогаз и били, садили на ребрышка стула, в задний проход вставляли ножку стула. Следователь ему предложил писать о каком-нибудь шпионаже на выбор или польском или японском.

Разумовская Анна Ароновна, при допросах ругали жидовская морда.

Лаймона Карла Ивановича на допросах били, заставили написать ложь. Для вызова прокурора вынужден был объявить голодовку, но прокурора не добился, голодал 6 дней.

Розанова Люся подверглась пыткам, садили на т. наз. ффашистский стул, это такой стул специальный на котором человек держится на сгибах колен, а все туловище висит вниз головой, били, пока не пошла горлом кровь.

Таких примеров можно привести тысячи.

По рассказам арестованных специального корпуса, там арестованных приходили бить в камеру, при чем заставляли одних арестованных бить других арестованных, заставляли всю камеру оправиться на парашу, а одного покрывали одеялом над парашей и заставляли дышать в продолжение нескольких часов.

Сидя в камере, мы неоднократно слышали крик следователя: “Руки по швам, приступай к делу”, и начиналось жуткое побоище, мы слышали хлест, мы насчитали 70 ударов, страшно было верить, что это переживает живой человек. Для битья употребляли резиновые шланги, жгут, специально свитый из электрических проводов, палки, а для пыток были специальные табуретки с колом на который садили людей и разрывали промежность между задним проходом и половым органом, был электрический стул, на который садили людей. Мужчин били по половым органам. Жгли тело папиросой спичкой и свечой.

Били “бригадным способом”, это когда на одного арестованного налетала бригада из 8—6 человек, избивали до потери сознания, выволакивали в коридор и опять начинали бить. За это осужден работник НКВД Слукин.

Подобных примеров можно привести много, всего не напишешь. Страдают мужья, страдают жены и страдают дети. Сколько невинных жертв. Вот пример:

Равковская Мария Борисовна просидела в тюрьме больше года, освобождена по прекращению дела. Вернувшись по месту своего жительства, до сего времени не может разыскать своего сына, все имущество незаконно конфисковано и продано. Из тюрьмы вышла с открытым процессом туберкулеза. Вышла совершенно раздетая, без угла, без приюта.

Ф. 4, воп. 21, спр. 1158, л. 8—10. Арыгінал. Рукапіс.

 

 

4. Заява М.І. Чарнушэвіча ў ЦК КП(б)Б аб здзеках падчас следства







Дата добавления: 2015-09-07; просмотров: 264. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.023 сек.) русская версия | украинская версия