Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 39. Лёкен протянул Харри ночной бинокль.




 

Лёкен протянул Харри ночной бинокль.

– Дело ясное, – произнес он. – Я знаю их распорядок. Теперь охранник пойдет и сядет в своей будке, внизу у самого входа. Очередной обход он будет делать не раньше чем через двадцать минут.

Они засели на чердаке дома, в сотне метров от владений Клипры. Окно было заколочено, но между двух досок как раз нашлось место для бинокля. А также для фотоаппарата. Между чердаком и домом Клипры из тикового дерева, украшенным драконьими головами, тянулся ряд низеньких сараюшек, пролегала дорога и стояла высокая белая стена с колючей проволокой.

– Никаких проблем, – заявил Лёкен. – Единственная сложность в этом городе в том, что всюду толкутся люди. Круглые сутки. Значит, нам надо обогнуть стену и перелезть через нее вон там, за тем сараем.

Он указал рукой, и Харри тотчас навел туда бинокль.

Лёкен попросил его надеть облегающую темную одежду, не бросающуюся в глаза. Так что на Харри были черные джинсы и старенькая, тоже черная, футболка «Joy Division». Надевая эту футболку, он вспомнил о Кристин: единственное, что ему удалось заставить ее полюбить, так это панк-группа «Joy Division». И он подумал, что это, возможно, стало для нее заменой «Кэмел», раз уж она бросила их курить.

– Начинаем, – скомандовал Лёкен.

Воздух был неподвижен, над гравийной дорогой стояла пыль. Стайка подростков увлеченно играла в такрау: они стояли в круг и перебрасывались маленьким резиновым мячом, не обращая никакого внимания на двух фарангов, одетых во все черное. А те пересекли улицу, попетляли между сараями и незаметно подобрались к стене. Мглистое вечернее небо подсвечивалось грязно-желтым светом миллионов больших и малых фонарей – Бангкок по вечерам никогда не выглядел темным. Лёкен перебросил через стену свой компактный рюкзак и накрыл колючую проволоку тонким узким резиновым ковриком.

– Сперва вы, – сказал он и сложил руки стременем, помогая Харри подняться наверх.

– А как же вы?

– Обо мне не думайте. Залезайте.

Харри вытянулся и ухватился за верхушку столба. Он перекинул одну ногу через коврик, затем другую и почувствовал, как колючие шипы царапнули по резине под его тяжестью. Ему не хотелось вспоминать историю о мальчике, который соскользнул вниз по флагштоку на ярмарке в Румсдале, позабыв о крюке, где крепилась веревка. По словам деда, парень орал так, что слышно было на другой стороне фьорда.

Лёкен оказался рядом с ним.

– Слава богу, мы быстро обернулись, – шепнул Харри.

– Физкультпривет от пенсионера.

Пригнувшись, они перебежали через газон, держась ближе к стене дома, и замерли на углу. Лёкен достал ночной бинокль, выждав, когда охранник отвернется в другую сторону.

– Бежим!

Харри рванул вперед, пытаясь вообразить себя невидимкой. До гаража было рукой подать, но тот был хорошо освещен и к тому же прекрасно виден из будки. Лёкен не отставал.

Харри считал, что существует не так-то много способов вторжения в чужой дом, однако Лёкен настоял на том, чтобы они продумали все до мельчайших деталей. Он особо подчеркивал, что последние критические метры до дома они должны пробежать вместе, тогда как Харри казалось, что лучше бы они бежали по очереди: один бежит, другой караулит.

– Чего караулить-то? – раздраженно спросил его Лёкен. – Мы в любом случае заметим, что нас обнаружили. И если побежим по очереди, то риск обнаружения возрастет ровно вдвое. Вы мне скажите, неужели вас в полиции ничему не учат?

И Харри больше не возражал по поводу остальных позиций их плана.

В гараже красовался белый «линкольн-континенталь», а боковая дверь вела отсюда прямо в дом. Лёкен предположил, что замок тут проще, чем в парадной двери, а кроме того, их не заметят из будки у ворот.

Он достал отмычку и принялся за работу.

– Вы следите за временем? – шепнул он Харри, и тот кивнул в ответ. Согласно графику, до следующего обхода охранника оставалось шестнадцать минут.

Через двенадцать минут Харри почувствовал, как у него зачесалось все тело.

Через тринадцать ему страстно захотелось, чтобы мимо случайно прошел Сунтхорн.

Через четырнадцать минут он понял, что пора прервать операцию.

– Надо уносить ноги, – прошептал он.

– Еще чуть-чуть, – ответил Лёкен, согнувшись над замком.

– У нас больше нет времени.

– Еще пару секунд.

– Бежим! – прошипел Харри сквозь зубы.

Лёкен ничего не ответил. Харри вдохнул поглубже и тронул его за плечо. Лёкен повернулся, их взгляды встретились. Сверкнул золотой зуб.

– Открыто! – шепнул Лёкен.

Дверь беззвучно отворилась. Скользнув внутрь, они тихо закрыли ее за собой. И в тот же миг услышали шаги в гараже, увидели свет от фонаря через окошко. Кто-то резко дернул за ручку двери. Они замерли, прижавшись спиной к стене. Харри затаил дыхание, чувствуя, как бешено колотится сердце. Затем шаги затихли вдали.

Тут Харри не выдержал.

– Целых двадцать минут!

– Подумаешь, плюс-минус пара минут, – пожал плечами Лёкен.

Харри приходил в себя, хватая ртом воздух.

Потом оба зажгли свои фонарики и уже было двинулись в сторону жилой части дома, как вдруг под ногой у Харри что-то хрустнуло.

– Что там такое? – посветил он фонарем. На темном полу белели какие-то маленькие комочки.

Лёкен направил свет на беленую каменную стену.

– Вот черт, Клипра-то смухлевал. Все верят, что дом целиком построен из тика. Ну уж нет, теперь я окончательно перестал уважать этого парня, – с иронией заметил он. – Идем, Харри, время не ждет!

Следуя указаниям Лёкена, они быстро и методично обыскали весь дом. Харри сосредоточился на том, чтобы делать все как положено: запомнить, где лежали вещи до того, как он их сдвинул; не оставлять отпечатков на белых дверях; следить, нет ли кусочков скотча, когда он открывал ящики и шкафы. Прошло почти три часа, прежде чем они наконец уселись за кухонным столом. Лёкен нашел несколько журналов с детской порнографией и револьвер, из которого не стреляли уже много лет. Он сфотографировал находки.

– Этот тип очень торопился, – сказал он. – В его спальне стоят два пустых чемодана, туалетные принадлежности оставлены в ванной, а гардероб забит одеждой.

– Может, у него был третий чемодан? – предположил Харри.

Лёкен взглянул на него с брезгливой снисходительностью. Словно видел перед собой усердного, но не слишком умелого новобранца, подумал Харри.

– Ни один мужчина не станет держать две сумки с туалетными принадлежностями, Холе.

Новобранец, подумал снова Харри.

– Остается еще одна комната, – продолжал Лёкен. – Запертый кабинет на втором этаже. Замок там – немецкий монстр, его никакая отмычка не берет.

С этими словами он достал из рюкзака лом.

– Я надеялся, что это не пригодится, – заявил Лёкен. – После нас в двери останется чудовищная дыра.

– Ничего страшного, – успокоил его Харри. – Похоже, я поставил его тапочки не на ту полку.

Лёкен хмыкнул.

Вместо того чтобы возиться с замком, они при помощи лома сняли дверь с петель. Харри утратил бдительность, и тяжелая дверь с грохотом упала внутрь. Они замерли, ожидая окрика охранника.

– Думаете, он что-то слышал? – спросил Харри.

– Не-а. В этом городе на одного жителя приходится столько децибел, что на какой-то стук двери никто и внимания не обратит.

Лучи света от их фонариков забегали по стенам как желтые тараканы.

Над письменным столом висел красно-белый флаг «Манчестер Юнайтед». Ниже красовался постер со всей командой. Под ним – герб Манчестера, тоже красно-белый, с парусником, вырезанным из дерева.

Свет фонаря остановился на фотографии. Она запечатлела мужчину с широкой улыбкой, массивным двойным подбородком и глазами навыкате, искрящимися весельем. Уве Клипра явно был из тех, кто любит посмеяться. Светлые кудри развевались на ветру. Похоже, снимок был сделан на борту судна.

– Все-таки он не похож на типичного педофила, – заметил Харри.

– Педофил редко обнаруживает себя, – сказал Лёкен.

Харри взглянул в его сторону, но его тут же ослепил фонарь.

– Что там такое?

Харри повернулся. Лёкен направил свет на стоящий в углу серый металлический шкафчик. Харри моментально узнал его.

– Я должен был рассказать вам об этом, – заторопился он, довольный, что наконец-то тоже может сообщить что-то полезное. – Это магнитофон стоимостью в полмиллиона крон. Я видел такую же штуковину в кабинете у Брекке. На него записываются телефонные разговоры, причем запись и время изменить нельзя, так что и эти данные можно потом использовать в суде. Необходимая вещь, когда ты устно, по телефону, заключаешь миллионные сделки.

– Действительно необходимая, когда ты разговариваешь с людьми из самой коррумпированной отрасли в мире, да еще в самой коррумпированной стране, – подхватил Лёкен.

Харри быстро пролистал бумаги, лежащие на письменном столе. Перед ним были письма с логотипами и названиями японских и американских компаний, договоры, контракты, проекты соглашений и поправки к проектам. Во многих из них упоминалась фирма BERTS. Он обратил внимание на брошюру с названием «Барклай Таиланд». Оказалось, что это финансовый анализ компании «Пхуриделл». Он посветил фонариком. И вдруг замер, заметив кое-что на стене.

– Есть! Смотрите-ка, Лёкен. Должно быть, это нож-близнец, о котором вы мне рассказывали.

Лёкен не слышал, повернувшись к нему спиной.

– Слышите, что я…

– Бежим отсюда, Харри. Немедленно.

Харри обернулся и увидел, что Лёкен светит фонарем на ящичек, висящий на стене: на нем мигала красная лампочка. И в тот же миг Харри словно ткнули в ухо вязальной спицей, – сирена взвыла так, что он почти оглох.

– Сигнализация с отложенным запуском! – выкрикнул Лёкен, готовясь дать деру. – Гасите фонарь!

Харри кубарем скатился вслед за ним по темной лестнице. Они рванули к боковой дверце, ведущей в гараж. Но едва Харри схватился за дверную ручку, как Лёкен остановил его:

– Подождите.

Снаружи послышались голоса и звяканье ключей.

– Они у главного входа, – сказал Лёкен.

– Так давайте выбираться отсюда!

– Нельзя, они заметят нас, если мы сейчас выйдем, – шепнул Лёкен. – А когда они войдут в дом, мы быстро сваливаем из гаража, ладно?

Харри кивнул в ответ. Полоска лунного света, голубая от стеклянной мозаики над дверью, легла перед ними на пол.

– Что вы делаете?

Харри опустился на колени и подобрал с пола кусочки известки. Он не успел ответить, как распахнулась парадная дверь. Лёкен открыл дверь в гараж, и Харри выскочил вон. Пригнувшись, они рванули со всех ног через газон, и истерический вой сирены постепенно становился все слабее у них за спиной.

– Close call,[35] – произнес Лёкен, когда они уже оказались по ту сторону стены.

Харри взглянул на него. В лунном свете сверкнул золотой зуб. Лёкен даже не запыхался.

 







Дата добавления: 2015-09-07; просмотров: 153. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.005 сек.) русская версия | украинская версия