Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Полицейские тоже любят 4 страница




– Я не говорю, что это плохо, но...

Судя по выражению лица Райли, она больше не слушала его. Вместо этого осматривала место. Только одна площадка винтовой лестницы, имеющая два спуска к выходу, заняла бы более половины квартиры Сэма.

– Каково? – спросил он.

Райли не в первый раз находилась в доме стоимостью во многие миллионы долларов.

Она обходила вниманием великолепие дома, сосредоточившись вместо этого на хаосе.

– Дом выглядит так, будто пострадал от урагана.

– Так и было. Фактически от двух ураганов, – подтвердил Сэм, имея в виду то, что жертвы сообщали не об одном, а о двух грабителях. – Обычно воры переворачивают все в квартире вверх дном в поисках вещей, ценность которых оправдывает риск.

Райли кивнула в знак согласия, понимая, что в данном случае она – новичок, а Сэм – опытный оперативник. Это означало, что она должна следовать его указаниям и, скорее всего, выполнять его приказы – по крайней мере, до некоторого времени.

– Что ты намерен предпринять? – спросила она.

В ответ на вопрос он удивленно поднял бровь:

– Заняться делом, наверное.

– Я имею в виду, намерен ли ты допросить мужа или жену?

Понимая, чего она хочет, он решил подразнить ее:

– Их следует разделить?

– Для допроса, – сказала она, четко выговаривая каждый слог и сдерживая раздражение.

– Почему бы не допросить их вместе? – поинтересовался он чуть покровительственным тоном. – В этом случае они не будут чувствовать, что их допрашивают.

– Я не намерена их допрашивать, – сообщила ему Райли. – Просто полагала, что можно сравнить их показания и оценить, где между ними нестыковки. Если беседовать с обоими супругами сразу, они будут контролировать друг друга.

Сэм смерил ее долгим взглядом, пытаясь догадаться, о чем она думает. Несмотря на его попытки умилостивить Райли, он видел, что она остается колючей. Быть может, заметила, что он упустил какую-нибудь деталь?

– Ты полагаешь, они имеют основания что-либо скрывать?

– Не знаю, но, возможно, жена хочет избавиться от мужа, а это так называемое «ограбление» дает ей возможность оплатить избавление. Или она узнала о его любовной связи на стороне и хочет свести с ним счеты путем запугивания. Опять же, он мог захотеть... что? – спросила, наконец, Райли, не в силах выдерживать его взгляда. У нее возникло ощущение, что она устроила для Вьятта утреннее развлечение.

– Работа в отделе убийств, несомненно, оставила на тебе отпечаток, не так ли?

– На мне остался отпечаток желания быть хорошим полицейским, – ответила она. – Ни одна версия не должна быть исключена.

Сэм прокрутил в голове ее предложение.

– Ладно, пусть будет по-твоему. Я встречусь с мужем, ты – с женой. Или ты предпочитаешь беседовать с мужчиной?

– Нет, лучше первый вариант, – помотала она головой. – Госпожа Вильсон, видимо, будет чувствовать себя комфортнее, обсуждая то, что случилось, с женщиной, а не с тем, кто выглядит так, будто только что закончил фотосъемку для журнала «Джентльмен».

– Я мог бы сделать свой облик менее блестящим, если, по-твоему, это поможет.

– Кого теперь следует назвать язвой? – спросила она.

Сэм поднял вверх руки:

– Меня, конечно. А может, отложим беседы и дадим супружеской паре отдохнуть?

– Ты на самом деле думаешь, что они смогут заснуть после случившегося события?

«Происшествие сегодняшнего утра действительно выбило меня из колеи», – подумал Сэм, недовольный собой. Он лишился способности ясно мыслить.

– Думаю, нет, – ворчливо согласился он.

Один из офицеров полиции провел их в гостиную, где они обнаружили супругов в ночном облачении и напуганных ночным кошмаром. Они сидели на дорогом большом диване из желтой кожи, явно утратив желание или способность двигаться. Загнанные в ловушку в собственном доме, они, казалось, не замечали снующих вокруг следователей и полицейских.

По крайней мере, подумала Райли с облегчением, им не требуется медицинская помощь.

– Господин и госпожа Вильсон? – вежливо обратился Вьятт к супругам, застывшим в напряжении. Две пары испуганных темных глаз устремили на него свои взгляды. – Я – детектив Вьятт, а это моя напарница – детектив Макинтайр. Мы снимем с вас показания.

– Мы уже дали показания, – возразила госпожа Вильсон голосом, в котором смешались усталость и негодование.

– Мы знаем, – подтвердила Райли сочувственным тоном, опережая Вьятта. Она все свое внимание обратила на хозяина дома. Не надо было консультироваться с психиатром, чтобы понять, что он совершенно обескуражен происшествием. – Вы утомлены и озлоблены, хотите забыть о том, что случилось. Но для вас было бы лучше вернуться к ночным событиям снова. Может быть, в этот раз вы вспомните то, о чем не упомянули прежде.

Супруги переглянулись, словно хотели спросить друг у друга, что им делать дальше. Мужчина наклонил голову, еще не вполне уверенный, и произнес:

– Хорошо, если вы думаете, это поможет...

– Поможет, – заверила его Райли.

Роберт Вильсон протяжно вздохнул.

– Полагаю, мы сможем вытерпеть еще один допрос, – сказал он более решительно.

– Благодарим за сотрудничество, – произнес Вьятт с таким чувством, будто его слова запоздали. «Эта моя новая напарница, – подумал он, – такой живчик».

 

Глава 6

 

В последний момент, из-за того, что хозяйка дома выглядела слишком расстроенной, Райли решила не разделять супружескую пару, как первоначально планировалось. Когда Вьятт попросил супруга пойти вместе с ним, она взяла напарника за руку и замотала головой.

Сбитый с толку, Вьятт понял сигнал. Его интересовало только, будет ли она менять свои решения постоянно.

Роберт Вильсон, все еще хмурясь, то ли на них, то ли на неопределенность обстановки, стал рассказывать о том, как происходило ограбление.

– Они вломились, когда мы спали...

Не в силах удержаться, его жена принялась излагать собственную версию событий.

– Мне показалось, что я слышу какой-то шум. Когда открыла глаза, они уже стояли над нами. С обеих сторон кровати, – проговорила она на одном дыхании и закрыла лицо дрожащими руками. Казалось, что она пытается сдержать рыдания. – Это было ужасно.

– Сколько их было? – спросил Сэм, переводя взгляд на госпожу Вильсон.

– Двое. – Ширли Вильсон выбросила это слово изо рта, словно не могла держать его там лишнюю секунду.

– Мы видели двоих, – уточнил ее муж, бросив на нее уничижительный взгляд. Глаза Ширли Вильсон расширились от страха.

Сэм снова переключил внимание на супруга:

– Вы думаете, их было больше?

Вильсон, казалось, потерял всякое терпение.

– Откуда мне знать! – воскликнул он.

– Нет, их было не больше двух, – сказала Ширли. – Я уверена.

– Ну да. Ты – эксперт, – мрачно проворчал Вильсон.

– Что было далее? – спросила Райли, стремясь привлечь внимание супругов к деталям происшествия и прекратить их бесполезные препирательства.

Райли было ясно, что Вильсон и его жена напуганы, и каждый по-своему. Кроме того, она была уверена, что Роберт Вильсон чувствовал себя несколько униженным в связи с тем, что не смог защитить дом и супругу. Это должно было удручать его, ущемлять его достоинство.

– Они вытащили нас из постели и связали, – проговорил Вильсон сквозь сжатые зубы, явно страдая оттого, что приходится вновь все переживать. – Затем они заклеили нам рот скотчем...

Ширли схватила Райли за запястье, чтобы привлечь к себе внимание детектива.

– Я думала, что задохнусь, – жалобно хныкала женщина дрожащим голосом.

– Но ведь ты не задохнулась? – осадил ее муж.

Неясно, был ли он раздражен тем, что она прервала его рассказ, или тем, что заостряла внимание на его неспособности прийти к ней на помощь.

– Не задохнулась, – откликнулась жена, уставившись в пол.

Как побитая собака, подумала Райли. Внутри нее поднялась волна возмущения. Она собиралась высказать несколько резких слов мужчине, когда заговорил Вьятт.

– Господин Вильсон, мы понимаем, что вы пережили много неприятного, но ведь то же пережила и ваша жена. Не нужно ее нервировать, – вмешался Сэм. Он говорил спокойно, но в его словах ощущалась внутренняя сила. – Передохните, и продолжим разговор.

– Может, дать вам попить воды? – предложила Райли женщине.

Ширли покачала головой, сцепив пальцы рук, которые лежали на коленях. Райли перевела взгляд с женщины на мужа.

– Вам? – предложила она менее участливо.

– Мне хотелось бы виски, – откликнулся Вильсон обескураженным тоном. Последовал его тяжелый вздох. – Нет, я в порядке, – поправился он.

– Что происходило дальше? – спросил его Сэм.

Вильсон, видимо, взял себя в руки:

– Они привязали нас к креслам, в которые усадили. Затем обчистили дом.

– Сколько времени они находились в доме? – спросила Райли.

Вильсон пожал плечами. Возможности засечь время не было.

– Не больше часа.

– Мне казалось, это длится бесконечно, – пожаловалась Ширли, вмешиваясь в разговор. – Закончив, они закрыли нам лица тряпками. – В ее голосе вновь зазвучали истерические нотки. – Я думала, они собираются нас убить...

– Они воспользовались хлороформом, – в свою очередь прервал Вильсон жену. Нельзя было не заметить отвращения в его голосе. – Лишили нас сознания, чтобы мы не могли им помешать.

– Как будто мы были на это способны, – пробормотала Ширли, прерывисто дыша. Ее слова нельзя было не услышать, поскольку они были произнесены достаточно громко.

Поднявшись со своего места, Вильсон имел такой вид, будто собирается вновь вступить в перепалку с женой. Сэм нажал руками на его плечи, вновь усаживая на диван.

– Вы расскажете это немного погодя консультанту по семейно-брачным отношениям, – сказал он жестко. – Сейчас же нас интересует подробный перечень всего, что пропало в доме.

– Я не знаю всего, что пропало, – отрывисто произнес Вильсон. – Это ведь большой дом, офицер...

– Детектив, – поправила его Райли, прежде чем это смог сделать Сэм.

– Кто бы он ни был. – Оскорбленный Вильсон проигнорировал различие в званиях. – Знаю только, что они похитили большую часть драгоценностей жены. – Это вновь стало поводом для его раздражения. – Я предупреждал, чтобы ты хранила их в банковском сейфе!

– Тогда мне пришлось бы ходить в банк, когда нужно было что-нибудь надеть, – пожаловалась Ширли. Судя по звучанию ее голоса, это была не первая ссора между ними. Она повернулась за поддержкой к Райли: – Какой смысл иметь драгоценности, если не носить их?

– Ну а сейчас ты можешь их носить? – язвительно спросил Вильсон. – Теперь они владеют драгоценностями! – воскликнул он с жаром.

Все это так знакомо, подумала Райли, хотя ее мать никогда не оправдывалась. Ради детей и в надежде избежать сцен она всегда позволяла отцу отводить душу. Райли претила семейная ссора.

– Чем дольше вы занимаетесь пикировкой, – сказала она, адресуясь к супружеской паре, – тем меньше у нас будет возможности хоть как-то возместить ущерб.

– Вы что, смеетесь над нами? – обратился к ней Вильсон. – Вы оба делаете вид, будто стараетесь, а сами работаете «для галочки». Нам никогда не увидеть того, что унесли те двое, и вы прекрасно это знаете.

Сэм опередил ее с ответом.

– Так и будет, если вы продолжите тратить время на ссору и уклоняться от сотрудничества, – сказал он ледяным тоном.

Вильсон замолк.

– Вы можете вспомнить что-либо еще?

Когда на них безучастно взглянула Ширли, Райли конкретизировала:

– Кто-нибудь из них разговаривал с акцентом? Может, кто-нибудь совершил промах, назвал сообщника по имени?

– Они обращались друг к другу Смит и Джоунс, – сказала Ширли.

– Это псевдонимы! – в негодовании закричал на нее Вильсон.

Ширли взглянула на Райли, молчаливо обращаясь к ней за поддержкой.

Райли кивнула Вильсону в знак одобрения. Ее лицо выражало некоторую долю сочувствия.

– Весьма вероятно, – согласилась она. – Что-нибудь еще вы можете вспомнить? Вообще что-нибудь?

Явно обескураженная и удрученная, Ширли покачала головой. Затем ее глаза просветлели.

– Минутку, – оживилась она. – Чеснок. – И перевела взгляд от одного собеседника на другого: – Я помню чеснок.

– Чеснок? – повторил Сэм неопределенным тоном. Он переглянулся с напарницей.

– Что за чертовщину ты городишь? – сердито спросил Вильсон.

В этот раз Райли коснулась рукой плеча хозяина дома:

– Господин Вильсон, не заставляйте меня снова просить вас не унижать свою жену. – Она старалась оставаться спокойной. – Вы оба прошли через страшное испытание и уцелели. Это не всегда случается с жертвами ограбления, – подчеркнула она. Повернувшись к супруге, Райли сказала: – Теперь говорите, госпожа Вильсон.

– От одного из них разило чесноком, – сообщила она Райли, затем уточнила: – От того, кто привязывал меня. Кажется, он был моложе своего сообщника.

– Только потому, что его маскировочный шлем был не столь ветхий, как другой? – спросил Вильсон, высмеивая предположение жены.

– Потому что голос его владельца звучал моложе, – ответила она с вызовом, дернув головой.

Молодец дамочка! – подумала Райли, сохраняя преднамеренно безразличное выражение лица.

– Что-нибудь еще? – подбодрил супружескую пару Сэм, переводя взгляд с мужа на жену и обратно.

Не желая отставать, Вильсон повторил то, что уже говорил:

– Грабители были худощавыми и высокими. И они, кажется, хорошо ориентировались.

Это наводило на единственный возможный вывод.

– В последние шесть месяцев в дом заходили рабочие?'– спросил Сэм.

Вильсон явно собрался сказать «нет», затем передумал, что-то вспомнив.

– Мы переделывали наши ванные комнаты. – В тот момент, когда эти слова слетели с его губ, Вильсон тяжело задышал. Он стал похож на буйвола, бьющего копытом землю, перед тем как ринуться в атаку. – Вы думаете, кто-то из рабочей бригады мог...

– Мы просто просчитываем все варианты, – прервала его Райли. – Если бы вы сообщили нам имена людей или бригаду, которую наняли для переделки ванных комнат, это было бы хорошим началом расследования.

– Конечно... сейчас... у меня есть папка в кабинете, – сказал Вильсон. – Вшивые твари, – выругался он и направился в холл.

– Мы не утверждаем, что они совершили преступление, – указал ему Сэм. Вильсон, видимо, не готов был что-либо воспринимать, пока его не приструнишь. – Но ведь нет следов взлома, насильственного проникновения в дом, поэтому, если вы не впустили их сами или не оставили окно на первом этаже открытым...

Вьятт осекся, ожидая протестов или признания небрежности. Некоторые люди еще двери оставляют незапертыми.

– Все было наглухо закрыто, – заверил Вильсон.

Поравнявшись с кабинетом, он вошел в него. Обстановка в этом помещении была такая же, как и в других. Вещи были разбросаны в результате поисков ценностей. Бормоча под нос угрозы в адрес грабителей, Вильсон пошел к своему столу и выдвинул один из ящиков. Несколько минут он потратил на поиски папки.

– Вот. – Он передал папку Сэму. Вьятт обратил внимание на то, что папка была довольно пухлой. Ему не хотелось копаться в личных бумагах жертв.

– Достаточно будет одной визитки. – Он вернул папку Вильсону.

Теряя терпение, Вильсон с ворчаньем стал рыться в папке.

Между тем Райли, собираясь вручить свою визитку Ширли Вильсон, остановилась, поскольку обнаружила на карточке свой старый номер телефона в отделе борьбы с убийствами. Нужна другая карточка, подумала она. Расстроенная, она повернулась к Вьятту.

– У тебя есть карточка, Вьятт? – спросила она, протягивая руку.

Тот достал бумажник и передал ей. Райли, в свою очередь, передала карточку госпоже Вильсон.

– Если вы вспомните что-нибудь, что-нибудь вообще, – сказала она, – то, пожалуйста, позвоните нам в любое время. Днем или ночью. – Она указала на последнюю строчку надписей на карточке. – Вот телефон моего напарника.

– У вас нет своего номера телефона? – спросила Ширли. Она робко взглянула на Сэма, затем произнесла: – Я бы предпочла говорить с вами, если что-нибудь обнаружится.

– Наберите этот номер и попросите позвать меня, – ободрила ее Райли. – Мой напарник переключит разговор на меня, – заверила она женщину, затем добавила: – У меня еще нет карточки.

– А-а, – протянула Ширли, бросив быстрый взгляд на мужа, который все еще рылся в папке и дошел до предела своего терпения. – Я знаю, как это было. – Она понизила голос.

Райли не поняла, что именно женщина имела в виду, но сочла за лучшее не спрашивать.

– Вот, – объявил Вильсон, сунув визитку с посеребренной поверхностью Вьятту. – Вот их карточка.

Сэм пробежал по ней взглядом, прежде чем сунуть в карман.

– Спасибо, – поблагодарил он. – Мы вернем ее вам.

– Лучше найдите наши вещи, – проворчал Вильсон.

Они оставались в доме еще несколько минут, осматривая другие комнаты и стараясь не мешать нескольким следователям, которые еще работали там, собирая улики.

После того как они покинули дом, Райли заметила, как Сэм покачивал головой на пути к машине.

– В чем дело? – спросила она, вызывая Сэма на разговор. Это было их дело, а не его одного. Если она его напарница, то ей необходимо знать, что он думает об этом.

Когда же Сэм заговорил, его слова не имели ничего общего с расследованием ограбления.

– Вот еще одна причина, почему я не женат, – сказал он.

Свара между супругами в доме была довольно неприятной, но не представляла собой нечто такое, чего Райли не видела бы прежде. Она потеряла счет случаям, когда благодарила мать за то, что та связала свою жизнь с Брайаном Кавано, вместо того чтобы оставаться жертвой домашних склок с предыдущим мужем. Правда, мать была женщиной-полицейским, обученной самозащите, но ведь и ее отец был полицейским и, в конечном счете, должен был по статусу доминировать.

– Не каждая супружеская пара ведет себя таким образом, – сказала она Вьятту, когда они подошли к машине.

– Не знаю. – Обстоятельства, рассуждал он, имеют свойство деградировать, и близкие отношения часто порождают неприязнь, а не удовлетворенность. – Бьюсь об заклад, эти двое, когда только поженились, вероятно, думали, что взошла их звезда и стала светить им обоим.

– По крайней мере, Вильсон уверен, что эта звезда светит ему, – не могла не удержаться от реплики Райли.

Она села в машину. Когда Вьятт сел за руль, напарница продолжила:

– Люди не слишком меняются. Милые черточки переходят в привычки раздражаться, но помимо этого... – Она замолчала и затем пожала плечами, размышляя о том, свидетелем чего только что была. – Наглец даже под другим названием остается наглецом.

Сэм рассмеялся, заводя машину:

– Полагаю, ты имеешь в виду господина Вильсона.

– Это был единственный наглец в помещении.

Вильсон не понравился и Сэму, но он считал этого человека жертвой обстоятельств.

– Его дом ограбили, и, чтобы придать ему мужества, мне пришлось задеть его самолюбие.

– Все же нельзя срывать свое дурное настроение на жене.

Нажав на педаль акселератора, Сэм проскочил на желтый свет светофора.

– Бесспорно.

Райли, устроившись удобнее, смотрела вперед. Ее переполняли воспоминания, как ни старалась гнать их прочь.

– Мой отец был таким же, – сказала она без предисловий, когда они во второй раз проскочили на желтый свет. Она ощущала на себе взгляд Сэма, но продолжала смотреть вперед. – Всегда искал повод затеять ссору. – Подобно человеку, приходящему в себя после транса, ее слова воспроизводились сами по себе, и она смотрела в сторону Вьятта, не зная, какой следует ждать от него реакции. Она не могла читать его мысли. Он был не из тех, кого бы она пригласила сыграть в покер. – Ладно, не будем об этом, – сухо заметила она.

Он уважал интимную сферу жизни напарницы, даже если она и вызывала у него любопытство.

– О чем? – спросил Сэм невинным тоном.

Они поняли друг друга. Райли кивнула и снова устремила взгляд вперед.

– Ладно.

– Ты хочешь сказать что-то еще, чтобы потом отказаться от своих слов? – спросил он.

– Нет. – Повернувшись на своем сиденье так, что ремень безопасности впился в ее плечо, она взглянула на Вьятта: – Но у меня действительно есть вопрос.

В этот раз ему пришлось остановиться. Достаточного времени, чтобы проскочить на желтый свет, не нашлось. Он нажал на тормоз и поймал ее взгляд.

– Валяй.

– Это ограбление действительно похоже на прежнее твое дело? У меня не было возможности изучить материалы, и, полагаю, ты мог бы коротко рассказать о нем.

Сэм кивнул. С этим проблем не было. Он не из тех людей, которые действуют в одиночку. Когда поделишься информацией, расследование порой движется быстрее.

– Не было никакого взлома. Обитатели дома спали, – начал он перечислять подробности прежнего дела. – В доме было четыре человека, а не просто супружеская пара, но в основном все происходило так же. Грабители связали их, затем использовали хлороформ с тем, чтобы ускользнуть, не опасаясь, что полиция будет вызвана немедленно. Чеснока не было, это – новая подробность, – сказал он, снова поставив ногу на педаль акселератора.

Райли кивнула:

– Ты мог бы вернуться к тем пострадавшим и расспросить их о чесноке?

– Зачем? – Он не мог себе представить, что дело обстоит так тривиально. – Грабитель, видимо, съел на обед блюдо, содержавшее чеснок. Даже если он употребляет такую пищу регулярно, это нам вряд ли пригодится для расследования.

– Да, но что, если это не связано с едой? – предположила Райли. Она заметила, что привлекла внимание Сэма, и продолжила: – Возможно, когда грабитель потеет, он пахнет чесноком. Я знала в начальной школе парнишку, у которого тоже была эта особенность, – сказала она, вспомнив о Джоэле Мэйфилде. – Ребята все время смеялись над ним. Хуже то, что чем больше над ним смеялись, тем сильнее проявлялся его недуг. Этого парня никогда не выбирали и не привлекали к играм, он тоже ни с кем не общался, не входил ни в какие компании. Он всегда ходил в неудачниках и ненавидел людей, игнорирующих его.

– Что же с ним стало? – спросил Вьятт.

Она задумалась на мгновение, припоминая:

– Когда ему исполнилось десять лет, родители переехали в другое место. – После этого она ничего не слышала о Джоэле. Никто вообще не хотел поддерживать с ним контакты. – Сейчас он либо какой-нибудь миллионер, фанатично накапливающий богатство, чтобы доказать свое превосходство над парнями, которые его травили, либо серийный убийца.

Вьятт кивнул в знак согласия с ее заключением. Всегда существовали маргиналы, которые шокировали общество.

– Тешу себя надеждой, что он ушел в прошлое для общего блага.

– Да, – согласилась Райли. Затем, вспомнив что-то, посмотрела на часы. Вынула свой мобильник.

– Кому ты звонишь? – спросил он, повернув направо в конце очередного квартала.

Она не ответила. Уже прозвучал звонок на другом конце линии.

– Да, это я, Райли. Звоню, чтобы узнать, как дела. Ага. Ужас. Вы знаете, где меня найти в случае необходимости. Спасибо. Пока. – Выключив мобильник, она наклонилась чуть влево, чтобы сунуть его в карман. Взглянув на Сэма, она улыбнулась. – Между прочим, твоя дочь в порядке.

Его дочь.

Боже, он снова забыл о ней. Сколько должно пройти времени, чтобы он свыкся с мыслью о том, что у него есть дочь? Или что он стал родителем? Вьятт не мог ответить на этот вопрос.

– Моя дочь, – произнес он вслух. – Ты не представляешь, как странно это звучит.

– Вероятно, столь же странно, сколь для нее звучат слова о том, что у нее есть отец, – предположила она. – С одной только разницей: Лайза привыкнет к этому быстро. О тебе же этого нельзя сказать.

Сэм бросил на Райли быстрый взгляд, затем снова сделал правый поворот. Ему не хотелось играть столь характерную роль, даже если в том, что она сказала, была крупица правды.

– Ты выражаешься столь определенно, поскольку хорошо знаешь меня? – В конце концов, они не видели друг друга со времени учебы в академии.

– Не знаю, – призналась она. – Просто я считаю, что ты взрослый человек, в то время как она еще нет. Дети к такой ситуации лучше приспосабливаются. – Она огляделась. Местность показалась ей незнакомой. – Мы возвращаемся в участок?

– Нет.

Неужели он хочет заставить ее тащить из него ответ на этот вопрос.

– Тогда куда мы едем?

Ответ подтвердил ее опасения:

– Поскольку ты полагаешь, что хорошо знаешь меня, догадайся.

Райли покачала головой. Она не любила ребусов.

– Ты теряешь баллы, которые только что набрал.

– Что еще за баллы?

– Те, которые ты набрал, когда поддержал госпожу Вильсон, подвергшуюся оскорблениям мужа.

Сэм не считал это чем-то особенным. Видя, что внедорожник перед ним остановился, он в последнюю минуту пошел на обгон.

– Женщина много пережила и не должна была терпеть сверх того язвительные замечания мужа. – Он взглянул на нее искоса. – И за это я заслужил баллы?

– Да, только не кичись этим, – предупредила Райли. – А, между прочим, мы едем встретиться с представителем строительной фирмы, указанной в визитке, верно?

Сэм рассмеялся:

– Дамочка заслуживает приз.

– Я просила тебя не называть меня дамочкой, – напомнила она. – Ты опять за свое.

Вьятт засмеялся. Пикироваться с ней ему понравилось.

– Меня ненадолго хватило, так?

– Так, – согласилась она. – Хватило ненадолго.

Вслед за ним рассмеялась и Райли, поскольку не могла сдерживаться. Может, партнерство с Вьяттом не так уж и плохо.

По крайней мере, на короткое время.

 

Глава 7

 

Поездка в строительную фирму оказалась бесполезной. Фирма располагалась на другом конце города в крохотном помещении, являвшемся частью одноэтажной промышленной постройки в виде лабиринта.

Владелец фирмы, оказывается, имел, как он утверждал, железное алиби на время грабежа. Он в это время занимался тем, что изменял жене, проводя время с любовницей, с которой встречался в последние десять месяцев. Поскольку Кальвин Ричмонд потратил около получаса на попытки убедить их, вместе и порознь, в необходимости использования его профессионального мастерства, почти час ушел на усилия выбить из него крупицы информации под угрозой доставки его в полицейский участок для допроса. Лишь тогда он, наконец, раскрыл свое алиби вместе с именем, адресом и номером телефона любовницы.

– Дело не в том, что мы вам не верим, – сказал Сэм, пряча в карман записку Ричмонда с данными, подтверждающими его алиби, – но нам необходимо все проверить. Вы же это понимаете. – Продолжая улыбаться, он спросил: – А как насчет ваших подчиненных?

Ричмонд заморгал, его темные брови сдвинулись в испуге.

– Каких подчиненных?

– Те, что работают на вас, – терпеливо пояснил Вьятт.

Ричмонд выдохнул порцию воздуха.

– Черт, если бы я знал, – пробурчал он.

– Где они? – спросил Сэм, отчетливо выговаривая каждое слово.

– Черт их знает, – повторил Ричмонд, в этот раз с некоторым вызовом.

Райли было не трудно понять, что он скрывает.

– Вы используете на работе нелегалов, не так ли?

– Я даю людям возможность заработать, – возразил Ричмонд, как бы предлагая: попробуй, докажи обратное.

– Но у тех, которые пользуются этой возможностью, есть имена? – не унималась Райли.

Ричмонд задвигал покатыми плечами вверх и вниз.

– Все они – мои добровольные помощники.

Вьятт переглянулся с ней.

– Иными словами, они исчезли? – спросил он.

Ричмонд позволил себе внести нотки раздражения в свой голос, словно был жертвой обстоятельств.

– Они исчезли, как это ни называй. Вы слышали?! – выкрикнул он, выражая свое негативное отношение к допросу. – Экономика переживает кризис. Люди не станут хорошо работать, если будут беспокоиться о платежах по кредитам. – Он немного сбавил тон. – Все затягивают пояса. Как раз сейчас я нахожусь вот на таком расстоянии от объявления банкротства. – Ричмонд подкрепил свои слова жестом, почти соединив большой и указательный пальцы.

Тем больше оснований предполагать, что этот человек стоял за ограблениями квартир.

– Вы производите впечатление крайне отчаявшегося человека, – заметила Райли, не отводя от него взгляда.

Ричмонд открыл рот, чтобы ответить, затем резко закрыл его.

В его голосе страх смешался с негодованием, подогреваемым уверенностью в своей правоте.

– Ну, я знаю, куда вы клоните. Вы ошибаетесь, – заявил он. – Может, я и в отчаянии, но не до такой степени, чтобы вламываться в чужие дома. Это уже уголовщина.

Вьятт подошел к Ричмонду с другой стороны. Теперь они с Райли взяли его в тиски.

– Итак, на вас работают люди без грин-карты и страхового полиса.

– Да, – нехотя признал Ричмонд. Его маленькие темные глазки бегали из стороны в сторону между двумя детективами, терзавшими его вопросами. – Но я не имею дела с реальными нелегалами.

Оставаться здесь дольше нет смысла, подумал Вьятт. Сделав два шага, он оказался у двери.

– Мы проверим ваше алиби, – пообещал он владельцу строительной фирмы.

Райли задержала взгляд на поверхности стола Ричмонда.







Дата добавления: 2015-09-07; просмотров: 143. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.026 сек.) русская версия | украинская версия